Норильск, Воркута и Кенгир на карте Украины или «Черный флаг с кровавой полосой»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Украинцы нанесли системе два мощных удара — первый, когда в «особлагах» политзаключенные победили криминалитет, а второй — организовав массовые восстания. Норильск, Воркута и Кенгир стали тремя предупредительными звонками, сигнализировавшими о неминуемых изменениях в ГУЛАГе.

В 1956-м, 60 лет назад, была реорганизована система печально известного ГУЛАГа.

В том же году на свободу вышли сотни тысяч заключенных. «Если за три года до „тайного доклада“ (Хрущева на ХХ съезде КПСС. — C.Л.) было реабилитировано немногим более 7,5 тыс. заключенных, то через десять месяцев после него — 617 тыс.», — приводит цифры американская журналистка Энн Эпплбаум. Ее исследование «История ГУЛАГа» в 2004 г. было отмечено «Пулитцеровской премией» — самой престижной в журналистике.

Украинцы нанесли системе два мощных удара — первый, когда в «особлагах» политзаключенные победили криминалитет, а второй — организовав массовые восстания. Норильск, Воркута и Кенгир стали тремя предупредительными звонками, сигнализировавшими о неминуемых изменениях в ГУЛАГе.

В тему: Как убивали наших отцов и дедов: эссэсовцы в сравнении с чекистами были ангелами

Карагандинский этап и восстание в Норильске

Случаи неповиновения в лагере были довольно частыми, но, кроме побегов или выступлений небольших групп заключенных, в 1950-х гг. начинаются серьезные протесты, вошедшие в историю как восстания в лагерях. «Бацилла бунта» распространилась с лагерей Казахстана.

«К этому времени начал функционировать нелегальный лагерный совет из числа наиболее авторитетных зэков. Создан он был по инициативе бандеровцев, имевших большой опыт подпольной работы в ОУН и УПА. От украинцев входили 4 человека, от русских — 3, от прибалтов — 2, от кавказцев — 1, от среднеазиатов — 1, и от евреев пригласили меня», — писал Семен Бадаш о формировании подполья в лагере Экибастуз в Казахстане в 1952 г.

Не только в одном Экибастузе, а в целом крае произошли выступления заключенных. Они охватили лагеря Северного (Степлаг) и Южного (Песчанлаг) Казахстана. Чтобы их пригасить, арестантов отправили на известный карагандинский этап.

«После подавления восстания 1952 г. в Караганде все заключенные в качестве примерного наказания были отравлены отбывать сроки за Полярным кругом. И все-таки, невзирая на репрессии, прибывшие считали своим долгом продолжать нести с собой «факел свободы». Лагерная администрация, безусловно, допустила непоправимую ошибку, отправив этих людей в Норильск, Воркуту и Магадан, способствуя таким образом распространению «вируса восстания», — так оценивал те события заключенный-американец Лернер Джо.

Первым из ряда крупных восстаний стал Норильск. Участие в нем приняли тысячи заключенных из нескольких лагерей, принадлежавших к Горлагу, но ключевую роль сыграли все же «карагандинцы». С их прибытием по Норильску стали распространяться слухи о выступлениях заключенных, а затем не заставили себя ждать и акты ликвидации сотрудничавших с администрацией.

Восстание спровоцировала администрация: в мае 1953 г. было несколько случаев, когда конвой открывал огонь по арестантам. В знак протеста заключенные 5-й зоны изгнали администрацию за пределы лагеря, а на единственном двухэтажном здании подняли черный флаг с красной полосой: по свидетельству литовца Антанаса Волунгявичуса — символ «до последней капли крови». Флаг был виден и в соседних зонах, поэтому протест распространялся.

Когда же вооруженные солдаты пытались подавить восстание в шестой, женской зоне, против них двинулась колонна заключенных, впереди которой шли матери с грудными детьми. Дети в возрасте до одного года находились в лагерях вместе с заключенными матерями, но при этом считались свободными людьми. Поэтому тогда солдаты не решились открыть огонь.

Уже 5 июня восстание охватило шесть лагерей Горлага: заключенные отказались выходить на работу и потребовали комиссию из Москвы. Делегированному из столицы начальнику Тюремного управления МВД СССР полковнику Кузнецову был озвучен ряд требований, среди которых — прекратить расстрелы и своеволие администрации, заменить руководство Горлага. Также требовали обеспечить общие права заключенных — сокращение рабочего дня до 8 часов, установление выходных дней, разрешение писать письма, снять решетки и замки с окон и дверей. А относительно самих заключенных — убрать номера, которые ввели с прибытием карагандинского этапа.

лаг_4

Восстание началось стихийно, но заключенные оказались к нему готовы. Так, в третьем лагерном отделении действовала подпольная украинская группа, которая выдвинула в руководители восстания представителей других народов. Украинцев в ней представлял Кость Король. В четвертом лагере общее руководство на себя взял украинец-«карагандинец» Евгений Грыцяк.

Представители власти пытались погасить восстание, соглашаясь на отдельные требования, но то в одном, то в другом лагере оно вспыхивало вновь, вдохновляя и другие. В скором времени информация о восстании вышла за пределы Особлага — заключенные третьего лагеря запустили в направлении Норильска воздушных змеев с листовками.

лаг_5

Евгений Грыцяк — руководитель восстания в четвертой зоне Горлага

«За судьбу змея и призывов, предназначавшихся для свободных граждан Норильска, переживали все каторжники нашего лагеря. Четыре тысячи каторжан, изможденных голодом, стояли и, очень волнуясь, следили за полетом змея, — вспоминал один из организаторов восстания в третьей зоне Данило Шумук. — По другую сторону колючей проволоки стоял весь дивизион, администрация лагеря, стреляя по нашему змею из всего своего оружия куда дружнее, чем в войну — по фашистским самолетам. А часть солдат бежала по ходу полета змея с целью собрать наши призывы, чтобы они не попали в руки свободного населения Норильска. Евгений Грыцяк утверждает, что воздушные змеи доставили в Норильск 40 тысяч листовок, а чтобы их собрать, были организованы специальные комсомольские отряды».

Почувствовав хотя бы иллюзорную свободу, заключенные начали создавать хоры и драмкружки. В третьей зоне такие коллективы организовывались из украинцев, русских и прибалтов.

Не имея возможности договориться с восставшими, администрация привлекает вооруженных солдат. В конце июня по заключенным пятой зоны открыли огонь, погибло 27 человек. Через полчаса после этого события заключенные четвертой зоны подняли огромный черный флаг с красной полосой. Раньше поднимали черный флаг, но после расстрелов все согласились на новый символ и даже вспомнили его в гимне, который заканчивался строками:

«И черный флаг с кровавою полоской

Укажет путь нам в праведной борьбе!»

Чтобы сохранить человеческие жизни, заключенные четвертой зоны

4 июля 1953 г. прекращают сопротивление. Но еще целый месяц сопротивлялась третья, в которой 4 августа солдаты расстреляли около 150 заключенных.

лаг_3

Это первое массовое восстание стало свидетельством новой реальности, в которую входил СССР после смерти Сталина. И хотя в дальнейшем администрация еще не раз будет применять оружие, пули уже не могли остановить неотвратимость изменений.

Воркута: от выстрела Руденко до выстрела Масленникова

Воркутинское восстание произошло в то же «холодное лето 1953-го», что и Норильское, только на полтора месяца позже. Его детонатором стало известие об аресте одного из создателей ГУЛАГа Лаврентия Берии, а также об амнистии, которая обошла местных заключенных.

Воркутинское восстание — это серия бунтов, возникавших то в одном, то в другом из 17 отделений Речлага. Один из первых лозунгов «Уголь — Родине, нам — свободу!» свидетельствовал о готовности арестантов к диалогу. А под свободой понимали простые требования: пересмотреть уголовные дела, освободить женщин, разрешить религиозную службу и еще некоторые.

Организованное выступление началось 19 июля 1953 г., когда заключенные, прибывшие с карагандинским этапом, отказались выйти на работу и начали требовать переговоров с представителем ЦК КПСС. Уже это первое организованное выступление дало толчок к изменениям, и местный секретарь обкома компартии обратился к высшему руководству с предложением ввести зачеты за добросовестную работу, снять номера с одежды и разрешить присылать одно письмо в месяц.

Но волна неповиновения уже накрыла Речлаг, и уже 22 июля полторы тысячи заключенных второго отделения под руководством польского офицера Киндзерского отказались выйти на работу. В целом восстание в Воркуте стало возможным благодаря мобилизации национальных групп — от поляков, немцев и чеченцев до украинцев и прибалтов.

Бунтовщики все же добились своего: для Речлага был установлен особый режим (рабочий день сокращен до 9 часов), разрешено снять номера с формы и писать по одному письму в месяц. Был еще ряд смягчений, но украинцы, отказавшиеся от мелких подачек, требовали полного выполнения требований.

«В Воркуте были представлены все многочисленные национальности, живущие в СССР, было много украинцев, осужденных в основном за „буржуазный национализм“, — констатировала советская разведчица, финка Куусинен Айно, отбывавшая заключение в Речлаге. — Они держались вместе, дружно, все обладали завидной душевной силой. Я не могла не любоваться их волей, внутренней энергией, их ненавистью к правительству, державшему их в заключении».

Именно эта душевная сила побудила продолжать восстание. В последующие дни произошли столкновения между бастующими и администрацией: это и изоляция самых активных бунтовщиков, и их самовольное освобождение из БУРа, это и попытки военных вывезти продовольствие из лагеря, и захват заключенными административных зданий...

Напряжение возрастало, и по состоянию на 29 июля бастовали около 12 тыс. арестантов из различных отделений Речлага. В тот же день лагерь посетила комиссия МВД СССР во главе с заместителем министра генералом Масленниковым.

Это не только не изменило ход восстания, но и привело к кровавой развязке 1 августа 1953 г., когда в десятом отделении вновь назначенный генеральный прокурор, а в прошлом представитель СССР на Нюрнбергском процессе Роман Руденко лично застрелил заключенного-поляка Игнацевича. После этого автоматным огнем, только по официальным данным, были убиты 53 человека, 138 ранены.

Но процесс изменений набирал обороты: уже 1 сентября 1953 г. было ликвидировано Особое совещание НКВД (ОСО), которое без суда выносило тысячи приговоров. В том же году был казнен Берия, а весной 1954-го застрелился генерал Масленников, один из руководителей подавления восстания.

В тему: Новости ТС. В России отметили юбилей лагеря НКВД: «Какое мужество проявили его руководители!»

Кенгир-1954

«Бацилла бунта», зародившаяся в степях Казахстана в 1952 г., а в последующие годы спровоцировавшая выступления заключенных в Норильске и Воркуте, бумерангом вернулась в «Степлаг», где взорвалась самым кровавым в истории ГУЛАГа восстанием.

Кенгирский лагерь стал, очевидно, самым известным среди многочисленных подобных учреждений СССР.

42 дня свободы, которых добились заключенные Кенгира в 1954 г., закончились взятием лагеря с помощью танков. Как результат — свыше 1000 погибших и искалеченных, реорганизация всей лагерной системы и создание новой легенды сопротивления.

лаг_1

Кенгир

Кенгирский лагерь, входивший в крупную структуру лагерей Степлага, находился неподалеку от городка Джезказган Карагандинской области Казахской ССР. На его территории размещались три лагерных пункта: один женский и два мужских.

Заключенный Степлага москвич Артем Фельдман вспоминал: «Лагерь выработал свой собственный, необычный язык. Западные украинцы, которых было в лагере после войны большинство, пользуясь тем, что их понимали, не говорили по-русски, а только по-украински. Иностранцы и жители Средней Азии, совсем не знавшие русского языка, постепенно обучались украинскому, считая его русским».

На время Кенгирского восстания в зоне находились 20 698 заключенных, из которых 9596 (46,3%) — украинцев, 4637 (22,4%) — прибалтов, 2661 (12,8%) — русских. Абсолютное большинство — 14 785 человек — были осуждены за «измену Родине», а около половины из них (родившиеся после 1920 г.) имели 25-летний срок. Большое количество среди заключенных Степлага украинских и прибалтийских молодых националистов придало восстанию особый характер. За год перед кровавыми событиями лагерная охрана беспричинно и без предупреждения четыре раза открывала огонь по заключенным. Но это только эпизоды того унижения, которое испытывали политические узники.

В тему: ГУЛАГ, Долина Смерти — обвинение СССР в опытах над людьми. ФОТО

Чтобы сдержать повстанческий дух, в апреле 1954-го в Кенгир привезли полтысячи уголовников, но и это не помогло. Солженицын вспоминал: «Приехавшие в Кенгир воры уже слышали немного, уже ожидали, что дух боевой на каторге есть. И прежде чем они осмотрелись и прежде чем слизались с начальством, — пришли к паханам выдержанные широкоплечие хлопцы, сели поговорить о жизни и сказали им так: «Мы — представители. Какая в Особых лагерях идет рубиловка — вы слышали, а не слышали — расскажем. Ножи теперь делать мы умеем не хуже ваших. Вас — шестьсот человек, нас — две тысячи шестьсот. Вы — думайте и выбирайте. Если будете нас давить — мы вас перережем».

К восстанию привело несколько инцидентов, произошедших в середине мая 1954 г. Так, на Пасху, 15 мая, пересеклись колонны заключенных женщин и мужчин. На приветствие «Христос Воскрес!» — «Воистину Воскрес!» один из конвоиров отреагировал автоматной очередью. Второй инцидент, который тоже стоил многим жизни, произошел через несколько дней, когда уголовники прорвались в соседнюю, женскую зону. Чтобы обеспечить охрану женщинам — следом двинулась и часть политзаключенных. Эту проблему можно было бы исчерпать возвращением заключенных назад, но администрация лагеря требовала, чтобы мужчины вышли через ворота, где была вооруженная охрана. Когда же арестанты начали возвращаться через ограду, — вновь открыли огонь. Первых погибших, среди которых были и не украинцы, похоронили в вышитых сорочках.

Заключенные уничтожили перегородки между лагерями, администрацию и военных выгнали за пределы лагеря, выставили баррикады и организовали охрану. Над лагерем затрепетал красно-черный флаг.

«По сообщению с места, массовым неповиновением руководят осужденные оуновцы. Чем больше с ними разговаривают представители лагерной администрации, тем больше они выставляют требований и наглеют», — говорилось в докладной записке в Совет Министров СССР и ЦК КПСС министра внутренних дел СССР Круглова и генерального прокурора СССР Руденко.

Правда, формально созданную лагерную комиссию возглавил русский Кузнецов. Бандеровцы пытались придать восстанию не политический, а, скорее, социальный характер, требуя элементарных прав для заключенных. Среди требований были 5-дневная рабочая неделя и 8-часовой рабочий день, ликвидация следственного изолятора и штрафных бараков, сокращение срока заключения осужденным на 25 лет и изменение отношения к семьям осужденных по статье 58 — «измена Родине».

Уже значительно позже русский заключенный Кропочкин в мемуарах сознавался: «Было ясно, что забастовку затеяли „западники“, „бандеровцы“ — так мы их называли, русские... И теперь, после этого призыва к забастовке, наступило какое-то оцепенение, и первая мысль — „Чем все это кончится?“ Им, с двадцатипятилетними сроками, терять было нечего, а мы, многие „москали“, отбыли кто половину из десяти, кто заканчивал срок. И теперь мы должны стать если не соучастниками забастовки, то заложниками. После так оно и получилось».

Действительно, бандеровцы, организовавшие Кенгирское восстание, создали тайный центр, который и руководил восстанием, а сами только присматривали за деятельностью «официальной» комиссии. «Вошли ли в эту Комиссию главные подлинные вдохновители восстания? — спрашивал Солженицын и отвечал: — Очевидно, нет. Центры, а особенно украинский (во всем лагере русских было не больше четверти), очевидно, остались сами по себе. Михаил Келлер, украинский партизан, с 1941-го воевавший то против немцев, то против советских, а в Кенгире публично зарубивший стукача, являлся на заседания Комиссии молчаливым наблюдателем от того штаба».

Лагерники организовали отдел пропаганды, который обеспечивал функционирование радиоузла и распространение листовок, около 700 штук которых были выпущены с воздушного змея. Собственная служба безопасности имела три подразделения, и даже в условиях восстания заключенные шили для них униформы. Священники различных конфессий отправляли богослужение и венчали влюбленных. Круглые сутки изготовляли оружие и возводили баррикады. Один из организаторов восстания, оуновец Михаил Сорока, организовал хор, которым сам и руководил, а для мобилизации восставших сочинил «Гимн кенгирского восстания».

«Заключенные сочинили гимн на украинском языке, сами придумали музыку, и несколько раз в день весь лагерь, все 13 500 заключенных, пели во весь голос этот гимн... Так мы пели, сопротивлялись генералам, как могли, и пытались доказать им, что у нас тоже есть свои права», — свидетельствовала одна из лидеров восстания, русская Любовь Бершадская.

26 июня в лагерь вошли 1600 солдат с собаками, пожарными машинами и танками Т-34. В первый и последний раз на подавление восстания были брошены танки.

«Вся процедура длилась не более сорока минут, но эти сорок минут унесли около пятисот жизней, и более семисот человек тут же буйно помешались, их погрузили в эшелоны и срочно увезли, — писала в воспоминаниях Бершадская, которая в тот день помогала в больнице. — Когда мне стало особенно жарко и душно, я сняла шапочку, и в зеркале увидела себя с совершенно белой головой. Я подумала, что, вероятно, почему-то моя шапочка была напудрена, я не знала, что находясь в центре этого неслыханного побоища и наблюдая все происходившее, я за пятнадцать минут стала совершенно седой».

Капитон Кузнецов — советский офицер, формальный лидер восстания, уже со временем, давая свидетельства, раскаивался и всю вину возлагал на «конспиративный центр», который возглавляли украинец Келлер и представитель блатного мира Глеб Слученков.

В отличие от подполковника Кузнецова, другие подсудимые вели себя с большим достоинством. А украинка Нуся Михайлевич, одна из лидеров восстания, на допросе с притворной наивностью спросила у следователя: «Это вы гражданин Кретин? Говорят, что кретин к нам приехал...» За это получила год закрытой, печально известной курганской тюрьмы.

Заключенных Кенгира разбросали по другим лагерям, предводителей восстания осудили, в т.ч. и к смертной казни, а затем началась реорганизация карательной системы. Несмотря на высокую цену, которую заплатили своими жизнями заключенные Кенгира, их поступок облегчил условия подержания для сотен тысяч советских заключенных.

Станислав Липовецкий, опубликовано в издании «Зеркало недели. Украина»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствовани