Почти как Брежнев. Янукович и подсознательное

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Янукович и подсознательное

Умеет ли наш президент детально и обстоятельно говорить о чём-нибудь, кроме футбола, газа и Уголовно-процессуального кодекса? Или больше ничто в этой стране его не волнует? Такой вопрос всё отчетливее крутится в голове всякий раз, когда телевидение дарит нам очередной акт публичного общения президента со зрителями. Заставьте человека говорить — и узнаете правду!

Коротич — Януковичу: «Ви знаєте, ніколи ми з вами не цвірінькаємо так делікатненько... Я пишаюся, що Україна у світі виглядає все краще й краще».

Именно такой вопрос возник, когда Первый национальный телеканал подарил сразу два «момента истины» — интервью Виктора Януковича донецким журналистам (18 мая с повтором 19-го) и его беседу с Виталием Коротичем (20 мая).

Чем больше говорил президент, тем больше казалось: мы все живем в удивительно счастливой, благополучной и процветающей стране. Убери газ и УПК — и проблем не останется. Ну, разве что мелкие «отдельные недостатки», на которые и внимание обращать — только время попусту тратить.

Футбол — это понятно: «Жила бы страна футболом — и нету других забот». Газ — тоже понятно: договор с Россией подписала Юлия Тимошенко. В СССР 1970-1980-х годов столь же неисчерпаемой темой было бедственное положение трудящихся в царской России в 1913 году.

Вот с Уголовно-процессуальным кодексом немного сложнее. Оно, вообще-то, тоже понятно: по словам президента, старый и ветхий, принятый 50 лет назад, УПК является единственной причиной, почему Юлия Тимошенко оказалась за колючей проволокой. Ну, такой вот форс-мажор случился, такое вот непреодолимое обстоятельство. Со слов президента вырисовывается, что УПК — это как ураган или песчаная буря: неприятно, крайне неприятно, даже вредно, но ничего не поделаешь. Такая вот у нас страна всеобщего законопослушания, доходящего местами до полной неадекватности.

Некоторые вопросы, правда, президент почему-то постоянно обходит стороной. Такой, например: какое вообще отношение имеет УПК к объявлению Тимошенко преступницей? Прием этот, впрочем, отнюдь не нов: ещё Леонид Кучма объяснял все провалы происками Павла Лазаренко. Почему в Украине задерживаются зарплаты? Лазаренко украл деньги. Почему такие низкие жизненные стандарты? Лазаренко украл деньги. Почему воруют российский газ? Лазаренко украл деньги.

Давно уже было подмечено: если в чём нынешняя власть и достигла совершенства, так это в виртуозной компиляции пиарных наработок ее предшественников.

 

В тему: Обама говорил с Януковичем не о том, о чем говорил Янукович с Обамой

Так вот: Уголовно-процессуальный кодекс устанавливает процессуальные нормы уголовного права. Материальные нормы уголовного права, такие как понятие преступления, виновность и невиновность, наказания за конкретные виды преступлений, устанавливает Уголовный кодекс и только он. Уголовно-процессуальный кодекс не может отменять, подменять и изменять положения Уголовного кодекса.

По самому своему предназначению не может. А если он пытается это делать, значит, его сразу же можно объявлять неконституционным. И если в стране принято выносить неправосудные приговоры, а судебное следствие подгонять под заранее заданный результат, никакой самый совершенный УПК здесь не поможет, а так и останется декларацией.

Переводя стрелки на Уголовно-процессуальный кодекс, Виктор Янукович избегает темы справедливости или несправедливости, правосудности или неправосудности, юридического или политического характера процесса над Тимошенко. Он пытается переключить внимание аудитории с сути проблемы на технические вопросы. Пытается замять вопрос о том, было ли в действиях Юлии Тимошенко событие преступления и правомерно ли было квалифицировать ее действия как преступление.

Тем же самым образом президент пытается замалчивать, в чём по существу состоят претензии, предъявляемые к делу Тимошенко и, соответственно, к Украине мировым сообществом.

Осталось странное впечатление, что в беседе с донецкими журналистами Янукович сам перевел разговор на тему УПК. Соответствующий вопрос предусматривался заготовкой, но в суете выпал?

Беседы с журналистами вышли в эфир вразрез с анонсами программ на неделю. Иными словами, ради них была сломана утвержденная заранее эфирная сетка. Какие же чрезвычайные обстоятельства вынудили пустить побоку все заранее объявленные программы (а люди ведь ждали их, подгоняли под них свое время!) и два дня подряд давать в эфир интервью главы государства?

Как ни ломай голову, а ничего такого уж особенного не припоминается. Остается только предположить: таким способом пытались поднять авторитет Виктора Януковича. В стиле: «Всем замереть на месте — президент говорить будет». Если так, то способ этот вышел крайне неуклюжим и, вполне возможно, имел противоположный эффект.

 

В тему: Янукович: все, кто упрекает меня в коррупции, купаются в грязи и дышат вонью

Донецк

Интервью донецким журналистам началось весьма неформально. Можно даже сказать: шокирующе неформально. Президент рассыпался в комплиментах по поводу внешности присутствующих журналисток. Даже анекдот рассказал — не слишком смешной, но зато поучительный: «Чтобы такие девочки обращали внимание, нужно быть отличником». Прозвучало это так, словно «девочки» пришли к президенту-отличнику (заодно Янукович и самому себе комплимент сделал, приятно), потому что обратили на него внимание как на видного мужчину.

Официальный стиль публичного общения (а телеинтервью главы государства, да еще вышедшее в эфир с пометкой «срочно», — это официальное мероприятие; президент выступал именно как глава государства, а не как гражданин Виктор Янукович, ценитель женской красоты) не предполагает фамильярности, которая в данном случае выглядела как дурной тон. Как джинсы и кроссовки на дипломатическом приёме.

Таким же стилевым диссонансом было смешивание сугубо личных дел с государственными, постоянное перескакивание с одних на другие. И тут было впечатление некоторой неадекватности: журналисты (а тем более зрители) пришли побеседовать с главой государства о положении дел в этом самом государстве, а президент на глазах стал ваять из себя великую личность. Словно заявил аудитории: «Да ну его, это государство; посмотрите лучше, какой хороший я!» Смешение личного и государственного приемлемо для мемуаров. Когда речь идёт о действующем политике, это выглядит комично.

Впрочем, о политике ли? «Я — хозяйственник, политических вопросов не люблю», — сказал президент донецким журналистам. И эта фраза заставила очень сильно призадуматься. Вот Барак Обама — он хозяйственник или нет? А Николя Саркози — он был хозяйственник? А Бронислав Коморовский — хозяйственник?

Украина, кажется, всё еще стремится в Европу. И вот представим себе: приезжает В.Я. в какие-нибудь Евросоюзы и смело так заявляет: «А я — хозяйственник!» Далее неизбежна немая сцена. По той простой причине, что вот сразу так и не сообразить, как этого «хозяйственника» перевести на другие языки.

Это в СССР было всё понятно: хозяйственник — это номенклатурный товарищ, который одинаково умело сможет руководить хоть цементным заводом, хоть оперным театром. В демократических странах с рыночной экономикой этого не понять: дело в том, что «хозяйственник» — это не просто род занятий, а каста. Сословие. И степень доктора экономических наук, титул профессора не имеют к этому никакого отношения. Слово «менеджер»? Нет, это тоже совсем не то.

В любом случае, и это была кавер-версия чужого пиара! Это Виктор Ющенко первый стал жаловаться, что в душе он никакой не политик (можно подумать, без его признаний этого никто не понимал), но вот угораздило же его; злой рок и долг перед Родиной вынудили его, страдальца за народ, заняться душепротивным делом. Впрочем, Ющенко хотя бы не был хозяйственником...

