Расследование дел Майдана - «реформировано». В чью пользу?

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

«Собственно, так называемую реорганизацию Департамента спецрасследований мы, адвокаты потерпевших, расцениваем только как начало свертывания расследований дел Майдана. И сразу же увидели этому подтверждение» ...

Что изменилось в уголовных процессах по делам Майдана после внутренней реформы в Генеральной прокуратуре.

Примерно месяц прошел после перестановок в Генеральной прокуратуре (ГПУ). Прокуроров - процессуальных руководителей вывели в отдельное подразделение, а различные департаменты превратили в управления. Официальная причина этих действий - приведение внутренней структуры ГПУ «в соответствии с законодательством». Речь идет об антикоррупционных документах, согласно которым следователи и их процессуальные руководители не должны подчиняться одному руководителю.

Однако часть общества встретила такую инициативу с осторожностью, ведь под реформирование попал и Департамент специальных расследований (ДСР), сосредоточенный на делах времен Революции достоинства. Поскольку между руководством ДСР и руководителями ГПУ время от времени возникают конфликты, например - попытки блокировать отдельные производства, возникли опасения, что такие изменения могут добавить проблем.

В тему: Евгения Закревская о делах Майдана: Если не будет правосудия — будет самосуд

В то же время пресс-секретарь генпрокурора Лариса Сарган уверяла: никакого вреда расследованиям не будет, все следственные и процессуальные руководители останутся на своих должностях и будут и дальше заниматься расследованиями. «Год, пять, десять - столько, сколько его (руководителя ДСР Сергея Горбатюка. - Ред.) будут защищать заинтересованы в этом. О результате среди защитников речь почему-то не идет», - писала Сарган.

И результаты не замедлили сказаться. Сразу после реформирования у Управления спецрасследований (УСР) забрали дело о стрельбе по майдановцам у здания Службы безопасности в Хмельницком 19 февраля 2014 года. И передали в Военную прокуратуру, которая изначально пыталась это преступление расследовать.

«Собственно, так называемую реорганизацию ДСР мы, адвокаты потерпевших, расцениваем только как начало свертывания расследований дел Майдана. И сразу же увидели этому подтверждение. Луценко взял в УСР дело расстрела Хмельницкого Майдана перед областным СБУ 19 февраля 2014-го. То самое, которое изначально расследовала Военная прокуратура. Та дорасследовала до того, что практически исчерпала сроки следствия и в последний день закрыла уголовное производство в отношении председателя Хмельницкого управления СБУ Виктора Крайтора. Кроме того, она потеряла доказательства, чуть ли не обвинив майдановцев в том, что они сами себя постреляли», - возмущается адвокат семей героев Небесной сотни Евгения Закревская.

Это производство сначала и действительно находилось в подразделении Анатолия Матиоса. Однако результат расследования не удовлетворял пострадавших. И они добились передачи дела в Департамент спецрасследований. За год следователи восстановили ход событий, допросили свидетелей и потерпевших, провели следственные эксперименты, собрали доказательную базу, вышли на исполнителей и объявили подозрения. В частности, одному из бойцов спецподразделения «Альфа», которого впоследствии объявили в розыск. Он, по версии следователей, открыл огонь по протестующим и мог совершить убийство по неосторожности.

Собственно, из-за этого подозрения и возник очередной конфликт между главой ДСР Сергеем Горбатюком и генпрокурором Юрием Луценко. Последний якобы возмутился тем, что следователи объявляли спецназовцам подозрение в профессиональный праздник - День спецподразделения «Альфа». По логике, вслед за «альфовцем» должны были привлечь к ответственности и главу областного СБУ Крайтора. Но в этот момент производство решили передать обратно - в ведомство Матиоса. Причину для этого нашли довольно формальную: расследованием преступлений, в которых подозревают работников СБУ, должна заниматься Военная прокуратура.

«Мы потеряли полномочия на расследование событий под Хмельницким СБУ. Повод - согласно приказу генпрокурора, это должна быть подследственность Военной прокуратуры. Но она почти дорасследовалась до того, что майдановцы сами себя перестреляли! Ко всему есть приказ генерального прокурора, однако есть и Уголовный процессуальный кодекс. И согласно ему, передавать дело в другое подразделение можно в случае неэффективного расследования. Поэтому мы стараемся обжаловать это решение», - рассказывает начальник Управления спецрасследований Сергей Горбатюк.

В тему: «Дело Майдана» показывает, насколько прогнила правоохранительная система

Кроме того, после реформирования Департамента спецрасследований в Управлении состоялась встреча генпрокурора с семьями героев Небесной сотни. Во время нее глава ГПУ вроде заявил, что к годовщине Революции достоинства все производства будут расследованы. То, что до тех пор не попадет в суд, больше не будут расследовать. А в Управлении спецрасследований останутся только заочные дела относительно Януковича. Под вопросом оказываются расследования попыток разгона Майдана, первых убийств на улице Грушевского в Киеве, нападений на активистов и их похищений, выдачи оружия титушкам и тому подобное. Ведь это многоэпизодные дела, из которых следствие впоследствии выделяет отдельные преступления и передает их в суд.

