Мог ли пятнистый тиф повлиять на национальную историю?

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Эпидемии меняют историю. Когда нам на глаза попадается такая фраза, мы вспоминаем, прежде всего, эпидемии чумы в средневековой Европе. А между тем по Украине в ХХ в. дважды прокатилась эпидемия пятнистого тифа — и, не исключено, что круто изменила историю Украины.

Тиф. Пришествие первое

Летом 1919 г. в Центральную Украину вступила Украинская Галицкая армия. Она тут же включилась в затяжные бои с большевиками и Добровольческой армией Деникина. Апогеем военных успехов УГА стало освобождение Киева 31 августа 1919 г. Казалось бы, положительная динамика должна была только нарастать, если бы не пятнистый тиф…

Эпидемия началась осенью 1919 г. Во второй половине октября, когда она достигла пика, среднее количество больных на бригаду было 150–200 чел. По данным главного санитарного врача УГА Бурачинского, в начале октября общее количество больных составляло 6 тыс., в конце удвоилось и в начале ноября достигло 13 тыс. чел. Тогдашние воспоминания пестрят сюжетами о госпиталях, переполненных больными, изнемогающими в лихорадке.

И не только госпитали — больные лежали на обозных телегах, сопровождавших армию. В провизорные госпитали превращались даже вокзалы, в частности Жмеринский. Там свой тиф среди других пережил Вильгельм фон Габсбург, известный как Васыль Вышиваный. Жертвой эпидемии стала также Действующая армия УНР, где тиф выкосил почти весь ее состав — в строю, по подсчетам Льва Шанковского, оставалось не более 5 тыс. бойцов. Одновременно болели и гражданские: есть мнение, что в 1919 г. пятнистым тифом переболела большая часть населения Украины.

василь

Вильгельм фон Габсбург (Васыль Вышиваный) — одна из известных жертв эпидемии 1919 г.

То, что ситуация была драматичной, подтвердила также миссия Красного Креста под руководством майора Эрнеста Ледерея, который описывал положение как катастрофическое и требовал немедленно предоставить помощь. Но его призыв оставался гласом вопиющего в пустын е...

Последствия эпидемии вышли далеко за сугубо военную сферу. УГА, обессиленная тифом и хроническими материальными затруднениями (не хватало даже одежды и обуви), 6 ноября 1919 г. подписала де-факто сепаратное перемирие с Добрармией, чем безнадежно ослабила Действующую армию УНР. Ее части 6 декабря 1919 г. отправились в Первый зимний поход. Но, несмотря на героизм воинов УНР, поражение освободительной борьбы стало совершенным фактом. Эпидемия оказалась фактически последней каплей во всех обстоятельствах "против".

Тиф. Пришествие второе

Второй раз всерьез тиф пришел в Украину в период нацистской оккупации. Уже в сентябре 1941 г. резко возросло количество больных тифом по всей Западной Украине. Районные врачи, назначенные оккупационной властью, посылали во Львов тревожную статистику. Рекорд поставил Яворов, где на начало ноября заболело почти 300 человек. Яворов "переплюнул" даже куда более крупный Львов, где в то же время заболели только 90 человек. Бывали парадоксальные случаи: когда в селах и городках близ Львова и Тернополя болело до трети населения, в самих городах ситуация оставалась под контролем.

Следующей весной, в 1942 г., пятнистый тиф вспыхнул в Карпатах. По сравнению с 1940 г. заболевших было в 75 раз больше. И все рекорды побила вспышка на Ивано-Франковщине в мае–июле 1944 г. За считанные дни количество больных с 15–20 чел. увеличилось до нескольких сотен. Так, в одном из небольших городков в последнюю неделю мая заболели 387 чел. Несмотря на официальные цифры, на совещаниях департамента здравоохранения всерьез говорили, что настоящее количество больных, например, в Ивано-Франковске достигало 1 тыс. чел. за неделю. До 20% больных умирали.

Оккупационная власть должна была принять "пожарные" меры — увеличить количество коек в больницах, ввести карантин. Но это мало помогло, поскольку наступала Красная армия, и многие спешили как можно скорее бежать на Запад. В последний месяц оккупации к ликвидации эпидемии привлекли даже военных врачей Вермахта и венгерской армии, отступавшей на Запад через Карпаты.

Последним аккордом пятнистого тифа стала эпидемия 1945–1946 гг., от которой пострадало, прежде всего, подполье.

В тему: Эксперты допускают, что вирус Зика опаснее, чем Эбола

Загадки

Пятнистый тиф издавна был болезнью военного времени. Но все равно возникают вопросы по принципу "дьявол скрывается в мелочах".

