Ускорить “скорые”. Как проходит реформа экстренной медицинской помощи

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

О реформировании диспетчерских, приемных отделений, разнице между скорой и неотложной помощью и единой электронной системе «Централь 103» рассказал руководитель проекта по оптимизации работы оперативно-диспетчерских служб Министерства здравохранения (МЗ) Роман Ланский.

Бригады скорой помощи должны прибывать на вызов за 10 минут в городах и за 20 мин в селах, отмечает издание Тиждень. Однако часто они не укладываются в это время по разным причинам: удаленность, неоптимизированные диспетчерские, устаревшие методы работы. Нередко сами люди не понимают, в каких случаях следует вызвать экстренную медицинскую помощь, и требуют ее при повышенной температуре, хотя в законе написано, что она выезжает только в случае угрозы жизни и здоровью. О реформировании диспетчерских, приемных отделений, разнице между скорой и неотложной помощью и единой электронной системе «Централь 103» Тижню рассказал руководитель проекта по оптимизации работы оперативно-диспетчерских служб Министерства здравохранения (МЗ) Роман Ланский.

О цифровых и аналоговых диспетчерские

В Украине есть два типа диспетчерских: «здорового человека» и «курильщика». Диспетчерская «здорового человека» - это когда вся область (а центры экстренной медицинской помощи - областные) подключена к одной центральной диспетчерской. В них поставлен правильный цифровой процесс: человек сидит в call-центре, обрабатывает вызов, заполняет заявку, направляет его тому, кто видит на карте все бригады скорой, прикрепляет к одной из них эту заявку, бригада едет на вызов. В такой ситуации прием вызова продолжается примерно минуту. Проезд в областях, где есть такие диспетчерские, занимает примерно 12 мин в городской местности.

В тему: Реформа скорой медпомощи: будет больно и медикам, и пациентам

Диспетчерская «курильщика» - это когда единой диспетчерской нет, в каждом районе или городе есть диспетчерский пункт, там человек поднимает трубку и записывает на бумажку все, что вы ему скажете. Тогда звонит на другой уровень диспетчерской, передиктовывает все услышанное, далее информация передается на подстанцию, которой это касается, - все это в аналоговом режиме, переписывая с бумажки на бумажку, - и тогда она доходит до бригады. Но поскольку нет никакого GPS-контроля, то бригада может выехать позже или заехать куда-нибудь по дороге. В такой диспетчерской прием вызова длится от 4 мин до 8 мин.

Еще до того как мы стали заниматься реформой, ряд областей начали создавать себе центральные диспетчерские. На тот момент их было восемь на разных этапах развития. Сегодня их уже 17, в общем должно быть 25. В этом году команда МЗ добилась выделения средств на достройку диспетчерских там, где их нет, уже шесть регионов провели тендер и начали строить. К концу 2019-го планируется примерно 20. Это означает, что в 20 областях приезд скорой будет гораздо быстрее.

Я был в некоторых странах, наблюдал, как это работает там. Примерно одинаково. Вопрос в том, насколько хорошее обеспечение. В диспетчерской в Арканзасе три монитора, а в Ивано-Франковске два. Сам процесс везде похож. Но IT-системы, которая делает из этого всего единую экосистему, я не увидел ни в одной стране.

В тему: Радуцький: Рада має лише пів року на ухвалення “медичних” законів, реформа має багато позитиву

Об электронной отчетности вместо гор бумаги

Когда пытаешься что-то изменить, прежде всего надо иметь об этом информацию. Об экстренке у нас не было информации вовсе. Потому что в этой сфере вся отчетность на бумаге. В течение каждого вызова генерируется четыре листа отчетов. Первый заполняет диспетчер о том, что он принял; есть форма 110, в которой бригада пишет, что она делала, есть форма 114 госпитализации пациента, также есть специальные бумажные журналы вызовов. За день бригада осуществляет в среднем 15-20 выездов, соответственно заполняет 60-80 листов. Вся эта бумага от более 3 тыс. бригад образует отчетность.

Статисту в центральной диспетчерской привозят эти кипы, а он переписывает их в журналы. В конце эта статистика раз в год попадает в Минздрав, часто со страшными ошибками: в одной колонке может быть написано, что непрофильных вызовов 7-8%, а в соседней - что доставкой в больницу закончилось только 25% вызовов. Так если три четверти вызовов даже не нуждались больницы, то, наверное, они непрофильные? Также в статистике написано, что все бригады приехали вовремя, всех спасли. Из такой отчетности невозможно понять, что происходит и что надо менять.

Понимая проблему, мы решили создать IT-систему, которая объединит все электронные диспетчерские. Они цифровые и вполне могут генерировать электронную статистику автоматически. Мы решили создать систему, которая будет собирать абсолютно всю информацию, начиная с того, сколько звонил телефон, и заканчивая тем, что делала бригада. Эту задачу мы уже выполнили, подключили 10 диспетчерских, которые передают нам информацию, постепенно подключаем другие. Сейчас формируем отчеты по информации, которую получаем от этих систем.

В тему: Українці витратили на «фуфломіцин» за рік майже 16 мільярдів гривень

О вызове “скорой” сообщением

В то же время мы решили еще несколько проблем. Первая: неголосовой вызов скорой, поскольку есть категория людей, их примерно 1 млн, с различными нарушениями слуха или речи, которые не могут вызвать “скорую” голосом. Мы решили создать механизм, когда любая общественная или бизнес-организация может сделать приложение или другой цифровой механизм (тревожная кнопка, чат бот и т.п.), который могли бы использовать люди с нарушениями слуха или речи или люди, которые находятся где-то в горах и могут прислать точку с координатами. Сейчас уже есть созданный и протестированный механизм такого приема вызовов. Есть две компании, которые сейчас сотрудничают с нами, разрабатывают эти приложения. Думаю, в течение двух-трех месяцев мы сможем их презентовать.

О разнице между экстренной и неотложной помощью

Неотложной помощи в нормативном поле не существует. Некоторые регионы сами создают эту службу, если считают, что она нужна. “Скорая” в принципе не едет на вызовы, на которые едет неотложная. Неотложная - это врач на колесах, когда вам плохо и вы хотите кому-то показаться. Когда у вас сильное кровотечение и вы вызываете 103, это “экстренка”. Есть постановление, которое разделяет экстренные и неэкстренные вызовы. Например, Киев, Винница создали себе неотложную помощь. Когда вы звоните в 103, а 103 говорит, что это не экстренный случай, неотложных состояний нет, они могут передать вызов в неотложную службу в местах, где такая есть. Эта служба едет дольше, у них не реанимобиль, а просто машина с врачом.

В законе об экстренной медицинской помощи от 2012 года неточно прописана терминология. Например, экстренная медицинская помощь занимается неотложными состояниями. И когда в городе создают неотложную помощь, одно накладывается на другое, люди не понимают, кого вызывать. Одно из изменений, которое планировало реализовать МЗ - это урегулирование терминологии. В законе нет понятия «первая медицинская помощь».

В тему: «Викликали наввипередки швидку допомогу та доставку піци. Наші виграли»

Об отделении экстренной медицинской помощи

“Скорая” должна привозить пациентов в специальные emergency departments - приемные отделения. У нас таких почти нигде нет, кроме Бахмута, - там за счет Красного Креста строится правильно спроектированная больница с таким отделением. Сейчас пациентов привозят или в специальные больницы, как 17-я больница и больница скорой медицинской помощи в Киеве, или в профильные, например, если вызов связан с гинекологией, везут в гинекологическую больницу. В других городах и районах такая проблема не возникает, но не потому, что там все хорошо с emergency departments, а потому, что там обычно только одна районная больница, имеющая хоть какое-то оборудование, которое может справиться с неотложными состояниями.

Проблема маленьких больниц в том, что они неправильно построены, чтобы принимать таких пациентов. Даже киевская 17-имеет длинные узкие коридоры, лишние подъемы к лифтам и пороги. Если у вас тяжелая травма, но вы в сознании, пороги - это то, что потом приснится вам в кошмарах.

Прежде всего нужны Государственные строительные нормы, которые учтут все эти нюансы, а также деньги на перестройку таких отделений. Ответственность за их создание общая. От Минздрава и других министерств надо получить правильные нормативы, чтобы невозможно было построить неправильную больницу. Финансирование должно поступать как из центрального бюджета, так и от области. В 2019-м выделили 1 млрд грн на “скорую” - закупка машин и другого оборудования в шести областях. Этот миллиард продлили на три года, чтобы сделать то же самое в других регионах. Сначала был запрос в Минфин на финансирование строительства emergency departments, но все мы живем в условиях ограниченного украинского бюджета, поэтому их не профинансировали.

В этом году приняли концепцию реформы экстренной помощи, где прописаны все шаги, в том числе и что касается приемных отделений. Сейчас разрабатывается план действий концепции реформы, где расписывают, что и когда будет воплощаться. Далее Минфин и другие учреждения выделяют на это финансирование. Но работа над этим еще продолжается, поэтому неизвестно, когда их начнут строить или перестраивать.

О системе «Централь 103»

У нас подключен ряд областей, о которых мы собираем статистику: об обращениях, персонале и т. д. Фиксируются все вызовы в режиме онлайн: сколько, какого типа. Можно перейти по ссылке и почитать о диспетчерах: сколько их дежурили, кто сколько вызовов принял. Можно увидеть графики дежурств бригад, на каких они машинах, кто там работает, их журналы вызовов. Можно посмотреть, какие вызовы поступали и какие прямо сейчас обрабатываются. Мы видим информацию, с какого номера звонили, сколько времени звонил телефон, сколько времени и что делал каждый работник, какой диагноз у пациента, куда был госпитализирован и тому подобное. Осталось доработать дизайн и подготовить несколько отчетов. На это потребуется примерно три месяца. Тогда будем интегрировать систему с глобальным eHealth. 

В тему: Медреформа: год спустя

О первом реагировании, обучении домедицинской помощи и аптечки в публичных местах

Еще одна важная вещь - первые реагирования. Когда я сам попал в аварию, ко мне приехали волонтеры из организации MotoHelp. Они выезжают на аварии и оказывают первую помощь до прибытия скорой, информацию о вызовах получают из Telegram-чата, куда пишут очевидцы аварии. Такое оповещение неэффективно. Мы создали инструмент, когда к нам могут подключаться общественные организации, и мы передаем им информацию о вызовах в общественных местах. На сегодня подключена только Киевская область, без Киева, поэтому MotoHelp еще не получает от нас настоящие сообщения, только тестовые. Однако организации из других 10 подключенных областей уже могут присоединиться и работать с живыми данными.

Люди, которые первыми оказались на месте происшествия, важны, потому что могут помочь пострадавшим скорее бригады. Помощь, оказанная в первые четыре минуты, значительно повышает шанс на выживание. Поэтому у нас заложена работа с первыми отреагировавшими. Сейчас это в основном волонтеры-энтузиасты. Хотим, чтобы первую помощь умели оказывать почти все. Прежде всего те, кто работает в местах массового скопления людей: в школах, поездах, на вокзалах. Их всех нужно учить оказывать первую помощь. Это несложно: два дня работы плюс переобучение раз в два года.

Специальные тренинговые центры мы не будем создавать. Это могут быть частные тренеры, центры экстренной помощи. Например, киевский постоянно проводит обучение. Мы сами создаем правила регулирования и проверки. В Минздраве есть специальный центр, который контролирует качество обучения, он будет выдавать сертификаты о прохождении курсов первой помощи или валидировать имеющиеся, если, например, это международные признанные сертификаты или сертификаты известных организаций, например Patriot Defence или Красный Крест. 

В прошлом году точно выделялись средства на переобучение сотрудников полиции, ГСЧС. Фактически это должно входить в финансовый расчет тех работодателей, которые нанимают такой персонал. Если это проводники, то обучение обеспечивает Укрзализныця, если частная компания, то ее владельцы.

В этом году Минздрав опубликовал проект приказа об аптечках в публичных местах разного уровня. В зависимости от потенциального количества людей каждое место должно иметь определенную аптечку: от 2 тыс. - самый высокий уровень аптечки, от 200 до 2 тыс. - третий уровень аптечки с дефибриллятором. Сейчас это возлагается на местные власти. Если это частное заведение, например торгово-развлекательный центр, то он должен обеспечить нормы здравоохранения наравне с пожарными нормами. Если это государственные публичные места (остановки транспорта, стадионы), их обеспечивает местная власть.

О первой медицинской помощи в отдаленных местах

Сегодня большая проблема с доездом “скорых” в сельской местности. В постановлении закреплено, что подъезд “скорой” в городе - 10 мин, в селе - 20 мин. Это ненормально, потому что люди умирают везде одинаково. Мы понимаем, что расположить много бригад в местах, где мало населения, мы не сможем.

Во-первых, финансово неэффективно, во-вторых, работники не будут получать достаточно практики и будут иметь низкую квалификацию. Мы решили проверить гипотезу, когда в маленьких населенных пунктах берем человека, например, медицинского работника или волонтера, учим оказывать первую помощь, делаем для него приложение, в котором он может принимать вызовы. Такой человек получит уведомление, что рядом с ним есть пострадавший. Он его принимает и, пока едет бригада, бежит оказывать помощь. Эти люди должны быть почти работниками центра “экстренки”, должны подать туда заявление, потому что будут иметь доступ к информации о вызовах в частных домах, как и любой работник “скорой”.

Таким способом мы хотим ускорить оказание первой помощи в отдаленных местах. Везде есть хотя бы один фельдшер, плюс есть шанс найти кого-то, кто захочет научиться и помогать. Местные власти могут поощрять людей материально за дежурство. Мы планировали запустить пилотные проекты в Днепре, Херсоне и Виннице. Это те города, где есть хорошие диспетчерские, к тому же ведется активная работа на уровне общин. Мы попробуем сагитировать 100 человек, научим их оказывать первую помощь, дадим чат-бот и будем извещать их о вызовах. Таким образом, там, где бригада доезжала за 40 мин, первая помощь будет оказываться через 10 мин.

В тему: В Одессе полиция задержала пьяную бригаду буйных медиков «скорой», из-за бездействия которых умер мужчина

О сроках завершения реформы

Реформой “экстренки” пока в Минздраве полноценно занимается семь человек. Надеюсь, что до конца 2020-го заработают все 25 диспетчерских. Всю ІТ-часть мы завершим в этом году, и со следующего в Минздраве будет вся электронная статистика.

Есть две другие части: оказание помощи и госпитальный этап. На переобучение людей, приведение их к правильным стандартам, протоколам оказания помощи понадобится года два-три. К нам приезжали международные инструкторы, они научили первые две партии украинских инструкторов, которые далее должны готовить работников наших “экстренок”. Процесс начался, но на то, чтобы переучить все 16 тыс. работников экстренной помощи, нужно время.

Относительно отделений: хорошо, если они начнут строиться в 2020 году. На их строительство надо два-три года. Если говорить о всей реформе, то, согласно концепции, она рассчитана на пять лет.

Экстренную помощь удобно разделять на три этапа: подъезд, первая помощь, госпитализация. Первый - бригада должна каким-то образом принять обращение и как можно быстрее добраться до пациента. Второй - должна с этим пациентом что-то сделать. Третий - отвезти пациента в больницу.

Первый этап, можно сказать, почти доведен до ума, второй начал доводиться, для этого надо еще несколько лет, а третий пока есть только в планах.

Ганна Чабарай,  опубликовано в издании Тиждень

Перевод: Аргумент


В тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com