Юрий Шевелев: как изживали и как выжил украинский язык. Часть 5: от Постышева до Хрущева

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  украинский язык

«Малоталантливые карьеристы, как правило, уцелели; остальные, оставшиеся в живых вынуждены были к ним приспосабливаться. Загнанные в тесные рамки „социалистического реализма“ и политических кампаний, литература и искусство скатились на такой низкий уровень, что никого не могли привлечь».

(Продолжение. Начало часть первая,  часть втораячасть третья), часть четвертая).

Летом 1929 года были распущены все научные общества, связанные с Академией (Украинской Академией Наук — ред.). (1.Полонская, 119). Одновременно арестованы десятки сотрудников Академии, включая председателя Президиума с ее spiritus movens (-«движущим духом»- ред.) С. Ефремовым. Вслед за тем арестовано, вероятно, несколько тысяч человек, лишь косвенно связанных с Академией, зато непосредственно с освободительной борьбой 1917-1920 годов.

Так был создан фон для широко разглашенного судебного процесса «предателей», «агентов буржуазии» и «националистических вредителей», якобы объединенных в «контрреволюционный» Союз освобождения Украины (9 марта — 19 апреля 1930 г.). Из сорока пяти экспонентов, выбранных для процесса (остальным выносили приговоры без суда), двадцать девять были сотрудниками Академии (1, 74).

По сути, это означало разгром Академии, а вместе с ней всей интеллигенции, участвовавшей в борьбе за независимость десять лет назад. Подобная политика проводилась и дальше. В начале 1931 года был сослан в Россию — где и умер при невыясненных обстоятельствах — второй титан Академии — Грушевский; окончательно устранен и арестован А. Крымский. Издательская деятельность Академии прекращена, а на всю ее работу в области гуманитарных наук наложено клеймо «буржуазного национализма». Представителей точных наук задействовали в решении технических проблем, возникших при реализации плана индустриализации Советского Союза.

В тему: В тему: Как уничтожали украинский язык: хроника запретов за 400 лет

В литературе вынуждены были замолчать аполитичные «неоклассики»; доведены до «самоликвидации» (1927,1929) и «самокритики» объединения талантливых писателей — ВАПЛИТЕ в Харькове, МАРС в Киеве, — а многие их члены подверглись преследованиям.

Аналогичные процессы происходили и в театре, музыке, искусстве и т.д.

Одновременно с процессом «пролетаризации» украинской культуры безжалостно истреблялись все проявления спонтанной украинизации. В церковной жизни 1928 год обозначен арестами митрополита Василия Липкивского, почти всех епископов и многочисленных священников УАПЦ. К 1931 году Церковь как община была полностью уничтожена, следовательно, и украинский язык тем самым устранен из церковной жизни.

В кооперации притеснения начались в 1927 году, а к началу 30-х годов независимая украинская кооперация фактически перестала существовать, задушенная чрезмерными налогами и правительственным вмешательством. С точки зрения украинского языка, это означало ограничение его употребления в экономической жизни.

(Предпринимаемые властями — ред.) усилия на снижение украинской культуры, а с ней и языка, кроме прямых последствий, порождали страх разговаривать по-украински на людях. Среди городского населения это считалось рискованным. В крупных городах клеймо на украинском языке не исчезло, а, наоборот, выросло до новых размеров. Образованные слои прибегали к украинскому языку публично, когда это требовалось, а не, так сказать, «естественно». Те, кто не хотели рисковать, сдавали экзамены, но пользовались украинским языком только в пределах официальных требований.

Между годами 1933 и 1941: Украина во времена Постышева и Хрущева

К 1933 году разгрому украинизации послужили сложившиеся внутренние и внешние причины. Вопреки многочисленным заявлениям ее деятелей, что украинизация не имела целью успокоить крестьянство, она была задумана именно так. К 1933 году потребность в этом исчезла. С 1929 года, когда была объявлена политика принудительной коллективизации, Сталин проводил необъявленную войну селу.

В тему: Голодомор и война крестьянства против власти в Украине в 1930-1932 годах

В 1930-1931 годах коллективизация была фактически завершена, а кулаки «ликвидированы как класс», что вместе с непомерными хлебозаготовками привело к «малому» голоду 1932 года. Большой искусственно созданный голод 1933 года, унеся несколько миллионов жертв, окончательно сломал хребет украинского села и поставил крестьянство на колени. После 1931 года не было никакой потребности считаться с украинским селом.

В тему: Голодомор: как убивали украинцев

Относительно внешней политики, то надежды на установление «всемирного коммунизма» с центром в Москве (как следствия колониальных освободительных движений) не оправдались. А именно они в свое время породили политику коренизации, частью которой была украинизация. Зато, над Европой нависла реальная угроза войны. В Германии креп нацизм. 30 января 1933 года — в одну и ту же неделю, когда Постышев прибыл в Украину — нацисты овладели правительством. Главным поприщем будущей войны должна была стать Украина, а поэтому ее следовало жестоко подавить, превратить в провинцию России.

(В это время — ред.) развертывание украинизации полностью сломлено. Хотя бы потому, что все ее ведущие кадры в Наркомпросе и на курсах украинизации были арестованы и либо сосланы в лагеря, либо расстреляны, а вдохновитель целого процесса М. Скрипник перед лицом полного разгрома всего, что он сделал, и собственной неминуемой гибели 7 июля 1933 года покончил жизнь самоубийством.

Пагубные последствия политики Постышева сказались не так в запрете украинского языка или формальном прекращении украинизации, а в почти тотальном разгроме украинских кадров. В соответствии с лозунгом о культуре, национальной только по форме, каждого, кто лелеял традиции украинского прошлого, заставляли замолчать или уничтожали. Террор достиг небывалых размеров.

Десятки тысяч безосновательно обвиняемых оказались в тюрьмах. Брошенные в невыносимые условия, подвергнутые пыткам, они «признавались» в участии в подпольных вредительских «организациях», которых в действительности никогда не существовало, которые никогда не были публично судимы, и о которых только вскользь упоминали в своих выступлениях Постышев, Косиор и другие.

На основании этих намеков Костюк (1960, 85-108) реконструировал пятнадцать иллюзорных организаций, из них некоторые будто бы насчитывали тысячи членов. Время от времени пресса сообщала об исполнении приговоров над реальными людьми, членами фиктивных организаций. Но в большинстве случаев об исполнении приговоров молчали.

В тему: «Русский мир» как «Грядущий Хам». Взгляд филолога на законопроект № 9073

Аресты и расстрелы охватили решительно все слои украинской интеллигенции: инженеров и священников, актеров и кооператоров, агрономов и писателей и т.д., и т.д. Некоторые группы были истреблены почти до основания. Такая судьба постигла духовенство УАПЦ, кобзарей и лирников (середина тридцатых годов, точной даты не подано. (3, 214), преподавателей ВУАМЛИН (Всеукраинской асоциации марксистско-ленинских институтов.

Как следствие, учреждение было закрыто в 1936 году), историков, принадлежавших к школе М. Яворского (1933), художников-членов АРМУ (Ассоциации революционного искусства Украины), сотрудников не одного института ВУАН (Всеукраинской Академии Наук) и многие другие. Ликвидация в 1936 году таких институтов Академии Наук как Института шевченковедения, Института еврейской пролетарской культуры и Института польской пролетарской культуры тоже, вероятно, была вызвана арестами абсолютно всех или едва не всех сотрудников. Другие группы интеллигенции пострадали значительно меньше, однако число жертв в каждой из них было высоким.

В тему: «Украинская земля насквозь пропитана кровью». Украина и ее место в Европе глазами британца

Утрата интеллигенции ощущалась еще более остро, потому что подавленное и полууничтоженное село не было в состоянии ее восполнить.

Попадают под удар все, кроме россиян, национальные меньшинства на Украине. Болгарские, еврейские, молдавские, немецкие, греческие и польские административные единицы ликвидируются, если не полностью, то частично. То же касается национальных школ и прессы (2, 94).

Белые пятна, вызванные террором в рядах украинской интеллигенции, как правило, так и оставались. Пробелы в партийном и государственном аппаратах были восполнены. Вместе с Постышевым в Харьков прибыло из Москвы около трех тысяч партийных работников, в ноябре 1933 года Постышев говорил о 1.340 «товарищах», только что назначенных на руководящие должности в районах, о 237 новых секретарях райкомов (всего райкомов в то время было 525), но не упоминает об их национальности.

Очень вероятно, что среди вновь прибывших большинство были русскими. При машино-тракторных станциях (МТС) и совхозах были основаны «политические отделы» «с помощью Всесоюзной коммунистической партии, приславшей 4.500 партийцев» (2, 402).

Все это вместе, а в частности антиукраинский террор, оправдываемый фразой Сталина о «местном национализме» как главной опасности (для самого существования Советского Союза) и безоглядная централизация власти не могли не повлиять на статус и на употребление украинского языка. В крупных и средних городских центрах украинский язык теперь было слышно только на специальных официальных церемониях. Объемы украинизации, какими бы малыми они ни были, в области внедрения украинского языка как средства повседневного общения по городам сведено на нет.

Русский язык вновь полностью принял на себя эту функцию. Даже в стенах Академии Наук разговоры теперь велись обычно по-русски (1, 37). Изменение названий Академии также отражает эту эволюцию: до 1935 года Академия была Всеукраинской, потом украинской, а с 1936 года — Академией УССР.

Прямая подчиненность государственного аппарата Москве немедленно повлекла за собой переход правительственного делопроизводства на русский язык.

На статусе украинского языка террор поры Постышева-Балицкого отражался еще и косвенно. Объемы украинской культуры в области литературы, театра, кино и т. д. помогали бы сохранить украинский литературный язык. Но преследования художников, писателей, режиссеров, артистов, композиторов, — сводили к минимуму такую ​​возможность. Как правило, жертвой пали самые талантливые. Творец нового украинского театра Лесь Курбас был арестован и уничтожен.

В тему: Одна пуля в две головы. 75 лет назад коммунистами расстреляна элита украинской нации

Подобная участь постигла и многих выдающихся актеров. Главный кинорежиссер Александр Довженко вынужден был покинуть Украину. Мыколу Хвылевого, возможно самого выдающегося украинского прозаика того времени, довели до самоубийства. Сотни талантливых писателей, способных видеть мир по-своему и экспериментировать, — среди них высокоодаренный романист Вал. Пидмогильный и ведущий драматург Николай Кулиш, — были расстреляны. Других сослали, и они никогда не вернулись.

В тему: Как сожгли историю Украины

Малоталантливые карьеристы, как правило, уцелели; остальные, оставшиеся в живых вынуждены были к ним приспосабливаться. Загнанные в тесные рамки «социалистического реализма» и политических кампаний, литература и искусство скатились на такой низкий уровень, что никого не могли привлечь.

...Человеческие потери украинской литературы несоизмеримо были выше, чем, скажем, русской. Однако еще более важным было то, что украинская литература утратила притягательную силу.

Теперь непрестанно повторяли, что Украина является неотъемлемой частью Советского Союза, дружба советских народов — вечна, и великая русская культура благотворно влияет на все остальные (2, 428). Такой подход был перенесен и на историю. Правда, основное положение о том, что украинская нация (так же, как и белорусская) возникла только после татарского нашествия XIII века, а до того существовала единая и неделимая «древнерусская народность», общий предок украинцев, белорусов и россиян, окончательно сформулированы позже, вплоть до Второй мировой войны.

Но еще в августе 1934 года от советских историков требовали, чтобы они создали «такой учебник истории СССР, где бы история Великороссии не отрывалась от истории других народов СССР». (И.Сталин, А. Жданов, С.Киров, «Замечания по поводу конспекта учебника по истории СССР». На деле это означало отмену истории Украины (как и других нерусских народов) и подмены ее «историей СССР», другими словами, России.

Такой принцип последовательно проведен в «Истории СССР, Краткий курс» (первое издание 1937) под редакцией А.Шестакова, книге, которая стала обязательным учебником истории по всему Союзу. Эта новая «история СССР», уходящая, ни более, ни менее, как на полмиллиона лет в глубину, вытеснила, особенно в школах, историю Украины. В концепции Сталина-Шестакова просматривался тезис, что украинская культура и язык не имеют глубоких исторические корней, что они возникли случайно как следствие татарского нашествия и потому обречены на исчезновение.

В тему:

В этих обстоятельствах удивляет не то, что украинский язык вынужден был отступать, а то, что он размеренно цепко держался.

1. Полонська-Василенко Н. Українська Академія Наук Нарис історії, ч 1. Мюнхен 1955, ч. 2.. Мюнхен 1958 (Інститут для вивчення історії та культури СССР. Досліди і матеріяли, серія 1, чч. 21, 43).

2. Костюк Григорій (= Hryhory Kostiuk). Stalinist Rule in the Ukraine. A Study of the Decade of Mass Terror (1929-1939). Лондон (Atlantic Books) 1960.

3. Shostakovich D. Testimony. Memoirs of... as Related to and Edited by Solomon Volkov. Нью-Йорк (Harper and Row) 1979.

Источник: Шевелев Ю. Украинский язык в 1900-1941: Состояние и статус,

(Перевод с английского Оксаны Соловей. Современность, 1987, 296 с. Юрий Шевелев. Избранные труды: В 2 кн. Кн. И. Языкознание. / Сост. Л. Масенко. — М. Изд. дом «Киево-Могилянская академия», 2008).

Перевод на русский: Татьяна Шалимова, «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com