Филипп Македонский: Если б у нас был приказ атаковать россиян, то мы бы его выполнили

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

“Сейчас в ВСУ все делается по схемам, которые заключаются в том, чтобы завести под «учения» цистерны солярки, использовать половину, а другую половину продать. Так они мыслят и такая их классическая ментальность, которая тянется еще с советских времен”.

20 марта 2014-го года. Севастополь. Государственные учреждения снимают украинские флаги, переходя на сторону российских оккупантов. Среди них и севастопольская Академия военно-морских сил им. П.С. Нахимова. Но тогда что-то пошло не так, и интернет облетело видео, на котором курсанты выстроились, отдельно спев Гимн Украины. Героический и показательный пример, который был так нужен тогда, когда многие колебались или просто боялся проявить свою позицию. Несколько десятков воинов продемонстрировали волю и верность присяге, украинскому народу, напоминает газета "День".

На эту тему: Рядовые курсанты Нахимовского училища- патриоты дали урок своим учителям-предателям. Видео

Через два года Генеральный штаб ВСУ официально сообщил, что в Одессе упомянутые 32 курсанта выпускного курса факультета ВМС Национального университета «Одесская морская академия» получили первичное офицерское звание «лейтенант». «Это патриоты Украины, военнослужащие, которые остались верными присяге. Все они будут проходить службу на первичных офицерских должностях на кораблях и в воинских частях», - так говорилось в сообщении. Но впоследствии оказалось, что не все из курсантов смогли стать офицерами ВМС Украины. История Филиппа Македонского из Запорожья пошла в разрез с ожиданием. Сначала - большие надежды, полуторагодовалая учеба в Королевском колледже ВМС Великобритании вместе с другими избранными двумя курсантами, а потом ... увольнение.

Сейчас он работает в торговом флоте, выходить на рейсы и возвращаться на службу в ВМС не намерен. Почему так? Об этом и о системе, которая должна заботиться о судьбе тех, кто способен на инициативу и смелые шаги, Журналист газеты «День» поговорил с «неудобным», но откровенным собеседником - Филиппом Македонским.

ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

«ЗАКОНЫ И УСТАВЫ ДОЛЖНЫ ТРАНСФОРМИРОВАТЬСЯ В СООТВЕТСТВИИ С ПОТРЕБНОСТЯМИ ВРЕМЕНИ»

- Филипп, сейчас много говорят об угрозе для Украины с моря. Какова ваша оценка опасности с южного направления?

- Мое видение проблемы индивидуальное и базируется на информации из открытых источников. Я не вижу особой опасности с моря, по крайней мере, она не является приоритетной. Основная опасность была и остается с суши. Вся логистика для обеспечения военной оккупации ориентирована именно на сушу. На побережье основных коммуникационных узлов, ключевых точек у нас нет. Поэтому захват нас с моря я не вижу. Это очень большие расходы. Исторически все захват с моря влекут за собой большое количество жертв со стороны наступающих. У нас с Россией большая территория общей границы по земле. Но, безусловно, если произойдет полномасштабное вторжение, то, возможно, произойдет и параллельное нападение из Крыма. Конечно, загадывать наперед не стоит и события могут разворачиваться непредсказуемым образом.

- В целом как вы оцениваете состояние ВМС Украины как человек, который внимательно следит за этой темой?

- У нас есть несколько новых кораблей. Из «Сагайдачного», насколько мне известно, планируют сделать музей. Но количество боеспособных кораблей у нас не изменилась. Я не беру во внимание «Гюрзу», ведь этот корабль не может считаться боеспособным, и ситуация в Керченском проливе это доказала. Если о двух патрульных «Айлендах» (патрульные катера типа «Айленд» - класс быстроходных патрульных катеров для береговой охраны США, предназначенных для патрулирования и поисково-спасательных операций в прибрежных водах. - Ред.) пишут правду, то можно сказать, что хоть какие-то боевые корабли у нас есть.

- Одно дело физические мощности, другое - человеческие, профессиональные и организационные.

- Могу привести два простых факта, доказывающих, что в этом плане ничего не изменилось. Первое. Есть Устав Вооруженных сил Украины. С момента обретения независимости Украина Устав ни разу не был изменен. То есть реформы в отношении главного закона о Вооруженных силах не произошли. Закон не был усовершенствован и доработан в соответствии с новым вызовами и объективными изменениями. Есть также положение «О корабельной службе». Когда я учился, то на момент до 2016 года там ничего не менялось. Это можно проверить и сейчас. Если этих поправок не будет, то делайте выводы. Подчеркну, указанные акты, которые влияют на организационные аспекты войска, очень важны и должны трансформироваться в соответствии с потребностями времени.

- Вы определенное время имели возможность учиться в Великобритании и соответственно видеть, какие базовые принципы лежат в основе британской армии. Эволюционирует ли отношение к военному в украинской армии? Как у нас относятся к личности, профессионалу, человеку с опытом?

- В основе любых вооруженных сил, рода войск на самом деле лежит система. И уже потом все остальное. Мы не можем сравнивать украинские вооруженные силы и английские, потому что у нас совершенно разная система в принципе. Но суть - выполнение задач - близка. Большая разница, конечно, в обеспечении войск в целом и соответственно воина. Но стоит отметить, что в этом плане украинская армия не стоит на месте, и обеспечение улучшается. Система оплаты остается та же - ставка и премии, которую командир может урезать. То есть здесь все упирается в отношения между солдатом и командиром. Если солдат провинился, а командир не очень хороший человек, то последний может лишить солдата премии, а следовательно 70% зарплаты. Конечно, должны быть рычаги управления персоналом. Кроме патриотизма, который не всем присущ, нужен дополнительный стимул для службы и дисциплины. Иначе дисциплины самой по себе не будет никогда. Но у нас эти рычаги материальные, а в других странах материальными стимулами командование не ограничивается. Таким образом у нас военный боится не выполнить приказ командира или спорить с ним, быть мотивированным на инициативу только потому, что может потерять определенные материальные блага, например, месяц сидеть без денег.

На эту тему: Крымский позор. Список офицеров - предателей из ВМС Украины

«СИТУАЦИЯ У РОССИЯН НА ФЛОТЕ НИЧЕМ НЕ ЛУЧШЕ, ЧЕМ У НАС»

- Если брать украинские и российские ВМС, которые все вышли из Советского Союза, в чем было наше отличие? Россияне всегда делали акцент на том, что их моряки были более обеспечены, чем наши, и, соответственно, это служило определенным фактором давления.

- Объясню. Российские офицеры и моряки, служившие в Крыму, официально находились за границей. Вследствие этого они получали очень большие деньги, ведь Крым для них не был российским. Служба за границей - это, кроме зарплаты, еще и все другие «плюшки» - премии, надбавки и все остальное. При этом они приезжали в Крым вместе с семьями, получали служебные квартиры. Но в целом ситуация во всем российском флоте ни чем не лучше, чем у нас.

- В Крыму вы общались с русскими? Как вы их можете охарактеризовать?

- Понятно, что везде есть хорошие и плохие люди. Из этого следует исходить. Наш менталитет по сути одинаков. Поэтому не могу давать какую-то отдельную характеристику тем, с кем я общался.

- Но остается главный вопрос: готовы ли они были к захвату, атаке на нас, оккупации? Или это навязанный им приказ?

- Никто из россиян мне не высказывал мыслей относительно намерений атаковать Украину. Но действительно приказ решал все. Они получили приказ захватить Крым, и они его выполнили. И, поверьте, если бы у нас был приказ атаковать россиян, то мы бы его тоже выполнили. Военные не рассматривают приказы с точки зрения морали. Ты служишь в армии конкретной страны, которая тебе за это платит деньги, и ты эти правила принимаешь, когда даешь присягу. Если ты этот приказ не выполнишь, то для тебя и твоей семьи это будет еще хуже, чем сами возможные последствия этого приказа. Так устроена система. И зарплата - это в таком случае приятный бонус.

«Я ХОТЕЛ ИЗМЕНЕНИЙ В СИСТЕМЕ»

- Тот случай, когда вы спели гимн в Севастополе, стал достаточно вдохновляющим. Государство должно было уделить большее внимание вам?

- Я живу без розовых очков и понимаю, что государство никому ничего не должно. Это мы должны государству. Конечно, в нормальном понимании и в нормальной ситуации государство с его обслуживающими организациями обязано своему народу, который эти институты содержит. Но, к сожалению, мы живем в иное историческое время.

- И все же, государство - это тоже люди, а его институты - это целые аппараты чиновников. И у государства должны быть приоритеты. Ваш поступок в Крыму - это символ, образец, пример и стимул того, как должны вести себя граждане. Ваш личный опыт, когда вы оставили ВМС, это о чем? Об особенностях вашего характера или о недостатках системы, которая даже не смогла скрыть очевидные противоречия и конфликт?

- На тот момент я был обычным курсантом. Были недоработки системы, ведь за полтора года, когда я был в Англии, мне надо было сдать за три месяца все сессии сразу. Конечно, для наших военных нет непосильных задач. И я эту задачу выполнил. Но вопрос заключался в другом. На тот момент я был готов к тому, чтобы закрыть глаза на недоработки упомянутой системы, но я хотел перемен в этой системе. И, как следствие, получается, что после полутора лет, которые я был в Англии, через полгода меня уволили из ВМС. За эти полгода я успел закрыть три сессии, почти завершил свой дипломный проект по реформе военно-морских сил Украины с соответствующими изменениями в положения о корабельной службе и изменениями в уставы ВМС. Но на то время, так же как и сейчас, это было никому не интересно. Так случилось, что у нас читал лекцию о внедрении натовских стандартов один из командующих. Вся суть его лекции сводилась к тому, что надо за счет бюджета как можно больше закупить катеров «Гюрза». К тому времени уже было ясно, что этот катер боевой единицей считаться не может. В теоретическом и практическом плане он полностью не подходит к целям ВМС и в принципе для любых военизированных подразделений. У него недостаточная маневренность, недостаточная скорость и отсутствие балансировки оружия.

По сути, это просто болванка, которая болтается в море и не выдерживает штормов и не готова оперировать в открытом море, даже в Черном, где короткая волна. Этот катер прямо в шторм может перевернуться. Я не знаю, как моряки вообще перешли из Одессы через Керченский пролив на «Гюрзе». Поэтому то, что произошло в Керченском проливе, меня совсем не удивило. Вообще, броня на том корабле присутствует только названием, российской болванкой была прошита рубка маленького катера насквозь. В результате был ранен один человек. Представим, что было бы, если бы россияне попали снарядом, а не болванкой. Таким образом, этот катер можно использовать разве что для контроля береговой линии против контрабанды, но этот вопрос пограничной службы и не может быть целью настоящих кораблей ВМС.

Так вот, слова господина командующего для меня были не ясны. Я поставил после лекции ему несколько вопросов, на которые он очень сильно обиделся, и после у меня сразу появились очень ощутимые проблемы. А вопросы мои были очень просты, но предметны.

Например, планируется ли реформирование Вооруженных сил Украины и в частности Военно-морских сил в контексте стремления вступления в НАТО? К примеру, в НАТО на корабле лишь четыре подразделения - штурманы, инженеры-механики, которые считаются и оружейниками, специалисты по авиакрылу и снабжению. У нас семь боевых подразделений - штурманы, артиллеристы, торпедисты, связь, механики, АСУ (автоматизированная система управления) и авиационная часть. Как в таком случае будет происходить координация с кораблями НАТО, не ясно. Ответы на то, будут ли сделаны соответствующие изменения в уставы, я не услышал.

- Хорошо, вы, курсант, не нашли общий язык с командующим ВМС. Так бывает в том числе и по причинам личного характера. Но это не может быть причиной того, чтобы вас выживать из учебного заведения? Простите, мы живем в стране, где можно купить почти любой диплом, у нас куча неквалифицированных, но дипломированных «специалистов». Если студент или курсант учится, что-то познает, предлагает что-то свое, пусть даже он сто раз будет прав, но он инициативный. Уже не говоря о вашем поступке в Крыму и вашем полуторагодичном учебном опыте за рубежом. Таких людей надо лелеять, сопровождать и, простите, пристально следить, чтобы вас не перекупили.

- Я не могу сказать, что меня как-то сильно выживали. Но очевидно ставили палки в колеса. В определенный момент мне надоело эти палки доставать или как-то с этим бороться. Просто был и остается человек, фамилию которого я не хочу называть, который после моего увольнения сделал еще и так, что я оказался еще и должником. То есть меня могли просто уволить, но оказалось, что я еще и должен заплатить государству 25 000 гривен. Для курсанта, который получал 208 гривен в месяц - это очевидная диспропорция.

Вообще еще в советское время существовало понятие - обратная связь с командованием. То есть, если ты убежден в том, что с тобой поступили несправедливо, то мог обратиться через специальную службу, которая должна была провести независимое расследование. Но есть несколько нюансов. Первое - это то, что в наших ВМС эта служба зависима от начальников подразделений. Таким образом, обратной связи просто быть не может де-факто. Второе - у нас есть «горячие линии», но их скорость работы медленная и цепь реакции намного длиннее, чем должна быть. Кроме того, есть причина личностная.

«Я БЫЛ МИНОЙ ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ»

- Относительно личностного момента, или, как часто говорят, человеческого фактора. У нас много говорят о НАТО, о стандартах Альянса и вообще о европейских ценностях, борьбе с коррупцией и о многом другом красивом, нужном, но почему-то недосягаемом. Таким образом, форумы, встречи, конференции и даже законы остаются лишь «формаловкой», показательным выступлением перед Западом, мол, у нас что-то делается, поэтому дайте деньги, а мы уже разберемся, как их распределить по карманам. Результат - никаких реформ, конструктивная инициатива и соответствующая мотивация изменений захлебываются, как видим, даже на этапе курсантской скамьи. Вы хотели бы вернуться к ВМС?

- В настоящее время смысла своего возвращения в ВМС я не вижу. Все люди, которые сменяют друг друга там на должностях, по сути друг от друга ничем не отличаются. В любом случае в ВМС и вообще в Вооруженных силах Украины финал для меня будет таким же, как и до этого. Я снова хочу бороться, мне опять скажут, что я не прав, я снова начну отстаивать свою точку зрения, и снова результат будет таким же.

- А если бы у вас там был свой человек “наверху”, то реально было бы реализовать себя и свое видение в той системе?

- Понимаете, карьеру в ВМС можно сделать и без “своих людей наверху”, без связей. Это реально. Но реализоваться в личностном плане - нет. Хотя, возможно, лет через 15 это будет реально. Все же Вооруженные силы эволюционируют и постепенно происходят изменения. Поколение, которое осталось с советских времен, с их видением и привычками, уйдет. Хотя неизвестно, сколько у них останется последователей, которых устраивает нынешнее положение вещей в армии. Сейчас в ВСУ все делается по схемам, которые заключаются в том, чтобы завести под «учения» цистерны солярки, использовать половину, а другую половину продать. Так они мыслят и такая их классическая ментальность, которая тянется еще с советских времен.

На эту тему: Генерал-разведчик Николай Мельник: «Думаю, что Путин не остановится»

- Ваш характер вам больше помог по жизни или создал лишь проблемы?

- Без характера ничего нельзя сделать кардинального. В моем характере есть свои плюсы и минусы. Конечно, он в чем-то мне помог, а в чем-то навредил. На определенные вещи я реагирую достаточно остро. Я для начальства не создаю угрозы как курсант, но в перспективе, если бы имел офицерское звание, фактически был бы миной замедленного действия, тем и опасен. Ведь тогда у меня могли бы появиться подчиненные и тем более - целая боевая единица.

Эти проблемы для командования имели бы совсем другой характер, поэтому от меня лучше было избавиться заранее или заменить. Последнее не удалось, поэтому избавились. Но, опять же, верю, что со временем все изменится, иначе быть не может. Люди, которые имеют возможность и желание таких изменений, есть. Я их знаю, но называть их имена в прессе не стоит, чтобы они не попали под нежелательное пристальное внимание тех, кто им может чинить препятствия на этом этапе карьеры. Я на этих людей надеюсь. Сам я с детства мечтал быть в море. В ВМС для меня можно было совместить приятное с полезным. К сожалению, теперь осталось только приятное.

Валентин Торба,  опубликовано в издании  День


На эту тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]