Самая первая мелочь — почему именно Западная Украина или же уроженцы ее становились жертвами тифа? Пятнистый тиф считается инфекцией, которую стабильно фиксировали в западных регионах Украины, ее последствием должен был бы быть унаследованный иммунитет.

Должно произойти что-то действительно исключительное, чтобы вспыхнула эпидемия. А эпидемия 1919 г. фактически парализовала УГА, чья численность достигала 100 тыс. чел. Во время эпидемии 1941–1944 гг. болело преимущественно гражданское население — украинцы и поляки, у которых вроде бы должен быть врожденный иммунитет, что, по крайней мере, способствовало бы снижению смертности от болезни.

И еще что-то должно было произойти, чтобы эпидемия вспыхнула не в холодный период. Пятнистый тиф наиболее активен в холодную погоду — от поздней осени до ранней весны. Им легко заразиться. Хотя переносчиком болезни являются платяные вши, инфекция передается и от больного человека к здоровому. Из-за этого она быстро распространяется и выбивает больного из активной жизни на несколько месяцев. Для пятнистого тифа характерна лихорадка в течение нескольких недель, вследствие которой погибают больные со слабым сердцем. Даже на третьей стадии болезни, когда больные уже идут на поправку, им запрещено вставать — путешествие от кровати к двери комнаты может стоить жизни. От истощения.

С этой точки зрения обе эпидемии тифа вызывают вопрос — даже с поправкой на военные условия и плохое материальное состояние как УГА в 1919-м, так и гражданского населения Дистрикта "Галиция" в период немецкой оккупации. Что должно было случиться, чтобы тиф выкосил тысячи человек в несвойственный для эпидемии период? Ведь пик эпидемии 1919 г. пришелся на вторую половину октября, а эпидемии 1941–1944 гг. — на июнь.

Этот вопрос остается открытым до сих пор. Несмотря на то, что пятнистый тиф был хорошо изучен уже в начале ХХ в., а в 1928 г. появилась эффективная вакцина от него, до сих пор нет исчерпывающих объяснений ни одной из этих двух вспышек в Украине.

Первую версию того, что произошло, озвучили высшие командующие УГА в 1919 г. Они считали причиной крайне плохое материальное состояние УГА — не было даже обмундирования и обуви, не говоря уже о лекарствах. Возникает вопрос: состояние Красной армии в тот же период было не лучше, так почему же она не стала жертвой тифа в таких же масштабах, как УГА?

В тему: Эпидемия Эболы выходит из-под контроля – ООН

Эту версию трактует одна интересная деталь. Незадолго до того, как корпус Галлера, состоявший из польских воинов, вышколенных и экипированных Францией, должен был отправиться на Восток, из Института Пастера были похищены штаммы пятнистого тифа.

После того, как корпус начал бои с УГА, среди бойцов последней вспыхнул тиф, достигший постепенно масштабов эпидемии. Версию бактериологической войны выдвигали многие, ею объясняли и несезонность тифа, и разрушительность эпидемии, и исключительно трагические последствия. Но совпадение во времени не обязательно означает логическую связанность. Не говоря уже о том, что тиф не обошел и польскую армию. Какой был смысл рисковать своими?

Есть и версия "у страха глаза велики". Согласно ей и наблюдатели, и аналитики, имевшие возможность наблюдать эпидемию, бессознательно завышали масштаб катастрофы. Авторы этой версии напоминают, что в то же время, несмотря на всеобщий сумбур и постоянную смену позиций армий-соперников, такой тифозной катастрофы не испытала ни одна другая армия.

Зато относительно того, что произошло в 1941–1944 гг., до сих пор разводят руками. Медики, боровшиеся с эпидемией, выдвигали много версий. По их мнению, инфекцию могли занести военнопленные, либо же причиной могло стать неудовлетворительное санитарное состояние. Остается открытым вопрос: почему это состояние не привело к аналогичной катастрофе в предыдущие и последующие годы? Да и фактор военнопленных был актуален лишь осенью 1941 г., когда часть их, которые были родом из Западной и Центральной Украины, вообще отпустили по домам.

Таким образом, пятнистый тиф и дальше остается "большим неизвестным" украинской истории. Вряд ли найдется разгадка — ведь остались только свидетельства и статистика. Но и обойти не удастся — слишком много вопросов, слишком серьезные последствия.

Олеся Ивасюк, опубликовано в издании «Зеркало недели. Украина»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com