...В Донецке пятеро журналистов сидели на диване. Стиль дивана можно было определить как будуарный — уж точно не официальный. Но это был точно не будуар: позади дивана, за его спинкой, виднелась сцена с занавесом. Такая вот домашняя обстановка в наспех приспособленном антураже.

И снова стилистическая несообразность: ни чая, ни кофе не было, а Виктор Янукович сидел в отдалении от журналистов; оно было достаточным, чтобы ни в один кадр не попали и он, и журналисты одновременно; остатки пространственной ориентации подсказывали, что, переходя от журналистов к президенту, камера разворачивается на 180 градусов. Иными словами, находившиеся между президентом и журналистами операторы были надёжным барьером, предотвращавшим слишком близкий контакт и указывавшим каждой стороне на отведенное ей место.

А еще сидел президент за полированным столом под сенью государственных флагов. Выходило, что одно и то же помещение — это кабинет и будуар одновременно. Либо — что, вероятно, ближе к истине — не слишком умелая имитация и того, и другого.

А донецкие журналисты смотрели и смотрели на президента. Боже, как они на него смотрели! Так, наверное, первоклассники смотрят на учителя, в котором, с их точки зрения, сконцентрирована вся человеческая мудрость. Выглядело это очень по-провинциальному.

Оказалось, что встреча президента с журналистами была не просто так, а посвящалась пятнадцатилетию со времени назначения В.Я. главой Донецкой облгосадминистрации. Сама тема располагала к отрешению от унылой действительности и к ностальгическим воспоминаниям. Именно с них и начали.

Первый вопрос просто огорошил: «Пятнадцать лет, как вы стали губернатором. Могли ли вы представить, какой жизненный путь вам предстоит?» Ну что человек, ценящий свое время, мог бы на такой вопрос ответить? Что-нибудь промямлить в общих словах и попросить визави перейти к делу — не более того. Виктор Янукович (хозяйственник!) поступил иначе: он пустился в пространные воспоминания не без морализаторства.

Говорил, что ему «не хватает суток» — ну, вот такая проклятая досталась ему работа, что он «никогда не преследовал личных интересов, никогда не думал о том, чтобы семью переселить, квартиру получить». Ну да, ну да: Межигорье — это вам не квартира.

«Не привыкли ни к какой роскоши (так вот откуда теперь навязчивое желание ее демонстрировать вкупе с отсутствием вкуса! — Б.Б.), — продолжал президент, — работали, растили детей. Не был карьеристом, но любил большие объёмы работ». Виктор Янукович подробно рассказал о том, что, уже будучи губернатором, с женой и двумя детьми ютился в однокомнатной хрущёвке и лишь потом получил трехкомнатную квартиру — обычную, в обычном доме.

Как дети выросли из своих двухъярусных кроватей, и они с женой всё время натыкались на их ноги. Что ж, вероятно, во время переезда в Киев Виктора Януковича нам всем подменили. А может, это киевский бомонд заразил его страстью ко всему материальному? Приехал человек из рабочего Донбасса, а тут, в Киеве, такое — поневоле захочешь показать, что Донбасс тоже порожняк не гонит и вообще круче всех!

Ответ президента уже на другой вопрос: «Я был рядом с большим политиком — Георгием Тимофеевичем Береговым — с тех пор, пока он взял меня к себе... Особенное было чувство, когда рядом с ним оказывались молодые женщины... (О Господи, это что — навязчивое? — Б.Б.) ...

Я был у него таким человеком, который придумывал, как решать особо трудные вопросы». Вероятно, только скромность заставила президента умолчать о том, куда именно, на какую должность взял его Береговой. В СССР народные депутаты не имели штата помощников, да и политиками, строго говоря (и нестрого тоже), не были.

«Сказал: если с декабря месяца я не выплачу все долги по зарплате, до конца года я уйду», — описывал Янукович решительность, проявленную им на посту губернатора. Хронология из этого высказывания остается непонятной, но не будем придираться.

А журналисты сидели и поддакивали. Подыскивали нужные слова, когда возникала пауза. Соглашались с выкладками президента. Янукович: «Вы представляете, что такое кодекс?» Журналист: «Ой, там да, там очень много всего!» Дословно.

В который уже раз обратило на себя внимание соотношение вопросов и ответов. Каждый вопрос служил неким тематическим маркером (словно пункт плана выступления), позволявшим президенту пускаться в свободное плавание вокруг да около определенной темы. И в результате эти темы не повторялись, не пересекались одна с другой, не нарушали логической последовательности «от частного — к общему». Просто удивительное взаимопонимание раз за разом демонстрируют президент и его интервьюеры! На самой грани чтения мыслей друг друга!

Новый вопрос: «Что самым важным было?» Конкретный такой, профессионально-журналистский. Ответ был таким: «Самым важным было, что объединили команду». «Вспомните, говорил ли кто-нибудь о каком-то админресурсе, каком-то давлении? — уверял президент, что в Донбассе об админресурсе никто никогда и не слышал. — Давили из Киева, админресурс оттуда!» Странно, конечно, как для президента противопоставлять Донецк Киеву, но не позволил ли Янукович заглянуть в свои глубинные комплексы и фобии?

Ещё одно самое главное: «Покончили с монополией ЕЭСУ (заменили ее другой монополией, но это мелочи. — Б.Б.), началось это с Донбасса». Ещё воспоминание: «Пустовойтенко удивлялся: как это — сидят на совещании руководители государства, а рядом с ними — представители бизнеса, предприниматели? Я ему: скоро эта грань будет стерта, количество государственных предприятий будет всё меньше». И снова президент допустил нас до своего мировоззрения: рыночная экономика — это когда грань между властью и бизнесом стерта.

Говорил он еще что-то о сверхплановом угле — и снова только и оставалось, что гадать, как это: государственных предприятий нет, грань стерта, а госплан есть. А может, это и есть типичная логика типичного хозяйственника? Представление хозяйственника о рыночной экономике и, соответственно, о демократии?

Еще глубокомысленный вопрос: «Вам трудно было перестроиться с управления одним регионом на другой уровень, управление государством?» В ответ зазвучал тот же лейтмотив — противопоставление Донецка Киеву, добавился к нему еще один: на Донбассе держится вся Украина. Президент вовсю эксплуатировал бытующие в Донбассе стереотипы. Да что там эксплуатировал — он разжигал их. Правда, второй из них рядовые дончане формулируют жестче: «На Донбассе паразитирует вся Украина». Так что остается только поблагодарить президента за смягчение формулировки.

Фирменный, коронный прием Януковича: «Когда попал в Киев, посмотрел, какая область дотационная, а какая нет». В том смысле, что какая содержит остальных, а какие на ней паразитируют. И вот тут — внимание, ловкость рук! — президент так и не назвал ни доноров, ни акцепторов. Ни одной конкретной области названо не было, так что и уличать было некого и не в чем.

Но, исходя из тональности предыдущих реплик, аудитория и без слов должна была понять: Донецкая область дотирует и финансирует всех остальных. На самом деле это далеко не так (просто дотации Донбассу проходят по другим, отраслевым, бюджетным статьям), но слов произнесено не было, а значит, и факта лжи не было.

Янукович: «Не могу представить, как можно работать, когда парламент не поддерживает правительство». В контексте это звучало так, что парламенту нельзя давать волю; правительство первично, оно едва ли не от Бога, а парламент нужно подчинить. Что ж, права была Агата Кристи, устами Эркюля Пуаро неоднократно повторявшая: заставьте человека говорить, и рано или поздно он скажет правду; заставьте человека говорить, и он волей-неволей выдаст свой образ мышления.

