Три мифа о работе «Зеленстроя», опровергнутые на собственном опыте

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Говорят, чтобы привычка закрепилась в бессознательном, нужно повторять определенное действие в течение 40 дней. Ровно столько я проработала озеленителем в «Зеленстрой» одного из районов Киева. А свой опыт подытожила посредством анализа самых популярных мифов о работе этой коммунальной службы - мифов, которые и сама до недавнего времени разделяла.

Как и другие коммунальные предприятия Киева, КП СЗН, или Коммунальные предприятия по содержанию зеленых насаждений основаны на собственности районных общин и воспроизводят районное деление. Коллектив предприятия определенного района поделен на бригады по территориальному и функциональному принципу. Так, КП СЗН Голосеевского района, куда я весной 2018 года устроилась озеленителем ІІІ (самого низкого) разряда, разделено на 5 территориальных единиц, обслуживаемых 5 бригадами. Хотя гендерное разделение нигде не прописано, считается само собой разумеющимся, что такие бригады на 90% состоят из женщин (ведь мужчин не хватает для «тяжелых» работ - фактически, работ с техникой).

Кроме территориальных, есть несколько «мужских» бригад, сформированных по функциональному принципу. Они выполняют ремонтные работы в парках и скверах и работают с техникой (тракторы, мотоблоки, поливочные машины и т. д.). Отдельно в теплице, расположенной в Голосеевском парке, в относительно привилегированных условиях выращивает рассаду еще одна женская бригада.

Я попала в бригаду № 1, которая ухаживает за участком между станциями метро «Льва Толстого» и «Лыбидская»; с востока территория бригады ограничена улицей Большой Васильковской, где проходит граница Голосеевского и Печерского районов, а с запада - линией железной дороги.

Голосеевский район для своего эксперимента я выбрала просто потому, что увидела на сайте rabota.ua объявление именно Голосеевского КП СЗН. Объявление обещало заработную плату «от 7000 грн» и 8-часовой рабочий день с полным соцпакетом, была упомянута также возможность получения путевок на базу отдыха в Херсонской области. Обязанности озеленителей-женщин были описаны как уход за клумбами и зелеными насаждениями (газоны, парки, скверы, бульвары), а мужчин - обрезка деревьев, стрижка газонов и другие работы с техникой. Как оказалось впоследствии, не все было правдой даже в этом невинном объявлении.

В тему: Деньги со свалки

Миф 1. Работники Зеленстроя - те же садоводы, только в городе

Конечно же, зеленстроевцы действительно содержат зеленые насаждения Киева, то есть выполняют весь спектр работ по уходу за растениями: сажают, поливают и пропалывают цветы; высевают, подсевают и подстригают газоны; сажают и обрезают деревья (чем нажили недобрую славу среди сознательных киевлян), и это не миф. Но при найме на должность озеленителя отдел кадров незаметно прибегает к замалчиванию, потому перечень этот не исчерпывающий. В нем не хватает едва ли не самого тяжелого и безусловно наиболее неприятного элемента - уборки.

Как я мимоходом выяснила во время собеседования со своим будущим мастером (руководительницей бригады), убирают, то есть выполняют обязанности дворников в этих самых зеленых насаждениях те же женщины и девушки, которые за ними ухаживают. Для нашей бригады из 6-ти женщин (вместе со мной) это означало, что помимо своих основных обязанностей, которые варьируются от сезона к сезону, мы должны ежедневно, в любую погоду убирать 4 больших сквера, несколько маленьких и энное количество метров газонов вдоль проезжей части улиц.

Поскольку территория огромная, и даже чтобы просто ее обойти, нужно не менее двух часов, ее поделили на 3 меньшие зоны и закрепили их за тремя работницами. Эти зоны надо было ежедневно убрать, а именно: собрать весь видимый мусор на газонах, замести наиболее очевидные скопления окурков и опорожнить урны. Успеть надо было за первые 2 - максимум 2,5 часа рабочего дня.

