Судейский гуманизм Виктории Чередник

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Оправдательные приговоры все чаще стали появляться в практике судов, судей и кандидатов в заключенные. А зная факты, которые становились поводами для уголовного преследования, складывается впечатление, что оправдать наши судьи готовы все, что угодно.

До сих пор о нашем суде говорили, что он — рудимент советской эпохи. Мол, судьи нацелены на обвинительный приговор. А оправдательных — ноль целых, ноль десятых. И обычно объясняли это крепкой спайкой суда с прокуратурой, которая поддерживает обвинение в суде. Якобы если судья пойдет против обвинителей, то и сам станет впоследствии их мишенью, невзирая на независимость и пожизненное назначение.

Так было, но с началом реформ ситуация стала резко меняться. Оправдательные приговоры стали появляться в практике судов, судей и кандидатов в заключенные. А зная факты, которые становились поводами для уголовного преследования, складывается впечатление, что оправдать наши судьи готовы все, что угодно. Словно они долго терпели иго обвинителей, а теперь открылись шлюзы, и все их человеколюбие хлынуло в приговоры.

В июле 2013 года проезжавшая по улице Клочковской в Харькове маршрутка сбила перебегавшего проезжую часть гражданина. Насмерть. Водитель с места ДТП скрываться не пытался и дал показания правоохранителям. Из всего следовало, что гражданин перебегал дорогу в неположенном месте и появился перед маршруткой внезапно. Настолько, что у водителя не было никакой возможности ни затормозить, ни свернуть в сторону. Потом возникли вопросы о состоянии гражданина, о том, что именно он принимал внутрь незадолго до того, как попасть под колеса.

Следователь Роман Остропилец, принявший материалы по этому ДТП, по словам самого водителя, сказал ему, что дело можно с чистой совестью закрыть. Но потом добавил, что не отказался бы от денег — за закрытие. И назвал такую сумму, которую водитель не смог бы найти, даже если бы все его родственники разом бросили есть и пить. Поэтому в ходе упорных торгов договаривающиеся стороны сторговались на трех тысячах долларов, которые водитель должен был передать в два захода. Или транша, говоря языком современным.

Водитель, хоть и понимал, что от следователя может что-то зависеть, но коррупцию не поощрял. Тем более, что ему предстояло расстаться с деньгами из собственного кармана в обмен на отсутствие услуги как таковой. Ситуация чем-то напоминала банальный рэкет. А потому он обратился в управление внутренней безопасности с заявлением. Там в ситуацию вникли и стали готовить операцию по поимке взяточника-следователя с поличным. Подготовили деньги, пометили их, переписали номера купюр и отправили будущую жертву коррупции договариваться о закрытии дела.

Следователь Остропилец получал деньги в два захода. Сначала 1300 долларов, потом — 1700. Во время получения второй части взятки он был задержан сотрудниками УВБ и прокуратуры. По этому факту было возбуждено уголовное дело. Дальше были допросы, очные ставки, экспертизы и снова допросы.

С точки зрения следствия — обычная рутина. И в конце прошлого года дело попало в суд... В свете реформ и нынешних тенденций можно было бы ожидать, что должностное лицо, получившее взятку, поплатится своей свободой. Но случилось то, что случилось. Судья Виктория Чередник полностью оправдала обвиняемого. Торжество гуманизма! Наш украинский суд — самый гуманный суд в мире!

Вообще-то, если прочитать приговор в ее исполнении, а затем еще и вникнуть в него, со многими положениями этого шедевра гуманизма можно поспорить.

В тему: Судья Оксана Эпель: богатый, но малограмотный судья успешно строит карьеру

«Вказані в протоколах огляду та вручення заздалегідь ідентифікованих засобів-грошових купюр від 19.10.2013 року та 31.10.2013 року, а також показання ОСОБА_5 в судовому засіданні про належність грошових коштів саме йому, суд ставить під сумнів та вважає такі відомості недостовірними» — пишет судья Чередник. Но дело рассматривает о получении взятки следователем. Номера купюр, предназначенных для передачи в качестве взятки, были переписаны, а сами деньги — помечены. И раз они каким-то чудесным образом сумели переместиться из кармана взяткодателя в карман получателя взятки — вот бы суд и выяснил, что это было. Самопроизвольная телепортация по причине специфического устройства стодолларовых купюр? Или все же передача взятки?

«В судовому засіданні ОСОБА_5 вказав суду, що помічені грошові кошти на протязі двух тижнів він приховував у себе, що свідчить про відсутність контролю з боку правоохоронних органів за переміщенням даних грошових коштів, тобто неможливості в подальшому ідентифікувати вказані в обинувальному акті грошові кошти.

Про це свідчить протокол огляду та вручення заздалегідь ідентифікованих засобів-грошових купюр від 19.10.2013 року, де ідентифікаційний номер купюри НВ 62464335L, не відповідає номеру купюри, який вказаний ксерокопії купюри, яка знаходиться в матеріалах справи, а саме купюра під № 7 — KD 80658173A (додаток до протоколу)» — указывает судья Чередник. А на сравнение номеров купюр суда уже не хватило.

Даже если взяткодатель ходил вне поля зрения сотрудников прокуратуры и УВБ с деньгами — всегда можно сравнить их номера и проверить метки. И даже если после передачи в кармане следователя обнаружилась посторонняя купюра, ничто не мешало суду прояснить, каким образом в этот карман попали остальные, которые предназначались именно для передачи взятки.

«В протоколах негласних слідчих дій є посилання на ухвалу Апеляційного суду Харківської області від 11.10.2013 року на підставі якої проводились негласні слідчі дії, по кримінальному провадженню № 42013220000000290, внесених в Єдиний реєстр досудових розслідувань за ст. 364 ч.3 КК України, відповідно витягу з Єдиного реєстру, наданого слідчим 31.10.2013 року, однак, як доказ ця ухвала суду не надана. Як на досудовому слідстві так і в судових засіданнях ухвала на проведення негласних слідчих дій прокурором до суду не надана, тому суд не може прийняти ці протоколи як допустимі і належні докази» — утверждает судья Чередник.

Но и тут любой следователь или судья объяснил бы ей, что постановления о проведении негласных следственных действий — секретные. И рассекретить их может только суд, который принимал постановление. Никакой следователь рассекретить такое постановление не может. Поэтому суд, рассматривающий уголовное дело, может обратиться с ходатайством и получить рассекреченное постановление. Но судья Чередник не попыталась получить постановление. Просто написала, что его нет.

В тему: Судья Высшего хозсуда Украины Владимир Карабань: «карманный судья» при любой власти

Подобных моментов в приговоре еще хватает. Их перечисление будет очень долгим. Если к обсуждению подключить защиту и обвинение — у каждой из сторон найдутся свои аргументы. Получится долгий-долгий юридический диспут. Но разговор вовсе не об этом.

Все, написанное в приговоре судьей Чередник, даже если его не оспаривать, тянет на докладную записку. Мол, оперативники и следствие работали некачественно, допустили большое количество ляпов. Пусть даже так. Поставить им на вид! Вот и весь смысл того, что судья Чередник именует приговором.

Самое главное — факт перемещения денег из кармана взяткодателя в карман следователя Остропильца — судья рассматривать не пожелала. И тут все становится на свои места. Если в уголовном деле по взятке рассматривать факт получения должностным лицом взятки — последнее должно получить наказание. Если же рассматривать все, что угодно, кроме самой взятки — вместо приговора получится докладная записка. Или эссе. Можно написать в стихах — будет поэма. Но суд свою функцию не выполнит.

Так и сейчас. В результате такого рассмотрения уголовного дела по факту получения следователем Остропильцем взятки суд занимался всем, чем угодно, только не рассмотрением дела. Судья Чередник в своем приговоре по большей части критикует работу следствия. И читая текст приговора, понимаешь — ей это очень интересно. Возможно, интересны такие проблемы еще нескольким десяткам или юристов. Наверняка на эти темы пишутся объемные доклады, монографии и диссертации. Но их обычно пишут для университетов или научных институтов. А тут районный суд вдруг стал дискуссионной площадкой.

В тему: Досудился. Судья Брянковского горсуда Виталий Снегирев

Что же до гуманных приговоров — это уже становится традицией. В конце прошлого года судья Чередник оправдала следователя, получившего взятку. Первые соображения по этому поводу имели конспирологический оттенок. Судите сами: отец следователя — судья Дергачевского районного суда, мать — адвокат в том же районе. Как тут не уверовать в межрайонный судейский сговор?

Совсем недавно судья Чередник решила, что пророссийские боевики, захватывавшие Харьковскую облгосадминистрацию в марте 2014-го, избивавшие харьковчан, глумившиеся над самим государством Украина, именем которого судит судья Чередник, могут отправиться по домам восвояси. Все, что от них требуется — уплатить по нескольку тысяч гривен.

При таком гуманном отношении к обвиняемым она имеет большие шансы стать самой популярной судьей в регионе. Если бы у каждого подсудимого была возможность выбрать себе судью — Чередник была бы просто вне конкуренции.

Сергей Ермаков, Харьков криминальный, специально для издания Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов н