Махно в отпуске. Чем завершился пятидневный "союз" махновцев и красных

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Памятник тачанке в Гуляйполе

9 января 1920-го Всеукраинский революционный комитет объявил, что «Махно со всей группой объявляется вне закона, как дезертиры и предатели».

Таким образом был положен конец непродолжительным отношениям «вооруженного нейтралитета» между махновцами и красноармейцами, пишет DSnews.ua.

5 января 1920 года в уездном городе Александровск Екатеринославской губернии (ныне Запорожье) состоялась встреча большевистской Красной армии и махновской Революционно-повстанческой армии Украины (РПАУ).

Обе армии на время встречи продолжали вооруженную борьбу против деникинцев, отступавшими на юг. Наличие общего врага, казалось бы, подталкивало красных и махновцев к союзу, но ни те, ни другие не чувствовали доверия друг к другу.

Повстанцы помнили, что меньше года назад большевики принесли в Украину продразверстку, принудительные "коммуны" и чекистский террор. Помнили, как махновское движение подверглись разгрому и репрессиям.

В Москве сделали собственные выводы из уроков прошлого года: 11 декабря 1919 года возглавляемый Львом Троцким Реввоенсовет Республики утвердил секретный приказ "О мерах по борьбе с партизанщиной в Красной армии". В нем, в частности, отмечалось: "Практическая политика в отношении партизанства и добровольчества получает огромное значение: от нее зависит не только наша победа над Деникиным, но и вся дальнейшая судьба советского режима на Украине. Необходимо немедленно же принять ряд мер, которые исключили бы возможность повторения тех явлений, которые погубили Советскую Украину в прошлый раз". Главным среди этих мер называлось не просто разоружение и расформирование повстанческих частей и отрядов, но "безусловное и поголовное разоружение сельского населения", для чего предлагались меры вплоть до введения круговой поруки и расстрелов заложников.

Голова Реввійськради РСФРР Лев Троцький перед червоноармійцями

Председатель Реввоенсовета РСФСР Лев Троцкий перед красноармейцами

На эту тему: "Украина не для украинцев"? Как Троцкий с "партизанскими бандами" боролся

28-го декабря, на следующий день после ухода из Александровска деникинцев, город был без боя взят 2-м Азовским корпусом РПАУ под командованием Семена Каретника. На все стратегические объекты, от железнодорожного вокзала до водочного завода, были немедленно назначены махновские коменданты, появились приказы о запрете пьянства и расстреле на месте виновных в грабежах. В ночь на 5 января в город прибыли Махно и члены его штаба.

В ту же ночь в Александровск вошел передовой отряд Красной армии, 397-й полк 133-й стрелковой бригады 45-й стрелковой дивизии во главе с начальником бригады Филиппом Левензоном.

Начальник бригади Філіп Левензон. 1920 рік

Начальник бригады Филипп Левензон. 1920 год

Вечером Левензон в сопровождении комиссара бригады Генина и других своих командиров направился на переговоры с Махно "в одну из лучших гостиниц города". "Принял" отец "сухо, но без каких-либо признаков высокомерия или чего-то подобного". Сам от участия в переговорах отказался: "Все предварительные переговоры будет вести командир Черноморско-Азовского корпуса Каретников и начальник штаба Билаш, а итоги рассмотрит Реввоенсовет, который и примет определенные постановления".

Итоги переговоров были изложены в донесении штаба 14-й армии от командира 45-й дивизии Ионы Якира. Среди прочего он передал и слова Каретника: "На политические темы мы с вами беседовать не будем. Об этом сговорится наш Ревсовет с вашим Р[еволюционным] В[оенным] советом республики. Со стратегической стороны мы готовы занять определенный участок [фронта], ибо враг у нас один".

Комкор РПАУ Семен Каретник. 1920 рік. Фото із сайту makhno.ru

Комкор РПАУ Семен Каретник. 1920 год. Фото с сайта makhno.ru

Тем временем на улицах Александровская началось братание рядовых красноармейцев и махновцев, которое естественным образом переходило в агитацию и контрагитацию. Политработники и младшие командиры "начали широкую разъяснительную работу среди махновцев и населения. Нам не пришлось рассеивать враждебных настроений, но сомнений, неясностей было достаточно: была непонятна наша политика 1919 года на селе, форсированное развитие коммун, реквизиции и др.".

Об агитации с другой стороны Левензон писал в иронической манере: "В каждом квартале мы видели махновца-агитатора с четвертью водки. "Выпьем, братишка, за наше освобождение", - так простецки обращались к нашим красноармейцам махновские агитаторы. (...) После такого начала можно было рассчитывать на дальнейший успех".

Радянська карикатура на махновців

Советская карикатура на махновцев

Пока шли братания и агитация, а в город входили другие части 133-й бригады, командование красных развернуло бурную деятельность по организации новой власти. Параллельно уже действующей махновской администрации были назначены комендант города и комиссары различных учреждений. Обсуждался вопрос о создании Совета. Сформировать его военные могли только при участии городской организации КП(б)У, но ее руководство имело сомнения относительно результатов будущего столкновения красных и махновцев, и не спешило легализоваться: "Местный ревком не считал своевременными выход из подполья. Он выжидал выяснения взаимоотношений с Махно" .

Неожиданную поддержку Левензон получил от части членов махновского Военно-революционного совета (РВС). На самом деле удивляться этому не приходится: Совет, как высший военно-политический орган повстанчества, формировался путем свободных выборов населения. Среди его членов были и анархисты, и левые эсеры, и большевики. Вскоре часть членов РВС вступила в тайные переговоры с командованием Красной армии, о чем военком бригады Криворуков вспоминал:  "В результате этих переговоров нам удалось добиться его [РВС] раскола с привлечением (...) в ряды Красной Армии части кавалерии и одной батареи".

7 января 1920-го на улицах Александровска появилось "воззвание группы членов Реввоенсовета Повстанческой армии имени Батько Махно". Документ начинался словами: "Ставши перед фактом намерения руководящих кругов Повстанческой армии натравить под видом борьбы трудящихся честных революционных повстанцев на Красную армию, [мы] не можем дальше молчать". После этого многократно повторялись призывы "Долой партизанщину на фронте и в тылу Красной армии!", "Все товарищи повстанцы - в ряды Красной армии!"

В эти дни руководство РПАУ вырабатывало стратегию своего дальнейшего поведения. Начштаба Виктор Билаш свидетельствовал: "Махновское ядро с июня 1919 г. было на положении войны с компартией. Оно и в настоящий момент начало агитировать за сохранение своей независимости, за "Вольный Советский Строй". (...) Но армия не поддержала такую идею в связи с усталостью, тифом, из-за нежелания кровопролития". Начинать военные действия за независимость Екатеринославщины и Северной Таврии от большевистского режима РПАУ не могла. Оставалось надеяться на распространение своих идей среди более широких слоев населения и рядовых красноармейцев.

Начштабу РПАУ Віктор Білаш (справа) і комкор Василь Куріленко. 1920 рік. Фото із сайту makhno.ru

Начштаба РПАУ Виктор Билаш (справа) и комкор Василий Куриленко. 1920 год. Фото с сайта makhno.ru

7 января, одновременно с появлением обращения пробольшевистски части РВС, было обнародовано программное обращение "официальной" РВС "Ко всем крестьянам и рабочим Украины". Отметив, что "вопросы о дальнейшей организации общественной жизни должны быть решены на всеукраинском рабоче-крестьянском съезде", РВС объявил об отмене всех распоряжений деникинцев и "тех распоряжений большевистской власти, которые мешают рабочим и крестьянам", запретил создание и деятельность "ЧК, ревкомов и других принудительных институтов", заявил о переходе всей земли, инвентаря и скота, всех промышленных предприятий в руки работников, объединенных в сельские общины и профсоюзы, временно объявил свободную торговлю; всем рабочим и крестьянам предлагалось немедленно приступить к созданию "Свободных Советов" с участием только трудящихся, но без представителей политических партий.

На эту тему: "Поле трупов". Как армия батьки Махно смела деникинцев под Уманью

Конечно, найти компромисс с большевиками на основе программы РВС было невозможно. Переход идейных разногласий в фазу вооруженного противостояния становился делом ближайшего времени.

Для командира 133-й бригады Левензона "неизбежность такого конца была очевидна уже после разговора с Каретниковым". Еще 6 или 7 января в беседе с Якиром он предложил "выделить группу товарищей, которая должна была покончить с верхушкой махновской армии". Однако Якир не одобрил подготовку террористического акта, приказав ждать распоряжений от правительства, а до того времени собирать информацию о состоянии РПАУ. Вскоре Якир представил отчет командующему 14-й армией Иерониму Уборевичу: "Выяснил относительно точно численность корпуса Каретникова, находящегося в Александровске и непосредственной близости (...): 1500-1600 сабель и около 6000 штыков".

Командувач 14 армії Ієронім Уборевич

Командующий 14 армии Иероним Уборевич

Для будущей борьбы с этими небольшими силами Уборевич выделил всю 45-ю дивизию, бригады которой должны были окружить Александровск. Кроме того, в район Гуляй-поля была направлена 41-я дивизия, в Павлоградский уезд - Латышская дивизия. 9 января "для борьбы с партизанщиной и бандитизмом" были дополнительно направлены Эстонская и 9-я стрелковые дивизии под Александровск, 11-я кавалерийская дивизия - под Екатеринослав. Части красных снимались с деникинского фронта. По единодушному мнению махновских мемуаристов, именно это обстоятельство позволило генералу Слащеву беспрепятственно добраться до Перекопа и получить время для создания обороны Крыма.

Для начала боевых действий против "почти союзников" красным был нужен повод. Так появилась растиражированная позже история об "отказе Махно подчиниться приказу об отправке на Польский фронт". Вечером 8 января штабу РПАУ был вручен приказ Реввоенсовета 14-й армии: "Начальнику всех вооруженных отрядов Махно немедленно по получении сего приказа выступить со всеми вооруженными силами" в район Гомеля, где "поступить в распоряжение РВС 12-й армии".

Цена этого приказа была понятна самим красным командирам. Командарм Уборевич в разговоре с Якиром разъяснял: "Вы хорошо понимаете, что этот приказ является известным политическим маневром и только; мы меньше всего надеемся на положительные результаты в смысле его исполнения Махно".

Командувач 45-ї стрілецької дивізії Йона Якір

Командующий 45-й стрелковой дивизии Иона Якир

Приказ Уборевича стал для махновцев полной неожиданностью. На основании приказов председателя Реввоенсовета Республики Троцкого от 6 июня 1919 года махновцы официально считались предателями, врагами советской власти, врагами народа. Приказы эти отменены не были. Прежде, чем отдавать любые распоряжения "предателям", следует провести переговоры и заключить официальное соглашение между советской властью и РПАУ. Так, как это было сделано осенью 1920-го. И как это предложили сами махновцы в январе 1920-го. По свидетельству Билаша: "В результате горячих споров в штарме и Совете, было выдвинуто контрпредложение - подписание военного договора и предоставление независимости Екатеринославской и Таврической губерниям".

Нет никаких сведений о том, был ли получен официальный ответ махновцев. Но это было неважно: днем 9 января вышло постановление Всеукраинского ревкома: "Махно не подчинил себя воле Красной Армии, отказался отправиться против поляков и объявил войну нашей спасительнице Рабочий-Крестьянской Красной Армии. Таким образом Махно и вся его группа предала украинский народ польским панам".

Радянський агітаційний плакат, 1920 рік

Советский агитационный плакат, 1920 год

На основании этого придуманного "объявление войны" Всеукраинский ревком постановил: "1. Махно со всей группой объявляется вне закона, как дезертиры и предатели. 2. Все, кто будет поддерживать и укрывать предателей украинского народа, будут безжалостно уничтожаться".

По плану, разработанному Уборевичем, "Александровск должен был быть окружен, и Махно нужно было запереть в городе". Операцию предполагалось провести силами 41-й и 45-й стрелковых дивизий. Последняя была заранее выведена из Александровская под видом отправки на фронт против белых. В городе остался только батальон 398-го полка во главе с Федором Липановым. На него, по свидетельству Левензона, "возлагалась обязанность парализовать и "положить конец” махновскому штабу". Ночью с 9 на 10 января красные начали разоружение и аресты небольших махновской частей, стоявших поблизости от Александровска.

Покончив с первым этапом операции, на рассвете бригады красных начали наступление на Александровск. И тут случился конфуз: ни Махно, ни его армии в городе не оказалось. Разведка повстанцев своевременно получила сведения о планах Уборевича, - скорее всего, от сочувствующих или просто порядочных красных командиров - и еще ночью РПАУ ушла из Александровска. Из окружения армия вышла и от подразделений 41-й дивизии. Без боя - красноармейцы просто не стали стрелять. Отметим, что красноармейцы 41-й дивизии не стояли вместе с махновцами в Александровске, не братались с ними и не слушали махновской агитации.

Штаб РПАУ и его наиболее боеспособная часть, конница, в тот же день добрались до Гуляй-поля. Пехоте и артиллерии не повезло: их догнали бойцы все той же бригады Левензона. Об особенностях "разоружение по-большевистски" вспоминал Криворуков: "Товарищ Левензон при помощи пехоты разоружал сидевшее на тачанках войско, отбирая у последнего все без исключения, кроме носильного платья".

Махновська тачанка в Гуляйпільскому історичному музеї

Махновская тачанка в Гуляйпольском историческом музее

На эту тему: Лев Троцкий и Украина: сквозь призму времени

И Криворуков, и Левензон вспоминали только об арестах махновцев. Белаш, который находился до 10 января в Никополе, вспоминал и о массовых расстрелах: "В Хортице красные захватили шесть бронепоездов, два состава снарядов и расстреляли прислугу. (...) Проезжая селения (...), я видел проходившие красные части на Крым. Они производили чистку махновщине, обезоруживая группы больных повстанцев, расстреливая командиров. Было жутко смотреть на эту кровавую картину и хотелось кричать: "Остановитесь, безрассудные! Махновцы с вами!"

Заняв Гуляй-поле, Махно и остатки РПАУ начали было готовить село к обороне. Но, обсудив положение, отказались от немедленного противостояния с гораздо превосходящими силами красных. 11 января 1920 года штаб РПАУ издал приказ о предоставлении повстанцам месячного отпуска. Ууже практически несуществующая армия была официально распущена.

Партизанская борьба отряда Махно против большевистского режима в Украине возобновилась в конце того же января 1920-го.

Анатолий Дубовик, историк;  опубликовано в издании  DSnews.ua

Перевод: Аргумент


В тему:

 

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com