Кырымлы - это татары из Крыма

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:   Кырымлы - это татары из Крыма

...В селе Беш-Терек совершил акт самосожжения столяр Муса Мамут. В течение двух лет местные органы власти не давали ему и его семье прописку, что лишало его права на работу. Он облился бензином и поджег... Позже покончил с собой Иззет Мемедуллаев — КГБ его шантажировал, требуя стать стукачом. Осталось письмо: «Я никогда не был негодяем. Хочу умереть с чистой совестью...».

Впервые о крымских татарах я услышал еще в школе. Вы, наверное, тоже помните: ХVII век, освободительная война украинского народа против польского панства, гетман Богдан Хмельницкий и ... крымские татары, которые коварно покинули нашего светлейшего, к тому же еще и похитив его.

Предатели, словом, «всегда они такие».

Жить мне тогда пришлось у самого Черного моря — в городе Новороссийске (это Краснодарский край, Кубань), и слово это не раз бередило душу.

Местная черноротая «советская пресса» наперегонки обливала грязью народ, используя штампы сталинских времен.

Далеко не все, думается, читали когда-либо полностью тайное постановление Государственного комитета обороны СССР «О крымских татарах», датированное 11 мая 1944 года.

«В период Великой Отечественной войны многие крымские татары изменили Родине, дезертировали из частей Красной Армии, оборонявших Крым, и переходили на сторону противника, вступали в сформированные немцами добровольческие татарские части...

Крымские татары особенно отличились своими зверски расправами над советскими партизанами, а также помогали немецким оккупантам в организации насильственного изгнания советских граждан в немецкое рабство ... „татарские национальные комитеты“ вели работу по подготовке насильственного отторжения Крыма от Советского Союза...».

В связи с этим главе НКВД Лаврентию Берии было поручено до 1 июня (то есть в течение 20 дней) «всех татар выселить на постоянное проживание в районы Узбекской ССР».

Через 10 дней было принято еще одно решение — о направлении 10 тысяч крымскотатарских семей на предприятия целлюлозно-бумажной промышленности в Молотовскую (Пермскую), Горьковскую (Нижне-Новгородскую), Свердловскую области и Марийскую АССР.

И это тогда, когда с начала войны в Красной Армии были мобилизованы 54,5% всего взрослого населения. Еще 11% ушли в горы и били немцев в составе подпольных и партизанских отрядов.

Каждый четвертый татарин заплатил за победу над фашизмом своей жизнью.

Солдат вермахта Рудольф Вольтант писал домой: «Здесь против нас много татар. Я не хотел бы встретиться с ними даже во сне».

И именно тогда, когда один Герой Советского Союза, Сейтвелиев, взрывал немецкие танки в лесах Беларуси, а другой — Узеир Абдурахманов — форсировал Днепр и освобождал наш Златоверхий Киев, народ — собственно, женщины и дети — были принудительно выселены.

Геройство, ордена и медали не спасли воинов-татар. Под надзором противных «смершевцев» — в штрафных батальонах — они завершили войну и вернулись к родным в... Самарканд, Андижан, Ташкент, Кувасай и другие узбекские города и городишки.

Великий вождь нашел социалистическому крымскотатарскому народу новую «отчизну».

1941 год: последний мирный май крымских татар на родине. Фото из журнала «National Geographic», архив Гульнары Бекировой

1941 год: последний мирный май крымских татар на родине. Фото из журнала «National Geographic», архив Гульнары Бекировой

Масштабы трагедии, развернувшейся в мае 1944 года, поражают. Согласно официальным данным Народного комиссариаты внутренних дел, операция началась на рассвете 18 мая, а завершилась в 16 часов 20 мая, то есть за 2,5 суток.

Берия хорошо понимал желание Кобы, и все сделал молниеносно и профессионально. В «столыпинских» вагонах было отправлено не менее 180 014 граждан (на самом деле гораздо больше), из них абсолютное большинство — малые дети и старики.

Украинский ученый А. Наберухин, который исследует данную проблему, обнародовал поражающие цифры людских потерь в пути — 7889 человек (официальная цифра — 191 случай).

Историки, связанные с крымскотатарским национальным движением, приводят совсем другие цифры — 423 тысячи выселенных, из которых 195 000 человек погибли в дороге и в течение первых полутора лет жизни в спецпоселениях (это составляет более 46%).

Интернационалистическая власть сделала все возможное, чтобы разрушить историческую память, искоренить все, что могло напомнить о «татарском Крыме». Поэтому и до сего дня имеем село Черноморское вместо Ак-мечети, Октябрьское вместо Биюк-Онлар. Белогорский сменил «националистический» Карасу-Базар, Первомайское — Джурчи, Нижнегорский — Сейтлер, Красногвардейское — Курман-Кемельчи...

Вообще тысячи исторических названий местностей были уничтожены, зато на карте появлялись бездушные и «совковые» — Лучистое, Изобильное, Молодежное, Красносельское, Почтовое, Раздольное — «велик и могуч русский язык»...

После освобождения Крыма от немецких захватчиков Сталин распорядился выселить на Урал и в Башкортостан 16 000 греков, 9800 армян, 12 600 болгар, которые тоже, вероятно, «отметились зверскими расправами». На их место, в ИХ дома спешно вселялись жители нечерноземных губерний России.

В тему: Каким был «подарок Хрущева». Как Украина отстроила Крым. Часть первая

Ведь, понимаете, «Крым был, есть и будет российским». Правда, имели планы на солнечный полуостров и руководители Еврейского антифашистского комитета — в докладной Иосифу Сталину они предложили создать в Крыму что-то вроде «еврейской социалистической республики». И зря: вождь был антисемитом и не любил советов.

Вскоре после лицемерно разоблачения «культа личности» Никитой Хрущевым, 28 апреля 1956 года Президиум Верховного Совета СССР принял указ об освобождении из-под режима административного надзора граждан СССР крымскотатарской национальности, а также курдов , хемшилов (армян-мусульман), турок.

Однако документ не давал права на возвращение в родительские дома, не возвращал имущество и ценности, отобранные во время депортации.

Часть кырымлы на свой ​​страх и риск направилась в сторону Крыма и на первых порах попыталась поселиться в Краснодарском крае, Херсонской и Запорожской областях. Совет Министров СССР «признал нецелесообразным» расселение крымских татар на юге Украины — поэтому даже те, кто успел прописаться, должен был возвращаться в Среднюю Азию. Казалось, круг замкнулся...

Старые политзаключенные не раз рассказывали об одной лагерной примете: если в места заключения массово попадают представители какого-либо народа, то народ все же существует, потому что борется за свое свободную жизнь.

Настольной книгой каждого, кто хочет знать и понимать, что на самом деле происходило в 60-80-х годах , является «История инакомыслия в СССР» Людмилы Алексеевой. Вместе с украинским национально-освободительным движением (оно, кстати, открывает книгу) существовало и движение крымских татар за возвращение на родину.

Движение Кырымлы имело много ярких особенностей. Без сомнения, самыми известными был правозащитник и политузник Мустафа Джемилев (Абдулджемиль).

Национальное движение крымских татар разворачивается во второй половине 50-х годов, когда с народа было снято клеймо «спецпоселенцев».

Им даже выдали советские паспорта, однако приняли расписки, что они отказываются претендовать на имущество, оставленное в Крыму.

В тему: Каким был «подарок Хрущева». Как Украина отстроила Крым. Часть вторая

Инициаторами первой вспышки активности были представители советской национальной элиты: бывшие партийные работники, хозяйственники, ветераны войны. Они, кажется, искренне поверили в обновление и демократизацию.

Единственной формой, в которой тогда проходила «борьба за права», были петиции в органы власти.

В отличие от интеллигентских воззваний Москвы и Ленинграда, эти документы составлялись в льстивом и верноподданическом духе и подписывались большим количеством людей — иногда стояло до 100 тысяч подписей!

Петиционные кампании крымских татар были поистине всенародными. Но если изначально авторы открытых обращений относились вполне лояльно к правящей касте, то с середины 60-х годов в документах появляются требования признать факт геноцида государственной сталинской машины против их народа.

