Жизнь на меже. Контрабанда как выживание

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Децентрализация и связанная с ней переориентация общин на собственные ресурсы и постепенное уменьшение поддержки общин центром угрожают падением уровня обеспеченности бюджетными деньгами прилегающих к границе общин. Какие вызовы ожидают украинское приграничье при децентрализации.

Две трети областей Украины являются пограничными. В основном они имеют уровень экономического развития и официальной занятости значительно ниже средних показателей по стране. Однако рядом с ними - зажиточные регионы соседних государств, попасть в которые жителям этих территорий не так и сложно. Поэтому, по крайней мере, население полос шириной в несколько (30-50) километров живет именно благодаря возможностям, которые открывает приграничье. Речь идет о попытках заработать на поездках к богатым соседям за товарами или дешевыми услугами (из-за низкой стоимости труда в Украине), но одновременно и о нелегальном перемещении товаров и людей.

Если в областях, где в пограничной полосе проживает сравнительно незначительная часть жителей, роль соответствующих пограничных промыслов ограничивается местным масштабом нескольких районов, то в некоторых превращается в один из основных источников доходов.

Наиболее пограничными является Закарпатская, Черновицкая, Луганская, Одесская, Сумская и Волынская области. Здесь в 50-километровой зоне - половина, а то и более административных районов, а в Закарпатской и Черновицкой еще и проживает большинство населения. Российская агрессия значительно усилила пограничный характер Луганщины: сейчас в ее подконтрольной Украине части лишь 3 из 12 административных районов не являются прилегающими к границе или линии разграничения с террористами «ЛНР». Оккупация Крыма превратила в пограничную и Херсонскую область.

В тему: Оккупация Крыма. «Мы торгуем или воюем?»

Совсем не относятся к пограничным лишь 8 из 24 украинских областей, а именно Николаевская, Днепропетровская, Запорожская, Кировоградская, Черкасская, Полтавская, Хмельницкая и Тернопольская. Номинально приграничными являются Ивано-Франковская и Киевская, граничащих с соседними странами в труднодоступных по разным причинам условиях (высокогорный малозаселенный район или Чернобыльская зона отчуждения).

Катализаторы

Заработку на пограничном положении способствует особый режим пересечения границы. Между Украиной и Беларусью, Молдовой и Россией до сих пор действует безвизовый режим и сохраняется возможность перевозить с собой множество различных товаров. В Приднестровье трансграничному перемещению помогает еще и то, что многие местные имеют украинские паспорта. Для постоянных жителей полосы шириной 30-50 км (в зависимости от страны) вдоль рубежей с государствами ЕС действует режим так называемого малого пограничного движения. В Закарпатье и на Буковине многие имеют венгерский или румынский паспорт. Фактически во всех украинских приграничных районах люди хорошо владеют языком соседнего государства. На Закарпатье, Буковине, в Одесской области этому способствуют многочисленные венгерское и румынское / молдавское меньшинства.

Катализатором контрабанды из Украины в соседние государства в последнее время стала резкая девальвация гривны, которая сделала ряд наших товаров, особенно продовольственных, значительно дешевле аналогов в прилегающих странах. Однако, как и ранее, самым прибыльным является незаконное перемещение через границу тех из них, конечная цена которых зависит прежде всего от акцизов или же легальная торговля которыми ограничена или запрещена. Например, Украина является одним из лидеров по объемам поставки контрабандных табачных изделий на рынок стран ЕС. В то же время на нашу территорию эту продукцию везут из Беларуси и Приднестровья. Значительны объемы контрабанды из Украины спирта и изделий из него в РБ, РФ и другие страны, тогда как к нам спирт поступает контрабандой из соседней Молдовы, часто через Приднестровье. Прибыльна и контрабанда нефтепродуктов, а также оружия, боеприпасов, наркотиков. А еще, конечно же, нелегальная перевозка людей и торговля ими.

Однако если такие сегменты незаконного бизнеса, как торговля наркотиками, оружием или живым товаром, является преимущественно прерогативой организованных преступных группировок, то другие, менее криминализированные, активно используют как основной или дополнительный заработок значительная часть населения близлежащих населенных пунктов, и они превращаются во вполне толерантный среди местных жителей народный промысел.

Фактором, который расширяет возможности заработка на пограничном положении, является и резкий контраст в номинальных доходах и ценах на многие товары и услуги “здесь” и “там”. Например, в прилегающих к Украине регионах соседних государств (Польше, Словакии, Венгрии, а также Беларуси и России) видим их значительно более  высокий уровень, чем в наших сопредельных регионах.

Скажем, в Подкарпатском и Люблинском воеводствах Польши средняя заработная плата в пересчете на гривны составляет 20,5-22 тыс. грн, что превышает показатели прилегающих украинских районов Львовской и Волынской областей в 8-10 раз. В ближайших к Закарпатью Пряшевском и Кошицком регионах Словакии - 16-19 тыс. грн, что по крайней мере в 6-7 раз больше, чем в прилегающих районах Закарпатской области.

Меньшая, но все равно очень существенная разница в уровне доходов наблюдается в приграничных белорусских и российских областях и на соседних украинских территориях. Так, в Брестской области РБ она составляет 7,5 тыс. грн, в Гомельской - 8,0 тыс. грн, в Брянской области России - 7,6 тыс. грн, Курской - 7,9 тыс. грн, Белгородской - 8, 4 тыс. грн. Тогда как в ближайших к Беларуси украинских районах - 2,2-2,7 тыс. грн, а в прилегающих к России - 2,3-2,9 тыс. грн.

Впрочем, основная социально-экономическая проблема в пограничных районах Украины заключается даже не так в низких официальных доходах трудоустроенных людей, как в крайне незначительной легальной занятости: основным работодателем является государство, что делает местные общины сильно зависимыми от дотаций из центра. Которых, впрочем, не хватит на решение застарелых проблем приграничных районов.

Большая часть жителей трудоспособного возраста формально считается занятыми, однако в действительности они не имеют стабильного и надежного источника дохода. Многие из них живут с личных крестьянских хозяйств, другие находят непостоянные работы или работают без какого-либо оформления и соответствующих гарантий. И что очень важно с точки зрения перспектив развития местной социальной инфраструктуры после децентрализации, фактически не платят налогов с доходов и отчислений в социальные фонды.

В то же время найти официальную работу даже на символические 2-2,5 тыс. грн в месяц очень сложно. Ведь нагрузка на одно вакантное рабочее место в пограничной полосе обычно составляет 20-50 даже документально зафиксированных безработных. А кое-где, например в Любомльском районе Волыни (на который приходится около половины всей границы этой области с Польшей), достигает 100.

На пороге ЕС

Децентрализация и реформа местного самоуправления предусматривают усиление ответственности за успешность развития отдельных общин их собственной выборной власти. Она должна простимулировать развитие территорий, способствовать преодолению там отсталости и депрессивности. Хотя в случае районов, где значительная часть жителей живет на нелегальных доходах от границы, а процент официально занятых остается очень низким, без пересмотра базы налогообложения ресурсы вновь созданных общин могут оказаться очень ограниченными.

Например, в Закарпатской области при 1,26 млн жителей насчитывается менее 170 тыс. официально занятых штатных наемных работников. Причем во внебюджетном секторе из них задействованы лишь около 76 тыс. Если учесть, что пенсионеров там 290 тыс., то получается, что вместе с бюджетниками 385 тыс. человек являются прямыми клиентами государства. А штатный персонал внебюджетной сферы, который и является основным плательщиком налогов и социальных отчислений с доходов, за счет которых должны содержаться клиенты государства - в пять раз меньше.

При этом штатные работники распределены на территории области очень неравномерно: 37% из них сосредоточено в Ужгороде и Мукачево, тогда как в остальных административных районах области 1 штатник не всегда приходится даже на 10 жителей. И официально занятые имеют достаточно низкий уровень официальных доходов: зарплата до налогообложения - 5 тыс. грн и более в июне 2015 года была лишь у 27 тыс. жителей края.

Аналогичная ситуация в других смежных с границей ЕС областях. Например, по численности населения 0,9 млн человек в Черновицкой области насчитывается 116 тыс. штатных работников, в частности во внебюджетной сфере немногим более 50 тыс. Поскольку пенсионеров там 236 тыс., непосредственными клиентами государства являются более 300 тыс. буковинцев. То есть нагрузка на одного штатника из внебюджетной сферы еще больше, чем на Закарпатье - 6 человек. Зато работников, которые получали бы более 5 тыс. грн до налогообложения в июне 2015 года было в три раза меньше, чем на Закарпатье - лишь 9 тыс. (в регионе с более 900 тыс. жителей), и сосредоточены они в основном в самих Черновцах.

Не намного лучше ситуация и в приграничной с Польшей полосе Волынской и Львовской областей.

В Волынской области при населении 1,04 млн человек только 174 тыс. штатных наемных работников, из которых 68 тыс. в Луцке. На 94 тыс. штатников из внебюджетной сферы приходится 360 тыс. клиентов государства (1:4). В большинстве районов (за несколькими исключениями) штатных работников от 2,5 до 5 тыс., что составляет менее 10% населения. При этом основная масса из них - это занятые в образовании, медицине, госуправлении и правоохранительных органах. И только у 28 тыс. наемных работников области средняя заработная плата до налогообложения превышает 5 тыс. грн.

Во Львовской области пограничными являются шесть районов и один город областного подчинения с почти 600 тыс. жителей. Однако в них насчитывается всего 78 тыс. штатных наемных работников. Особенно мало таких (по 4-7 тыс.) в Турковском, Старосамборском и Мостисском районах. Лучшая ситуация в Сокольском и Яворивском. Средняя заработная плата в 2014 году составила от 2,2 тыс. грн (Николаевский район) до 2,7 тыс. грн (Турковский). И только в Сокольском речь шла о 3,5 тыс. грн. В Червонограде, крупнейшем городе пограничной полосы, на 82 тыс. жителей приходилось только 15,8 тыс. наемных штатников, что не достигало и трети трудоспособного населения. И здесь, в отличие от сельских районов, речь не может идти о занятости в личных крестьянских хозяйствах.

Проблемы Полесья

Северные районы Волынской, Ровенской, Житомирской и Черниговской областей, граничащих с Беларусью и Россией, имеют значительно более низкую, в сравнении с прилегающими к границе ЕС, плотность населения. Всего на приграничных территориях Ровенской, Житомирской и Черниговской областей проживает менее 400 тыс. жителей. Общими чертами остается большая доля безработицы среди молодежи, малая - официально занятых наемных работников и значительная зависимость местных бюджетов от финансовой помощи центра. Например, в отнюдь не самом плохом, как по меркам полесской зоны, Олевском районе Житомирской области в 2014 году местный бюджет обеспечил потребности благодаря собранным в нем налогам только на 10,3%.

На Черниговщине наблюдаются большая доля промышленного производства в экономике и средние зарплаты штатных работников. По сравнению с пограничными районами Правобережного Полесья проблема занятости стоит менее остро, бюджеты обычно не такие дефицитные. В то же время именно здесь царит одна из худших в Украине демографических тенденций - колоссальное превышение смертности над рождаемостью, прежде всего в сельской местности. Так, за первое полугодие 2015 года в Новгород-Северском районе умерли 194 человека, а родились только 41. В 2014 году в Репкинском районе появилось на свет 225 младенцев, а умерло 728 человек. Такая тенденция вызвана меньшей, чем в других регионах, долей молодых и большей - старых жителей, и сопровождается значительно более заметной, чем где-либо, нагрузкой пенсионеров на одного налогоплательщика в Пенсионный фонд.

Двойное дно

В части пограничных областей проблемы ретушируются за счет мощных экономических и административных центров межобластного масштаба, которые формально входят в их состав.

Скажем, на первый взгляд в Харьковской области при 2,7 млн жителей насчитывается 570 тыс. штатных работников, среди которых 375 тыс. во внебюджетной сфере. Нагрузка клиентов государства на каждого из них составляет менее 3 человека, то есть в 1,5-2 раза меньше, чем в регионах приграничья с ЕС. Официальную заработную плату более 5 тыс. грн до налогообложения получает более чем 105 тыс. штатных работников, что в 1,5 раза больше, чем в Закарпатской, Черновицкой и Волынской областях, вместе взятых.

Однако при внимательном анализе оказывается, что более 420 тыс. из 570 тыс. наемных штатников области сосредоточены собственно в Харькове и двух пригородных районах (Харьковском и Дергачевском). Тогда как в остальных районах области с почти 1 млн жителей их насчитывалось только 150 тыс., что в расчете на человека вполне сопоставимо с Закарпатьем или Буковиной.

Пограничными в области являются семь районов (Богодуховский, Золочевский, Дергачевский, Харьковский, Волчанский, Великобурлукский, Двуречанский), где проживает 441 тыс. граждан. И, за исключением пригородных Дергачевского и Харьковского, в них от 2,5 тыс. до 6 тыс. штатных наемных работников, что составляет лишь около 10-15% населения, а средняя заработная плата до налогообложения - ориентировочно 2,4-2,6 тыс. грн.

Аналогичная ситуация в Одесской области. На 2,4 млн всего населения там около 440 тыс. штатных наемных работников, среди которых почти 270 тыс. во внебюджетной сфере. 79 тыс. получали зарплату свыше 5 тыс. грн до налогообложения. Однако, как и в Харьковской области, большинство из них (280 тыс. из 440 тыс.) приходится на Одессу и два ее города-спутника - Ильичевск и Южный, хотя в них проживает менее половины жителей области. В остальных регионах на почти 1,3 млн жителей приходится лишь 160 тыс. штатных работников (что сопоставимо с показателями Закарпатья). А в приграничных районах Одесской области, как и в других частях Украины, насчитывается те же 3-6 тыс. штатных работников, то есть обычно менее 1 на 10 жителей. Сравнительно высокий показатель средней зарплаты в области 3,6 тыс. грн в первом полугодии 2015 года также обеспечивала тройка городов (Одесса - 3,75 тыс. грн, Ильичевск - 5,03 тыс. грн и Южный - 8,44 тыс. грн). В то же время в приграничных районах она составляет 2-2,4 тыс. грн (за исключением Измаила с 3,6 тыс. грн).

Неоднозначные перспективы

Есть несколько сценариев ослабления роли контрабанды в жизни жителей приграничных районов: или она должна потерять экономический смысл, или должна быть приостановлена ​​усилением контроля над границей, преодолением коррупции и тому подобное. Еще один способ - создание большого количества привлекательных рабочих мест, чтобы население получило должную мотивацию перейти в эти сферы и отказаться от контрабанды. Ведь особенность «малой» контрабанды в том, что она не требует особых профессиональных знаний и образования, для нее достаточно практических навыков и, желательно, связей.

Уменьшение масштабов этого промысла и отказа от него части жителей приграничья можно ожидать в районах, прилегающих к странам ЕС, в процессе реализации евроинтеграционного курса и отмены таможенно-тарифных барьеров. На рубежах с Россией - в случае реализации проекта «Европейский вал», усиления контроля над границей, что есть и будет условием получения безвизового режима, а тем более глубокой интеграции Украины с ЕС. Сложнее преодолеть контрабанду на границах с самопровозглашенным Приднестровьем и Беларусью. Ведь первое формально является частью страны, которая вместе с Украиной интегрируется в европейские структуры, а государственная граница со второй проходит через малозаселенные, часто трудно контролируемые пограничниками лесные районы.

В то же время важно понимать, что зависимость тех или иных регионов от контрабанды способствует их привязанность к стране, на которой они зарабатывают. И даже угроза потерять такую ​​перспективу может вызвать у них серьезное социально-экономическое недовольство, подпитать сепаратистские настроения. Ведь без контрабанды и других нелегальных перемещений через границу жителям прилегающих к ней районов при нынешнем социально-экономическом состоянии будет затруднительно.

Децентрализация и связанная с ней переориентация общин на собственные ресурсы и постепенное уменьшение поддержки общин центром угрожают падением уровня обеспеченности прилегающих к границе общин бюджетными деньгами. Существует также риск усиления позиций контрабандистов в местных органах власти , это еще больше усложнило бы борьбу с ними при новых полномочиях местного самоуправления. В то же время постепенное ограничение щедрого дотирования из государственного бюджета может стать толчком для развития в таких общинах альтернативы существующей модели социально-экономического развития.

Очевидно, для смены модели нужно развитие малого и среднего предпринимательства, которое использовало бы пограничный статус не просто для перемещения, но и для производства товаров и услуг. Однако такая ориентация на малый и средний бизнес, самозанятых граждан должна сопровождаться расширением их налогообложения для финансирования социальной и транспортной инфраструктуры приграничных регионов. Иначе отдельные граждане будут богатеть на фоне прозябания территорий и стремления все большей части успешных жителей (конечно же, не связанных с контрабандой) оставить эти районы навсегда.

Александр Крамар, опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма