Геннадий Москаль: Россия признает ЛНР и ДНР. Но не в этих «границах»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото: Макс Левин

«Народ хотел „новые лица“. Я думаю, что сегодня у людей большое желание в эти новые лица плюнуть.» Генерал рассказал, при каких условиях подконтрольная ему часть области «зажила бы» и как Путин убедил Януковича отказаться от подписания соглашения об ассоциации с ЕС. А еще предрек новое наступление российско-террористических сил на Донбассе и последующее признание Россией двух «республик».

Это можно назвать иронией судьбы или божьим промыслом, но в 2002 году Геннадий Москаль защитил кандидатскую на тему: «Институт временного генерал-губернатора в Украине в конце XIX — начале ХХ в». Эта должность вводилась в местностях, где объявлялось военное положение и были какие-то «волнения». Сейчас генерал-лейтенант Москаль — сам председатель Луганской областной военно-гражданской администрации. Пусть и без формального военного положения на подконтрольной ему территории ...

И несмотря на то, что над ним, как и над всей «украинский» частью области, постоянно кружит ветер «временности», дело свое пытается делать качественно. Если матом обложить кого-то из местных — то от души, если помочь людям — то на совесть.

Конечно, и к Москалю возникают вопросы. Он слишком защищает руководителя областного управления МВД Анатолия Науменко, который успел побывать «народным милиционером» в Луганске, и к которому у местных патриотов хватает вопросов не только в привязке к ЛНР. Впрочем, как известно, бывших милиционеров не бывает, поэтому такая корпоративная солидарность не должна удивлять.

В беседе с журналистом издания LB.ua генерал Москаль рассказал, при каких условиях подконтрольная ему часть области «зажила бы» и как Путин убедил Януковича отказаться от подписания соглашения об ассоциации с ЕС, а также предрек новое наступление российско-террористических сил на Донбассе и последующее признание Россией двух «республик».

— Ранее Вы говорили: «Я каждое утро иду на рынок в Северодонецке. Не надо никаких социологов и политологов — просто поговори с людьми, и все поймешь». Что сейчас говорит ваша «базарная социология»?

— Я на Пасху был дома, на Западной Украине. Я бы сказал, что на рынке более агрессивная реакция на действия правительства именно там, а не на Востоке. А у нас, на Луганщине основной вопрос — когда закончится война. Ради мира они готовы терпеть и цены, и другие неудобства. Война и мир — вот о чем говорят люди.

— Осенью Вы ожидали, что запустится Северодонецкий «Азот», что должно наполнить местный бюджет.

— Он запустился. И снова — стал. По моей информации, произошло это не из-за экономических, а больше из-за политических факторов. Представители завода ранее говорили мне, что есть препятствия с подачей электроэнергии. А у нас же сейчас избыток электроэнергии, потому что мы не подключены к единой энергосистеме. И я говорю: вам нужны 40 мегаватт — так берите. Решили проблему. Затем возникает новая: часть сырья они завозят из Воронежской области. И резко на это сырье увеличили ввозную пошлину. Хотя конечный продукт производится здесь и облагается налогами здесь, и рабочие места создаются тоже здесь. Я же говорю — идут какие-то политические манипуляции.

— То есть, это «мы» душим завод Дмитрия Фирташа?

— Я не знаю, кто кого «душит», но этим, прежде всего, душат людей в Северодонецке. Люди не виноваты в том, какие политические предпочтения у владельца завода. А вся жизнь в городе крутится вокруг этого завода. Вы, возможно, насыпете Фирташу соли на одно место, а вот северодончан бросите в полную нищету.

В тему: Возбуждено дело против топ-менеджеров компании «Ostchem» Дмитрия Фирташа

В Лисичанске — аналогично. Один из крупнейших и самых современных НПЗ — и стоит. Собственность господина Сечина, «Роснефть» ... Нажимай кнопку — и запускай. Но не работает из-за политической конъюнктуры. Себе в убыток — но пошли на принцип. Хотя они могли бы своей продукцией сбить цены на светлые нефтепродукты в Украине. И трубопровод, по которому поставляется нефть, никто не порезал на металлолом. Завод в прекрасном состоянии. Жаль ...

В тему: Купили, разорили и убили. Трагедия Лисичанска как пример «братской дружбы»

— Еще одна Ваша цитата: «Киевом в Крыму были приняты неправильные кадровые решения. Уже при Авакове назначили начальником МВД руководителя Партии регионов в Феодосии». Я, конечно, извиняюсь, но у вас областное управление МВД вообще возглавляет «народный милиционер» Анатолий Науменко, которого успели «окрестить» в Луганске сепаратисты.

— Кто-то должен милицией управлять, потому что и так все было сделано, чтобы ее уничтожить ... А Науменко я знаю еще со времен, когда был заместителем министра, а он возглавлял департамент по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Я всем, кто имеет к нему претензии, отвечаю: «Пойдите на его место и поруководите». Желающих, к сожалению, нет.

— Неужели никто не хочет «порулить» потоками контрабанды в Луганской области?

— У нас в области из всех форм контрабанды есть только больные фантазии нардепа Мельничука. Я не считаю его достойным того, чтобы вступать с ним в дебаты. И всю ту чушь, которую он несет, я моментально перенаправляю в Генпрокуратуру, СБУ и МВД: мол, откройте уголовное производство, проведите следственные действия, и если я виноват — сажайте меня в тюрьму.

От всех получаю ответ — ни один из приведенных фактов о контрабанде не нашел подтверждения.

В тему: Нардеп-комбат: помочь нужно там, где действует наша власть и висят наши флаги

Не надо путать Донецкую область с Луганской. Смотрите: дорогу на Луганск через Счастье я своим распоряжением закрыл наглухо — нет ни пешего, ни автомобильного сообщения. В Станице-Луганской — взорван мост. Там можно только пешком перебраться. В сумке много «контрабанды» наносишь?

В Трехизбенке так же мост подорван. Только при мне он взрывался уже трижды. Там сейчас даже велосипедом не проедешь. Я видел репортажи, как кого-то задержали с мешком картошки. Это смешно. Между Лобачево и Желтым был паром, но его уничтожили частично. Сейчас они накладывают доски и что-то как-то перевозят. Но это тоже не те объемы. Причем люди иногда срываются в воду, были уже травмированные.

Так паром в Желтом выглядел до войны

Так паром в Желтом выглядел до войны. Фото: 1ua.com.ua/sanja.byelkin

Единственный путь на оккупированную территорию — через Лисичанск в Алчевск и Стаханов. Но там в полном составе сидит пограничная служба, фискальная служба, милиция, Нацгвардия и ВСУ. И вы верите, что все эти подразделения могут между собой «договориться»?

Они ежедневно задерживают 5-10 машин и отправляют их на проверку в Лисичанск.

Все другие пути или уничтожены, или перекопаны, или заминированы, а карт минных полей — нет.

— То есть, Вы намекаете, что вся контрабанда на оккупированные территории идет через Донецкую область?

— В основном — да. У нас есть один железнодорожный путь, и я своим распоряжением закрыл его для движения поездов. Это участок между станцией Сантяновка (оккупирована так называемой ЛНР) и станцией Светлановка на контролируемой Украиной территории.

Потому боевики поездом могли через станцию ​​Светлановка беспрепятственно заехать нам в тыл — и в Попасную, и в Лисичанск, и в Красный Лиман. А «веткой» этой пользовался в основном Алчевский меткомбинат. Впрочем, сегодня она не работает. И по 100-200 вагонов с контрабандой, о которых рассказывают в СМИ, возможны только в Донецкой области. (На самом деле, уже после записи интервью разразился скандал: один из двух маневровых тепловозов именно из Светланово с двадцатью вагонами возвращался с оккупированной территории и подорвался, хотя движение поездов на этом участке запрещено председателем ОГА. — LB.ua).

— Офицер батальона «Айдар», известный как «Рубеж» или «Роман Романыч», в беседе с нами утверждал: Вы знали, что люди Мельничука привезли его избитого и в наручниках в областное управление МВД, но ничего не сделали, чтобы освободить. Как, собственно, и областное милицейское начальство.

— Мы познакомились, когда у нас были определенные вопросы к батальону «Айдар» по поводу сохранения равновесия между гражданским населением и военными. И он приходил как переговорщик от бывшего командира батальона Мельничука.

Но объясните: что мне делать в этой ситуации? Я, как глава областной администрации, точно не должен идти брать штурмом «Айдар».

Экс-комбат Сергей Мельничук с верными ему бойцами

Экс-комбат Сергей Мельничук с верными ему бойцами. Фото: EPA / UPG

Здесь, на самом деле, больше удивляет поведение руководства милиции.

У меня встречный вопрос: если это организовывал Мельничук, почему до сих пор нет представления на лишение его неприкосновенности?

Давайте я вам дам список по Мельничуку: сколько людей сидело в подвалах сначала в колбасном цехе в Половинкино, а затем — на территории Высшей школы милиции в Счастье.

— Сотни?

— Где-то так.

— Вам вице-мэр Счастья Тюрин не рассказал, за сколько откупился от «Айдара»? Просто не верится, что его просто так отпустили ...

Вы знаете, я на эту тему вообще не хочу говорить, потому что постоянно имею из-за этого неприятности. Есть Генеральная прокуратура — пусть берет все эти дела. В том числе — о «Рубеже». Если там была допущена халатность ...

Милиция такая, какая есть. И хорошо, что хоть такая есть. Потому что мало кто из милиционеров переехал сюда с оккупированных территорий. Все говорят: их надо люстрировать. А я отвечаю: их сама жизнь уже люстрировала. Потому что все их имущество осталось там. И родственники их «там» остались под страхом быть арестованными «апалченцами» ... А желающих переехать работать в УВД Луганской области — что-то нет. И брать единичный случай разногласий между «Рубежом» и Мельничуком и судить о всей милиции ... Что они могут — то они делают. Вы посидите с ними хотя бы час в том насквозь сыром блиндаже, и потом будете рассуждать, надо ли их люстрировать.

Вот эти экс-беркутовцы на блок-посту под Харьковом напали на активиста Константина Реуцкого

Вот эти экс-беркутовцы на блок-посту под Харьковом напали на активиста Константина Реуцкого. Фото: Константин Реуцкий

«Рубеж» имеет юридическое образование, работал адвокатом. Он может обратиться в соответствующие органы. Так как официальной комиссии по МВД, которая приехала бы проверить этот факт, я еще не видел. Тем более, что я знаю, какое отношение у правоохранительных органов к указанным выше лицам.

— Есть ощущение, что Вы тоже приложили руку к тому, чтобы многих бандитов, которые прикрывались именем «Айдара», были арестованы.

— Этот бардак развел Мельничук: у него были официально набранные бойцы, а была «амбарная книга» со всяким хламом. Одни жили в Счастье в школе милиции, а другие до сих пор живут на дачах, откуда они выгнали людей. А сейчас вторая проблема наступает: люди от контролеров стали получать квитанции на электроэнергию или газ. И там цифры со многими нулями. А те дачи сейчас не стоят и 10 кубов газа, там фронтовая зона проходит.

Позабирали особняки у людей. Мол, потому что сепаратисты. Хотя я неоднократно говорил, что военные должны воевать, а давать оценку, кто сепаратист, а кто нет, должна СБУ. Кого бы мы не отбивали у них, я всех передавал в СБУ. Но против ни одного не было возбуждено уголовное дело за сепаратизм.

В тему: Батальон «Айдар»: бизнес на крови побратимов

— Ну, если даже бывший мэр Луганска Кравченко не сидит...

— Извините, но Дзержинский говорил: «Если вы не сидите в тюрьме, это не ваша заслуга — это наша недоработка». Но не я же должен это доказывать ... Когда мне говорят, что у меня в администрации работают бывшие «регионалы», я отвечаю: «А покажите мне, кто здесь не регионал».

Прицепились к моему заму по ЖКХ, потому что он экс-регионал. Я сказал: «Кто мне проведет газ в Трехизбенку — того назначу». Никто не взялся за это, а он — справился. У меня флаг Украины висит на областной администрации. Заместителя, который бы сидел на входе в здание и держал его в руках — мне не нужно. У меня надо работать.

Фото: Макс Левин

И такую ​​"народную люстрацию«, которую прошел он, я бы не пожелавший даже своим врагам: дом — забрали боевики, имущество — забрали, машину — забрали. И он перешел на подконтрольную территорию и служит государству. И еще прошел проверку законом об очищении власти. Что вы еще хотите от него?!

Партии регионов здесь уже нет. Я, когда только пришел, в один райсовет поехал, во второй, а там только одна фракция — Партии регионов. А я имею такой склад характера, что очень редко выхожу из себя, но если уже выйду — то берегитесь. Сам не могу остановиться и меня никто не может остановить. На второй день мне, возможно, станет стыдно, но — какой есть. Тогда я, конечно, дал им нагоняй. Потому что для меня это было проявление человеческого маразма в чистом виде ...

Но зато я приезжаю в третий райсовет — а нет уже Партии регионов. Самораспустились! Есть определенные особенности донбасского менталитета, в него надо вписываться. Мне в основном это удается. Чтобы тебя поняли и услышали, нужно иногда и «матерком обложить». Некоторые считают меня невежливым, невоспитанным, грубым. Но я приспосабливаюсь к тем условиям, в которых приходится работать. Впрочем, очень не хочу, чтобы эти условия меня засосали.

Я черное называю черным, а белое — белым. Люди за такое уважают, а вот начальство — не очень.

— Есть ли какая-то связь на уровне администраций с ЛНР? И как они объясняют постоянные обстрелы в Счастье, в Трехизбенке?

— С Плотницким я не контактирую. Это точно. Поверьте, один мой «неправильный» звонок туда — и очень скоро этот разговор выложили бы в интернет. Или наши спецслужбы, или российские.

Я сегодня другого не понимаю — нашего пренебрежительного отношения к ним. Мол, там же дурачки, наркоманы и алкаши. А они, между тем, создали свою милицию, свое министерство госбезопасности — МГБ. Все как в Приднестровье. Калька полная. А мы их продолжаем «забрасывать шапками». С немцев в начале Второй мировой войны тоже смеялись, когда агитпроп показывал их нелепыми и едва не придурковатыми. А потом возник вопрос: если они такие дураки, как же тогда война до сих пор не закончилась?

По моей информации, в их МГБ большинство составляют офицеры ФСБ. И это МГБ выполняет функции разведки, контрразведки. Они — работают, а мы их всех за «полоумных казачков» считаем. Там хозяйничает Россия, аПлотницкий там ничего не решает. Он может дорогу починить, а все основные решения принимаются в Ростове-на-Дону. Так же, как они принимались там и относительно Дебальцевского плацдарма. И офицеры Генштаба РФ из Ростова не уехали. Значит, они до сих пор там и планируют уже новые операции. Из той информации, которая есть у меня, Россия признает ЛНР и ДНР.

— Признает?!

— Да. Но не в этих «границах». То есть, у них есть планы оттяпать у нас еще кусок Донецкой и Луганской областей. Вот после этого они их и признают.

— Вас не могут умышленно вводить в заблуждение?

— Я работал заместителем главы СБУ и курировал контрразведку. Я в состоянии различить ложь и правду.

— А как тогда расценивать слова Лаврова о том, что Россия признает нынешние границы Украины (без Крыма, конечно)? Правда, он добавил: «Говоря о ЛНР и ДНР, Украина может существовать только как государство, которое признает многообразие составляющих ее регионов, составляющих ее культур».

— Ключевое понятие — «может существовать». А может и не существовать ...

Смотрите, один из крупнейших транспортных узлов Украины — Дебальцево — они забрали. И, кстати, уже восстановили. Там уже ходит электричка из Луганска. И не только электричка.

По моей информации, им нужен выход к морю через Мариуполь. А севернее им нужны Артемовск и Попасная. Это же все один плацдарм. Берут Артемовск — лишают Украину соли, а Попасная — это последний крупный железнодорожный узел на Луганщине, который остается под Украиной. От последнего дома в Попасной до ближайшей позиции боевиков около 4 километров.

Соледар, что рядом с Артемовском - главный центр добычи соли в Украине

Соледар, что рядом с Артемовском — главный центр добычи соли в Украине. Фото: pohodushki.org

Из Луганска никто не ушел. Как сидели русские — так и сидят. Происходят ротации, никто ничего не отвел. Попрятали ту технику в ангарах, так что ...

Расскажу вам такую ​​вещь. Когда я возглавлял в Раде комиссию по расследованию убийств на Майдане, я встретился с человеком из близкого окружения Януковича. Вот что он рассказал. Перед Вильнюсским саммитом Янукович летал в Москву на встречу с Путиным и вернулся оттуда очень расстроенным. Он собрал ближайшее окружение и сообщил, что в Вильнюсе Украина ничего не подпишет.

Янукович объяснил это так: «Путин мне сказал: если ты подписываешь соглашение — мы забираем у тебя Крым, Харьковскую, Луганскую, Донецкую, Запорожскую, Херсонскую, Николаевскую и Одесскую области». Меня удивило, что в этом перечне не было мощной в промышленном отношении Днепропетровской области. Но россияне считают ее принадлежащей к Центральной Украины. Янукович ответил, что тогда мы не получим кредит от МВФ. Путин пообещал помочь деньгами. (Но он хитро сделал — выбросил эти деньги на Ирландскую биржу).

Янукович в Вильнюсе улыбался всем дипломатам, но Соглашение об ассоциации так и не подписал

Янукович в Вильнюсе улыбался всем дипломатам, но Соглашение об ассоциации так и не подписал. Фото: Макс Левин

Янукович спросил, что надо отдать взамен. Путин ответил, что неподписание ассоциации с ЕС и является платой. И была договоренность, что даже возвращение вот того кредита, который должен быть на $15 млрд, потом постоянно переносилось бы. Пока не закончилась бы каденция Януковича. Вторая каденция — потому что без второй он себя не представлял. И еще Путин ему сказал, что никогда не допустит, чтобы Евросоюз и НАТО вышли на границы с Россией из-за Украины. А если мы будем и дальше себя «так вести» — будем буферной зоной между Евросоюзом и Россией.

И мой собеседник сказал, что Янукович вернулся очень испуганным. Путин говорил не завуалировано, а прямо. Напомнил о силе своей армии.

А теперь я добавлю от себя — я не думаю, что Путин вдруг от своих планов отказался. И когда после побега Януковича пришла новая власть, он сразу понял, что надо действовать.

Если бы вам удалось разговорить Тимошенко ... Я до конца всего не знаю, но аналогичный сценарий по Крыму должен был быть развернут еще накануне президентских выборов-2010. Ибо какая-то информация до неедошла.

Фото: delo.ua

Я тогда был в парламенте, и под меня создали должность заместителя министра и отправили в Крым. Сколько я тогда услышал в свой ​​адрес, как меня клеймили, и четыре суда было — я же был «совместителем». А я должен былж спасать ситуацию в Крыму. Тимошенко знала, что там что-то может произойти. И она знала, что я не воспринимал крымский парламент и совет министров. Они не могли со мной спорить о бандеровцах, о «предателях-татарах», я сразу вспоминал им армию Власова — РОА, я им вспоминал все казачьи батальоны СС и много чего еще.

Повторюсь: не знаю, что было известно Тимошенко в 2009- году, но она мне сказала: «Очень непростая ситуация. Присмотритесь к правительству и к парламенту». И я тот парламент гонял, как только мог. А у правительства тамошнего столько «забот» появилось, что им было не до каких-то забав. Мы усилили охрану госучреждений, «наружка» работала на полную. И я знал, что делает крымский парламент и крымское правительство. Мы знали каждое их движение. А на Плакиду (Председатель Совета министров Крыма. — LB.ua) и Гриценко (председатель Верховного Совета АР Крым. — LB.ua) было открыто столько дел ,плюс это же дало общественный резонанс, что им было не до сепаратизма.

— Мне часто приходится видеть на железнодорожном вокзале Киева мобилизованных. Вы знаете, возникают определенные сомнения относительно качества набранных солдат ...

— Вы их видите в Киеве, а я — на линии фронта ... Я вам так отвечу: я на малой родине живу в селе, и там, кроме стариков и детей, никого не осталось. И где они, вы думаете? Все — на заработках в России. У агрессора! Так же мне нравится Тернопольская область, которая не способна те планы по мобилизации выполнить. Зато криков сколько было: «Украина — превыше всего!», «Слава нации — смерть москалям!» ... Что хотите было — митинги, флаги, а когда пришло время защищать Родину — все в России сидят. Поэтому я благодарен тем ребятам, которые не стали прятаться от мобилизации. Хотя я тоже вижу, что вопросы к военкоматам есть.

— Вы докладываете президенту, что уровень фортификационных сооружений — нулевой?

— Как я могу докладывать, что он «нулевой», если только началось их строительство? Наша область ничего не строит сама, потому что все крупные строительные компании осталась по ту сторону Донца. Строят другие области. Я военных академий не кончал, не знаю, какой «уровень» у этих сооружений, но я все сделаю, чтобы они были возведены.

Фото: facebook.com/NatsionalnaHvardiya

Сегодня я полностью «децентрализованный». Я — председатель государственной областной администрации, я — руководитель военно-гражданской администрации, так я еще и за председателя облсовета, трех его заместителей и 126 депутатов работаю. Но если бы я не разыскал трех депутатов, когда надо было изменить бюджетный кодекс и ввести в действие указ о военно-гражданские администрации, то ничего бы не было. Потому что Администрация президента требовала объяснения хоть от какого-то количества депутатов. А их с 23-го мая 2014 никто не вызывал и связь с ними не поддерживал. Если бы не эти трое, мы бы и дальше сидели с голой, простите, задницей.

Мы сейчас явно не выполняем план по сборам средств. Но я не делаю из этого трагедии. Мы бюджет области принимали вместе с председателем департамента финансов за пять минут. Каждый день мы вносим туда изменения. Да, мы не вытягиваем ... На лекарства заложена одна цена, а они подорожали в несколько раз. По питанию в больницах, детсадах и школах по этой же причине тоже возникают вопросы.

А дети сегодня ходят в школу с удовольствием, потому что в прифронтовых селах это единственное место, где можно нормально поесть. Да, мы уже видим, что нам медицинской, образовательной субвенций хватит лишь на 9 месяцев. И у нас же масса вынужденных переселенцев. Я имею в виду не только тех, которые официально зарегистрированы, а всех — их у нас под 400 000 (официальных — 165 000).

— Ваши шахтеры на акции протеста в Киев приезжали?

— Они мне пообещали, что не будет никого. Потому что была разнарядка на 21 человек с «Лисичанскуголь» и «Первомайскуголь». Лично я шахтерских митингов не боюсь — у нас тесное сотрудничество. Действительно, были проблемы, когда Зюков еще был замминистра энергетики и угольной промышленности. Мы ссорились до ненормативной лексики, но я сказал, что не дам закрыть ни одной шахты. И сейчас начала работать Углегорская ТЭС, а наш уголь полностью для нее подходит. И сегодня уголь идет «с колес». А ранее запасы на складах доходили до 300 000 тонн!

— У вас марка «Г» или «Д»?

— Это не сортовой уголь, оно имеет специфическую зольность, из крупных ТЭС оно подходит только Бурштынской и Углегорской. И он там горит.

А вы знаете, что все луганские олигархи «поднялись» на шламах. Это — порода, земля, а между ними кое-где будет уголь. И если горели шламы ... Потом оно все перекочевало на Бурштынскую ТЭС и вроде бы там сгорело. Есть метод, как все это разжечь. Дается «подсветка» — газ, и оно горит аж бегом. А сколько там и чего сгорело, ни одна экспертиза потом не покажет.

А с нашими шахтерами я не говорю о политике, не агитирую ни за какие партии. Я обязан обеспечить их работой. Хорошо, что мой бывший первый заместитель Игорь Мартыненков стал заместителем министра энергетики и занимается угольной промышленностью. И наши шахтеры сейчас с работой. Если с ними полностью рассчитались за март, то делайте выводы.

А сегодня мы молимся на ТЭС в Счастье — это наше спасение. Потому что электроцентраль в Северодонецке уже такая старая, что там все гудит. Луганск сегодня потребляет российскую электроэнергию. И там так «запитано», что подконтрольный Украине Станично-Луганский район тоже получает российское электричество. Хотя там до Счастья — камнем бросить. Но там природный заповедник, и чтобы проложить новую ЛЭП, надо выходить на Верховную Раду ... Короче, это два года пройдет, а нам обойдется в 3-4 годовых бюджета области.

Несколько раз Станице-Луганской выключали «рубильник». А воду же Луганск получает от нас — 90% процентов воды мы им даем.И мы перекрыли им кран. Понимали, что мы эту воду все равно включим — если бы ее пили только сепаратисты ... Конечно, поднялся шум. Я им говорю: вы же кричите, что вы из «русского мира», Ильфа с Петровым должны же читать? Так, электричество — утром, вода — вечером. И больше они к этому приему с отключением света не возвращались. И когда у них были объективные проблемы, сами звонили в нашу РЭС: «Ой, не волнуйтесь. У нас здесь неполадки во всём районе. Пару часов — мы всё включим».

Впрочем, за воду они, конечно, не платят. Единственное, что мы их заставляем, чтобы они давали деньги на реагенты, которые очищают воду.

Это так странно: они нас — бомбят, а мы им воду даем. Еще и бесплатно.

А что нам делать: больницы, интернаты оставить без воды? Кроме того, водопровод был построен где-то в 30-е годы прошлого века и сделан из цемента. Если неделю не подавать воду, оно рассыплется все. И мы не можем ничего отключить еще и по другой причине — потому что этим похороним надежды жителей подконтрольных территорий на воссоединение. У меня люди в администрации работают только ради одной цели — что они когда-то вернутся в свой ​​дом. Вы понимаете?! С другой стороны, вопрос, конечно, требует решения. Мы тоже не сможем вечно пускать туда воду даром.

Возможно, здесь и правительство наше должно вмешаться. Не я должен ехать к Яценюку — правительство должно хоть раз сюда приехать. Я звал. Я за все время своего правления от правительства не получил ни копейки. Это я вам «авторитетно заявляю». Зато я в очередной раз получил бумажку с просьбой предоставить документацию по тендерам с 2011 года. Я уже не выдержал, снял копию и направил Плотницкому: мол, дайте им тендеры. Ну, а сколько можно издеваться? Неужели никто не знает, что все осталось там?!

— Вы сами верите, что две части Луганской области когда-то смогут быть вместе?

— Если бы не верил, я бы уже не работал.

Просто где мы, а где «русский мир».

Такого «русского мира» даже на контролируемой нами территории — вагон и «маленькая тележка». Оно же никуда не делось. «Рассея» и «Навароссия» с обихода не вышли. Хотя вода есть всегда, так же электричество, газ — стабильно. Не дай Бог в деревне что-то случилось — бросаем туда все силы. Потому что здесь же ходят корреспонденты из центральных каналов — и нам не хочется вечером услышать, что мы плохие хозяйственники. Продукты питания — тоже есть. Где предприниматели не могут доехать из-за военных столкновений, мы каждые 20 дней сами туда завозим. Школы, садики, клубы, дороги — ремонтируем. Даже в прифронтовой зоне и даже понимая, что тяжелая техника те дороги рано или поздно снова уничтожит. Но сидеть сложа руки — не выход.

И те люди, которые сегодня просыпаются от «регионовского сна», понимают: Путину нужна «страшилка Донбассом», чтобы не допустить у себя каких-то революционных вспышек. Мне крымчане рассказывают, что им день и ночь показывают разрушенный Донбасс с подтекстом: если бы не мы — у вас бы было то же самое.

Губернатор Москаль в разрушенной Новотошковке

Губернатор Москаль в разрушенной Новотошковке. Фото: moskal.in.ua

И люди говорят: «ой, спасибо матушка Расия, и черт с ним, што хлебушек дарагой, главное — што мир». И так же — бабушки из России. Я с ними общаюсь, когда посещаю наши пограничные районы. У нас же — дешевле, вот они и приходят скупаться. Говорят: «Ой, милок, очень тяжело жить. Но спасибо Владимир Владимирович, что у нас мир.

Это москвичи жира бесятся, а мы ни на какие митинги не пойдем». Так что Путин своего добился. За счет нас. И он не успокоится. Потому что ему и дальше нужна «страшилка» для российского обывателя. И их журналисты выдергивают все страшные моменты — разрушения, убитых, искалеченных. Я для себя понял одно — цветущий Донбасс Путину не нужен. И я хочу, чтобы и вы это осознали. Мы сами — я имею в виду область — должны себя спасать.

Если бы к нам еще повернулось лицом правительство и дал немного денег ... Мне говорят: «Что вы хотите там строить, когда там война». Но не хочу я ничего строить! Я предлагаю наиболее прозрачную схему: пусть Кабмин установит возмещение за утраченное жилье и имущество, человек откроет счет — и бросайте ему эти средства напрямую. И люди пусть сами решают, как их потратить. Поехать в другое село или в другую область. А у нас можно купить дом, начиная от одной тысячи гривен ...

А возвращаясь к вашему вопросу: если я завтра перестану верить, что мы вернемся в Луганск — у меня интерес к работе исчезнет. И я хочу вернуться в наше законное здание ОГА, в котором мне уже приходилось работать. Для меня это принципиально. Для этого я и работаю. Я, когда проходил стажировку в Скотланд-Ярде, был в метро. И начальник полиции нам рассказывал, что из-за таблички «Выхода нет» у них было большое количество самоубийств. И они заменили ее на: «Выход — с другой стороны». И самоубийства прекратились. Так что выход есть всегда.

— Не жалеете, что не пошли в Раду?

— Народ хотел «новые лица». Я думаю, что сегодня у людей большое желание в эти новые лица плюнуть. А я иду по Киеву, и ничего, кроме слов благодарности, не слышу. И так же на Луганщине.

Фото: Макс Левин

Евгений Швец, опубликовано в издании  LB.ua

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com