Партизаны Украины без мифов и легенд: только цифры и факты. Часть 2

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Рельсовая война

На боевом счету партизан Украины 465 тыс. выведенных из строя солдат и офицеров, 1,5 тыс. единиц бронетехники, 211 самолетов, почти 5 тыс. эшелонов противника... Только по соединению С. Ковпака трижды издавались приказы с запретом мародерства, принимались строгие дисциплинарные и карательные меры.

(Окончание. Начало публикации читайте в публикации: Партизаны Украины без мифов и легенд: только цифры и факты

...Сейчас перед историками стоит весьма непростая, но необходимая задача тщательного архивного поиска, применение новейших методик исследования для выяснения пусть ориентировочной, но лишенной официозных приписок статистики партизанства.

Прежде всего, ученым целесообразно объективно оценить серьезные трудности начального этапа (1941-1942 гг) развертывания партизанского движения. Даже в июне-июле 1942-го из переброшенных на оккупированную территорию 216 партизанских отрядов и организаторских групп, 394 отдельных разведчиков и диверсантов осталось менее четверти.

До 30 мая 1942 года текущее руководство партизанскими силами Украины осуществляло 4-е управление НКВД СССР. Вскоре постановлением Госкомитета обороны при Ставке Верховного главнокомандующего создается Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД), а при Военном совете Юго-Западного направления — Украинский ШПР.

Сами же работники спецорганов сосредоточились на формировании и выводе в тыл врага оперативных групп, отрядов и разведывательных резидентур. Всего в Украине в войну действовало до 95 таких формирований. 4-е подразделения НКВД-НКГБ переориентируются исключительно на агентурно-оперативную работу, в том числе на контрразведывательную защиту партизанских формирований.

В 1943 г. удалось наладить качественную и всестороннюю подготовку (3-4 месяца вместо 3-4 недель) командиров партизанских отрядов и спецгрупп. В партизанские школы стали зачислять боевых офицеров, командиров с высшим инженерным образованием. В Украине «лесные академии» выпустили 5 тыс. диверсантов, способных из ассортимента аптек и фотомагазинов устроить «фейрверк» захватчикам.

Это сразу сказалось на результатах. Половина убитых солдат и три четверти уничтоженной техники противника за линией фронта — работа народных мстителей. При осуществлении диверсий партизанские потери составили не более 5% их общего числа. При этом урон врагу наносила каждая четвертая мина, установленная партизанами, тогда как у армейских саперов на один подбитый танк приходилось... четыре тысячи. За 10 месяцев 1943-1944 гг только Черниговско-Волынское соединение пустило под откос 500 эшелонов, потеряв лишь 15 человек.

Правда, официозная историография послевоенных времен тщательно обходила «неудобные» страницы партизанской войны, заодно и искусственно увеличив реальное количество народных мстителей в Украине в три раза. Во все учебники истории вошли диверсионные операции «Концерт» и «Рельсовая война», суть которых заключалась в массовом подрыве железнодорожных рельсов во время битвы на Курской дуге и наступательной операции 1944-го в Белоруссии («Багратион»).

Рельсовая война
Рельсовая война

120 000 партизан от Карелии до Днепра совершили огромное количество подрывов. И только спустя десятилетия заместитель начальника УШПД по диверсиям полковник, профессор И. Старинов аргументированно доказал — реального ущерба противнику эти кампании почти не нанесли, грузопоток вермахта уменьшился незначительно, подрывы на второстепенных магистралях привели к распылению сил и напрасной трате взрывчатки.

В то время как приказ Верховного требовал уничтожать мосты, виадуки, подвижной состав, стрелки, станционные сооружения, партизаны бросились рвать легко восстанавливаемые рельсы. Резонно рассудив, что наступающим коммуникации куда нужнее, немцы не мешали и сами разбирали полотно, вывозя металл в печи Круппа. Действительно грамотно сработали только партизаны, временно выведя из строя железнодорожные узлы Сарны, Здолбунов, Ковель — немцы недополучили 129 эшелонов.

Однако воинское мастерство партизан возрастало. И высшим его проявлением стали продолжительные рейды по занятой врагом территории, в ходе которых проходили сотни боев с армейскими и карательными частями, уничтожались штабы, склады, коммуникации, нефтепромыслы.

Эти рейды стали высшим достижением военного искусства партизан. С 1 февраля по 6 апреля 1943года 2800 бойцов партизанского соединения М. Наумова на санях и верхом осуществили неслыханный 2400-километровый рейд по степным (!) и лесостепным районам Сумской, Полтавской, Кировградской, Одесской, Винницкой и Житомирской областей. Передвигаясь по ночам, они громили гарнизоны оккупантов, и наделали паники, появивились неожиданно в районе ставки Гитлера «Вервольф» под Винницей.

Вспомним и Карпатский рейд Сидора Ковпака 1943 года (2 тыс. км за 4 месяца), Львовско-Варшавский Петра Вершигоры в январе-июле 1944-го, три кавалерийских рейда 1943-1944 годов по Правобережной и Западной Украине М. Наумова (10 тыс. км с 300 боями). Только в Киевской наступательной операции войска ощутили поддержку 17 тыс. народных мстителей, которые захватили и удерживали 25 переправ.

Понятно, что критического анализа требует и статистика боевых успехов партизан. Однако проведенное еще во время войны сопоставление докладов партизан о диверсии на железных дорогах и соответствующих немецких документов показало, что в целом эти данные совпадают.

Партизанские формирования стали главной базой для развертывания специальной деятельности за линией фронта. Основным орудием оперативно-боевой работы органов госбезопасности стали специальные зафронтовые формирования (отряды, группы, резидентуры) 4-го Управления НКВД-НКГБ, которые действовали, в основном, с баз партизан. Спецназ вел разведку, разоблачал враждебную агентуру, совершал диверсии, теракты против командного состава и администрации оккупантов.

Согласно приказу народного комиссара обороны СССР № 00189 от 5 сентября 1942 г. вводятся должности заместителей командиров партизанских отрядов по разведке, и для их замещения направляются за линию фронта 367 человек, преимущественно оперработников НКВД.

Значительно возросла эффективность партизанской разведки с лета 1943 г. в результате закрепления за соединениями и отрядами оперативных групп НКВД-НКГБ УССР. Квалифицированными разведчиками усилили разведотдел УШПД. Достаточно сказать, что разведчица «Аня» из соединения Шангина устроилась секретарем генерал-губернатора дистрикта «Галичина» Вехтера, лично контактировала и собирала конфиденциальную информацию от других высоких чиновников оккупационной администрации. Важность полученной ею информации трудно переоценить. С октября 1942-го по апрель 1943 года подчиненные УШПД соединения и отряды получили до 800 ценных разведывательных данных.

Результативностью отличились зафронтовые формирования НКГБ УССР «Победители» Д. Медведева, «Унитарцы» В. Хондожко, «Дружба» М. Онищука, «Разгром» Г. Бурлаченко, «Волынцы» П. Форманчука и многие другие.

Пожалуй, наиболее известна победа отряда особого назначения «Победители» под командованием Героя Советского Союза полковника Дмитрия Медведева. До марта 1944-го его подчиненные выдержали 92 боев с элитными частями противника (в том числе Берлинским полицейским полком, а также печально известной по подавлению Варшавского восстания 1944-го бригадой СС Дерливангера), уничтожили более 2 тыс. военнослужащих гитлеровцев и 6 тыс. бойцов его вспомогательных формирований, взорвали 81 эшелон с живой силой и техникой. Ими же были добыты весьма ценные данные о подготовке деблокады армии Паулюса под Сталинградом, переброске резервов вермахта из Европы и Северной Африки, наступлении на Курской дуге, разработке «чудо-оружия» — крылатых ракет «Фау».

Чтобы рельефнее представить реальную отдачу внефронтовой работы, приведем следующие данные: с начала 1944 года и до конца войны бойцами специальных зафронтовых подразделений республиканского НКВД было уничтожено или выведено из строя 22,5 тысячи гитлеровцев, взято в плен до 10 тысяч, взорвано 20 военных предприятий, 18 эшелонов, 9 бронепоездов, 207 воинских эшелонов, 110 мостов, уничтожено свыше 106 танков и 675 автомашин.

Весомым достижением стали крупные «партизанские края» — на Ровенщине в 10 тыс. кв. км с населением в 300 тысяч, в квадрате Олевск-Овруч-Мозырь-Туров — 14 админрайонов с 200 тысячами жителей. Здесь создаются органы самоуправления, налаживается хозяйство (вплоть до местной промышленности), открываются школы, выходят газеты.

Для понимания величия и международного значения Победы, существенного вклада в нее «партизанской армии» Украины важное значение имеет исследование участия партизанских формирований СССР в освобождении народов Восточной Европы от гитлеровской неволи. Интересы обеспечения стратегического наступления Красной Армии обусловили предоставление весной 1944 г. задания 28 опергруппам, действовавших на территории РСФСР, передислоцироваться на запад для разведывательно-подрывной работы в тылу противника.

Впоследствии, по просьбе командования 1-го Украинского фронта, опергруппы сосредотачивают усилия на диверсионных акциях. Только с июля 1944 года по январь 1945 года спецформирования осуществили ​​в Польше 114 подрывов железнодорожных мостов и 5 военно-промышленных объектов.

На базе отдельных опергрупп за счет пополнения патриотами-антифашистами стран Восточной Европы росли сильные партизанские бригады, которые оказались способными к результативным боевым действиям. Так, в октябре 1944 г. бригада, созданная на базе опергруппы НКГБ УССР «Охотники», в течение 2-х суток совместно с войсками удерживала стратегический перевал Бескид до подхода основных сил 4-го Украинского фронта.

Часть сил специального назначения НКГБ УССР — 53 опергруппы (780 бойцов), а также 759 агентов-одиночек — впоследствии вывели на территорию Польши, Словакии, Чехии, где они помогали патриотическим силам бороться против оккупантов. Молодой офицер НКВД УССР Николай Радул отличился как командир многонациональной партизанской бригады на территории Чехословакии. Ощутимые удары врагу наносило формирования Александра Святогорова, награжденного орденами стран Восточной Европы.

До победного года только в Чехословакии действовали 21 партизанская бригада и 13 отдельных отрядов, созданных органами госбезопасности и партизанами Украины. В Пражском восстании мая 1945 года приняло участие 10 украинских опергрупп — «Шквал», «Ураган», «Вперед» и другие. Благодаря им Генштаб Красной Армии имел правдивые сведения о ходе восстания в разных городах Чехословакии. Даже 9 мая опергруппы продолжали бои с гитлеровцами, которые не сложили оружие.

Среди активно исследуемых и обсуждаемых в последние годы можно выделить проблему взаимоотношений советских партизан и украинских повстанцев (УПА и другие несоветские вооруженные формирования на оккупированной территории).

Вооруженные столкновения между повстанцами и советскими партизанами начинаются с 1943 г., когда достаточно крупные соединения последних начинают рейды или передислокации с территории сопредельных районов Беларуси и Российской Федерации в украинское Полесье. 21 января 1943 года зафиксирован первый большой бой между националистическим отрядом им. Богуна и бойцами партизанского соединения С. Ковпака возле с. Владинополь Любомльского района Волынской области.

В отчетах партизанских командиров отмечалось, что при их приближении к контролируемой повстанцами территории последние не колеблясь вступают в бой. По свидетельству бывшего командующего УНС А. Луцкого, именно приближение рейда С. Ковпака к Прикарпатью в июне 1943 г. стало причиной указания Шухевича о формировании там самообороны и ее столкновений с партизанами.

Особый размах противоборство приобретает после перемещения на территории «колыбели» УПА крупных партизанских соединений. Только в октябре-ноябре 1943 г. состоялось 54 боя УПА с красными партизанами. Как сообщали партизанские командиры (сентябрь 1943 г.), особую активность повстанцы обнаруживали в уничтожении советских разведывательно-диверсионных групп.

Боевые столкновения были крайне жесткими. Как говорилось в записке по агентурной разведке УПА партизанского соединения И. Шитова (3 августа 1943 г.), участники боев против повстанцев из числа опытных партизан, «которые были в десятках боев, говорят, что они впервые вели такой ожесточенный бой с такими нахалами, которые идут на „ура“ на станковые пулеметы». В боевые действия втягиваются значительные силы повстанцев. Так, в конце сентября командующий УПА «Север» Д. Клячкивский провел совещание по планированию удара соединениями УПА «Туров» и «Заграва» (русск — «зарево»; «А») по партизанскому формированию О. Федорова. Даже летом 1944 г. УПА имела боевые возможности заблокировать попытки Украинского штаба партизанского движения (УШПД) вывести в Галицию семнадцатитысячная партизанское соединение.

Итак, противоборство между партизанами и повстанцами носило сознательный, целенаправленный и ожесточенный характер, приобрело черты братоубийственного конфликта между украинцами. Объективно такое противостояние было на руку агрессорам.

Причины его следует искать в тяжести довоенных репрессий и злоупотреблений власти, которые вызвали антисоветские настроения среди жителей Западной Украины, а также переходе повстанческих формирований под политический контроль ОУН (Б) (как говорится в выводах рабочей группы историков при Правительственной комиссии по изучению деятельности ОУН и УПА, «на всех этапах существования УПА главным врагом украинских националистов была советская власть со всеми ее политическими и силовыми структурами»), непримиримом отношении коммунистической власти к любым националистическим движениям или альтернативным военно-политическим силам.

Вместе с тем, с точки зрения восстановления исторической справедливости, интересов преодоления конфронтационных моментов общей истории важно не забывать, что согласно п.16 ст. 6 Закона Украины «О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты», воины УПА, принимавшие участие в боевых действиях против нацистов, не совершившие военных преступлений и реабилитированные в соответствии с действующим законодательством, признаются участниками боевых действий. Серьезный характер боевых действий УПА, свидетельствуют документы УШПД, неоднократно отмечался и советской партизанской разведкой.

Однако приходится констатировать, что военно-политические приоритеты руководства ОУН (Б) с 1944 г. привели к использованию части боевых и специальных возможностей УПА и вооруженного подполья в пользу агрессоров, что объективно препятствовало разгрому противника и деятельности (советского) партизанского движения в частности.

Как следствие углубления конфронтации, в августе 1944 г. Политбюро ЦК КП (б) приняло решение передать партизанскую дивизию им. С. Ковпака в распоряжение НКВД «для прохождения дальнейшей службы, использовав ее в первую очередь для скорейшей ликвидации националистических банд».

Создаются и специализированные на разведывательно-подрывной деятельности против националистов подразделения, например, 7 и 12-й батальоны соединения А. Сабурова (Л. Берия вынужден был информировать высокие инстанции о мародерстве и насилии по отношению к гражданскому населению со стороны этих подразделений). Это также усиливало братоубийственный характер конфликта, возлагало на партизан не свойственные им карательно-полицейские функции.

Однако беспристрастные современники не могут не вспоминать и о попытках взаимопонимания между партизанами и крестьянской по своему составу УПА. Известны, в частности, переговоры между командирами партизанских формирований Сабуровым, Бринским и другими о совместных действиях против гитлеровцев, консультации, которые вели с повстанцами сотрудники советских спецслужб, действоваште с позиций партизанских отрядов.

По словам секретаря Ровенского подпольного обкома партии В. Бегмы, «отдельные командиры партизанских отрядов стали на путь переговоров» с полевыми командирами УПА и «даже заключали с ними договоры о нейтралитете». Такие факты лишний раз свидетельствуют, что украинский народ прекрасно сознавал смертельную опасность, которую нес нацизм, понимание необходимости создания единого фронта борьбы с оккупантами. Обидно, но интересы «большой политики» и бескомпромиссного противостояния идеологий взяли верх над интересами изгнания общего врага.

Нельзя обходить молчанием документально зафиксированную проблему правонарушений со стороны «красных» партизан по отношению к гражданскому населению на оккупированной территории, с которыми (в степени зафронтовых возможностей) пытались бороться партизанские командиры и сотрудники контрразведки. Так, только по соединению С. Ковпака трижды издавались приказы с запретом мародерства, принимались строгие дисциплинарные и карательные меры. Вместе с тем не стоит забывать и о создании немцами, мастерами антипартизанской борьбы, лже-партизанских отрядов, которые, в частности, дискредитировали партизан бесчинствами над мирным населением.

В целом на боевом счету партизан Украины 465 тыс. выведенных из строя солдат и офицеров, 1,5 тыс. единиц бронетехники, 211 самолетов, почти 5 тыс. эшелонов противника.

(Печатается с сокращениями)

 

Дмитрий Веденеев, историк, по материалам Украинского института национальной памяти

Перевод: «Аргумент»


Еще о Второй мировой войне:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Последние новости

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимст