Опять на крючок России? Энергетическая зависимость возвращается

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Как Украине искусственно навязывают новые форматы привязки к врагу в энергетике.

С приближением отопительного сезона в Украине снова встал вопрос обеспечения топливом тепловых электростанций (ТЭС), работающих на антрацитовом угле. До недавнего времени его использовали для производства более трети всей электроэнергии на ТЭС. В Украине антрацит добывали на ныне оккупированных Россией территориях Донецкой и Луганской областей. Поэтому угроза прекращения его поставок была одним из основных аргументов против расторжения экономических контактов с захваченными врагом территориями.

Тиждень не раз обращал внимание на то, что зависимость украинской энергетики от антрацита преувеличена и может быть успешно устранена благодаря должным усилиям правительства и генерирующих компаний. И весна 2017 года показала, что это действительно реально: потребление антрацита удалось уменьшить в разы, а на большинстве ТЭС вообще прекратить (см. «Есть ли жизнь без антрацита»). Тиждень также писал о возможности и в дальнейшем уменьшать его потребление, а следовательно полностью отказаться от импорта с подконтрольной врагу территории: будь то ОРДиЛО или РФ.

В тему: Улика: в статистике таможни РФ оказались данные о завозе антрацита из ОРДЛО

Резко завышенные официальные прогнозы потребления и импорта антрацита могли оправдаться лишь в случае возвращения к политике искусственного наращивания его потребления ТЭС -вследствие лоббирования олигархами и бездеятельности или даже содействия власти. К сожалению, так и произошло. Воспользовавшись снижением внимания общественности к ситуации в энергетике после весенних успехов, олигархи и связанные с ними отраслевые чиновники решили отмотать ситуацию назад. Поэтому в разгар отопительного сезона Украина рискует стать заложницей очередной, на этот раз вполне рукотворной, зависимости от врага в одной из ключевых для национальной безопасности отраслей - энергетической.

Старые мифы, новые масштабы

Затягивание олигархов и власти с диверсификацией источников антрацита и перевода ТЭС на альтернативный газовый уголь было одним из аргументов блокировки поставки этого топлива из ОРДиЛО общественными активистами прошлой зимой. Потребности в антраците удовлетворяли преимущественно поставки из РФ и ранее. Так, в 2016-м они составляли 69,8% всего его ввоза (66,7% по стоимости). Однако в 2017-м ситуация только ухудшилась. Несмотря на заявленные весной намерения Минэнергоугля запретить поставки из России энергетического угля, по факту за девять месяцев на украинские ТЭС поступило оттуда 2,9 млн т антрацита (88% общего объема), тогда как из ЮАР - лишь 369,1 тыс. т (11%), из США - 45 тыс. т.

При этом наращивались поставки антрацита из РФ искусственно. Во-первых, были все возможности завозить его из ЮАР или США. Во-вторых, даже объемов из ЮАР и США, которые фактически поступили, могло хватить при работе антрацитовых блоков станций на критически необходимом минимуме, как это было весной.

Например, в сентябре 2017 года наши ТЭС потребили уже 445 тыс. т антрацитового угля, а поступило его на станции за этот период 435 тыс. т: львиная доля - из РФ (316 тыс. т), остальной - из ЮАР и США (119 тыс. т). При этом только 80,4 тыс. т использовала Луганская ТЭС, которая обеспечивает фактически отрезанные от энергоинфраструктуры страны территории Луганской области. Еще 83 тыс. т потребили ТЭЦ и котельные. Эти 163,4 тыс. т и является тем критически необходимым минимумом, который, как видим, в основном могли удовлетворить даже фактические поставки из-за моря.

Зато крупнейшими потребителями антрацита в сентябре стали ТЭС, в работе которых критической потребности не было. Например, Славянская, входящая в ОАО «Донбассэнерго», - 162,9 тыс. т, или 36,6% всего его потребления, а также Криворожская и Приднепровская - соответственно 64,1 тыс. т и 47,7 тыс. т (ДТЭК Днепроэнерго Рината Ахметова). Для сравнения: в значительно более холодном сравнению с сентябрем апреле все ТЭС (кроме ЛТЭС, которая работала в режиме энергоострова) потребили лишь 39,9 тыс. т антрацита и преимущественно не работали или работали на минимальных мощностях.

Наглядной иллюстрацией проигнорированных возможностей минимизации потребления антрацита является увеличение потребления в III квартале по сравнению со II почти в 2,5 раза - с 0,42 млн т до 1,04 млн т. А в октябре всего за один месяц оно превысило показатель всего II квартала (0,57 млн т), хотя в него входит и апрель, часть которого, как и часть октября, также относятся к отопительному сезону.

Больше всего (более чем в 10 раз) сжигание антрацитового угля нарастила Славянская ТЭС - с 38,9 тыс. т во II квартале до 417,9 тыс. т в III квартале. В прошлом ее формальных собственников связывали с «Семьей» Януковича, а в последнее время в СМИ стали появляться сообщения о лоббировании ее интересов в энергобалансе страны министром энергетики. Речь шла также о возможной поставке на станцию больших объемов антрацита из ОРДиЛО уже после введения запрета на перемещение оттуда грузов.

Другими лидерами сжигания антрацитового угля стали Приднепровская и Криворожская ТЭС, входящих в ДТЭК Рината Ахметова. Во II квартале они сожгли 30,7 тыс. т антрацита, в III - 373,1 тыс. т, а в октябре, только за один месяц, - 268,9 тыс. т. В то же время государственные ТЭС Центрэнерго антрацит фактически потребляли.

Очевидно, что если бы тенденция к минимизации потребления антрацита, которая наблюдалась во II квартале, продолжалась и в июле - октябре, то только за эти четыре месяца можно было бы сэкономить до 1 млн т, то есть фактически весь объем, импортируемый за это время из РФ.

На круги своя?

Перед угрозой введения полного запрета на импорт антрацита из РФ весной в ДТЭК уверяли, что уголь с их шахт в РФ им нужен для поставки на Луганскую ТЭС, поскольку она не имеет железнодорожного сообщения с подконтрольной Украине территорией. Ввозить антрацит на Приднепровскую и Криворожскую ТЭС в компании обещали из альтернативных источников: Южной Африки или Соединенных Штатов.

Зато по факту большая часть сожженного на упомянутых двух ТЭС угля поступила именно из России. 23 октября в компании сообщали о прибытии в порт «Южный» только седьмого за этот год балкера с ЮАР с 75 тыс. т антрацита, а общий ввезенный оттуда для ДТЭК объем, по информации пресс-службы, достиг 450 тыс. т. Напомним, только за июль - октябрь на Приднепровской и Криворожской ТЭС сожгли 642 тыс. т антрацита в основном российского происхождения. Наконец, о пропорциях импорта ДТЭК антрацита дает представление и отчетность компании за первое полугодие: с Шахтоуправления «Обуховское» в России в Украину за это время ввезли 469 тыс. т антрацита, из других источников - только 186 тыс. т.

В тему: Коррупция по-черному или Неверное ценообразование на уголь

До конца года, по сообщениями ДТЭК, из ЮАР законтрактовано еще 225 тыс. т, однако этого объема при нынешних темпах сжигания не хватит и на месяц даже для одной Криворожской ТЭС. А это свидетельствует о том, что в ДТЭК и дальше блюдет стратегию обеспечения всех своих станций (а не только Луганской ТЭС) именно углем из РФ.

Фактически при содействии или бездействии менеджмента ГП «Энергорынок», Укрэнерго и чиновников Минэнергоугля украинским потребителям снова искусственно навязывают чрезмерную зависимость от дорогой электроэнергии ДТЭК и Донбассэнерго, произведенной из антрацита, который поставляется из РФ.

Конечно, СМИ и общество представители ДТЭК, как, кстати, и министр энергетики Игорь Насалик, убеждают, что ТЭС, использующих импортированный (как мы уже отмечали, в основном русский) антрацит, минимально загружены работой, покрывая лишь периодические дефициты. Возникающие, в частности, в связи с ремонтами блоков АЭС.

Однако факты свидетельствуют о другом: при малейшей возможности ДТЭК максимально использовал антрацитовые мощности - например, в случае с Криворожской ТЭС. При этом наблюдаются значительные искусственные ограничения на производство электроэнергии рядом расположенными Запорожской и Южно-Украинской АЭС.

Например, в августе и сентябре, когда АЭС давали в энергосистему минимум тока и треть блоков находилась на плановом ремонте, все равно сохранялись значительные ограничения на производство ими электроэнергии. Так, 28 августа три блока (то есть половина) Запорожской АЭС находились на ремонте, при этом диспетчерский график предусматривал генерирование 2,5 ГВт из возможных 3 ГВт, на ХАЭС - соответственно 0,65 ГВт вместо 1 ГВт мощности блока, который в то время работал. Таким образом, упомянутые электростанции были загружены на 65-80% мощности.

Похожая ситуация сложилась и 21 августа, когда АЭС выработали едва ли не меньше всего электроэнергии. Диспетчерские ограничения касались и Южно-Украинской АЭС, которая, скажем, 10 августа выдала лишь 80% мощности блоков, которые тогда были в действии. 17 августа на ЗАЭС работали четыре блока мощностью 4 ГВт, но диспетчерские ограничения не позволяли выдавать в сеть более 3,2 ГВт. Ровенская и Хмельницкая АЭС в то время были загружены чуть более чем на 60% своей мощности.

Аналогичная ситуация наблюдается и в последнее время. Например, 31 октября ЗАЭС могла выработать 4 ГВт тока, однако из-за диспетчерских ограничений генерация не превысила 3,5 ГВт, Южно-Украинская АЭС могла выдать 2 ГВт, но была ограничена 1,5 ГВт. Таким образом, только эти две атомные станции за сутки недовыработали 24 млн кВт•ч электроэнергии, на замещение которых на Криворожской или Приднепровской ТЭС (ДТЭК) и Славянской ТЭС (Донбассэнерго) пришлось сжечь до 10 тыс. т антрацитового угля, закупленного у врага.

На этом фоне демонстративные меры ДТЭК, которая должна прилагать усилия к уменьшению зависимости от закупки угля у врага, выглядят, скорее, прикрытием. Действительно, 27 октября Приднепровская ТЭС перевела энергоблок №7 мощностью 150 МВт на газовый уголь, а в ноябре планируется запустить на газовом угле энергоблок №8.

Это позволит замещать ежемесячно до 90 тыс. т импортируемого антрацита газовым углем, который добывается в Украине. Сегодня даже один переведенный на газовый уголь блок упомянутой ТЭС позволяет сжигать его больше, чем антрацита. Однако, как уже было отмечено, все это с лихвой компенсируется бешеными темпами сжигания антрацитового угля на другой ТЭС - Криворожской (ДТЭК). Эта мощная станция без критической необходимости для энергосистемы Украины только наращивает потребление импортируемого (в основном из РФ) топлива.

Блокада в начале года показала, что заставить частных монополистов быстрее и масштабнее диверсифицировать поставки и переводить на газовый уголь свои ТЭС можно, если полностью заблокировать импорт угля из РФ: либо на уровне государства, воплотив в жизнь до сих пор не реализованную весеннюю инициативу Минэнергоугля (МЭО), или силами общественности. Другие механизмы просто не работают и воспринимаются частными монополистами как необязательные рекомендации. К примеру, прогнозная структура топлива для ТЭС и ТЭЦ страны, составленная МЭО в мае 2017 года, предусматривала в этом году импорт из Африки и США 4,66 млн т, а из России - только 91 тыс. т. В частности, поставками из-за моря должны быть полностью обеспечены потребности Приднепровской, Криворожской и Славянской ТЭС.

Однако все было с точностью до наоборот: генерирующие компании полностью проигнорировали позицию государства без надлежащей реакции на это правительства. На одном из недавних заседаний Общественного совета по подготовке к осенне-зимнему периоду заместитель министра Игорь Прокопов отметил, что «вопрос Минэнергоугля - формирование государственной политики в энергетической отрасли - не менее и не более». А вот то, как осуществляется эта политика на практике или только остается на уровне пожеланий, похоже, никого не интересует.

Между тем даже в планах Минэнергоугля на следующий, 2018 годпредусмотрено сжигание все еще неоправданно больших объемов импортируемого антрацитового угля. В частности, 1,1 млн т только Славянской ТЭС - при ожидаемом потреблении украинскими тепловыми электростанциями вообще 3,67 млн т и 4,95 млн т всеми потребителями. При этом без Славянской ТЭС или хотя бы без большей части генерируемого ею электроэнергии, как показала весна 2017 года, вполне можно обойтись. Эта станция весной почти все время простаивала, и ничего страшного не случилось.

1,2 млн т российского антрацита по-прежнему планируют сжечь на Луганской ТЭС. Хотя именно эту станцию и железнодорожную инфраструктуру первой надо было подготовить к использованию украинского угля или, по крайней мере, антрацита из Африки или США. Ведь она все еще ввозит топливо только из РФ или ОРДиЛО, то есть исключительно с территории врага. При этом, в отличие от предыдущего отопительного сезона, ЛТЭС уже не поставляет электроэнергию в ОРДиЛО, поэтому оккупированные территории больше не зависят от ее работы. Таким образом, нельзя исключать попыток шантажа Украины прекращением поставок угля в разгар отопительного сезона.

В тему: Тариф на электроэнергию для Ахметова побил очередной рекорд

Несмотря на перевод большей части блоков Приднепровской и части Криворожской ТЭС на газовый уголь, эти две станции в 2018-м по плану должны все еще потребить до 0,97 млн т антрацита. Если последняя в ближайшее время не может быть переведена на уголь газовой группы, который с запасом добывается на подконтрольной Украине территории, то необходимо хотя бы использовать ее мощности в течение следующего года на минимуме, как это уже делали весной 2017 года. В течение почти всего года страна вполне может обходиться без ее электроэнергии.

Дефицитный в Украине антрацит, импортированный преимущественно с вражеской страны, допустимо использовать только тогда, когда не хватает мощностей и возникает угроза веерных отключений. Зато в последнее время его снова сжигают так, будто он в изобилии добывается на подконтрольных Украине территориях. Если так будет продолжаться и дальше, Украина вполне искусственно будет становиться все больше зависимой от врага. А цена электроэнергии для конечных потребителей будет оставаться чрезмерно завышенной.

Александр Крамар, опубликовано в издании Тиждень.UA


В тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть