(Не) романтичная война

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Украина-польскую ноябрьскую войну за Львов 1918 года еще называют последней романтической войной в Европе. Cтороны не раз провозглашали перемирие, во времени которого воины общались и пили кофе у общего костра, епископы двух конфессий писали совместное письмо к политикам, а те сходились на переговоры, восхваляя своих противников.

Но это были лишь фрагменты противоборства, охватившего столицу Галичины.

За кадром оставалась тяжелая артиллерия, которой стороны обстреливали вражеские позиции, броневики в центре и упорная борьба на штыках на чердаках зданий.

По минимальным подсчетам в течение трехнедельных боев погибло 439 польских военных и около 250 украинских, или же, в среднем 33 человека в день. Здесь же вспомним и о потерях среди гражданского населения и получивших ранения ...

"Последняя романтическая" война на следующие десятилетия разделила львовян, и после нее уже было сложно говорить, что "граница между украинцами и поляками проходит по середине брачной кровати", а ее следы в виде снарядов, застрявших в зданиях, до сих пор «украшают» Львов.

"Головний двірець" (центральный вокзал Львова) после боев

 

Так случилось, что вопрос Галичины и ее статуса, по состоянию на 1918-год имел 70-летнюю историю. В составе Австро-Венгрии Галичина административно включала не только украинские земли, но и польские территории, включая Краков.

Формально это отражали и в географическом названии, деля ее на Восточную (украинскую) и Западную (польскую) Галичину.

Политическое домогательства - разделить провинцию на Западную и Восточную, возникло у галицких украинцев в 1848 году, во время "Весны народов", а соответствующая петиция собрала 200 000 подписей.

Это не помогло, а уже вскоре край получит фактическую автономию с собственным сеймом и наместником, которого назначали из числа польской элиты. Среди бывших земель Речи Посполитой, разделенных между тремя империями, поляки Галичины чувствовали себя наиболее комфортно.

Понятие "Пьемонт" в определении роли Галичины для национального возрождения, в равной степени использовали как поляки, так и украинцы. Последние чувствовали себя угнетенными и могли привести множество примеров, как поляки применяли власть в свою пользу.

В конце концов, даже царская Россия реализовывала здесь свою политику, в том числе и польскими руками - свидетельством того является посредничество Романа Дмовского между российскими и польскими кругами.

Ситуация радикально изменится в феврале 1918-го с подписанием Брестского договора.

В тему: Сигизмунд Дудкевич: Красный дневник

Во главе Центральной Рады оказался Михаил Грушевский, который перед тем более десятилетия работал в Галичине, значит, и поэтому не забыл о галичанах.

Отдельной договоренности между УНР и Австро-Венгрией будет предусмотрена автономия для Восточной Галичины. Этого обещания Габсбурги никогда не будут придерживаться, тем более, что это должно было произойти до 1 июля 1918 года.

Но тогдашние события напоминали качели - если в начале 1918-го украинцы казались "господами ситуации", то уже осенью все будет выглядеть значительно более критично. Не в последнюю очередь из-за ориентации на Центральные Державы.

Поляки зато работали на разные фронты и, как следствие, имели заверения с разных сторон о возрождении Польши.

До практических действий дошло в начале октября, когда "Регентская власть" в Варшаве провозгласила независимость. Тогда речь шла о территории, принадлежавшей Российской империи, но поляки из других землях восприняли это как знак.

Украинцы испугались и уже 9 октября в венском парламенте Кость Левицкий выступил, как тогда говорили, с "ядерной" речью:

"Австрийское правительство не может или не хочет провести разделение украинцев и поляков. Галицкие украинцы заявляют безусловно, что их путь ведет не в Варшаву, а в Киев!

Если бы против их воли хотел кто приобщить галицких украинцев к польскому государству, то такого насилия можно доконать только по их трупам".

Вряд ли кто верил, чточерез какие-то три недели появятся и "труппы".

А в то время ситуацию пытался разрядить император Карл Габсбург, который манифестом от 16 октября провозгласил, что "Австрия должна стать Союзным государством, в котором каждый народ имеет право создать на своей территории собственное Государство".

Украинцам дважды говорить было не надо - уже 18 октября во Львове депутаты парламента и сейма, а также представители всех политических партий создают власть-конституанту, которая заседает до 4 утра.

Как итог - декларация "Провозглашение Украинского Государства на украинском областях Австрии и Венгрии".

Прокламация о создании Украинского Государства

 

В этот же день, 19 октября, многотысячная украинская масса одобрит это решение скандированием "Слава!". Хотя, вряд ли оно было громким - не только венское правительство, но и местный наместник - генерал фон Гуйн не услышали или сделали вид, что не услышали украинский голос.

Кроме политиков, объединялись и украинские военные.

Их начинания не были слишком успешны - единственная украинская формация - "Українські Січові Стрільці" в 1918 году находилась вне Галичины - сначала на юге Украины, а позже - в Черновцах.

В конце концов, огромное количество идейного воинства находилось в русском плену - по состоянию на лето 1917-го в УСС оставалось менее 500 стрелков. Поэтому, в сентябре 1918-го первые 5 старшин, которые создали Центральный Военный Комитет, принадлежали к разным австрийским частям.

По состоянию на октябрь их организация расширится, а на руководителя Комитета пригласят одного из идейных лидеров УСС - сотника Дмитрия Витовского.

Тот приедет во Львов 30 октября, когда политики будут делать очередные, хотя и столь же безуспешные попытки достучаться до правительства и наместника. Накануне, 25 октября, Военный Комитет заключил, что может рассчитывать на 2400 военных-украинцев из около 8000, которые находились во Львове.

"Дня 30-го жовтня наш Центральний Військовий Комітет не знав ще речинця виступу.

Впрочім ми всі ясно бачили, що не являємось панами ситуації, і що обставини кермують нами, та що ми будемо змушені начати цей виступ тоді, коли вже не буде іншого виходу, - пише у спогадах член комітету Дмитро Паліїв, -

Але ми не припускали, що положившись спати, ми встанемо на другий день, щоб вже того дня почати акцію. А воно так дійсно сталося".

Ситуация была критической - 28 октября в Кракове создана "Ликвидационная комиссия" для "развода" с Австро-Венгрией, и 1 ноября ее представители должны были приехать во Львов, чтобы взять власть.

Военные решаются на взятие власти.

Для этого отправляют курьеров в уезды и города Галичины с подробными инструкциями и сообщением:

"Українська Національна Рада переймає владу у свої руки. Ніччю з 31-го жовтня на 1-го листопада українська залога міста Львова займе місто. В кожному повіті Сх.Галичини належить перебрати владу власними засобами…".

На очередном совещании вновь отчитываются о состоянии украинских военных, и по сравнению с несколькими днями ранее насчитывают на тысячу солдат меньше - всего 1400 воинов и 60 старшин.

- Так не с кем же начинать, - скажет Витовский.

- Господин сотник, гонцы с приказами уже отъехали, - реагирует Палиив.

- Так мы пропали!

Через минуту Витовский приходит в себя и как заметит Палиив: "Он выпрямился, закусил зубы и утонул в изнурительном труде".

Лидеры "Листопадового Зриву" Дмитрий Витовский - возглавил военный переворот 1 ноября 1918-го, но уже 3 ноября покинул пост руководителя Военного Комитета. Менее чемчерез неделю был утвержден государственным секретарем военных дел ЗУНР. И Кость Левицкий - руководитель Украинской Национальной Рады и Государственного Секретариата ЗУНР

 

В это же время делегация Украинской Национальной Рады снова идет на прием к австрийскому наместнику - генералу Гуйну, требуя передачи власти. Здесь они встречаются с представителем "Польской ликвидационной комиссии" Винцентием Витосом.

"Видим, что австрийское государство разваливается и в руинах умирает. Я долгое время был членом его правительства и не удивительно, что об этом сожалею, - вспоминал в воспоминаниях слова, услышанные от наместника поляк Витос, - Вы дождались создания собственной свободной страны, с чем вас искренне поздравляю".

Наместник Карл фон Гуйн

 

Украинцев же Гуйн заверит, что власть без приказа никому не передаст. А в случае мятежа - имеет две ударные части - венгерскую и немецкую.

Украинская Национальная Рада собирается в помещении "Просвіти" советоваться, что делать дальше.

Часть членов предлагает дождаться обещанного документа из Вены, но категорически выступит Дмитрий Витовский:

"Если этой ночью мы не возьмем Львов, то завтра возьмут его наверняка поляки".

Политическое руководство впервые узнает о подготовке переворота, который должен состояться этой ночью.

В ту ночь на 1 ноября 6 членов военного комитета с 4 пистолетами находились в "Народном Доме".

Накануне поляки пересчитали свое вооружение - 64 винтовки. Следовало бы сказать, что их подполье интенсивно готовилось взять власть, но в отличие от украинцев - было разделено на политические группы, и только во Львове было три больших боевых организации.

Именно 31 октября им удастся договориться о совместных действиях, но по воспоминаниям будущего коменданта польского сопротивления Чеслава Мончинского - руководитель львовской полиции, поляк, в тот вечер играл в казино карты и уверял всех, что украинцы не осмелятся на выступление.

Могло изменить ход истории и другое событие, случившееся еще вечером, когда поляк - старший десятник Баталия,- желая проникнуть в части с легионерами, наткнулся на украинский пост и получил смертельное ранение.

Другой кровавый инцидент произошел за полчаса перед выступлением, под домом Военного Комитета.

"Пол-четвертого мы услышали выстрелы из револьвера и пронзительные человеческие крики, - вспоминал Палиив, - Через минуту вбежал в зал один из гимназистов и взволнованно рассказывал: "Поліцай, зацікавлений рухом у Народному Домі в таку ранню пору, встромив голову в браму камяниці, щоб побачити, що там діється.

Вартові гімназисти хотіли його зловити, щоб він не дав знати до команди поліції, але поліціянт вирвався й почав утікати. На це один з вартових вистрілив і його ранив"... На відгук стрілу прийшло кілька поліцаїв і забрали свого раненого побратима до магістрату".

Оба инцидента произошли еще до захвата власти украинцами, поэтому они имели основания впоследствии говорить, что власть во Львове захватили бескровно.

Как выглядел захват власти описывает один из военных:

"Нині досвіта, о годині 4-ій прийдуть до нашої касарні українські старшини й переберуть курінь у свої руки. Всі стрільці мають спати одягнені й бути в повнім поготівлі.

На даний наказ встати, взяти зброю, роззброїти стрільців чужих національностей і в найбільшім порядку і якнайскоріше вийти на подвір’я, де наступить нове зформування куреня й приділ старшин-українців".

Уже в 6 утра все части были разоружены, в том числе и наиболее опасные - венгерская и немецкая. Отдельная группа интернировала наместника - генерала Гуйна.

В тему: 100 лет обреченного государства

На ратуше был поднят сине-желтый флаг и расставлены посты.

Украинские военные на площади Рынок во Львове

 

В історії революційних актів не знайдеться мабуть багато так справно й культурно переведених занять більших міст, як було заняття Львова, доконане вчера українськими військами.

Справність українських офіцерів під проводом отамана Вітовського та українських вояків була така велика, що чужі офіцери висказуються про це з найбільшим признанням", - писала газета "Діло» за 3 ноября.

Владимир Децикевич, заместитель львовского наместника

 

Эти слова не были преувеличением - Львов захватили так внезапно и неожиданно, что этому удивлялись не только иностранцы, но и украинцы.

Наместник Карл фон Гуйн свою власть передал заместителю - Владимиру Децикевичу, а уже тот, на основании императорского манифеста от 16 октября признал украинское государство.

Ее признают и польские круги в лице предводителя (спикера) краевого сейма Незабитовского, а около 40 чиновников-поляков дадут согласие на дальнейшую работу в наместничестве.

Трудно представить более благоприятное развитие событий, чем это было в день 1 ноября.

Лишь небольшой круг информированных беспокоились отсутствием вестей от УСС.

"Все части У.С.С. должны немедленно переехать во Львов, - звучало в приказе к стрелкам, - Боевые сотни, что находятся в Черновцах, должны сейчас выехать, не теряя ни минуты времени. Если где-либо существуют трудности в получении поездов, надо их взять силой, нигде не задерживаясь, прибыть через Ходоров во Львов".

Из-за различных препятствий стрелки прибудут во Львов только 3 ноября, что будет явно поздно. Тех неполных полутора тысяч военных, совершивших переворот, будет слишком мало, чтобы сохранить власть в двухсоттысячном городе, более 50% жителей которого были поляками.  

Последние медленно приходили в себя, и уже после обеда 1 ноября начнутся первые схватки с украинцами. Проблема была в том, украинским военным, часто сельским ребятам, которые еще вчера мечтали о завершении войны и возвращении домой, противостояли гражданские жители, без каких-либо опознавательных знаков.

Один из характерных примеров приводила газета "Діло":

"Серединою вулиці Академічної йшов патролюючий український вояк, Михайло Панкевич, матурист української ґімназії, що служив кілька літ в австрійській армії.

Біля аптики Пілєвського приступили до нього несподівано два молодики, одягнені по цивільному, в синіх шапочках, та загрозивши револьверами, візвали його підняти руки.

Заки Панкевич зняв з плечей кріса і змірився до вистрілу, грянув стріл з револьвера і ранив Панкевича в голову так, що він упав на землю.

Оба напасники щезли за рогом вулиці св. Миколая, а з вуличної публики не знайшовся ніхто, щоби раненого вояка спрятати з вулиці, занести до сіней камяниці. Зате знайшовся хтось, що вхопив із землі кріс і хотів його забрати".

Комендант польских сил сопротивления Чеслав Мончинский вспоминал, что для подобной акции были организованы две группы подпольщиков, коварно убивали украинских военных.

"Знаю только, что уже в первый день мы имели с этой акции несколько десятков винтовок, - писал Мончинский и добавлял: Такой способ борьбы длился целых три недели. До искусства это довели особенно молодые люди, учащиеся средних школ, которые умели удобно затаиться, а потом как коты сделать дело и исчезнуть».

Польский штаб сопротивления, посередине руководитель - Чеслав Мончинский

 

Украинцы были явно дезориентированы, и Мончинский в воспоминаниях хвастался, что Военный Комитет неправильно подозревал, что польские вооруженные отряды цепляют украинские нашивки и коварно убивают стрелков.

Несмотря на эти случаи, военные еще не представляли, какой масштаб может обрести сопротивление, а Витовский на них отреагирует: "Ми взяли владу в Львові не для того щоб з населенням війну починати. Ми війни не хочемо. Нашим завданням є завести і держати лад".

Уже 2 ноября поляки займут юго-западную часть Львова, где главным стратегическим объектом будет "головний двірець" - центральный железнодорожный вокзал и склады при нем. Только количество захваченных карабинов достигнет 12 000.

Зато украинские военные падали с ног от усталости, ведь ожидаемая помощь не пришла, а во многих важных точках, как на том же вокзале, их было так мало, что они не могли эффективно выполнять свои задачи. Теперь не только бывали случаи дезертирства, но и Дмитрий Витовский подаст в отставку.

Чем отличался польский и украинский воин на улицах города, писал сотник Алексей Кузьма:

"Як до такої партизанки надавались українські вояки, переважно нельвовяне і діти села, показалось уже в перших днях.

Польські сили складалися переважно із "львовскіх дзєці", що всюди чулися дома, до того з елєменту переважно інтеліґентського, заправленого у спортах, смілого, меткого, для якого лазити по домах, вежах, парканах, а навіть каналах, було іграшкою.

Зовсім інакше представлявся український вояк, переважно уроженець села, що губився у великому , чужому місті та своїм вихованням і вдачею не надавався до такої боротьби. Навіть при найбільшій особистій відвазі відповідав слабо вимогам, які ставив до нього новий характер львівських боїв".

Отряд польских девушек с оружием. Несмотря на распространенный стереотип, что украинцам противостояли юноши-"орлята" и девушки, в воспоминаниях Чеслава Мончинского упоминается, что отряд девушек насчитывал 28 человек, а подростки составляли 15% всей численности польского сопротивления

 

За это время стороны будут договариваться о перемирии и перегруппировывать свои силы. Поляки же быстрее сориентируются в ситуации, а украинцы еще не осознают важнсти момента.

Дошло до того, что 3 ноября польская пресса, которую до сих пор не запретили, опубликует призыв к мобилизации польского населения. Соответствующие плакаты розвешают и по городу.

"Комунікат повішано – о диво – на шибі "Шотландської" кав’ярні, і його читала чисельна польська юрба, а українські стражі не насмілилися його здерти.

Це було щось нечуване. В "руському" Львові висіли розклеєні відозви до збройної мобілізації, були комунікати, а окупанти не мали сили чи відваги, щоб це заборонити!",- писал польский историк Ян Гелля.

На подконтрольной полякам территории окажется Собор Святого Юра с митрополитом Андреем Шептицким. Его вместе с другими жителями интернируют - изолируют.

Зато когда на заседании украинского руководства встанет вопрос о подобных мерах в отношении польских деятелей, в том числе и польского епископа, то по свидетельству присутствовавшего Осипа Назарука:

"Величезна більшість членів "Української Національної Ради" заявилися проти, а деякі члени додали, що перестануть сповняти обов’язки членів Ради, колиб вона ухвалила інтернування польських провідників".

5 ноября будет заключено 24-часовое перемирие. Стороны тратили время на бесполезное; в частности, украинская делегация посетила гетмана Скоропадского, который, кажется не совсем понял суть галицкой проблемы, потому что гостей спросил прямо:

- Скажите открыто: хотите вырезать господ?

- Хотим строить украинское государство, - смущенно ответит Осип Назарук.

Миссия посланцев из Львова провалится - Скоропадский предлагал помощь в лице "Сечевых Стрельцов" - формации, которая была организована в основном из галичан, часто бывших членов УСС. Но те готовились к восстанию против самого гетмана, которое взорвется через две две недели, а сами УСС прославятся как "гвардия Директории".

Линия разграничения, которая возникла по состоянию на 6 ноября, сохранится примерно и до конца боев. С обеих сторон город поделят на 5 боевых частей, а украинцы организуют пушки, которые разместят на Высоком Замке.

Техника "за работой": украинские артиллеристы и львовские броневики в городской войне

 

Вражіння від першого гуку української гармати було величезне. Відразу щезла втома українського піхотинця. Він почув за собою силу.

Зросло також заінтересування фронтом. Зі всіх боків зачали напливати домагання: там знищити ворожий скоростріл, там барикаду, там вороже гніздо і т.п., - писал сотник Алексей Кузьма,- Треба було всім по змозі допомогти.

Маленька обслуга, зложена з 3 людей, тягла руками цілий день гармату по Високім Замку, стріляючи на бажані точки. Перші висліди були такі: стручено скоростріли, уміщені на вежах костелів, розбито становище противника на Гицлівській горі та острілювано об’єкти, обсаджені польськими залізничниками".

Кроме пушек, улицы Львова увидят и бронеавтомобили. Один из таких 9 ноября сопровождал польское наступление на Иезуитский город (теперь парк Франко).

Правда и украинцы уже сражались иначе. По крайней мере, по свидетельству историка Яна Гелла за несколько минут борьбы, только на этом отрезке фронта потери поляков составляли 60 человек убитыми и ранеными.

В этот же день украинцы утвердят собственное правительство - "Временный Государственный Секретариат", и, как заметит госсекретарь внутренних дел Лонгин Цегельский:

"Титул" "міністрів" здавався нам занадто претензійним, як на початкуючу малу державу. Так ми стали "державними секретарями".

На следующий день примут "Временный основной закон", в котором появилось новое название государства - Западно-Украинская Народная Республика, а также сине-желтый флаг и герб - золотой лев на синем поле.

Первые коменданты украинских войск во Львове - Григорий Коссак (возглавлял с 3 по 9 ноября) и Гнат Стефанив (с 9 ноября)

 

Через несколько дней, 13 ноября, будет принят приказ об общеобязательной военной службе. Правда, оборну Львова в то время возглавлял уже третий по счету комендант - полковник Гнат Стефанив.

Украинцы же интернируют активных участников противоборства с польской стороны, в том числе и священников.

Римско-католический архиепископ Львова Бильчевский в письме Шептицкому требовал освобождения духовенства:

"Якщо знову і цього разу моє прохання буде відкинуте Вашою Екселенцією, що абсолютно не припускаю, я публічно заявляю на тебе перед Божим судом, перед трибуналом Святого Престолу і всього цивілізованого світу. Будеш вовком, а не пастирем, якщо нічого не зробиш для порятунку душ".

Парадокс заключался в том, что в отличие от Бильчевского, который пользовался относительной свободой, Шептицкий был интернирован поляками.

Совместное письмо украинского и польского епископов - Шептицкого и Бильчевского к обеим воюющим сторонам, написанное на одном листе бумаги

 

Помощь, поступившая из Приднепровья, была чрезвычайно мала, но оказала несоизмеримо большое впечатление.

В тему: Тупик «красного москвофильства»: трагедия КПЗУ

Казацкий отряд имени Гонты во главе с атаманом Андреем Долудой наводил ужас только своим названием и видом - в черкесских шапках они выглядели живым воплощением героев текстов Сенкевича.

Командование даст им задание, с которым никак не могли справиться ни галицкие воины, ни полевые суды - казаки будут осуществлять карательные операции.

"Карна експедиція, виконана головним чином силами нового козацького загону, викликала в місті величезне вражіння. Між польським населенням настала справжня паніка, а про самих козаків стали кружляти неімовірні леґенди.

На їхній рахунок переповідано сплетні та байки з кровавою фантастикою.

Перед одним козаком, що появився на місті, розскакувалось цивільне населення з острахом на всі боки, а відновлена поголоска, що з України наближаються цілі маси такого козацтва, стягала на поляків трівогу",- описывает Алексей Кузьма.

Львовяне хоронят жертв польско-украинской войны за Львов

 

По состоянию на 15 ноября украинская разведка будет доносить информацию о деморализации с польской стороны, а через два дня будет заключено большое перемирие - на 48 часов. По его окончанию, "завішання зброї" продолжат еще на 24 часа.

За это время подоспеет польская помощь со стороны Перемышля - 140 старшин и 1228 солдат, а также пушки, лошади и вооружение.

В то время в Варшаве шутили, что Польша является крупнейшим государством в Европе - потому что нет никаких границ.

И действительно - ей приходилось воевать на несколько фронтов и в начале Центральная Польша довольно инертно относилась к сопротивлению, которое оказывали поляки во Львове.

Но в конце концов помощь, прибывшая 20 ноября, перевесила - на 4700 украинцев теперь приходилось 6700 поляков.

Несмотря на сопротивление отдельных частей, украинское командование 21 ноября принимает решение покинуть Львов. Ожесточенная борьба Галицкой Армии с поляками еще продлится полгода.

Стоило ли украинцам начинать восстание 1 ноября 1918-го, несмотря на те многотысячные жертвы, что понесут галичане? - ответ на это даст Дмитрий Палий, который, вспоминая день 31 октября, писал:

"Кожний з нас бачив, що мусимо зачинати сьогодня, або ніколи. Але, вибираючи це друге, чи могли би ми тоді зватись нацією?".

Польские награды за "оборону Львова" с 1 по 22 ноября 1918 года

Святослав Липовецкий, опубликовано в издании  Історична правда:

Перевод: Аргумент


В тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com