Наша бригада состояла из женщин разного возраста, причем старшие работницы были опытными в садовых работах. Чтобы их освободить, большую часть уборки пытаются повесить на младших и более ловких коллег. Поэтому уже на 10-й день мне торжественно «доверили» ежедневно убирать грязную зону в компетенции нашей бригады - три огромных сквера возле метро «Лыбидская». Дело было весной, и теплее становилось, тем больше людей использовали лавочки и прилегающие склоны для обильных алко-пикников с продукцией из соседних «Ашана» и фаст-фудов. Чтобы успеть убрать хотя бы до 9:30, мне приходилось чуть ли не бегать по газонам с наколкой и пакетами для мусора.

С пакетами, кстати, тоже не все гладко, по крайней мере, в Голосеевском районе. Для экономии их не кладут в урну, как это предусматривает инструкция, а высыпают (а то и, в зависимости от конструкции урны, выбирают руками) мусор из всех урн в один пакет, а когда он наполняется - выбрасывают его содержание в бак и используют пакет повторно, и так дважды или трижды.

Даже если не принимать во внимание такие неприятные мелочи как то, что пакет от этого рвется, а перчатки (в месяц выдают 2 пары) - мокнут от остатков кофе и пива, эта «утренняя разминка» - физически и психологически очень непростая работа. Если посчитать весь мусор с газонов и 13-ти урн, принадлежащих к моей вотчине, ежедневно выходило более 10 часто многокилограммовыми (из-за стеклянных бутылок) мешков для мусора, которые надо было еще дотащить до баков.

Однако и это не самое худшее. Кроме ежедневной уборки, которая, по крайней мере, длилась не более 3-х часов, наша бригада должна по мере засорения (раз в неделю или чаще, если скомандует руководство) прочесывать большую территорию, включавшую улицу Саперно-Слободскую от Демеевской площади почти до Южного моста (на нашем сленге «Саперка») и улицу Гринченко вдоль Байкового кладбища. Каким образом «Саперка» касалась нашей бригады (напоминаю, мы занимались участком от площади Льва Толстого до Лыбидской), я так и не выяснила. Подозреваю, ее нас «повесили», как и сам процесс уборки.

Обычно чтобы убрать «Саперку» и Гринченко, мастер делегировала двух, опять-таки, молодых работниц, у которых это отнимало полный рабочий день. За такую смену, вместе с утренней уборкой, мы наматывали не менее 20 километров, постоянно при этом наклоняясь и таская за собой тяжелые мешки с мусором, которые служебная машина забирала только со специально отведенных мест. Всего в моем рабочем расписании уборка занимала не менее 40% рабочего времени.

В тему: Как Украине избавиться от мусора

Миф 2. Работа коммунальщиков не престижная и низкооплачиваемая, однако расслабленная и легкая

В моем воображении работа дворника и, шире, работника коммунальных служб была овеяна романтическим ореолом. В позднесоветские времена целое поколение художников скрывалось от идейного прессинга системы в тихой заводи ЖЭКов: Цой работал в котельной, Мамонов был лифтером ... Если умножить это на работу с растениями, которая является медитативным процессом parexellence, получится идеальный вариант дауншифтинга для свободомыслящего человека с тонкой душевной организацией, думала я. Именно поэтому я не слишком испугалась, когда выяснилось, что мне придется не только полоть и поливать цветы, но и убирать газоны. Именно поэтому не пошла, узнав, что как озеленитель низкого разряда (без опыта работы) в течение первого полугода, а то и дольше, буду получать чистыми не "от 7000 грн”, а в лучшем случае 6800 (подробнее о механизме формирования зарплаты в пункте 3).

Впрочем, как ясно уже из первой части текста, мои фантазии были очень наивными. Рабочий день в нашей бригаде начинался в 7 утра, в отличие от всех других бригад предприятия, которые стартовали в 8. Подозреваю, это своевольное решение при молчаливом согласии других работниц наша мастер приняла в доисторические времена (а работает она на своем посту с конца 1980-х!) из-за того, что нам посчастливилось работать в центральном районе: не дай бог, какой-то чиновник или сам директор предприятия увидит утром на газонах неубранный мусор. Кстати, «в 7» у нас означало, что в 6:50 ты выходишь из бытовки в сменной одежде и фирменном оранжевом жилете. Время на переодевание и сбор инвентаря рабочим почему-то не считалось.

После непрерывного утреннего галопа-уборки максимум, который можно было официально себе позволить - это 10-минутный перекур. Все мои попытки быстро позавтракать после уборки (я не успевала поесть дома) жестко обрывали коллеги. Поэтому я быстро бросила попытки поесть цивилизованно, довольствуясь украдкой купленной булочкой с кофе. Примерно в 9:30 наша начальница сама приходила с утренней планерки в офисе, чтобы осчастливить бригаду раздачей нарядов на текущий рабочий день. Обычно, кроме уборки, мы успевали выполнить по 1-2 задачи на день. Иногда мы работали по двое-трое, иногда - все вместе.

Из весенних работ больше всего мне запомнились два вида. После того, как с газонов сходит снег, их надо прогрести - прочесать специальными граблями-веером. Таким образом помогают молодой траве подняться и вычищают скопившийся за зиму мусора (особенно окурки от сигарет, которые во время регулярных рейдов не убирают из-за элементарной нехватки времени). Поскольку газонов у нас на балансе было немало, грести часто приходилось целый день. Не раз и не два загребание превращалось в сбор с газонов камней и строительного мусора, который там накопся за зиму. Как мне объяснила коллега, закидывая лопатой гравий и гигантские камни на трактор, этот вид работ называется «уборка газонов после зимы».

Когда же на клумбах сходят многолетние цветы, вместе с ними активно прорастают сорняки, которые надо вовремя удалить. Скоростная прополка клумб - второй в моем персональном «топе» навык озеленителя. Поскольку весна в этом году выдалась аномально жаркой, параллельно мне пришлось экстерном усвоить и нормы многочасовой работы на палящем солнце, придумывая целые квесты, как ухватить бутылку с водой во время пеших «марш-бросков» с тяжелым инструментом (лопата, грабли, сапа) к той или другой клумбе. Такие мелочи, как «водичка», руководство, опять-таки, не интересуют. Из всех норм работы на солнце неуклонно следят за выполнением только одной - наличие головного убора, потому что за его отсутствие могут снять премию с бригады.

В этом контексте стоит вспомнить об обеде: у нас его не было. Кухня в нашей бытовке, хорошо оборудованная, с холодильником и электроплитой, оказалась бутафорской, ею никто не пользовался. Во время собеседования мне торжественно объявили, что наша бригада «договорилась» работать без обеда, чтобы освобождаться на полчаса раньше. Учитывая раннее начало рабочего дня, это значило свободу уже в 15:30, и я сначала не обратила на украденные законные 30 минут обеденного перерыва.

На самом деле такой график воровал гораздо больше времени: вечернее переодевание, так же и утреннее, а иногда и прогулка пешком до бытовки в рабочее время не зачислялись. К тому же, после работы без обеда (а порой и без завтрака) мы все были совершенно истощены и очень голодны. Нормальной считалась ситуация, когда мастер позволяла нам идти домой ближе к 16-й (так как много работы), и это означало лишь то, что тебе разрешено отправляться в сторону дома: пару километров с тяжелым инструментом возвращаться к бытовке. И хорошо, если была возможность подъехать на тракторе или троллейбусе. Если добавить сюда очередь к умывальнику, чтобы хоть немного смыть с себя землю, получалось, что конец рабочего дня и реальный уыход с работы разделяло не менее часа.

При этом опоздание или маленькая задержка на любом этапе (скажем, между утренней уборкой и основной задачей), или просто медленная, по мнению мастера, работа, приводили к бесконечным нотациям и крикам с ее стороны: общаться с подчиненными здесь привыкли исключительно в худших традициях советской школы. Все эти «ты смотри, она решила пообедать», «ты что, не хочешь заработать копейку?» И «начинай работать, иначе нам придется расстаться» тоже не добавляли сил.

Работая в таком ритме, я зафиксировала, что думать о чем-то другом, кроме еды и своего жалкого морального состояния, я могу только ближе к 19 часам. А там не за горами было приготовление ко сну и подъем в 5:30.

Миф 3. Корень проблем «Зеленстроя», как и других коммунальных служб - в унаследованных от Советского Союза структуре и принципах работы, а также в низких зарплатах

Скажу сразу, что ситуация комплексная и однозначный ответ на вопрос, что это миф, дать сложно. На первый взгляд, это утверждение близко к истине. Жесткая иерархия директор-мастер-рабочий, квадратно-гнездовой метод работы, манера общения, когда ежедневный крик и оскорбления считаются нормой, все эти планерки, разнарядки и бытовки - все свидетельствует о том, что «Зеленстрой» - структура столь же архаичная, как и словарь, который используют его работники.

В пользу этого говорит и повсеместное распространение желание низших по рангу (мастера, бригадира) выслужиться перед старшими, повесить на подчиненных еще больше объектов, за которыми надо ухаживать - не важно, какой ценой. Так, только за время моей работы у бригады наметился дополнительный участок, сквер возле только что построенной многоэтажки на улице Ямской. По плану мастера, убирать его была должна также я - утром, после «Лыбидской».

А еще - постоянное использование тактики «потемкинских деревень». Мне запомнился случай, как ранней весной посреди рабочего дня двух девушек из нашей бригады срочно отправили убирать окурки в лунках деревьев вдоль всей улицы Большой Васильковской (а это 4,5 километра почти сплошь посаженных деревьев), потому что там должен был прогуливаться Кличко с директором предприятия. В тот день мои коллеги задержались как минимум на 1,5 часа. Или как мы все добровольно-принудительно вышли в субботу, чтобы успеть высадить цветы в вазонах на той же Большой Васильковской накануне проведения там марафона. Конечно, этот день нам оплатили по двойному тарифу, но учитывая, что это был конец второй недели без выходных (перед тем мы отрабатывали майские праздники), деньги меня интересовали меньше, чем сон.

В тему: Отбросы общества. Как Украина загибается от мусора

Наконец, одной из ключевых причин неэффективности коммунальных служб в постсоветских городах является подход, который я метафорически окрестила «не наше». С вездесущим «не наше» я столкнулась, учась убирать. Наука эта на самом деле не столь легкая, как может показаться - ведь убирать надо не качественно, как мне хотелось (то есть ликвидировать весь мусор), а так, чтобы создать впечатление чистоты определенного участка за отведенное время. Можно было бы написать целую методичку о том, где и какой мусор надо убирать, а какой стоит оставлять; в какой руке держать наколку для мусора, а в какой мешок, и куда при этом девать веник; где нужно собирать «бычки», а где стоит сделать вид, что их нет.

Одним из ключевых правил в этой методичке была бы непреклонность перед «чужим» мусором, то есть мусором в чужой юрисдикции. На практике это означало, что на газоне бумажки или пластиковые пакеты собирать надо, а на близлежащем к этому газону тротуаре или дороге, которые уже не являются сквером - запрещено, ведь это «замедляет работу». Поэтому стоило мне потянуться к «чужой» бумажке, как коллеги в унисон кричали: «Не наше!». Никого не волновало, что между «нашим» и «не нашим» мусором может быть 20 см, и такое абсурдное разделение превращает уборку в сизифов труд, ведь после него банально не становится чисто. Впоследствии я научилась убирать наиболее вопиющее «не наше» украдкой, а через некоторое время с сожалением констатировала в себе зарождение профессионального цинизма и равнодушия к «чужому».

Кейс «не нашего» проливает свет не только не проблемы Зеленстроя, но и на проблемы других коммунальных служб постсоветских городов (грязные улицы, несвоевременный вывоз мусора и т. д.). Как показал мой опыт, дело не в том, что коммунальщики мало и/или плохо работают. Значительная часть проблем происходит от того, что коммунальные службы организованы не по территориальному принципу (communitybased approach - есть общество и есть дворник, обслуживающий скажем, определенный квартал), а по ведомственному разделению.

За территорию вокруг одного дома могут отвечать 4 различных ведомства, согласовать работу которых практически невозможно: двором занимается дворник от ЖЭКа, газоном - «Зеленстрой», проезжей частью - «Автодор», а магазины, расположенные в том же доме, убирают свою территорию сами. В этих условиях и возникает теория «не нашего» и практика подбрасывать свой мусор на «чужую» территорию (скажем, нормальным считается сбросить бумажку на дорогу) или в «чужой» мусорный бак. Понятно, что ведомственное разделение, которое приводит к абсурду - это также элемент советского наследства.

И все же в спешке, которая часто является истинной причиной некачественного выполнения работ со стороны коммунальщиков, есть не только советские, но и вполне рыночные корни. Она является очевидным следствием того, что коммунальным предприятиям и их работникам приходится выживать во все более жестких условиях неолиберализма. Напомню, что, согласно своему определению, любое коммунальное предприятие в Украине может осуществлять производственную, научно-исследовательскую и коммерческую деятельность с целью получения соответствующей прибыли.

Этим правом «Зеленстрой» активно пользуется не только с целью обогащения руководства, но и для того, чтобы держать зарплату на минимально конкурентоспособном для Киева уровне. Так, моя ставка озеленителя ІІІ розряда составила 4900 грн, а остальную плату образовывала премия, начисляемая всем работникам предприятия в соответствии с количеством выполненных им в этом месяце подрядов (коммерческих заказов). Именно благодаря премии на должности озеленителя хоть кто-то соглашается работать, а заработная плата на уровне 9-10 тысяч гривен для работников с опытом (озеленитель V разряда) и возможность бесплатного проживания в общежитии даже делают эту работу привлекательной для приезжих из других городов и, особенно, сел.

В тему: «Люди спрашивали нас, не сошли ли мы с ума»

И в этом вроде бы нет ничего плохого, вот только на выполнение подрядов с каждой бригады регулярно отправляют одного или двух лучших работников, причем существенно увеличивается нагрузка на тех, кто остается. Если бригада небольшая, то и без того немалые объемы работы становятся просто неподъемными, что и оборачивается формалистическим, небрежным подходом. Это не только философия «не нашего», но и правило убирать - кроме случаев очковтирательства (как, например с Кличко) - только видимый мусор, оставляя при этом мелкий (крышки от бутылок, разбитое стекло и, хуже всего, окурки). Эту тенденцию можно заметить, правда, в меньшей степени, и в подходе к садовым работам, когда после покоса сгребают не всю траву («все равно сгорит на солнце») или сорняки не пропалывают, а срезают сапой («все равно новые вырастут»). Там, где советские атавизмы пересекаются с новыми рыночными подходами, возникают абсурдные идеологические гибриды и худшие практические результаты.

Вместо послесловия

В одну из рабочих суббот мая мы с коллегой, молодой женщиной-алкоголичкой, убирали пресловутые лунки на Большой Васильковской - очередное очковтирательство накануне марафона. Я вспомнила, как в прошлом году сама участвовала в майском забеге, посмотрела на ситуацию со стороны и поняла, что с меня достаточно: работая в Зеленстрое, у меня не было ни времени, ни сил на спорт или любые другие увлечения. Узнать, была ли мифом база отдыха в Херсонской области, мне так и не пришлось.

Ольга Папаш, опубликовано в издании  Політична критика

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com