Военный Флот Украинского моря: три попытки

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:    Севастополь, апрель 1918 года

Все прошедшие 25 лет велась активная работа по саботажу развития дееспособных ВМСУ. Кто-то делал это из-за собственного слабоумия, кто-то ‒ из-за шкурных интересов бизнеса, кто-то ‒ выполняя иностранные директивы. Первая и вторая попытка создания «флота украинского моря» завершились трагически. Теперь на очереди ‒ третья, решающая, попытка.

Первая попытка

Первые в ХХ веке попытки Украины создать свой военно-морской флот на Черном море относятся к концу 1917-го ‒ первой половине 1918-го годов. Наиболее знаменательная среди связанных с этими попытками дат ‒ 29 апреля 1918 года, когда в Севастополе над кораблями Черноморского флота (ЧФ) запестрели сине-желтые флаги. Однако не только эта дата и не только это событие знаменательны.

Абсолютное большинство личного состава Черноморского флота Российской империи были украинцами. Поэтому после падения царизма и провозглашения демократических свобод на флоте закономерно начались процессы украинизации, причем стихийные, снизу, так как созданная тогда в Киеве Центральная Рада самоустранилась от процессов в Крыму и Севастополе. Летом и осенью 1917 года на полуострове и на флоте активно действовали большевистские агитаторы, присланные Петроградом, действовали эсеры и монархисты из Центральной России. Украинские же силы были представлены культурническим обществом «Кобзарь», Черноморской украинской громадой и неформальными группами национально сознательных офицеров и матросов, ‒ и никакой официальной поддержки из Киева.

Только в октябре 1917-го Генеральный секретариат, то есть украинское правительство, по требованию Симона Петлюры для выяснения связанных с ЧФ вопросов отправил своего представителя Дмитрия Антоновича в Николаев, Одессу и Херсон. Но не на главную базу флота в Севастополь. Антонович после встреч с моряками-украинцами вернулся в Киев убежденным в необходимости установления украинского контроля над ЧФ. Но дела продвигались медленно, потому что военный министр Николай Порш был убежденным пацифистом и противником регулярной армии. Только 22 декабря 1917 года был создан Секретариат морских дел УНР во главе с Антоновичем. 9 января 1918 года секретариат преобразовали в Министерство морских дел с тем же руководителем. Антонович за короткий срок подготовил «Закон об Украинском государственном флоте», принятый Центральной Радой 14 января.

По закону все корабли бывшего флота Российской империи на Черном море объявлялись флотом УНР. Статья І этого закона отмечала: военный и торговый российский флот объявляется флотом УНР и выполняет обязанности охраны побережья и торговли на Черном и Азовском морях. Статья 4 утверждала: УНР взяла на себя все обязанности по содержанию ЧФ и портов. Дмитрий Антонович разработал украинскую военно-морскую символику, используемую и теперь ВМСУ. И одновременно Центральная Рада провозгласила отмену обязательной военной службы и замену ее добровольным набором по милицейской ‒ по месту жительства ‒ системе…

Пока Центральная Рада колебалась и размышляла, большевики стремились превратить Севастополь в Кронштадт Юга. В этом они достигли определенных успехов: часть черноморских матросов участвовала в наступлении Муравьева на Киев, хотя другая часть обороняла Киев от большевиков. В 1917 году украинцы в личном составе Черноморского флота составляли до 65%, при том, что уже осенью 1917 года на всех кораблях бригады броненосцев вице-адмирала Андрея Покровского развевались украинские флаги. Ряд других адмиралов и офицеров искренне стремились помочь новорожденной УНР.

Но социалистическая Рада с большим подозрением относилась к «буржуям» и «царским офицерам». Если бы на самом деле все было так, как писалось в книге «Черноморский флот России», изданной в 2002 году под редакцией тогдашнего командующего ЧФ адмирала Комоедова: «Особенно большой вред наносили украинские буржуазные националисты, возглавляемые Центральной Радой. Им удалось создать довольно сильные националистические организации на ряде кораблей. Под предлогом «украинизации» Центральная Рада пыталась захватить Черноморский флот и использовать его в своих контрреволюционных целях».

К сожалению, Центральная Рада ничего этого не делала, более того ‒ она мешала процессам украинизации, которые шли на флоте. Скажем, отмена всеобщей обязательной воинской службы, о чем уже говорилось, свела на нет усилия вице-адмирала Андрея Покровского, командира одной из бригад броненосцев, до этого бывшей единственной боеспособной на флоте. Покровский поддерживал создание Черноморского украинского военного комитета, на его кораблях действовали украинские рады, а на мачтах еще осенью 1917-го были подняты сине-желтые флаги. Впрочем, первый украинский флаг был поднят в Севастополе флотским полуэкипажем (командир подполковник Савченко-Бельский) еще в апреле 1917 года. Еще одним из инициаторов украинизации флота был контр-адмирал Михаил Остроградский. Он, в частности, сформировал из черноморцев полк, 9 ноября 1917 года выехавший в Киев для защиты правительства УНР.

В тему: 100 лет обреченного государства

В целом, в первые месяцы весны 1918 года на ЧФ одни корабли и флотские экипажи вывесили красные флаги, другие ‒ черные, третьи ‒ сине-желтые. В самом Крыму большевики при поддержке анархистов воевали против российских демократов и монархистов, украинских и крымскотатарских формирований. К этому добавилась ожесточенная борьба в самой Украине, где немецкие и австрийские войска вместе с воинами УНР вытесняли красные силы в Россию. Вместе с тем Центральная Рада на мирных переговорах в Бресте отказалась от Крыма, хотя в апреле 1918-го года и послала в Крым Запорожский корпус полковника Болбочана. Тот триумфально прошел по полуострову и в конце апреля взял штурмом Бахчисарай, подойдя к Севастополю. Поэтому флоту необходимо было определиться.

Вот как вспоминают о тогдашних событиях в Севастополе сами их участники. Капитан-лейтенант Украинского Государственного Флота Святослав Шрамченко: «Был замечательный день. Севастопольский рейд блестел как зеркало. В час шестнадцать флагманский корабль Черноморского флота, линейный корабль «Георгий Победоносец», по приказу командующего флотом поднял сигнал: «Флоту поднять украинский флаг!». Упали красные знамена. На большинстве кораблей послышалась команда «Стать к борту». На эту команду по-старому, как это было в боевом Черноморском флоте, а не расшатанном еще революцией, стали моряки вдоль борта лицом к средине корабля. «На флаг и гюйс ‒ смирно! Украинский флаг поднять!». И под горн и свистки унтеров-моряков взлетел вверх украинский флаг».

А вот воспоминания другого участника события, напечатанные анонимно на страницах Львовского журнала «Самоосвітник» в 1937 году: «Замечательный весенний день. В севастопольской пристани собрался весь Черноморский военный флот. На весть, что к пристани подходит украинское сухопутное войско, с адмиральского линейного корабля дали приказ: «Флоту поднять флаг!». На кораблях прошла команда: «Стать к борту!». Экипаж строем обернулся к средине корабля. Приказ: «На флаг и гюйс ‒ смирно! Украинский флаг поднять!» Под горны и свистки унтеров взлетел вверх украинский флаг. На Черноморском флоте в составе семи линейных кораблей, двух крейсеров, нескольких десятков новых и старых миноносцев, восьми новых подводных лодок и нескольких кораблей особого назначения затрепетали украинские желто-голубые флаги».

Итак, 29 апреля 1918 года контр-адмирал Саблин, после своеобразного референдума на кораблях ЧФ, дал телеграмму в Киев, что флот становится украинским и отдал приказ поднять на мачтах украинские флаги (напомню, часть кораблей подняла их ранее). Но на Севастополь шли немецкие войска, которые остановили Болбочана: ведь УНР отказалась от Крыма, поэтому город и флот берем мы, а не вы! И Саблин не выдержал ‒ 30 апреля он вывел 19 кораблей в Новороссийск, где большинство их было затоплено по тайному приказу Ленина. Однако часть кораблей (семь эсминцев, гидрокрейсер «Троян» и линкор «Воля») вернулась назад в Севастополь. Из них была сформирована флотилия во главе с контр-адмиралом Бурлием.

1 мая 1918 года в Севастополь вошли немцы. 4 мая они объявили украинские корабли временно пленными. На них были подняты немецкие флаги. В руках украинской власти, которую тогда же, 29 апреля, возглавил генерал Скоропадский, провозгласивший себя гетманом, остались несколько военных кораблей в других портах юга Украины, но кораблей исключительно легкого класса, подразделения морской пехоты и торговый флот Черного моря, плававший под украинским флагами до конца 1918 года, до интервенции Антанты. А еще гидроавиация ‒ 20 самолетов, что было немалой силой.

Иными словами, тогдашние руководители УНР погубили попытку военных и местных украинских патриотов создать мощный флот для Украинского государства. Но моряки не падали духом. Контр-адмирал Вячеслав Клочковский, заместивший Остроградского в Севастополе, шаг за шагом почти весь личный состав флота в Крыму перевел на украинскую службу. Опять на мачтах кораблей запестрели сине-желтые флаги. В течение 1918 года была создана Украинская морская пехота в составе трех полков. Ее возглавил контр-адмирал Михаил Билинский. Началась достройка линкоров и крейсеров на верфи в Николаеве. Но наступил ноябрь…

В тему: Воспоминания Скоропадского: утопия порядка среди революционного моря

Германия капитулировала, Скоропадский издал грамоту о вхождении Украины в состав России, началось антигетманское восстание во главе с Директорией, в Причерноморье высадились войска Антанты, сделавшие ставку на «единую и неделимую Россию». Противодействуя кораблям Антанты, обеспечивающим высадку десанта белогвардейцев в Одессе, в неравном бою погиб украинский легкий крейсер «Гетман Сагайдачный». Другие корабли флота достались Антанте: на них уже практически не осталось моряков. Кто хотел, пошел в морскую пехоту УНР, кто хотел ‒ к большевикам. В конце концов, остатки флота были выведены за границу, преимущественно в Бизерту (северная Африка), где прекратили существование.

В итоге Украина на долгие годы осталась без своего военного флота, а вскоре вообще потеряла независимость. А если бы руководители УНР понимали значение мощного военного флота для утверждения независимого государства, если бы в конце 1917 ‒ начале 1918 годов воспользовались шансом установить контроль со стороны УНР над всем мощным ЧФ, то события в Крыму и на юге Украины могли бы пойти совсем по-другому, что существенно повлияло бы на общую ситуацию.

Вторая попытка

Современные Военно-морские cилы Украины (ВМСУ) возникли в результате усилий большой группы офицеров-патриотов и под давлением со стороны национально-демократических партий в первой половине 1992 года. Тогда существовала реальная возможность перевести под юрисдикцию Украины если не весь Черноморский флот, оставшийся от СССР, то, по крайней мере, его большую часть (о ряде связанных с этим обстоятельствах читайте в материале«Борьба за украинский Севастополь»). Но так не произошло.

В тему: Как делили Черноморский флот Украина и Россия: едва не дошло до войны

Более пяти лет продолжалось своеобразное соревнование между Киевом и Москвой за справедливое разделение Черноморского флота и за реальный, а не формальный контроль над его главной базой ‒ Севастополем. Со стороны российских адмиралов не раз звучали пренебрежительные заявления: мол, зачем украинцам флот? Дадим им десяток катеров, чтобы могли гоняться за контрабандистами, и хватит! В конце концов, во время раздела флота в 1997 году ВМСУ (которые к тому времени уже имели в своем составе фрегат «Гетман Сагайдачный», корабль управления «Славутич» и ряд других боевых единиц) получили 250 боевых кораблей и вспомогательных судов. Спустя десятилетие в составе украинского флота осталось 35 боевых единиц и 60 вспомогательных. И то ‒ многие из этих боевых стали небоеспособными…

Еще в начале 2000-х в составе ВМСУ были четыре фрегата («Сагайдачный», «Севастополь», «Николаев» и «Днепропетровск»), из которых вскоре остался только один ‒ «Гетман Сагайдачный», флагман ВМСУ, требующий серьезного ремонта. Два фрегата пошли на металлолом, «Севастополь» ждал (и дождался) своей очереди быть порезанным на металл…

Как происходила операция по «кастрации» только что созданного украинского флота, можно проследить на одном примечательном примере. В начале декабря 2004 года, между вторым и «третьим» туром президентских выборов, Кабмин Януковича (которому тогда уже было высказано парламентское недоверие) дал очень сомнительный с точки зрения законности «зеленый свет» решению Минобороны по списанию 30 боевых и вспомогательных кораблей, среди которых были упомянутый уже фрегат «Севастополь», корвет «Изяслав» и ракетный катер «Умань». Информагентства при этом ссылались на источник в командовании ВМСУ, утверждавший, что списанные корабли ‒ это практически металлолом, доставшийся Украине после раздела Черноморского флота. «Источник», мягко говоря, говорил неправду.

Президент Украины на торжествах по случаю Дня ВМФ в Одессе, 2016 г.

Президент Украины на торжествах по случаю Дня ВМФ в Одессе, 2016 г.

В тему: «Дело Танасевского»: как Дмитрий Табачник «отмазывал» российских диверсантов

Автор этих строк в 2003 году на вполне законных основаниях побывал на борту фрегата «Севастополь». Этот корабль совсем не походил на металлолом; более того, старшие офицеры ВМС Украины, с которыми я разговаривал, утверждали, что для завершения ремонта корабля, который отвечал основным требованиям к современной боевой единице, достаточно было 30-35 млн гривен, и он бы плавал, по меньшей мере, 10-15 лет. Такая же ситуация тогда была и с рядом других боевых кораблей, уже списанных на металлолом; они подходили для восстановления и длительного использования.

Более того: в крайнем случае, чтобы удешевить ремонт, можно было прибегнуть к операции, которую в свое время проделали большевики с теми линейными кораблями, которые не успел уничтожить флотоненавистник Ульянов-Ленин (это его слова, кстати, повторял бывший секретарь ЦК КПУ по идеологии Леонид Кравчук: «нам нужен не флот, а хотя бы какой-то флотишко»). После смерти Ленина у Советского Союза осталось три линкора в запущенном состоянии и еще один («Фрунзе», бывшая «Полтава») в таком состоянии, что нуждался в капремонте. На все денег не хватало. В итоге были модернизированы три линкора, находящиеся на плаву, а четвертый использован как склад запчастей для них. Поэтому, по мнению ряда флотских офицеров, с которыми я разговаривал в начале 2000-х, из трех однотипных фрегатов, в крайнем случае, вполне можно было сделать два боеспособных. Ту же операцию, вероятно, можно было проделать и с некоторыми другими типами кораблей.

И не следует думать, что такие операции делались только при премьерстве Виктора Януковича. Уже при президентстве Виктора Ющенко в июле 2005 года заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил Украины Григорий Саковский на 5-м телеканале обнародовал некоторые цифры, связанные с планами Киева. Мол, количество кораблей ВМСУ за несколько лет сократится с 35 до 12, но одновременно «количество будет компенсировано качеством», поскольку корабли будут оснащены новейшей компьютерной техникой для уничтожения подводных лодок и разведки акватории Черного моря.

Ведь, мол, сейчас около 20 боевых кораблей и катеров ВМСУ стоят у причалов в ожидании ремонта, то есть они небоеспособны. Кроме того, корвету «Чернигов» уже 24 года, а корвету «Луцк» ‒ 11 лет, а это, мол, очень почтенный возраст для боевых кораблей. Поэтому не надо тратить средства на старые корабли, на их ремонт ‒ надо строить новые. Мол, к 2015 году при условии роста бюджета Минобороны, ВМСУ могли бы получить еще 10-12 новых кораблей ‒ фрегатов, корветов, тральщиков. И первый из них ‒ корвет «Тернополь» ‒ в настоящее время проходит ходовые испытания…

С позиции сегодняшнего дня, думаю, нетрудно оценить позицию и генерала, и всего Генштаба относительно построения новых кораблей и «устарелости» тех, что уже были, и которые тогда имели от 10 до 25 лет. Автор этих строк, когда в Севастополь в начале 2000-х пришел с визитом французский эсминец, поинтересовался датой постройки этого судна. Оказалось: 1967 год. Можете сами посчитать возраст этой боевой единицы ‒ конечно, корабль за эти годы прошел необходимую модернизацию.

Интересно, что в те же годы бывший командующий ВМСУ вице-адмирал Владимир Безкоровайный заявил, что большинство кораблей, доставшихся Украине при разделе Черноморского флота СССР, можно было отремонтировать и использовать для решения задач обороны страны. Зато происходили очень интересные вещи: сначала большие деньги выделялись на ремонт кораблей, а потом эти корабли внезапно списывали и немедленно резали на металлолом. Почему? Зачем? Решение принимал Киев. Как можно было проверить, куда пошли деньги, правильно ли они были использованы? ‒ спрашивал вице-адмирал. И сам отвечал: а никак. И как оценить, что будто бы отремонтированный корабль режут автогеном?

Украинский фрегат «Гетман Сагайдачный»

Украинский фрегат «Гетман Сагайдачный»

Интересно и другое. При президентстве Леонида Кучмы был продан Китаю по цене металлолома (за $ 20 млн) готовый на две трети авианосец «Варяг», который стал после достройки под названием «Ляонин» первым и пока единственным китайским авианосцем. Конечно, Украине корабль такого класса в Черном море не нужен, это корабль для океанских государств. Однако цена его должна была быть на два порядка выше; Украина должна была выторговать еще и участие (за плату, разумеется) в достройке этого корабля уже на базе ВМС Китая Далянь. Полученных денег хватило бы на достройку незавершенных и модернизацию существующих кораблей.

А в придачу при Кучме порезали на металлолом готовый на треть фрегат «Байда Вишневецкий». Недостроенные корветы «Луганск» (две трети готовности) и «Львов» (95% готовности) так и остались недостроенными и при Кравчуке, и при Кучме, и при Ющенко, и при Януковиче (не нашлось нескольких десятков миллионов гривен) ‒ чтобы, в конце концов, стать в 2014 году российскими трофеями вместе с судостроительным заводом «Море» в Феодосии. Ну, а что касается атакующего стратегического крейсера «Украина», который ржавеет в Николаеве возле заводской стены на приколе в состоянии готовности 96%, то он был бы способен своими ракетами уничтожать морские и не только морские цели на расстоянии 600 и более километров.

Ряд специалистов заявляли, что этот крейсер устарел, что его электроника создавалась еще в советское время, и вообще ‒ такой корабль не нужен Украинскому государству, исходя из его военной доктрины. Другие эксперты, напротив, считали нужным провести достройку крейсера (это стоило, по ценам начала 2000-х, от 35 до 70 миллионов) и говорили: еще 15-20 лет после этого он смог бы быть вполне на уровне флотов соседних стран, обеспечив Украине фактический паритет с Россией на Черном море.

А теперь несколько слов о единственной подводной лодке ВМСУ «Запорожье». Россияне в 1997 году передали ее в ужасном состоянии. Однако ее следовало срочно достраивать и использовать как учебно-боевую. Ведь в ВМСУ после раздела Черноморского флота было только пять офицеров с опытом подводных погружений. Поэтому ремонт должен был завершиться в 2004 году.

Однако не завершился. Был другой вариант ‒ две подводные лодки в боеспособном состоянии Украине тогда предлагала Польша, намереваясь заменить их новыми образцами. Это тоже отвергли. Как следствие, в ВСМУ в 2005 году осталось два офицера с опытом подводного плавания, в 2010-м ‒ ни одного. Поэтому в том же 2010 году четыре украинских офицеров-подводников стажировались на должностях вахтенных офицеров и командиров боевых частей проводили на борту единственной боеспособной подводной лодки Черноморского флота России. В июле 2013 года ремонт подводной лодки, наконец, закончился, а 24 марта следующего года ее захватили в Севастополе россияне ...

В общем, создается впечатление, что все прошедшие 25 лет велась активная работа по недопущению развития дееспособных ВМСУ. Кто-то делал это на основании собственного слабоумия, кто-то ‒ исходя из шкурных интересов бизнеса, кто-то ‒ выполняя иностранные директивы. Вторая попытка создания «флота украинского моря» фактически завершилась в марте 2014-го, когда тогдашние руководители правительства не смогли (или не захотели?) организовать вывод сил ВМСУ из Крыма в Одессу. Теперь на очереди ‒ третья, на мой взгляд, решающая, попытка.

Испытание новых катеров ВМС Украины, июнь 2016 года

Испытание новых катеров ВМС Украины, июнь 2016 года

К 2020 году Украина собирается удвоить Военно-Морские Силы (ВМСУ). Такие заявления в прошлом году можно было услышать и от правительства, и от высокопоставленных военных. Три четверти флота государство потеряло в 2014 году в результате захвата Россией Крымского полуострова ‒ вместе с главными базами ВМСУ и кораблями, катерами и вспомогательными судами.

В тему: Крымский позор. Список офицеров - предателей из ВМС Украины

То есть удвоение нынешнего состава флота (а в нем сейчас насчитывается около 40 боевых и вспомогательных единиц) будет означать выход только на половинный численный состав ВМСУ накануне российской агрессии.

Конечно, корабли, катера и суда, которые войдут в состав украинского флота, будут новыми, современными, боеспособными, тогда как половина имеющихся единиц требует ремонта. Но все равно и в 2020 году ВМСУ останутся одними из самых слабых на Черном море, которое при определенных обстоятельствах вполне может превратиться в театр военных действий. Ведь почти все пополнение будет представлять собой боевые катера. В частности, по словам командующего ВМСУ вице-адмирала Игоря Воронченко, в этом году в состав флота должны стать четыре бронекатера типа «Гюрза-М», два десантно-штурмовых катера типа «Кентавр» и одно судно спецназначения.

Кроме катеров, в состав ВМСУ планировали ввести многоцелевой корвет нового типа «Владимир Великий», который строится в Николаеве. Но, по словам начальника Генерального штаба ВСУ генерала армии Виктора Муженко, Украина пока не производит системы оружия для кораблей такого класса. Новый корвет для ВМСУ можно достроить за 3-4 года, отмечает Муженко, однако для этого надо либо форсированными темпами разработать и начать выпуск нужного вооружения, либо где-то его закупить. Пока же выпускают только боевые модули для катеров, способные обеспечить артиллерийский огонь, стрельбу реактивными снарядами и защиту от воздушных атак.

В тему: Позор и трагедия Военно-Морских сил Украины: кто ответит за сдачу эскадры?

Хотя странно: по информации, которую в начале 2000-х я получил от компетентных лиц, уже тогда были разработаны уникальные ракетные системы как наземного, так и корабельного базирования, от которых на Черном море практически не было защиты и которыми можно было с одного залпа уничтожить либо вывести из строя даже ракетный крейсер или легкий авианосец. Но тогда эта разработка, как и другие, не требовалась режиму Кучмы, а сейчас, видимо, конструкторы этого проекта уже давно на пенсии…

Итак, имеем третью за последние сто лет попытку Украинского государства построить флот (предыдущим сюжетам посвящены статьи «Флот Украинского моря: первая попытка» и «Флот Украинского моря: вторая попытка»).

Сегодня в состав ВМСУ входят фрегат «Гетман Сагайдачный» (флагман), корвет «Винница», ракетный катер «Прилуки», шесть артиллерийских катеров, корабль управления «Донбасс», малый разведывательный корабль «Переяслав», средний десантный корабль «Юрий Олефиренко» и около 30 судов и катеров обеспечения. Также ВМСУ включают бригаду и несколько отдельных батальонов морской пехоты и другие наземные части.

Фрегат «Гетман Сагайдачный»

Фрегат «Гетман Сагайдачный»

В тему: Враг у морских ворот Украины — чем их защищать?

Стоит сравнить состав ВМСУ с флотами других черноморских государств. Многочисленные цифры, характеризующие состав тех или иных флотов, могут показаться тяжеловатыми для восприятия, однако это тот случай, когда без цифр невозможно ‒ они нередко говорят сами за себя.

Итак: соседняя Румыния имела 4 фрегата (в том числе 2 – британской постройки), 4 корвета, 6 ракетных катеров, 5 минных кораблей, 1 законсервированную подводную лодку, вертолетную группу (в том числе 3 палубных вертолета IAR-330 «Пума»), батальон морской пехоты, группу подводных диверсантов, 2 дивизиона речных кораблей на Дунае (в том числе дивизион артиллерийских кораблей-мониторов). В целом действующий румынский флот насчитывал 16 боевых кораблей, 20 боевых катеров, 16 вспомогательных судов. В резерве находилось 60 кораблей и катеров. В планах Румынии ‒ приобрести для ВМС 4 многоцелевые ракетные корвета, 4 минных тральщика и корабль обеспечения.

У Болгарии было 4 фрегата, 2 корвета, 3 ракетных катера, около 20 кораблей боевой поддержки (тральщики, десантные корабли, минные заградители, торпедные и артиллерийские катера). Также ВМС Болгарии имеют эскадрилью противолодочных вертолетов Ми-14.

Несравненно более мощным является флот Турции. Сейчас в его боевом составе находятся 13 подводных лодок, 18 фрегатов, 8 корветов, 15 самолетов и 33 вертолета. Общее количество боевых кораблей, судов вспомогательного флота и катеров составляет около 300 единиц. При этом власти Турции взяли курс на удвоение ВМС в ближайшие 10-15 лет и на качественное их переоснащение. При этом 100% новых кораблей будут строиться на турецких морских заводах, частично по немецким, частично по собственным проектам.

Уже построены и введены в состав флота 2 новейших корвета типа «Ада», 2 строятся на Стамбульской военно-морской верфи, еще 4 заказаны частным компаниям, срок завершения серии – 2024 год.

В позапрошлом году заложена ‒ по немецкому проекту ‒ первая подводная лодка серии из 6 однотипных лодок. Эта лодка, названная «Пириреис», должна войти в состав флота в 2020 году.

Запланировано строительство от 4 до 8 фрегатов с мощным вооружением типа TF-2000 и 4 несколько меньших фрегатов типа TF-100.

В Стамбуле быстрыми темпами достраивают 2 новых больших танкодесантных корабля типа «Байрактар», которые должны войти в состав флота в течение 2017 года.

В прошлом году президент Турции Эрдоган принял участие в торжественной церемонии начала строительства в Тузле под Стамбулом УДК (универсального десантного корабля) «Анадолу». Проект разработан турецкими специалистами вместе с испанской компанией «Навантия» на базе УДК «Хуан Карлос I». Этот корабль будет нести на себе авиагруппу из 6 палубных истребителей-бомбардировщиков F-35B, 6 ударных и 8 транспортных вертолетов, а вместе с тем от 4 до 6 десантных катеров, несколько катеров управления и до 20 десантных бронетранспортеров. Кроме того, Эрдоган заявил о намерении Турции построить еще и авианосец, который будет базироваться в Средиземном море.

Эксперты отмечают, что в случае выполнения программы строительства флота примерно в 2025 году Турция войдет в топ-десятку государств с самыми сильными флотами, а дальше, если хватит ресурсов на построение второго УДК типа «Анадолу», выйдет на 8 место в мире.

В тему: Утраченная армия обретенной державы

А теперь ‒ Черноморский флот России. Поскольку все российское, по словам поэта, «аршином общим не измерить» (хотя «аршин» ‒ это именно российская мера длины), то корабли ЧФ сохранили советскую классификацию. Однако мы переведем ее в общемировую. Итак: в составе флота ракетный крейсер «Москва» (флагман), 6 фрегатов (еще один завершает государственные испытания), 12 корветов (плюс 1 спущен на воду), 7 подводных лодок, 5 ракетных катеров, 7 больших десантных кораблей, 5 десантных катеров, 4 средних разведывательных корабля, 5 противодиверсионных катеров, 7 тральщиков и несколько десятков кораблей, судов и катеров обеспечения.

А в придачу ‒ мощные силы морской пехоты и несколько бригад и полков береговой обороны, штурмовой и разведывательно-противолодочный авиаполки. Стоит обратить внимание на большие десантные возможности Черноморского флота. К 2020 году планируется включение в состав ЧФ еще около 20 боевых единиц и судов обеспечения. Кроме того, Россия удерживает захваченные в Крыму украинские корабли: 5 корветов, 2 тральщика, подводную лодку, корабль управления, большой десантный корабль и 2 недостроенных корвета высокой степени готовности в Феодосии.

Корабли Черноморского флота во время парада Победы в Севастополе, 2014 год

Корабли Черноморского флота во время парада Победы в Севастополе, 2014 год

Ко всему этому добавим квазигосударство Абхазию (реально ‒ российский протекторат), у которой есть, по данным СМИ, несколько боевых катеров, в том числе и ракетных, и сторожевик. И при этом она не несет никакой юридической ответственности за действия своего флота (на котором служат, кстати, почти исключительно лица с российскими паспортами ‒ ведь большинство жителей этой территории имеют российское гражданство). Резать на металлолом свои боевые единицы Абхазия не собирается.

Что же касается Грузии, то после войны 2008 года она вынуждена была расформировать свои не слишком мощные ВМС, потеряв большую часть их состава – осталось 5 боевых катеров и 2 малых десантных корабля, подаренные Болгарией и переданные пограничной службе.

И если со стороны флотов стран НАТО агрессивных действий ожидать не приходится, то со стороны России такие действия были еще до оккупации Крыма. Вспомним захват морской пехотой Черноморского флота маяков не только на территории Крыма, но и в Геническе, и выход в 2008 году из Северной бухты Севастополя российской эскадры для нападения на грузинское побережье, несмотря на запрет со стороны украинской власти.

Да и после оккупации Крыма ЧФ активно действует против Украины, в частности прикрывая незаконную разведку российскими компаниями нефтегазовых месторождений на украинской части черноморского шельфа (скажем, не так давно российские снайперы обстреляли водолазное судно ВМСУ «Почаев»). Поэтому даже удвоенный по сравнению с нынешним флот вряд ли сможет защитить украинское побережье от серьезной атаки ‒ максимум от высадки разведывательно-диверсионных групп под прикрытием нескольких катеров, если на Черном море снова начнется «гибридная» война. Поэтому нужно как можно быстрее разворачивать ударные авиационные группы и береговые ракетные комплексы, чтобы оградиться от вполне возможного нападения основных сил Черноморского флота России.

В целом же должно быть ясно: третья попытка создания дееспособных ВМСУ является решающей, и от успехов на этом поле зависит судьба Украины как черноморской державы. Разумеется, оптимальным для обеспечения национальной безопасности для Украины стало бы вступление в НАТО. Собственно, если бы Грузия и Украина были членами Альянса, то агрессия со стороны России, даже «гибридная», стала бы маловероятной. Но исходить следует из существующих геополитических реалий, в силу необходимости мобилизуя украинскую экономику на обеспечение потребностей обороны.

Сергей Грабовский, специально для опубликовано в изданииКрым.Реалии


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

20:01
В четверг в Украине сухо, от +17 на севере до +22 градусов на юге (КАРТА)
19:40
Ежегодно территория Украины увеличивается на 8-10 гектаров благодаря Дунаю
19:20
5 лет понадобилось прокурорам, чтобы вернуть ВСУ 300 гектаров «приватизированного» полигона
19:01
США предложили Украине помощь в реформации насировщины и азаровщины
18:45
Барна солгал и таки написал заявление в ГПУ на митингующих, его опплевавших
18:29
Міжнародний трибунал оголосить вирок Ратко Младичу 22 листопада
18:01
Подконтрольная Коломойскому «Укртатнафта» подозревается в хищении из подконтрольного ему же Приватбанка
17:46
Російським банкам критично не вистачає валюти для виконання зобов’язань перед клієнтами
17:28
Уряд Польщі планує активно залучати українських медиків
16:58
Левочкину мерещатся киллеры Авакова, в МВД считают, что это бред уголовника, который должен «сесть»

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере,