Аграрный гамбит Богдана Хмельницкого

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Как нерешенный земельный вопрос обрек на поражение украинскую революцию середины XVII века.

Наша история полна знаковых событий, среди которых видное место принадлежит украинской революции середины XVII века. Несмотря на солидную базу источников и историографию Хмельнитчины, до сих пор продолжаются дискуссии вокруг причин ее неуспеха, которому предшествовало блестящее начало. В этом контексте обычно вспоминают несколько факторов, отмечает  "Тиждень".

Например, неготовность к бескомпромиссной борьбе и отсутствие предустановленной программы государственного строительства, недружественное внешнее окружение и смерть Богдана Хмельницкого до завершения начатой им борьбы, из-за отсутствия среди его преемников другого лидера общенационального масштаба. Эти аргументы действительно справедливы. Однако следует учитывать еще проблему, которая, собственно, и породила ммельнитчину и нерешенность которой обусловила ее поражение. Речь идет о земельном вопросе. В Украине до сих пор идут жаркие дискуссии и споры вокруг способов ее решения.

На эту тему: «Земельный вопрос»: 16 лет болтовни

Катализатор восстания

Вопрос земли, то есть господствующая форма собственности на нее, степень доступа общественности к ней, а также защиту земельной собственности со стороны государства является едва ли не самым древним и самым болезненным в истории Украины. Причина этого очень проста: нам суждено занять наиболее плодородные, а следовательно, и наиболее пригодные для сельского хозяйства земли во всем мире. Это закономерно придавало им особую ценность, поскольку превращало их в главный ресурс в ведущем аграрном секторе, который оставался ведущим сектором хозяйственной деятельности до времен сталинской индустриализации.

То, что украинские земли одинаково пригодны и для животноводства, и для земледелия, еще в догосударственный период привело к ожесточенной борьбе за них между кочевыми и оседлыми народами. К тому же эта борьба имела такой масштаб и такую продолжительность, которых не знали другие страны европейского мира. С возникновением государства эта борьба только обострилась. Кроме того, чуть ли не до конца XVIII века продолжалась еще и борьба за землю между кочевым и оседлым мирами.

В XIV-XVI веках в Европе произошел раскол на зону прогрессивного производства готовой продукции и фермерства и на зону экстенсивного сельского хозяйства. Последняя занимала преимущественно восточноевропейские территории с Украиной включительно. Поэтому в то время как на западе Европы освобождали крестьян и интенсифицировали производство с акцентом на сферу ремесла и торговли, на востоке Европы нарастало закрепощение, усиливали экономическую эксплуатацию крепостных и увеличивали площадь земель сельскохозяйственного назначения.

Житница Европы. Большой аграрный потенциал при неразрешенном земельном вопросе был катализатором политической турбулентности на украинской территории

Особенно масштабно и быстро эти способы увеличения доходности от хозяйственной деятельности развивались именно в Украине. Прежде всего потому, что практически все здешнее население было вовлечено в сферу агропроизводства, а также из-за наличия значительных площадей земель, пригодных для агропроизводства и давно пущенных в сельскохозяйственный оборот.

Раньше этот процесс, который в литературе получил меткое название «второго издания панщины», закончился в Королевстве Польском, которое вскоре набросило унию Литовско-Русскому государству. Поэтому острие этого экономического давления было направлено прежде всего на украинское селянство на украинских землях Речи Посполитой.

В составе последней оказалась и основная часть территории, которую тогда заселяли украинцы. На практике утверждение экстенсивного агропроизводства означало установление полной монополии феодального состояния на землю. Это имело соответствующее законодательное закрепление, что отражено в ряде постановлений сейма, Уставе на волоки 1557 года и Третьем Литовском уставе 1588-го. Кроме того, такие земельные отношения силой защищали и Польско-Литовское государство, и сами речьпосполитые феодалы.

Монополия феодального состояния на землю означала лишение селян юридических прав на нее. Поэтому отныне они становились лишь пользователями «по милости господина». Такое правовое отношение селян к земле делало речьпосполитых феодалов (магнатов и шляхту) полными распорядителями не только земельного фонда, но и труда самих селян. Оно даже делало возможным их отчуждение от земли. Угроза же полного лишения селян земельных наделов, которые были единственным источником их обеспечения, неконтролируемо увеличивала эксплуатацию.

Этому способствовали и слабость центральной власти, неспособной регулировать земельные отношения, и рост спроса на продовольствие в Европе в результате демографического взрыва, и ряд других факторов. А Речь Посполитая была ведущим поставщиком продовольствия на европейский рынок. Так в Речи Посполитой завязался узел неразрешимых противоречий вокруг земельного вопроса: шляхта не могла отказаться от своих исключительных прав в земельном вопросе (поскольку это было источником ее процветания), а селянство не могло снести такую несправедливость (поскольку именно оно выступало производителем аграрной продукции).

Соответственно вхождения шляхетского сословия «во вкус» от эксплуатации селянства и получения благодаря этому легких денег росло и недовольство крестьянства. Однако сопротивление селян должны были возглавить представители элитарных групп, что является нормой для всех исторических эпох и единственным залогом, который гарантировал успех такой борьбы.

К этим группам в средневековом обществе принадлежали феодалы и церковь. Однако они находились в тесном союзе, обоюдно получая выгоду от эксплуатации селянства, а потому и не могли возглавить борьбу селян. К тому же в Речи Посполитой господствующей была римско-католическая церковь, тогда как украинское крестьянство исповедовало православие. Однако в конце XVI века в Украине оформился социальный слой, претендовавший на роль новой элиты, - казачество, которое разделяло повстанческие настроения селянства.

На распутье

Во времена, предшествовавшие Хмельнитчине, украинцы разрывались между двумя подходами к решению земельного вопроса. С одной стороны, чрезвычайное плодородие украинских черноземов было залогом успешного агропроизводства силами малых семейных хозяйств, что закономерно утверждало именно частную собственность на землю. Именно такой характер хозяйственной деятельности на земле фиксируют в Украине и письменные, и археологические источники еще с княжеских времен.

Однако в условиях феодального строя и отделения селянства от земельной собственности частная собственность на землю (на государственном уровне) могла утвердиться только для представителей феодального сословия. Поэтому именно они и были носителями идеи о полной частной собственности на землю, имея такое право и де-юре, и де-факто.

Для облегчения эксплуатации селян и надзора за ними шляхта в Украине, так же как и в других странах феодальной Европы, искусственно их объединяла в пределах отдельных населенных пунктов в хозяйственные единицы. Конечно, в украинских реалиях это означало не уничтожение индивидуальных селянских хозяйств, а лишь представление жителей каждого населенного пункта как сборного субъекта выполнения феодальных повинностей и ответственности перед господином.

Этот процесс был поздним и вообще столкнулся с массовым сопротивлением и неприятием населения Украины. Однако он посеял зерна отрицания частной собственности на землю как атрибута враждебного феодального сословия. Также институт частной собственности подрывало стремление силового перераспределения этой собственности, что является диаметрально противоположным подходом. В то же время украинское кселянство не воспринимало и коллективного способа хозяйствования на земле - опять-таки вследствие выше упомянутой традиции и особого плодородия украинских черноземов, которые гарантировали приличную жизнь даже в условиях индивидуального хозяйства.

Карта Украины середины XVII века. Революция изменила статус-кво в земельных отношениях, но определенной модели для Гетманщины Хмельницкий так и не выбрал

Разрывание селянства между двумя вариантами решения земельного вопроса, очевидно, долго тормозило нарастание повстанческого движения самих селян: им не нравилось существующее положение дел, но и выработать собственное видение решения земельного вопроса они не смогли. Как следствие, селянство в Украине со второй половины XVI века клокотало ненавистью к шляхте, которая росла и только ждала своего выхода. Однако для окончательного взрыва селянству нужен был кто-то, кто предложил бы решить земельный вопрос в приемлемый для него способ.

Низовое казачество возглавило недовольны массы селян еще с конца XVI века и в конце концов стало главной движущей силой Хмельнитчины в середине XVII века, однако оно не выработало в земельном вопросе такого подхода, который сцементировал бы образуемое украинское государство - Гетманщину. Дело в том, что Низ характеризовался почти до середины XVIII века именно как военная республика. Хозяйственная деятельность играла в ней второстепенную роль.

К тому же из-за постоянной военной угрозы хозяйственная деятельность низовых казаков чаще всего происходила в коллективной форме. Наиболее долго этот коллективный подход у низового казачества содержался именно в земельном вопросе: все низовое общество выступало как целостный, коллективный субъект, который распоряжался принадлежащими Кошу землями. Таким образом достигали консолидации казачества, что было особенно нужно во время постоянного военного положения. Однако в условиях хозяйственной деятельности в нормальном государственном организме это имело пагубный эффект, поскольку препятствовало развитию, о чем свидетельствовали многочисленные примеры таких формаций, например Спарты.