«Мы считаем эту ситуацию недопустимой. Поскольку фактически это касается большой группы преступлений: в отношении правоохранителей, которые осуществили превышения (полномочий. - Ред.) [...] нападений на студентов и автомайдановцев в январе 2014-го года, в планировании, организации и выполнении которых была задействована вся милицейская вертикаль, включая различные подразделения - от уголовного розыска, следователей, до ОБНОН, большинство из которых до сих пор - действующие правоохранители.

Это и дела о вынесении неправосудных решений судьями, и преступления прокуроров по привлечению заведомо невиновных к уголовной ответственности. Это многочисленные преступления титушек, скоординированных правоохранителями. Это расстрел протестующих перед Хмельницким СБУ. Мы имеем печальный опыт захоронения этих дел региональными прокуратурами, военной прокуратурой, органами МВД. Мы категорически возражаем против свертывания расследования этих дел "к годовщине”, под каким бы соусом это не подавали - передача по разным органам следствия для «зпохорон» дел тоже является вариантом свертывания, слива дел Майдана. Требуем довести следствие до обвинительных актов, а разбирательства дел в судах - до приговоров», - заявили на своей странице в Facebook представители ОО «Семья Героев Небесной сотни».

Из негатива и проблем за первые полгода прибавилось и «обнуление» дел в судах. Происходит это так: судья в течение нескольких лет рассматривает производства в отношении обвиняемых в преступлениях против протестующих, а в конце судебного процесса берет самоотвод. Чем фактически хоронит несколько лет работы. Ведь весь процесс судебного разбирательства надо начинать с самого начала: зачитывать обвинительный акт, исследовать доказательства, допрашивать свидетелей и потерпевших.

Например, так произошло в одном из первых дел Майдана, которые передавали в суд. Речь идет о похищении Игоря Луценко и Юрия Вербицкого. Следствие вышло на подозреваемого в исполнении преступления Александра Медведя. Дело по нему три года слушали в Печерском райсуде Киева. Но недавно судья Светлана Смык, которая его вела, взяла самоотвод. И его удовлетворили. Повод также был довольно формальным: в 2015 году судья Смык была следственной судьей в другом производстве о похищении Луценко и Вербицкого, значительно большим по количеству эпизодов. Теоретически это действительно может быть причиной для самоотвода. Однако почему судья не приняла его сразу, а сделала это через три года - вопрос без ответа.

Похожая история произошла и в другом деле - известного титушковода Юрия Крысина и его подельника Сергея Чемеса. Судью Любовь Леонтюк, которая была настроена рассматривать это производство, адвокаты Крысина выбили из дела с четвертой попытки. Якобы из-за того, что на судью может влиять прокуратура, поскольку ее муж является фигурантом другого уголовного производства, которое рассматривает другой суд Киева. Отвод удовлетворяла судья Ольга Просалова. А потом странным образом к ней же на рассмотрение попало дело Крысина. Прокуратура пыталась ее отвести, однако это ходатайство не удовлетворили.

Также есть трудности с привлечением к ответственности судей, которые во времена Революции достоинства выносили заведомо неправосудные решения. Например, без наказания остались судьи Апелляционного суда Александр Бец и Ольга Ефимова. Из последних случаев: суд отказался избирать меру пресечения судье Днепровского райсуда Александру Дзюбе.

На фоне такого количества негативных новостей могут теряться положительные сдвиги в делах Майдана. Скажем, Апелляционный суд Киева несколько месяцев назад вынес реальное наказание уже упомянутому Крысину: пять лет тюрьмы за «хулиганские действия», в результате которых, в частности, погиб журналист Вячеслав Веремий. Также довольно оперативно назначили рассмотрение большого дела о похищении Луценко и Вербицкого в Бориспольском районном суде: в течение пяти суток.

Обычно на это служителям Фемиды требуются значительно большие сроки - примерно год, - так что это можно записать в плюс. Кроме того, с переменным успехом продолжаются суды относительно нападений силовиков на Автомайдан, разгонов протестующих, нападений на студентов и тому подобное. Стабильно продвигается и суд по делу о расстрелах на Институтской: примерно осенью в зале судебных заседаний должны завершить допросы потерпевших и перейти к свидетелям и исследованию доказательств.

В тему: От 800 гривен до $200 000. За что платили титушкам во время Майдана

Если говорить о конкретных цифрах, то с начала года Управление спецрасследований сообщило о подозрении 28 лицам: из них 14 - правоохранители, пятеро - прокуроры, пятеро судей, трое гражданских и один следователь. В судах оказалось девять обвинительных актов по 22 лицам. Также есть один обвинительный приговор - лишение свободы. Остается надеяться, что судьи сработают качественно по другим делам, поскольку от них не в последнюю очередь зависит результативность работы следователей. И, наконец, все производства по преступлениям времен Майдана дойдут до логического завершения - реальных приговоров.

Станислав Козлюк, фото автора; опубликовано в издании  Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com