Однако неэффективность подобных обращений подталкивала активистов движения к другим формам протеста. Это видно, с одной стороны, по уменьшению количества подписей под важнейшими петициями. Так, пиковым оказался 1966 год — ХVIII съезд КПСС получил более 130 тысяч подписей, ХХIV (1971 г.) — 60 тысяч, ХХV — 20 тысяч. «Всенародный протест» 1979 года собрал лишь 4 тысячи «подписантов».

С другой стороны, все более очевидным фактом становится политизация национального и гражданского движения.

В 1962 году в Ташкенте состоялся суд по делу участников «организации крымскотатарской молодежи». В действительности никаких «организационных» форм не было, ребята только дружили, отмечали вместе национальные праздники, пели, читали стихи.

Комитет госбезопасности арестовал нескольких «активистов», двое из которых — мастер инструментального завода Марат Омеров, 25 лет, и студент юрфака университета Сеит-Амза Умеров, 23 лет, — были осуждены, соответственно, на 4 и 3 года лишения свободы в лагере строгого режима.

Через шесть лет Мустафа Джемилев, отозвавшись на просьбу выдающегося правозащитника генерала Петра Григоренко рассказать о начале своего пути, написал:

«На длинных скамейках в маленькой комнате сидели где-то с 25 молодых ребят и девушек. Продолжались горячие споры, читали стихи на русском и татарском, критиковали порядки, допускались совсем нелицеприятные эпитеты в сторону „верного ленинца“ Хрущева. И когда мне дали слово, я зачитал свой конспект, страницы с восемь ученической тетради, с кратким изложением основных этапов истории крымских татар.

Конечно, юношам, которые в официальной литературе читали о своих предках только как о варварах, предателях и побежденных доблестными россиянами, было приятно услышать, что в 1711 году прославленный Петр I был раззбит неподалеку от реки Прут турецко-татарскими войсками; что крымские татары не раз „наводили порядок“ в самой Москве; или что у нас еще полтысячелетия назад уже были высшие учебные заведения. Мне не аплодировали, но каждый попросил переписать конспект».

Начиналось освободительное движение с достаточно простых вещей: знать правду, говорить правду и требовать возвращения на родину. Образец членского билета того юношеского «союза » был такой — контуры Крымского полуострова и томик Ленина...

Сам Джемилев родился за семь месяцев до депортации в Судакском районе. Поэтому Крыма он практически не знал, если не считать того, что работая рабочим на оборонном заводе, все свободное время проводил в библиотеках, выискивал те мелкие зернышки правды в томах, написанных «историками», — русскими и советскими.

После разгрома «Союза молодежи» был изгнан с работы, потом — исключен из Ташкентского института ирригации и механизации сельского хозяйства за «неблагонадежность». Участвовал в деятельности «инициативных групп», которые занимались сбором подписей под петициями.

12 мая 1966 года был арестован за отказ идти в Советскую Армию и приговорен к полугодичному заключению. Свой поступок объяснил так: поскольку крымские татары лишены собственной земли, он не имеет оснований защищать «советскую империю».

Мустафа Джемилев и Андрей Сахаров. Фото — www.kirimtatar.com

Мустафа Джемилев и Андрей Сахаров. Фото — www.kirimtatar.com

Освободившись, уехал в Москву, где вместе с известными диссидентами участвовал в деятельности «инициативной группы защиты прав человека в СССР». Впоследствии — арест и суд (январь 1970).

Мустафа отказался от услуг адвоката и произнес блестящую обличительную речь, защищая не себя, а свой ​​народ и его «право жить на родине и пользоваться благами национальной культуры». В его защиту подняли свой ​​голос Андрей Сахаров, Лев Копелев, Генрих Белль... Но тщетно.

Год 1974-й, новое заключение. Теперь — «за отказ принять участие в военных сборах». Еще год лагеря. Там фальсифицируется новое дело — «клеветнические измышления, порочащие советский государственный и общественный строй».

Единственный свидетель, сокамерник Дворянский, на суде категорически отказался от показаний, ранее выбитых из него кагэбистами. Итак, доказательств нет, но есть срок в 2,5 года лагерей.

В знак протеста против циничной расправы Мустафа Джемилев объявил и провел в Омсской тюрьме голодовку, которая продолжалась 303 дня.

Отчаянная борьба лидеров крымских татар привела к «маневрам» власти. Президиум Верховного Совета СССР снял ограничения (на бумаге, конечно) на возвращение в Крым крымских татар, греков, армян и болгар.

В 1974 году первым секретарем Джезказганского обкома компартии Узбекистана назначили крымского татарина Таирова, но люди полностью проигнорировали его призывы переезжать в область — якобы таким способом можно было решить национальное вопрос.

В 1978 году первый секретарь ЦК КП Узбекистана Шараф Рашидов выступил с инициативой создать на базе нескольких районов Кашкадарьинской области «татарский национальный округ» с центром в Мубареке. Генсек Леонид Брежнев и главный партийный идеолог Михаил Суслов даже этот почин не поддержали.

Между тем крымские татары не оставляют попыток де-факто закрепиться в Крыму. С 1967 до 1979 годы прописаться в области смогли 15 000 человек. Тем, кто не смог пробиться сквозь «антитатарский Перекоп», оставалось поселиться неподалеку — на Херсонщине, В Запорожье, на Кубани.

Надо ли говорить, что многодетные семьи Кырымлы полностью были оторваны от основного национального массива, школ, учреждений культуры? Лишь в киосках Краснодарского края можно было изредка купить официоз «Ленин байрогы» («Ленинский флаг» на крымскотатарском языке — орган Компартии Узбекской ССР).

В 1978 году в Крыму произошли две трагедии.

В селе Беш-Терек (Донское) совершил акт самосожжения столяр Муса Мамут. В течение двух лет местные органы власти не давали ему и его семье прописку (это закрывало путь для получения работы). Он облился бензином и поджег себя после сообщения, что против него открыто уголовное дело «за нарушение паспортного режима».

Многолюдные похороны Мусы Мамута. Фото — www.qirim.info

Многолюдные похороны Мусы Мамута. Фото — www.qirim.info

Впоследствии покончил с собой Иззет Мемедуллаев. КГБ его шантажировал, требуя стать стукачом. Осталось письмо: «Я никогда не был негодяем. Хочу умереть с чистой совестью...»

В начале 1979 года, после 14 месяцев пребывания на свободе, снова был арестован Джемилев. Милиция продолжила — без его ведома — срок действия административного надзора и таким образом получила повод арестовать правозащитника. Приговор — 4 года за решеткой.

Как видим, почти все «преступления» Мустафы-ага — не «политические», а потому пришлось сидеть эти долгие годы в колониях с урками-уголовниками, а не с друзьями-политзаключенными.

Новый всплеск активности крымскотатарского движения пришелся на 1987 год. В апреле в Ташкенте состоялась всесоюзное совещание инициативных групп, в июле было собрано 30 тысяч подписей под обращением к генеральному секретарю Михаилу Горбачеву. 6 июля прошли демонстрации на Красной и Старой площадях Москвы (перед зданием ЦК КПСС).

Лидеров принял секретарь ЦК Демичев, но пообещал лишь передать требования «нашему Михаилу Сергеевичу». Зато появилось позорное «Сообщение ТАСС», где крымским татарам снова напомнили, что они «предатели», а их проблему нельзя сейчас решить, «учитывая реальную ситуацию, сложившуюся в Крыму в течение последних десятилетий».

В конце 1987-го «наидобрейший» Николай Иванович Рыжков, председатель Совета Министров СССР, подписал постановление, которое вновь ограничило прописку «в некоторых районах Крымской области и Краснодарского края».

К счастью, крымские татары поняли: нельзя радикально изменить ситуацию, не имея своих представительских органов и общественных организаций. 8 ноября 1988 года можно считать днем ​​рождения Организации крымскотатарского национального движения.

Вахтанг Кипиани,опубликовано в издании Історична правда

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. П