В то же время нужно быть объективным: и селянство, и абсолютное большинство низового казачества принадлежали к бедной части населения, тогда как магнаты и шляхта - к состоятельной. Раскол в видении способов решения земельного вопроса был типичным для тогдашней Европы в целом: бедные выступали за варианты, приближенные к утверждению коллективизма, тогда как богатые - за примат института частной собственности.

Однако в случае Украины социальный раскол населения в решении земельного вопроса имел отчасти и географическое измерение, что еще крепче затягивало узел противоречий и затрудняло дальнейшие перспективы Украины как суверенного государства. Дело в том, что речпосполитная практика, опиравшаяся на институт частной собственности на землю (пусть даже только для представителей феодального сословия), дольше существовала на Правобережье. Поэтому именно здесь она успела пустить глубокие корни. Кстати, именно на Правобережье размещались реестровые казаки, которые в целом были богаче и активнее низовцев занимались хозяйственной деятельностью. Поэтому им также очень была нужна именно частная собственность на землю как гарантия их материального достатка и того, что они уже имели.

Богдан Хмельницкий. «Войска Запорожского Главнокомандующий, Войны хлопской Зачинатель, Восставшего Казачества и Народа Украинский Князь»

На эту тему: Как плодородный чернозем обрек Украину на бедность в 21 веке

Зато Левобережье позже вошло в состав Речи Посполитой и одновременно постоянно оставалось пограничной зоной. А значит, речпосполитная традиция здесь утверждалась минимально. На это влияли и периодические попадания части этого региона под власть Московского царства, которое вообще характеризовалось отличной цивилизационной основой. Возвращение Черниговщины в состав Речи Посполитой произошло всего за десять лет до взрыва Хмельнитчины, а значит, там успела распространиться свойственна именно для Московии система земельных отношений. А относительно южной части Левобережья, то эти земли давно стали сферой деятельности запорожского казачества. Поэтому вполне логично, что именно местная казацкая старшина во времена после Хмельнитчины активно выступала против возвращения к Речи Посполитой и последовательно ориентировалась на Москву.

Пагубное балансирование

Итак, на начало Хмельнитчиный в украинском обществе не было единодушия по земельному вопросу: если старая элита видела его разрешение в сохранении без изменений своего монопольного права на землю при частной форме собственности на нее, восставшие массы (и селяне, и в значительной мере казаки) стремились к ликвидации этой формы как таковой, что ассоциировалась с феодальным состоянием и феодальными отношениями.

Начало Украинской революции середины XVII века сразу же стало сигналом к изменению статус-кво в земельных отношениях. Восставшие селянские массы прибегли к массовому истреблению старых землевладельцев и захвату принадлежащих им земель, встретив в этом полную поддержку казачества. Во-первых, это объяснялось генетической связью значительной части казачества с селянством, в частности вследствие массового оказачивания последнего, что затрудняло их размежевание в тех обстоятельствах. Во-вторых, казачество таким образом мстило за непризнание за собой таких же прав на земельную собственность, которые имели магнаты и шляхта во времена Речи Посполитой.

В то же время именно низовое казачество, которое составило ядро повстанческих сил и задавало тон всему движению в начале Хмельнитчины, навязывало свое видение решения земельного вопроса. Это была выше упоминавшаяся низовая традиция совместного права на землю, но без права собственности на нее. Селянские массы восприняли такое решение земельного вопроса, поскольку это легитимировало способы получения селянами земли, которые стали главными во времена Хмельнитчины: силовой ее захват и самозахват, которые де-факто переплетались. В то же время казаки не посягали на захваченные земли, чтобы не спровоцировать конфликт с селянскими массами и избежать стремления последних к юридическому закреплению полученных силовым способом земель.

Предложенный низовым казачеством способ решения земельного вопроса санкционировался претензиями целого казачества на роль нового элитарного слоя и подкреплялся силой казацкой сабли. Последний аргумент имел наибольшее влияние и на бывших владельцев земли, и на новую украинскую власть, поскольку она силою этой сабли появилась и держалась на ней сама. При таком подходе казачество рассчитывало через создаваемую государственную модель Гетманщины (Войска) распоряжаться всем земельным фондом. И в начале Хмельнитчины это казалось вполне реальным.

Однако постепенно, по мере утверждения Гетманщины и новых реалий в общем, с преобразованием казацкой старшины в новую элиту, последняя начала склоняться к принципу незыблемости частной собственности на землю. В этом ее поддерживала православная церковь, которая во времена Хмельнитчины смогла не только сохранить, но и приумножить свою земельную собственность: и из-за откровенных захватов чужого, и благодаря земельным пожалованиям от гетмана. Так же казацкую старшину в ее стремлении ввести только частную собственность на землю поддерживала и стародавняя руськая шляхта, которая отчасти уцелела и даже смогла сохранить свое землевладение, в частности получив охранные универсалы от самого Богдана.

Шаткий баланс. Избегая конфликта с крестьянством и низовым казачеством, Хмельницкий так и не решился закрепить частную собственность на землю, чего требовала элита

Именно Хмельницкий, как новый лидер и глава Гетманщины, должен был решить земельный вопрос в первый или второй способ. Однако он не решил этой ключевой задачи. Почему так произошло - до сих пор открытый вопрос. Наиболее вероятным ответом следует признать стремление Хмельницкого балансировать между интересами двух сил, стоявших за каждым из подходов к его решению, чтобы таким образом не допустить раскола повстанческого лагеря. Определенная логика в этом действительно была.

К тому же и сам Хмельницкий разрывался между двумя вариантами по личным обстоятельствам. Как лицо, связанное с благородным слоем происхождением и взглядами, он тяготел к принципу верховенства института частной собственности на землю (вопрос только - или для всех, или снова только для элиты). Но будучи обязанным народным массам своим приходом к власти, Хмельницкий должен был идти навстречу их стремлениям.

Кроме этого, балансирование в подходе к земельному вопросу определяла и изменение политической ситуации. Например, во времена определенного политического успокоения и уменьшение остроты отношений с Речью Посполитой он прибегал к изданию универсалов, которые призывали к отказу от захвату земельной собственности и даже гарантировали возврат законным владельцам несправедливо отнятого у них, включая земли. Зато в моменты обострения противостояния с Речью Посполитой он сам призвал селянство к восстанию и уничтожению старых владельцев. 

Итак, Богдан Хмельницкий использовал земельный вопрос как дополнительный козырь в своих комбинациях и как средство приспособления к изменению обстоятельств. Однако такое балансирование не решало этот ключевой вопрос, который, собственно, саму Хмельнитчину и породил, а потому мог так же и похоронить ее в случае своего нерешения. 

Это Богдан Хмельницкий, видимо, также понимал, но не мог решить его в какой-то один способ: как из-за отсутствия реальной силы для этого, так и из-за дальнейшей зависимости от обеих частей повстанческого лагеря.

И какими бы ни были причины, в итоге мы имеем ключевой фактор, обусловивший свертывание Хмельнитчины и дальнейшее ослабление гетманской власти, раскол и ликвидацию самой Гетманщины. Ни одна из частей повстанческого лагеря не видела, что гетман отражает только ее интересы. А это закономерно лишало его поддержки. Поэтому они начали искать другую (и то внешнюю) силу, которая решила бы земельный вопрос в нужный для себя способ и защитила бы эту модель силой.

В то же время на местах также начался разнобой. В зависимости от ориентации местных казачьих лидеров верх брала или идея бескомпромиссного уничтожения старого господствующего слоя и разделения его земли (как это делал, например, Максим Кривонос на Подолье), или же попытки успокоить восставшие массы и сохранить какую-то видимость законности (как это между тем происходило на территории, где находился сам Богдан Хмельницкий). Все это подвешивало власть последнего, превращая его в одного из многих, и создавало почву для внешнего вмешательства, потому что свидетельствовало о слабости гетманской власти. И последнее не замедлило случиться.

Так, Речь Посполитая быстро уловила, что казацкая старшина Правобережья больше склонялась к речьпосполитной традиции. Поэтому она начала подтверждать земельные предоставления последней, включая самого гетмана, которому подарили Чигирин еще по условиям Зборовского договора 1649 года. Зато левобережная старшина начала связывать защиту своих земельных приобретений с Москвой.

Именно они инициировали в Москве во время своих дипломатических миссий выпрашивание жалованных грамот на приобретенные земли и получение новых земельных приращений в пределах Гетманщины. Московская власть быстро поняла этот посыл и начала покупать казацкую верхушку за счет украинских земель, хотя последние ей не принадлежали, поскольку были собственностью Войска. Закономерно, что различные источники приобретения земли, за которыми стояли и отличные видения решения земельного вопроса и общие мировоззренческие установки, раскалывали украинскую элиту. Этот раскол распространялся на все общество. К тому же он быстро приобрел и географическое выражение, которые отметили соседние государства и позже поделили Украину между собой.

Урок для потомков

Итак, процесс раскола Украины в значительной степени вызвала неспособность самостоятельно решить земельный вопрос. Это произошло еще при жизни Богдана Хмельницкого. Именно он так и не смог устранить раскол введением одного из способов решения земельного вопроса. Фактически окружение (и внутреннее в лице казацкой старшины, и внешнее - в лице Москвы и Речи Посполитой) только ожидало его смерть как неудобной фигуры, которая пыталась удерживать Гетманщину от раскола и гибели, балансируя между двумя подходами в решении земельного вопроса.

Однако такое балансирование не могло долго продолжаться, поскольку именно земельный вопрос был слишком острым, а такая политика Хмельницкого только усиливала его остроту. А ни один из преемников Богдана уже не имел того веса, который имел он как глава большого подъема в 1648 году, и поэтому их попытки решить земельный вопрос уже не могли быть реализованы. Соответственно, Богдан Хмельницкий сделал действительно все возможно в той ситуации, чтобы сохранить завоеванную независимость, но не имел единодушия среди своего окружения, что уж и говорить о восставших массах. Однако в условиях того времени большее значение имела позиция новой элиты - казацкой старшины, поскольку она в конце концов задавала тон общественному движению и стремлениям. Именно последняя, за редкими исключениями, показала неспособность к настоящему государственному мышлению.

Отнять и поделить. В отличие от Хмельницкого, Максим Кривонос был воплощением народной идеи уничтожения старого дворянства и распределения его земли

Поэтому реальное бремя вины за провал Хмельнитчины и потерю в перспективе своей государственности лежит прежде всего на новой украинской элите того времени - казацкой старшине. Именно она должна была стать надежным фундаментом независимости Украины. Но взамен казацкая старшина поставила собственные материальные интересы выше общегосударственных и фактически продала Гетманщину в обмен на то, что и так могло бы ей принадлежать, - долю в ее земельном фонде, поскольку внешние враги Гетманщины покупали для себя пятую колонну, раздавая таким «героям» украинские земли.

Поэтому это было свидетельством не только их измены, но и недальновидности и отсутствия глобального видения ситуации. Эта черта уничтожила еще одну попытку украинского государства руками тех, кто в условиях сохранения украинской государственности должен был сам получить наибольшую выгоду от этого. Это дорогой урок, который желательно усвоить и современной украинской элите, чтобы избежать повторения печальной судьбы многочисленных поколений своих предшественников. Ведь предателей не любят и те, для кого они это предательство совершают, а потому в итоге они теряли и то, что им за измену давали.

На эту тему: Другой Богдан. Гетман Хмельницкий и внутренние смуты казацкого государства

Также нужно осознать, что земельный вопрос нужно наконец раз и навсегда решить, чтобы лишить почвы внешние силы для вмешательства во внутренние дела Украины, прекратив таким образом раскол самого украинского общества и создав надежный фундамент для экономического подъема нашего государства.

Для этого решить земельный вопрос необходимо тем путем, которым прошли все цивилизованные и высокоразвитые государства мира. То есть путем утверждения института частной собственности на землю в полном объеме и для всех ее граждан, а также при установке реальной цены на землю, чтобы избежать печальной участи отечественной промышленности, которую в результате «прихватизации» 1990-х годов за бесценок скупили олигархи.

Только тогда земля приобретет реальную ценность, что возможно при условии создания современного земельного кадастра, а также эффективного контроля за рыночными операциями с землей. Все это, в конечном итоге, поможет сосредоточить ее в руках реальных производителей аграрной продукции. Только действительно рыночная цена на землю позволит избежать ее скупки ловкими дельцами с целью дальнейших махинаций (сейчас предполагается именно такой негативный вариант развития ситуации).

Это, в свою очередь, вернет Украине роль настоящей житницы Европы и мира, а не поставщика дешевой агропродукции, которую производят в режиме дикой эксплуатации населения и земель. Только тогда украинское село перестанет быть стагнирующим. А вместо селян у нас, наконец, появятся фермеры, благодаря чему аграрный сектор сойдет с экстенсивного развития и будет способствовать перестройке социальной структуры украинского общества в соответствии с европейскими образцами.

Андрей Чуткий,   опубликовано в издании "Тиждень"


На эту тему:

 

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com