Parlez-vous ukrainien: почему иностранцы изучают украинский язык

|
Версия для печатиВерсия для печати
На украинском языке в мире говорят около 33 миллионов человек AFP/Sergei S

Изучение украинского языка становится все более популярным у иностранцев, живущих в Украине или специально приезжающих в страну на языковые курсы. Корреспондент RFI в Киеве побывала в школах украинского языка, чтобы выяснить, кто и почему учит государственный язык Украины.

На украинском языке, согласно известному американскому справочнику «Этнолог», в мире говорят около 33 миллионов человек. 90 процентов украиноговорящих живут в Украине. Остальные — в России, Молдове, Польше, США, Канаде и Бразилии. «Мову», по данным справочника, живущие за рубежом украинцы знают, но в быту практически не используют. А вот на западе, юго-западе Украины и в Киеве, как выяснили в Институте социологии и Центре Разумкова, украиноговорящие преобладают. В эти регионы изучать «соловьиный язык» едут также иностранцы. И с каждым годом желающих «украинизироваться» становится больше, утверждают преподаватели и языковеды.

В тему: Професор Юрій Шевчук: Двомовність як хвороба

К слову, 95 лет назад, в августе 1923 года, в советской Украине началась первая волна украинизации. Чиновники, учителя, школы переходили на украинский, на республиканский язык постепенно переводили делопроизводство. «Приличнее быть изнасилованной, чем украинизированной», — так высказывалась о нововведениях курская тетя Мотя из сатирической пьесы драматурга Николая Кулиша «Мина Мазайло». Советское руководство об украинизации на самом деле придерживалось подобного мнения. Поэтому в 1933 году курс свернули, а его приверженцев, среди которых были писатели, культурные деятели и вышеупомянутый Николай Кулиш, репрессировали.

Советская украинизация ничего общего, кроме массового характера, с современной популяризацией украинского языка не имеет. Хотя бы потому, что сто лет назад она была искуственной, сегодня же интерес к украинскому, как и со стороны местных, так и со стороны иностранцев, вполне естественен. «Нужно уважать страну и язык, на котором здесь говорят», — обьясняют иностранцы, живущие в Украине, свой интерес к языку.

Для изучения украинского иностранцы чаще всего выбирают Киев и Львов. По признанию директоров языковых школ, в Украину учиться едут преимущественно мужчины. Основательница одного из первых таких центров во Львове Соломия Бук рассказала RFI, что желающих изучать украинский стало значительно больше, и отчасти такой интерес связан с трагическими событиями, произошедшими в стране.

Соломия Бук: «В нашей школе сформировалось три группы студентов. Прежде всего, это иностранцы украинского происхождения из США, Канады, Австралии, Западной Европы — из Великобритании, в частности. Подросло новое поколение потомков бывших украинских эмигрантов, которые заинтересованы в том, чтобы вернуться к своим корням, узнать о своих предках, их истории, культуре и языке. Вторая категория — это эксперты, топ-менеджеры и бизнесмены, которые работают в Украине, возглавляют крупные и средние предприятия, решили соединить свою жизнь с Украиной, и для работы и жизни им, конечно же, нужен украинский язык. Третья категория — это ученые, среди которых лингвисты, историки, культурологи, этнографы, которым украинский язык нужен для карьеры, повышения квалификации и проведения исследований в Украине».

Для изучения украинского иностранцы чаще всего выбирают Киев и Львов. Фрир: Wikipedia

Преподаватель украинского Юрий, который проводит занятия в школе недалеко от правительственного квартала в Киеве, отмечает, что иностранцев в украинской столице стало больше. Приезжают они, по его словам, не только из Германии, Франции и США, но и из Индии, Китая и Среднего Востока. Милад, один из студентов, родился в Иране, долгое время жил в Чехии, женился на украинке, а теперь изучает ее родной язык в Киеве.

Милад:  «Я думаю, что, если ты живешь в такой стране, как Украина, и знаешь, что здесь есть официальный язык, зачем тебе учить русский. Во-вторых, украинский язык очень похож на чешский, который я учил, когда жил в Праге. В-третьих, знание украинского, когда все вокруг говорят на русском, делает меня своего рода особенным. Недавно я начал говорить на украинском, понимать слова, обращаться к местным. Когда они мне отвечают на русском, я прошу перевести, они сразу же переходят на украинский, и только тогда я начинаю понимать, что они мне ответили».

Изабель Вейнингер из Германии начала изучать украинский, когда приехала работать в представительство Фонда Конрада Аденауэра в Киеве. Она понимает, что знание русского открывает ей больше возможностей, но, как и Милад, отдает предпочтение государственному языку.

Изабель Вейнингер: «Я понимаю, что для моей карьеры, посещения других стран и в контексте геополитики русский мне бы пригодился, но из-за того, что сейчас я живу Киеве, в работе использую или украинский, или английский. Продолжать учить украинский имеет смысл. Кроме того, мне очень нравится его звучание. Например, сама фраза „українською мовою“ (на украинском языке — RFI). В окончаниях украинских слов вообще есть какая-то особенная рифма. Поэтому я буду продолжать учить и надеюсь, что мой украинский будет становиться все лучше и лучше».

Цезарь Гайо приехал в Киев из Испании, русским он владеет свободно, а украинский изучает, чтобы стать первым в Мадриде переводчиком художественной литературы.

Цезарь Гайо:  «Я изучаю украинский, потому что у меня личные и эмоциональные связи в Украине. Также я считаю его интересным и красивым. На самом деле в Испании нет переводчиков украинского языка, а я как раз могу стать первым профессиональным переводчиком украинской литературы. В украинском языке мне больше всего нравится слово „цілодобово“ („круглосуточно“). Это первое, что я выучил. 11 лет назад, когда я впервые приехал в Киев, везде на витринах магазинов я видел это слово и никак не мог понять, что это».

Журналист и экономист Дэвид Далтон долгое время готовил обзоры и аналитику для The Economist Intelligence Unit. Специализировался по постсоветским странам, исследовал политические и экономические процессы в этом регионе. После начала войны на востоке Украины все больше и больше материалов, официальных документов стали публиковаться на украинском. Поэтому Дэвид, который свободно владеет русским, решил учить украинский. Кроме того, сегодня в Университетском колледже Лондона он пишет диссертацию по украинской экономике. Дэвид поделился с RFI мнением о реформах и российской пропаганде.

Дэвид Далтон: «Украина имеет очень плохую репутацию на Западе, у нее репутации практически и нет. То есть все, что говорит Россия, воспринимается за чистую монету, кроме того, Россия использует более продвинутые методы пропаганды. Я хотел это изменить, поменять представление об Украине. Но есть нюанс. В социологии, например, ты допускаешь большую ошибку, когда думаешь, что все должны жить, как ты. То же самое с украинской политикой. Она кардинально отличается от западной. Я хотел бы это объяснить. Я также пишу диссертацию про экономическую реформу в Украине и хочу добавить, что Запад неразумно пытается навязать Украине нормы, которые не соответствуют здешним реалиям. То есть если украинцы просто возьмут и внедрят эти реформы, не адаптировав их к истории и культуре, они не сработают».

90 процентов украиноговорящих живут в Украине. Остальные — в России, Молдове, Польше, США, Канаде и Бразилии. Фото: REUTERS/Valentyn Ogirenko

Некоторые из студентов, как, например, Вайли из США, изучая украинский, подумывают перейти на русский, хотя в Украину обещают еще вернуться.

Вайли:  «Я начал учить украинский в Западной Украине, где большинство говорит на украинском, поэтому, приехав в Киев, я решил продолжить обучение. Как буду использовать украинский, еще не знаю. Я пенсионер, поэтому в карьере он мне уже не пригодится. Возможно, перейду на русский. Но в Украину я планирую вернуться. Правда, пока не решил, продолжать учить украинский здесь или остаться в США и пойти там на курсы русского. Я получил в Украине много знаний, но теперь их нужно как-то систематизировать».

Директор школы иностранных языков, где учатся Дэвид, Цезарь и Вайли, Леся Лищук считает, что интерес к украинскому вырос в разы. По ее словам, в прошлом году все хотели учить русский, а сегодня из желающих говорить на «мове» удалось сформировать группу. Однако ни одному из них досконально овладеть украинским пока не удалось.

Леся Лищук:  «У меня есть студенты, которые изучают украинский язык шесть лет, но свободно пока еще не разговаривают, хотя и живут в среде. Самое сложное — произношение и грамматика. У студентов постоянно возникают какие-то вопросы — вроде бы все выучили, но появляются смысловые нюансы, сленг. Сленг им, кстати, очень интересен. Чтобы комфортно жить в Киеве или любом другом украинском городе, они интересуются новинками. Например, иностранцы приезжают в Киев и спрашивают: „Мы хотим изучать русский или украинский, но мы знаем, что у вас есть суржик. Что делать, как различить?“. Это трудно, конечно, практически невозможно. Если студент знает русский, например, он часто меняет буквы, слова, считая, что языки похожи и это допустимо. Так возникают очень смешные слова, которые студенты очень любят. Вчера один из них сказал: „Я америкинец“. Эти слова им очень нравятся, и они их, кстати, очень часто потом используют».

Единственным государственным языком в Украине является украинский. Русский, как венгерский и румынский, согласно Конституции, считается языком национального меньшинства. До 2018 года он также имел статус регионального, но после признания закона «Об основах государственной языковой политики» неконституционным, таковым не является. За последние четыре года в Украине приняли закон «Об образовании», согласно которому все школьники, независимо от происхождения и национальности, должны владеть государственным языком, ввели квоты на украинский контент на радио, телевидении, запретили ввоз российских книг с «антиукраинским содержанием», увеличили госфинансирование кино, создали Украинский культурный фонд и Институт книги. Авторы реформ уверяют, что главная цель нововведений — не украинизировать, а усилить позицию украинского языка, сделать его авторитетным и глобально значимым.

Эксперт по вопросам языковой политики и заместитель главы Координационного совета по вопросам применения украинского языка во всех сферах общественной жизни при Министерстве культуры Украины Тарас Марусик в комментарии RFI отметил, что за последние годы все больше украинцев признают украинский язык родным. Это, по его словам, превращается в тенденцию.

Тарас Марусик: «Медленно, но наблюдается тенденция к увеличению количества тех, кто признают украинский родным языком (68% украинцев, по данным соцопросов, считают украинский родным — RFI). Речь идет не только о ежедневной практике, но и о психологических моментах. Люди, молодое поколение, избавились от комплекса, который возник при советской власти. Очень много моих знакомых в Киеве, в частности, дома, разговаривали на украинском, но переступали порог и переходили на русский. Это происходило подсознательно, автоматически, чтобы не выбиваться из массы или делать карьеру».

В тему: Міхаель Мозер: Про «Руську Трійцю» і її роль в історії української мови

Однако, по мнению Тараса Марусика, государственная языковая политика в Украине отсутствует. Закона о государственном языке все еще нет, а принятых мер для развития украинского языка недостаточно, считает эксперт.

Тарас Марусик: «Последовательная языковая политика в Украине отсутствует. Но отсутствие языковой политики — это тоже политика. Если говорить о подвижках и последних изменениях, то указ президента ’’о десятилетии украинского языка’’, например, — это-де-факто поручение кабмину разработать программу развития украинского языка. Но кабинет министров и так обязан был это сделать. Дело в том, что в 1991 году — после того, как в 1989 году украинский язык, еще при УССР, получил статус государственного — начали разрабатываться программы по его функционированию. Сначала это была десятилетняя программа, потом были введены пятилетние. Они завершились 31 декабря 2010 года. В дальнейшем ни одно правительство, начиная от правительства Азарова, никаких языковых программ не принимало. Порошенко своим указом, условно говоря, просто напомнил про их существование, хотя и подал это как свою инициативу. Это означает, что президент и его партия, имея большинство в парламенте, до выборов 2019 года не хотят продвигать этот вопрос. А указ о десятилетии украинского языка — это блеф, то есть фактическое отсутствие последовательной языковой политики».

«Нации умирают не от инфаркта, сначала они лишаются языка», — писала поэтесса Лина Костенко. А вот известная поговорка гласит: «Сколько языков ты знаешь, столько раз ты человек». В Украине 42 миллиона владеют как минимум двумя.

Олеся Титаренко, опубликовано в издании  RFI



Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com