Сергей Грабовский: Еще раз о Романе Шухевиче

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Сталин писал в телеграмме Риббентропу: «Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть долгой и крепкой». А затем две диктатуры не договорились между собой, и началась «борьба Колымы с Бухенвальдом»; в документальном романе «Бабий Яр» киевлянин Анатолий Кузнецов писал: «Священная» война СССР против Гитлера была только неистовой борьбой за право сидеть не в чужеземном, а в своем собственном концлагере, лелея надежды расширить именно его на весь мир».

Почему участники дискуссий в очередной раз игнорируют общеизвестные исторические факты.

Уже несколько месяцев продолжается ожесточенная борьба вокруг решения Киеврады о присвоении бывшему проспекту генерала Ватутина имени главного командира Украинской Повстанческой Армии Романа Шухевича. При этом имя Ватутина в столичной топонимии стремятся сохранить только маргинальные политические организации номинально левого и «центристского» (на самом деле – прокремлевского) направления. Зато против появления проспекта Шухевича протестуют как те же маргиналы, так и куда более серьезные лица и организации.

Так, главный раввин Украины Моше Реувен Асман написал в Facebook: «Не может считаться героем тот, кто воевал на стороне гитлеровской Германии, кто одел военную форму вермахта и служил в батальоне немецкой вспомогательной полиции, защищая преступный Третий Рейх. Проспект имени Шухевича в Киеве – это аморальная пропаганда сотрудничества с самым страшным Злом в истории человечества».

По его словам, ту же реакцию он услышал в США, находясь на глобальном форуме американского еврейства, при участии конгрессменов и сотрудников Госдепартамента. «Я полностью поддерживаю переименование улиц, названных именами ленинских и сталинских палачей, – это процесс очистки, необходимый для «выздоровления» всех стран бывшего СССР. Нужны имена, которые объединяют людей, а не сеют вражду и нетерпимость. Уверен, что у украинского народа есть много других деятелей – праведников, гуманистов и выдающихся ученых, достойных увековечения в названиях улиц».

Что ж, упреки серьезные. Однако попробуем разобраться, все ли так просто.

Прежде всего вызывает сомнение характеристика нацизма как самого «страшного Зла в истории человечества». По данным «Черной книги коммунизма», написанной в 1990-х известными западными учеными, общее число жертв коммунизма приближается к отметке в сто миллионов человек (Советский Союз – 20 миллионов жизней, Китай – 65 миллионов, Вьетнам – 1 миллион, Корея – 2 миллиона, Камбоджа – 2 миллиона, Восточная Европа – 1 миллион, Латинская Америка – 150 тысяч, Африка – 1 миллион 700 тысяч, Афганистан – 1 миллион 500 тысяч и т.д.). Число жертв всех разновидностей нацизма и фашизма в несколько раз меньше.

Вот что касается уничтожения евреев, то здесь нацизм держит первенство; но коммунизм находится на уверенной второй позиции (понятно, что речь идет о ХХ веке, когда возникли и достигли наибольшего влияния эти разновидности тоталитаризма). При этом нацизм откровенно опирался на расовую доктрину, на идеологию наличия «высших» и более «низких» народов, зато коммунизм спекулировал, и очень удачно, на идеях равенства и единства трудящихся всех рас и народов (хотя при этом непременно рано или поздно определенные народы назывались «первыми среди равных»). Поэтому, как по мне, обе основные разновидности тоталитаризма ХХ века – это проявления самого свирепого Зла, образно говоря, его «сапоги» - правый и левый.

Следующее. На «большом» Нюрнбергском процессе 1945-1946 гг. преступными организациями были признаны СС, СД, СА, Гестапо. Немецкий Вермахт (то есть сухопутные силы) преступной организацией признан не был. Более того: те, кто попал в преступные организации Третьего Рейха на основании мобилизации или «под давлением непреодолимых обстоятельств» и не был лично задействован в преступлениях против человечества и человечности, не несли уголовной ответственности и не подлежали денацификации (это касалось, в частности, подавляющего большинства воинов дивизии Ваффен СС «Галичина», но это уже другая тема).

Гауптман Шухевич служил не в СС, а в Вермахте, конкретно – в сформированном под эгидой Абвера диверсионно-разведывательном батальоне (легионе) «Нахтигаль» с марта по август 1941 года. 13 августа батальон во главе с Шухевичем отказался служить в немецкой армии и был разоружен. По показаниям современников, Шухевич послал немецкому командованию протест, в котором отмечал, что «в результате ареста нашего Правительства и Проводника, Легион не может в дальнейшем находиться под командованием немецкой армии». Большинство его бойцов вместе с воинами батальона «Роланд» вошли в состав 201-го полицейского батальона (заместителем командира которого стал Шухевич). Батальон отправили в Беларусь охранять порядок на оккупированной нацистами территории.

От кого охранять? Приведу большую цитату без перевода.

«Мама кричала: «Дзетко, гарым!». Голые выскочили на двор, смотрим: все хаты горят, стрельба, крики. Мы побежали спасаться на огород, а мама вернулась в дом, хотела что-то вынести. Соломенная крыша хаты к потому времени уже пылала. Я лежал, не двигался, долго не возвращалась мама. Повернулся, а ее человек десять, даже женщины, колют штыками... Катя, сестра моя, вскочила, просила: «Не стреляйте!»..

Я закричал: «Дзядзечка, не забевайце маю сястру!» Но раздался выстрел. Пальто сестры вмиг набрякло кровью. Оная умерла на моих руках. Я навсегда запомнил лицо убийцы. Помню, как я отползал. Смотрю, соседку Феклу Субцельную вместе с малюткой-дочкой живьем бросили в огонь. Свою кроху тетка Фекла держала на руках. Дальше, у дверей пылающей хаты, лежала старушка Гриневичиха, обгоревшая, в крови. Огородами мы с братьями доползли до дядьки. Дом его сожгли, а он чудом выжил. Выкопали землянку, в ней и жили».

Это не описание гитлеровских зверств на оккупированной советской территории. Это записанные белорусским краеведом Виктором Хурсиком свидетельства одного из уцелевших во время штурма и уничтожения красными партизанами села Дражна. Эти свидетельства (а исследователь опросил всех, кто дожил до наших дней) полностью подтверждены документами из Национального архива Республики Беларусь и опубликованы в книге «Кровь и пепел Дражна», которая потом стала основой одноименного фильма.

Правда, этот ужасающий эпизод случился весной 1943 года, уже после отвода 201-го батальона из Беларуси, однако методы «борьбы с соратниками нацистов» красных партизан и в 1942-м были аналогичными, только менее масштабными. И, кстати, известный российский историк Борис Соколов на основе изучения многочисленных документов отмечает, что белорусские красные партизаны тяжело болели антисемитизмом, поскольку их командование считало, что среди евреев – немало... агентов Гестапо.

И еще одна важная деталь относительно службы Шухевича в Вермахте. Оба украинских легиона были созданы под эгидой военной разведки – Абвера. Руководителем этой службы был адмирал Вильгельм Канарис, связь с ОУН осуществляли его заместители полковники Ганс Остер и Эрвин фон Лахузен.

В тему: Роман Шухевич и его борьба. СБУ обнародовала уникальные документы о легендарном патриоте

«Руководитель Абвера адмирал Канарис был убежденным антифашистом, но он был предан Германии. Он позволил антигитлеровским элементам работать в его организации и защищал их от Гестапо. В результате некоторые подразделения Абвера стали центрами заговора против Гитлера... Одну из таких групп возглавил полковник Остер», – пишет британский исследователь деятельности спецслужб Филипп Найтли.

Действительно, из пяти руководителей отделов Абвера – трое заговорщиков. Канарис и Остер были казнены за заговор против Гитлера 9 апреля 1945 года; Лахузен стал свидетелем обвинения на Нюрнбергском процессе, разоблачив ряд нацистских преступлений, в частности деятельность айнзацкоманд. Кроме того, на счету Канариса свыше 500 спасенных евреев, и сразу несколько еврейских организаций подали в Яд-Вашем просьбу признать руководителя Абвера праведником народов мира …

Сам Шухевич тоже пытался спасать евреев. Его семья с сентября 1942-го по февраль 1943-го прятала в своем львовском доме от нацистов соседскую еврейскую девочку Ирину Райхенберг, для которой Шухевич добыл документы на имя украинки Ирины Рыжко. По гестаповским данным, члены ОУН и воины УПА неоднократно помогали скрываться евреям и изготавливали для них «чистые» документы, в частности тем, кто оказывал поддержку или прямо сотрудничал с ОУН и УПА.

К написанному добавлю, что историк Ян Гросс (США) подсчитал жертвы среди мирного населения в немецкой и советской «зонах интересов» в бывшей второй Речи Посполитой, и вышло, что с сентября 1939-го по июль 1941-го советская власть репрессировала в 3–4 раза больше людей, чем нацисты, и не только украинцев или поляков – даже евреев «органы» уничтожили больше, чем эссэсовцы и гестаповцы.

Поэтому очень непростой выбор стоял тогда перед украинскими патриотами; они в большинстве выбрали в 1941-м Германию как «меньшее зло» и жестоко ошиблись – зло глобального масштаба не бывает меньшим или большим. За свою трагическую ошибку они жестоко поплатились. Как поплатились и те, кто воевал в Красной армии и верил в то, что после войны распустят колхозы и придет настоящая свобода в суверенной, равной среди равных красной Украине, получив вместо этого новый искусственный голод 1946–1947 годов с миллионом жертв, новые «зачистки» и «посадки» в лагеря ГУЛАГа, новые репрессии против интеллигенции, а в придачу еще и инициированную властью кампанию «борьбы с безродными космополитами», то есть евреями.

Так что нельзя всех, кто служил в Вермахте и не совершил преступления, считать преступниками. Нельзя и всех, кто служил в Красной армии, называть преступниками (хотя они и несли в Европу не свободу, а замену одного краснознаменного тоталитаризма другим, хотя целые фронтовые объединения этой армии имели во время войны такие эпизоды, как участие в депортации крымских татар или этнические чистки с массовыми убийствами гражданского населения в Восточной Пруссии, осуществленными более жестоко, чем эссэсовцами).

И не будем забывать, что с 17 сентября 1939-го по 22 июня 1941-го эти обе армии действовали как союзники. Неслучайно Сталин писал в телеграмме Риббентропу: «Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть долгой и крепкой». А затем две диктатуры не договорились между собой, и началась «борьба Колымы с Бухенвальдом»; в документальном романе «Бабий Яр» киевлянин Анатолий Кузнецов писал: «Священная» война СССР против Гитлера была только неистовой борьбой за право сидеть не в чужеземном, а в своем собственном концлагере, лелея надежды расширить именно его на весь мир».

На этом пока стоит поставить точку с запятой, потому что отдельного рассмотрения требует исторический «демократический поворот» украинского национально-освободительного движения в 1943 году, промотором которого был Шухевич.

Сергей Грабовский, опубликовано в газете День


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на