Янукович нашел своего героя?

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Красная армия потеряла благодаря Ивану Черняховскому — на огромное число (от 300 до 500 тысяч) воинов больше, чем это было бы при соблюдении строгой воинской дисциплины и предотвращении уничтожения гражданских немцев. Накануне 23 февраля Виктор Янукович присвоил имя И.Черняховского Национальному университету обороны Украины...

Об этом говорится в указе Президента Украины № 85/2013: «Учитывая особые заслуги перед Родиной прославленного сына украинского народа, выдающегося полководца, дважды Героя Советского Союза, генерала армии Черняховского Ивана Даниловича и учитывая высокие показатели Национального университета обороны Украины в подготовке высококвалифицированных офицерских кадров для Вооруженных сил Украины, постановляю присвоить Национальному университету обороны Украины имя Ивана Черняховского и в дальнейшем именовать его — Национальный университет обороны Украины имени Ивана Черняховского».

Действительно, феноменальную карьеру сделал Иван Черняховский: в 1937 году — майор, командир танкового батальона 8-й мехбригады, в марте 1941 года — подполковник, командир 28-й танковой дивизии в Прибалтике. Далее — война. И уже летом 1944 года Иван Черняховский — командующий третьим Белорусским фронтом, дважды Герой Советского Союза, генерал армии. Ему только 38 лет. Ничего не скажешь — выдающийся военный талант! Будущий маршал! Но 18 февраля 1945 он погибает под Кенигсбергом...

И все как будто ничего, но... Что ж, я уже упоминал, как вели себя солдаты Черняховского в Восточной Пруссии, придется писать об этом подробно.

Может, современные историки что-то перевирают? «Все мы знали, что немецких девушек можно насиловать и убивать. Это воспринималось чуть ли не как отличие в бою». Это написал Александр Солженицын, который воевал в Восточной Пруссии и был арестован за «антисоветскую деятельность». А вот и более конкретное его свидетельство: «Герингштрассе, дом 22. Он не сожжен, лишь разграблен, опустошен. Рыдания у стены, наполовину приглушенные: раненая мать, едва живая.

Маленькая девочка на матрасе, мертвая. Сколько их было на нем? Взвод, рота? Девочка, превращенная в женщину, женщина, превращенная в труп. Мать умоляет: „Солдат, убей меня!“». Младший коллега капитана артиллерии Солженицына, в будущем — писатель и художник Леонид Рабичев был тогда юным лейтенантом-связистом. Он в начале 2000-х описал, что творили войска Черняховского, подробно:

«...Войска наши в Восточной Пруссии настигли гражданское население, которое эвакуировалось из Гольдапа, Инстербурга и других городов, которые оставлялись немецкой армией. На телегах и машинах, пешком старики, женщины, дети, большие патриархальные семьи медленно по всем дорогам отходили на запад. Наши танкисты, пехотинцы, артиллеристы, связисты нагнали их, посбрасывали в кюветы вдоль шоссе их повозки с мебелью, чемоданами, тюками, лошадьми, оттеснили в сторону стариков и детей и, позабыв о долге и чести и об отступающих без боя немецких подразделениях, тысячами набросились на женщин и девочек.

Женщины, матери и дочери лежат справа и слева вдоль шоссе, и перед каждой стоит, смеясь, орава мужиков со спущенными штанами Тех, кто обливается кровью и теряет сознание, оттягивают в сторону, детей, которые бросаются им на помощь, расстреливают. Хохот, рычание, смех, крики и стоны. А их командиры, их майоры и полковники стоят на шоссе, кто посмеивается, а кто и дирижирует — нет, скорее, регулирует. Это чтобы все их солдаты без исключения приняли участие ...

Ошеломленный, я сидел в кабине полуторки ... А полковник, тот, что только дирижировал, не выдерживает и сам занимает очередь, а майор отстреливает свидетелей, детей и стариков, которые бьются в истерике ... До горизонта среди гор хлама, перевернутых повозок трупы женщин, стариков и детей ...

Мне и моему взводу управления достается фольварк в двух километрах от шоссе. Во всех комнатах трупы детей, стариков и изнасилованных и застреленных женщин. Мы так устали, что, не обращая на это внимание, ложимся на пол и засыпаем».

А дальше — «по этому самому шоссе проезжал на своем виллисе и командующий Третьим Белорусским фронтом генерал армии Черняховский...» Словом, знал знаменитый командующий, чем занимаются его войска. И молча (или не молча, а отдав соответствующий совершенно секретный приказ своим командирам?) благословлял этот откровенный геноцид.

Ведь иначе не было столько свидетельств этих ужасов — разного качества.

Сержант Николай Никулин, после войны — известный искусствовед, профессор: «Наши разведчики, которые находились на наблюдательном пункте, воспользовались затишьем и предались веселым развлечениям. Они заперли хозяина и хозяйку в чулан, а затем начали всем взводом, по очереди, портить малолетних хозяйских дочек».

Майор Лев Копелев, арестованный в 1945 году, коллега Солженицына по «шарашке», активный участник диссидентского движения:

«...Несколько русских девушек, которых загнали на работу в Германию, стали официантками в штабной (красноармейской — Ред.) столовой.

Обмундирование им не положено было как вольнонаемным, зато их щедро снабдили трофейными тряпками. — Одна из них — рассказчик говорил тоскливо-подробно, — такая красивая, молодая, веселая, волосы — чистое золото и на спину локонами спущено, знаете, как у полек и в немок ... Шли какие-то солдаты, пьяные, что ли... Гля, фрициха, сука ... и пулями из автомата поперек спины. И часа не прожила. Все плакала: за что? Ведь уже маме написала, что скоро приедет».

Докладная записка секретаря ЦК ВЛКСМ Николая Михайлова секретарю ЦК ВКП (б) Георгию Маленкову: «В ночь с 23 на 24 февраля группа офицеров и курсантов в количестве 35 человек появилась в пьяном виде в поместье Грутенненг, окружила поместье, выставила пулеметы, обстреляла и ранила красноармейца, охранявшего здание. После этого началось организованное изнасилование девушек и женщин, которые находились в поместье...».

В записке далее говорится, что это были не немки, а «освобожденные» советские остарбайтеры. Иван Черняховский уже несколько дней как погиб, но действует инерция беспорядков. И насилуют и убивают не только немок, но и всех подряд...

Есть десятки свидетельств того, как красноармейцы и офицеры убивали своих командиров, которые пытались навести порядок. Доходило до крайностей. Русский историк Марк Солонин отмечает: «10 февраля 1945 г. на сторону противника перешел капитан Б., командир батальона 510-го стрелкового полка 154-й стрелковой дивизии. Свой поступок — достаточно неординарный для последних недель войны — он объяснил тем, что застрелил двух своих подчиненных, захваченных в момент группового изнасилования немецкой девочки, и «не мог больше смотреть, как красноармейцы обращаются с гражданским населением».

...А тем временем командующий соседнего 2-го Белорусского фронта маршал Константин Рокоссовский, чьи войска также вошли на территорию Восточной Пруссии, 22 января 1945 года подписал приказ № 006, который требовал установить «образцовую дисциплину и железный порядок» и предусматривал за «позорные для Красной армии явления» жестокие санкции — вплоть до расстрела.

Рокоссовский, воевавший еще в Первую мировую и бывший свидетелем разложения царской армии, хорошо понимал опасность массовых насилий, попоек, грабежей и убийств гражданского населения для Красной армии. Она уже в значительной мере потеряла в те месяцы свою боеспособность и могла превратиться в огромную толпу хорошо вооруженных бандитов, которые перестали подчиняться своему командованию...

В тему: Украинские полководцы Красной армии: мифы и реальность

И опять слово Максу Гастингсу: «Когда красноармейцы овладели Кенигсбергом, они перебили тысячи жителей. Женщин насиловали прямо в родильных отделениях больниц. Один врач вспоминает их крики отчаяния: «Пристрели меня! Пристрели меня!» — но мучители выбирали для своих жертв медленную смерть.

Михаэль Вик, один из тех, кто выжил в этой бойне, рассказывает: «Каждого встречного мужчину они убивали, а каждую женщину — насиловали. Ночью отовсюду раздавались крики и мольбы о помощи. Они закрывали людей в подвалах и поджигали дома...» От еврея Вика не укрылся и мрачный парадокс ситуации: «Сначала нас пытались уничтожить Гитлер и нацисты, теперь этим занялись русские».

В тему: Советская Украина до Холокоста: от фашистов евреи «спасались» в сталинских лагерях

А Леонид Рабичев ставит точку: «В апреле месяце моя 31-я армия была переброшена на Первый Украинский фронт в Силезию... На второй день по приказу маршала Конева было перед строем расстреляно сорок советских солдат и офицеров, и ни одного случая изнасилования и убийства мирного населения больше в Силезии не было. Почему этого же не сделал генерал армии Черняховский в Восточной Пруссии?»

А действительно — почему? Возможно, выполнял какой-то тайный приказ Сталина о «расчистке жизненного пространства» в Восточной Пруссии, которая должна была отойти после войны к СССР? По созданию, так сказать, свободной от немцев территории (нацисты ставили целью «judenfrei», а большевики — «deutschenfrei»...)? Но не мог не понимать генерал армии Черняховский, что такие вещи разлагают Красную армию и крайне усиливают сопротивление Вермахта, — а это будет стоить жизни сотням тысяч советских солдат и офицеров...

Маркс Солонин доказал справедливость этого тезиса: «Наступает 1945 год. Численное превосходство Красной Армии в танках и авиации выражается уже двузначными цифрами, германское командование бросает на фронт необученных ребят из „фольксштурма“ — и при этом уровень людских потерь Красной Армии не только не сокращается, но и заметно растет! 6,2 тыс. человек в сутки. Добивая агонизирующий вермахт, Красная Армия несет потери на треть больше, чем в 1944 году». Почему так?

«После Неммерсдорфа (и сотен других подобных „дорфов“) немецкому солдату на Восточном фронте не надо было объяснять, за что он воюет... Солдат видел бесконечные колонны беженцев, идущих на запад, безбрежное людское море у причальных стенок балтийских портов, видел корабли, которые один за другим идут с тысячами беженцев к берегам Дании и западной Германии. Каждый день и даже каждый час задержки наступления Красной Армии увеличивали количество немецких женщин, стариков и детей, спасенных от насилия и гибели. С этого момента вермахт вновь обрел смысл и цель продолжения борьбы».

А Красная армия потеряла — и далеко не в последнюю очередь благодаря Ивану Черняховскому — на огромное число (от 300 до 500 тысяч) воинов больше, чем это было бы при соблюдении строгой воинской дисциплины и предотвращении уничтожения гражданских немцев. То есть даже не из-за гуманистического, а из чисто прагматического отношения к населению занятых территорий. Но все было сделано наоборот — и в первую очередь на 3-м Белорусском фронте.

Вот такого «героя» нашел для себя и для Украины Виктор Янукович...

Сергей Грабовский, опубликовано в издании «Український тиждень»

Перевод: «Аргумент»


В тему:


 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com