Павел Петренко: «Судейское лобби очень сильно, даже в парламенте»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Павел Петренко

 В эксклюзивном интервью журналу «Тиждень» министр юстиции Украины рассказал о результатах люстрации, ходе судебной реформы, проблемах с обновлением Конституционного Суда, переаттестации госслужащих Министерства юстиции и дальнейшей судьбе КПУ.

— Как оцениваете качество люстрации? Насколько за нее ответственно Ваше ведомство?

— Сразу хочу подчеркнуть: люстрация — это не уголовная ответственность. Согласно Закону «Об очистке власти» (закону о люстрации) чиновники Януковича подлежат увольнению без права занимать любые должности в течение 10 лет. И этот закон выполнил свое назначение: сегодня более 700 чиновников прежнего режима (министры, их заместители, руководители центральных органов исполнительной власти) попали в реестр люстрированных лиц. А еще около 2000 человек уволились по собственному желанию, понимая, что попадут под люстрацию. Они не имеют права вернуться в исполнительную власть. Поэтому закон о люстрации работает, несмотря на неоднократные попытки экс-регионалов его отменить.

В тему: «Президент и люстрация: 100 дней саботажа», — активисты пришли к Порошенко

— Каким образом?

— В прошлом году представители оппозиционного блока (ОБ) обратились с этим вопросом в Венецианскую комиссию, акцентируя на том, что закон о люстрации не соответствует евростандартам. Потом еще были попытки через обращение нардепов ОБ в Конституционный Суд (КС). Это говорит о том, что представители предыдущей власти очень хотят вернуться к власти, а закон о люстрации составляет для них основную преграду. Задачей Министерства юстиции сегодня является внесение изменений в закон по требованию Венецианской комиссии (в части проверки судейского корпуса), чтобы снять любые возможности манипуляций со стороны КС. Потому что Конституционный Суд, который до сих пор не обновлен, рассматривает это дело с определенным конфликтом интересов.

Не могут судьи КС, которые гипотетически попадают под люстрацию, решать юридическую конституционность закона о люстрации. Но суд продолжает рассмотрение дела ... И чтобы этот закон не был отменен, парламент должен внести изменения в него в части рекомендаций Венецианской комиссии. Минюст, как идейный вдохновитель закона об очищении власти, и я лично будем делать все, чтобы этот документ оставался в силе. В идеале же целесообразно было бы закрепить его на уровне Конституции, чтобы не возникало желания у политических сил, которые стремятся к реваншу, отменить закон в будущем. Но это уже вопрос политического диалога и конституционного процесса.

В тему: Не так страшны российские вши, как украинские гниды, — Козаченко о рассмотрении КСУ закона о люстрации

— Приоритетом своей деятельности Вы назвали возвращение сотен миллиардов долларов, украденных предыдущей властью. Сколько средств возвращено?

— Министерство юстиции не является правоохранительным органом. В странах ЕС, США это ведомство выполняет гражданские и правоохранительные функции, а в структуру Минюста США входит еще и ФБР.

Согласно украинской Конституции наше министерство не имеет таких полномочий. Но мы заблокировали (через Госслужбу финансового мониторинга) на счетах компаний, приближенных к Виктору Януковичу, $1,4 млрд. Вообще наша функция — это создание законодательной базы, в том числе и в сфере борьбы с коррупцией. Моя позиция и правительства: средства, украденные Януковичем, должны быть возвращены. И мое ведомство соответствующую работу в этом направлении выполнило. Создано законодательство, которое позволяет вернуть средства, среди которых и те, что выводились из страны по очень сложным схемам и через оффшорные компании. Я имею в виду заочные уголовные производства, спецконфискации, очень жесткое антикоррупционное законодательство, которое трудно проходит через парламент (нардепы не всегда любят голосовать за антикоррупционные законы). Теперь работа за правоохранительными органами, прежде всего за прокуратурой и СБУ, чтобы это законодательство реализовать на практике. Но в целом власть ответственна за то, чтобы завершить уголовные производства против лиц, укравших сотни миллиардов средств у простых украинцев.

— Как Вы оцениваете ход судебной реформы?

— Слабо. По сути, судебная — единственная сфера, в которой не произошло кардинальных изменений. Но на это есть множество объективных причин. Наша судебная система имеет слишком много гарантий иммунитетов. Сейчас рядового судью труднее уволить и привлечь к ответственности, чем народного депутата. В случае нардепа достаточно представления генпрокурора и 226 голосов «за» в парламенте. Чтобы уволить судью районного суда, совершившего преступление, и снять с него неприкосновенность, нужно представление генпрокурора, обращение к председателю Верховного Суда (ВС), представление председателя ВС, решение профильного комитета парламента и 226 голосов в парламенте.

В тему: «Всех судей нужно просто уволить»

— Где наибольшая составляющая коррупции?

— В судах. Любое лицо (в том числе инвесторы, иностранцы), которое попадает в судебную инстанциюи, понимает, что получить справедливое решение по своему делу почти невозможно. Судей очень трудно привлечь к ответственности за коррупционные правонарушения, и они это знают. Кроме того, судья, получив дело о совершении коррупционного преступления, рассматривает его предвзято. Потому что понимает: если создаст прецедент, это может касаться и его самого. Поэтому судебная система последние полтора года очень сопротивлялась проведению любых реформ. Сначала был принят закон о восстановлении доверия к судебной системе, но он не начал действовать. Судьям дали возможность переизбрать свое руководство тайным голосованием, но более 80% бывших председателей судов были избраны снова ... Судейское лобби слишком сильно, даже в парламенте. Поэтому сейчас в Украине появился второй шанс провести ключевую реформу. Если ее не провести, то все позитивные начинания могут быть уничтожены уже на той стадии, когда КС или другие суды начнут отменять принятые решения.

В тему: «Не употребляйте слов „реформа судебной системы“!»

По мнению правительства и Министерства юстиции, судебная реформа должна осуществляться на основе определяющих принципов.

Первый принцип — возможность перезагрузки судебной системы (формирование нового состава судов). Многие критики пытаются сохранить старую систему, ссылаясь на выводы Венецианской комиссии и несоответствие евростандартам. Недавно я вернулся с заседания этой комиссии, которая отметила, что Украинское государство имеет право создать новую структуру судов и переизбрать ее по новым правилам (в конкурсах могут принимать участие действующие судьи и лица, которые не работали в судебной системе). Это дает возможность максимально обновить судебный корпус.

Если будут приняты изменения в Конституцию, на что я надеюсь, то Верховная Рада примет закон о новой упрощенной структуре судов. И это второй принцип, который правительство предложило в своей концепции судебной реформы. На сегодня у нас есть четыре звена судебной системы: местный административный суд, специализированная апелляция, Высший административный суд, Верховный Суд. Эта система сложна и не обеспечивает прозрачности правосудия и рассмотрения дел в кратчайший срок. Европейцы предложили нам сделать три ветви судов: местные, апелляция и ВС как единая кассационная инстанция.

Третий принцип — максимальное избежание политического влияния на судью. После того как произойдет перезагрузка судов через публичные конкурсы, ни один из политических органов не вправе влиять на карьеру судей. Сейчас фактически ВР принимает решение об их освобождении, а президент решает вопрос о назначении на должности. А это скрытое воздействие на судейский корпус.

Эти базовые принципы Венецианская комиссия прописала как основные рекомендации относительно изменений в Конституцию. Если у парламентариев будет достаточно мудрости осуществить соответствующую реформу, то у нас есть шанс получить новую судебную систему, которая станет серьезным предохранителем, в том числе и от узурпации власти.

В тему: Судебная реформа — миф. Украинцев продолжают судить Портнов, Кивалов, Медведчук и ФСБ

— Каковы шансы изменить состав КС?

— Есть абсолютно все шансы провести перезагрузку КС, как это в прошлом году сделала Верховная Рада, приняв решение об отставке судей, которые принимали участие в узурпации власти Януковичем (путем отмены Конституции 2004 года). А правоохранительные органы должны закончить расследование тех дел. Это тоже одна из мер предохранительных мер против желания злоупотреблять властью.

— Почему Высший совет юстиции не работает полноценно?

— Он не работал в течение 2014 года, но сейчас сформирован и функционирует в нормальном режиме. Если же имеется в виду, что Высший совет юстиции будет принимать в день сотни решений об увольнении судей, то у него нет таких полномочий и возможностей. Мы хотим, чтобы благодаря изменениям в Конституции Высший совет юстиции стал единственным независимым органом, который принимает решение о назначении и увольнении судей. Сегодня увольнениями судей занимается Верховная Рада, которая часто принимает не юридические, а политические решения. Сейчас Высший совет юстиции выполняет свои функции в рамках действующего законодательства, заседает почти каждую неделю. Но механизм самозащиты судьи, совершившего правонарушение, закладывался на протяжении 20 лет и остается очень мощным.

— Вы заявляли, что обнародуете результаты аудита деятельности Минюста за предыдущие годы. Когда ждать обнародования данных?

— Мы обнародовали их в прошлом году решением Счетной палаты — по фактам нарушения со стороны хозяйственной деятельности Министерства юстиции. Сегодня есть ряд одиозных криминальных дел против бывших чиновников министерства, среди которых и Александр Лавринович (заказ юридического советника по делу против Юлии Тимошенко в Европейском суде по правам человека). Сейчас эти дела расследует Генпрокуратура. Информация, которая может быть публичной, известна. А детали следствия не разглашаются, пока суд не вынесет приговора. Что касается аудита, в прошлом году мы показали наиболее коррупционные схемы бывшего министерства. В частности, по использованию программных продуктов. А это сотни миллионов долларов, которые отправлялись на счета трех кипрских компаний.

Сейчас идет расследование, но трудно, потому что силы, которые стоят за названными компаниями, достаточно мощные в Украине. Нашей задачей было уничтожить в министерстве эти коррупционные схемы, а правоохранительные органы должны найти тех, кто на этом наживался. Также в ходе аудита мы выявили факты торговли конфискованным имуществом (около 12 млрд грн в год, что соответствует объему имущества, которое продается через государственную исполнительную службу). Оно реализовывалось через три частные компании и только определенным покупателям. Например, завод стоимостью 100 млн грн продавался за 2 млн грн ... Я отменил эту систему, были введены электронные торги, которые впоследствии стали прототипом электронных закупок. Так мы начали через электронный аукцион продавать конфискованное имущество. По этому поводу было много критики, но продажи стали прозрачными, их объем увеличился в 12 раз.

— Вы намеревались принимать жесткие меры к коррупционерам в Государственной исполнительной и регистрационной службах. А также разработать пакет законов по усилению ответственности за коррупционную деятельность. На каком этапе разработка? Какие наказания предусмотрены к применению?

— Государственная регистрационная служба была мной ликвидирована в начале года. С 1 января 2016 года, надеюсь, будут отменены должности регистраторов Министерства юстиции. Сейчас в парламенте ко второму чтению готовят четыре наших закона, которые завершат реформирование системы регистрации и регистрационных сервисов Минюста. Прежде всего мы министерство, которое отдает эти полномочия местным органам власти, а также бюджет (7 млрд грн). Но чтобы коррупция не распространилась и на местный уровень, те же полномочия мы передаем нотариусам. То есть осуществляем демонополизацию.

В парламенте в первом чтении проголосован пакет законов о реформировании системы судебных решений. Со следующего года вводится Институт частных исполнителей, которые будут осуществлять исполнение решений по спорам между хозяйствующими субъектами, частным бизнесом. Государственная исполнительная служба сократится в разы и будет заниматься только исполнением социально острых решений. Если говорить о привлечении к ответственности, то в 2014 году Минюст побил рекорд за последние несколько лет по количеству уголовных дел и приговоров в отношении руководителей регистрационных служб: более 100 уголовных производств и 70 приговоров по коррупционным преступлениям. Но без реформирования самой системы невозможно уничтожить бытовую коррупцию.

— Возможно ли восстановление деятельности КПУ под новой вывеской? Какими могут быть эффективные законодательные предохранители, которые не допустят этого?

— В нашем государстве запрещена коммунистическая пропаганда и тоталитарная идеология. В рамках декоммунизационных законов наше ведомство приняло решение о несоответствии их требованиям трех компартий, среди которых и КПУ. То есть эти организации не являются субъектами избирательного процесса, поэтому недавние местные выборы прошли без их участия. Сейчас в суде слушаются дела, которые предусматривают (по запросу Минюста) ликвидацию указанных партий. По Компартии рабочих и крестьян и Обновленной компартии уже есть решения судов об их ликвидации. Судьба КПУ после почти двухлетних судебных перипетий, думаю, тоже скоро решится. Что касается вариативности создания другой партии: если она будет по-другому называться, то это уже не коммунистическая партия. А по закону в уставе ни у одной партии не может быть коммунистической идеологии и символики. Иначе наше ведомство, осуществляющее регистрацию политических партий, не зарегистрирует ее.

— Вы как-то заявили, что статус непостоянного члена в Совете безопасности ООН поможет Украине вернуть Крым. Объясните, каким Вы видите этот сценарий?

— Хочу уточнить. Я сказал, что этот статус поможет Украине отстаивать нашу позицию по возврату территориальной целостности и прекращению агрессии со стороны РФ на Востоке страны. Этот статус дает нам возможность задавать вопросы на повестке дня в СБ ООН. Также наше государство будет лоббировать отмену абсолютного вето постоянными членами СБ ООН. Конфликт и проблемную ситуацию, которая сложилась в Украине, будет разрешены, если мы вернем контроль над Донбассом и Крымом. Я убежден, что РФ не удастся через определенные манипуляции вывести вопрос Крыма за рамки рассмотрения. Потому что это будет прецедентом для всего мирового сообщества, и Крым России не простят.

— Обещанной Вами внеочередной переаттестации госслужащих пока не планируется. Провести переаттестацию Вы обязались год назад, то есть до 1 сентября 2015 года. На конец октября никаких нормативно-правовых актов об этом в Минюсте не зарегистрировано. Почему?

— Это ложная информация, которую распространило одно из изданий. На самом деле в рамках министерства мы провели переаттестацию, сформировали новую структуру и сейчас осуществляем полную перезагрузку кадрового состава. Проведены публичные конкурсы на все руководящие должности на уровне областей. Сейчас идет конкурс на руководящие должности в районах (около 2000 человек).

Я выполняю свои обещания. Иначе нас не поддержала бы техническая миссия ЕС, которая пообещала предоставить Минюсту дополнительную помощь на 2016 год, и USAID, который проводит с нами переаттестацию, конкурсы, отбор новых кадров. Что касается переаттестации госслужащих в других ведомствах, то это инициатива каждого руководителя. О глобальной переаттестации: она предполагает принятие закона о государственной службе, который будет одной из ключевых реформ 2016 года и станет механизмом отбора служащих во все органы власти.

Справка

Павел Петренко родился в 1979 году в Черновцах. 2001 окончил юридический факультет Черновицкого национального университета им. Юрия Федьковича. Профессиональную карьеру начал юрисконсультом в частных юридических фирмах. С декабря 2012 года — народный депутат Украины VII созыва от партии «Батьківщина». За время работы в парламенте стал автором и соавтором более 60 законопроектов. 27 февраля 2014 года возглавил Министерство юстиции Украины.

Татьяна Омельченко, опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com