А президент настаивал на стабильности и преемственности власти: «Когда происходит смена власти, и нет преемственности, — это проблема». И так, якобы, во всем мире. Не знаю, как в мире, но у нас преемственность нынешних хозяйственников от сталинских «красных директоров» — вещь самоочевидная.

Об оппонентах: «В политике выросли целые поколения популистов, которые только и умеют, что придумывать, как обманывать людей... В 2004 году мы говорили правду, а они обманывали... Когда мы пришли к власти, мы стали говорить людям правду». Может, пора бы уже излечиться от психологической травмы 2004 года, какой бы сильной она ни была? Почти восемь лет прошло!

Рассказывал Янукович о благотвори... простите, о повышении зарплат и пенсий: «В сентябре 2004 года(актуально-то как! — Б.Б.) мы ее подняли. Хорошо помню время и место, где я принял это решение». Тогда же в Западной Украине Янукович «зашёл в магазин, увидел, как пенсионеры пошли покупать сливочное масло, колбаску. Ручки у них трусятся». (Ну, это уже сверх меры! А еще надо было слышать интонацию — едва ли не брезгливую. — Б.Б.)

Тут пенсионеры якобы сказали тогда еще премьер-министру: «Синку, певне, ти забереш цю пенсію після виборів». «Это как же людям травили душу!» — возмущался теперь уже президент. Что ж, выборы тогда он не выиграл, так что и пенсию таки не забрал. Ни доказать, ни опровергнуть. Главное — рассказать убедительно.

А вот теперь суперэксклюзив, то, чего вы не узнаете больше нигде и ни от кого: «У НАС УЖЕ ВТОРОЙ ГОД ПОДРЯД НЕ РАСТУТ ЦЕНЫ». Нет, донецкие журналисты не рассмеялись. И даже не пытались.

 

В тему: Янукович признался, что бессонными ночами размышляет откуда у людей к нему такая злоба и ненависть

Еще очень интересный вопрос: «Я помню ваши регулярные встречи с прессой. То чаепития, то жаркие дискуссии... Сегодня вы уже президент, в Украине сотни СМИ. Насколько у вас хватает времени просматривать прессу, реагировать, как это было раньше?»

По-видимому, слово «реагировать» вызвало неожиданную реакцию: «Вы видите, что происходит в западной прессе. Что с Россией. Так что, я буду поднимать трубку и звонить Путину?» Ну, слава Богу, хоть до этого пока не дошло. Но, опять же, красноречиво: публикация в какой-нибудь «Ивнинг Морнинг» — это, по Януковичу, не иначе как дело рук президента и правительства. Просто так, по собственной инициативе, журналисты не пишут.

Следующий пассаж, возможно, не совсем дословно изложенный, заслуживает цитирования почти полностью: «Я не отрываюсь от жизни людей, держу руку на пульсе. У меня много источников информации, но самый лучший источник — это люди. У меня много знакомых, они пробиваются, прорываются». Правдоподобно. И знакомые, безусловно, — лучший источник объективной и всеобъемлющей информации.

Разговор об обращениях и письмах граждан практически сразу же свелся к тому, что среди их авторов встречаются люди больные, и их очень немало, но не будет же президент каждый раз проверять, не душевнобольной ли к нему обращается! Опять же, заставьте человека говорить, и вы поймете образ его мышления.

О том, следит ли президент за публикациями СМИ, он так и не сказал. И вправду: зачем СМИ — есть же знакомые, они обо всём и расскажут!

Коротич

...«Утренний вечер» с Виталием Коротичем... Насколько, оказывается, верно утверждение: всё познаётся в сравнении! На фоне маститого мэтра донецкие журналисты казались уже просто воплощением гордости, достоинства и независимости. Коротич же, казалось, вот-вот падёт на колени и возденет руки — нет, не к небу, а к гостю. То и дело он срывался на подобострастный полушёпот и уже не поддакивал, а задавал тон и стиль разговора.

Обстановка была и вовсе почти интимной — и было не разобраться, какого рода помещение мы видим: кабинет? домашнюю библиотеку? декорированную телестудию? Чая или кофе, впрочем, не было и тут.

Вот так, например: «На мітингах можна почути все, що слина на язик принесе: справедливість, тоталітаризм, демократія». Да уж: советская школа — это советская школа. А школа эта учила: отношение аудитории к герою публикации нужно сформировать ЕЩЁ ДО разговора по сути, а лучше даже ВМЕСТО разговора по сути. Чтобы уже никто не сомневался, с кем имеет дело.

Это, кстати, было самое начало диалога. Вступление к нему.

Президенту ничего не оставалось, как поддержать заданный тон: «Можу спостерігати, як в Україні народжувалися політиканство, популізм, пустослів\’я... Ці люди ніколи не думали про суспільство, а думали лише про себе та своє найближче оточення... (Вообще-то, в хорошем обществе подобные утверждения принято либо доказывать, либо оставлять для бесед в самом узком кругу. Хотя...

Не исключено, что все эти „домашние“ декорации как раз и призваны оставить у зрителей впечатление, словно им позволили подсмотреть и подслушать за президентскими беседами в узком кругу. — Б.Б.)Йдеться про перерозподіл майна...»

А вот у него, Януковича, «головна мета — покращення життя, збільшення виробництва, підвищення якості продукції». Наивно, по-детски? До слёз. Не сразу и замечаешь: конкретики-то — ноль! Да и мировой опыт учит: там, где повышением качества продукции занимается президент — сушите весла, приплыли, кина не будет.

Неэффективной и неуправляемой оказывается такая государственная конструкция. А еще напомним: у нас уже давно не слава КПСС, производство и качество — не государственное дело, государство может стимулировать или мешать, но никак не заниматься этим.

Что ж, это именно то, о чём говорил Вадим Карасёв на круглом столе у Виталия Портникова (ТВі, 23 мая): русский тип управления государством, неразрывная связь власти и собственности, причем не собственность дает власть, а власть дает собственность. СССР был всего лишь частным случаем, одной из разновидностей.

Еще Коротич вспомнил, как на Генеральной Ассамблее ООН все выступали «трам-тарарам проти СРСР», а потом генеральный секретарь позвонил в представительство УССР и спросил, нет ли у них двух бутылок «Горілки з перцем». Вот так, по Коротичу, и теперь: западные лидеры катят на Украину бочку в расчете получить дармовую горилку, и никак не иначе. Януковичу оставалось только поддакивать: «Ніхто у світі не має права на істину».

Коротич тем временем назвал цирком всё, что происходит вокруг Юлии Тимошенко: «Ходять до Качанівської колонії, мов до Леніна в мавзолей». Опять же, президенту уже не оставалось ничего, кроме как согласиться.

Вдруг, ни с того ни с сего, Коротич завёл речь об Уголовно-процессуальном кодексе. Оказывается, он еще и юрист? «Чому так мало уваги до лікарів і так багато до Тимошенко?» — вопрошал он. Дальше он же: «У Європі сидить п\’ять екс-прем\’єрів, наш власний Лазаренко сидить в Америці — ніхто пікетів не влаштовує».

 

В тему: Европейские партнеры ПР: Янукович сделал все, чтобы дело Тимошенко выглядело «аферой правосудия»

Это было уже откровенно гнусно. Если раньше в «Вечерах с Коротичем» прямо с экрана текла патока, то теперь текла грязь. Осталось гадать, зачем вообще в данном случае понадобилось присутствие Януковича. Пренебрежительные эпитеты о Тимошенко Коротич мог бы озвучивать и сам.

А властитель дум и душ продолжал в том же духе. Он пустился в рассказ о цыплятах в одном курятнике: «Чорний може дзьобнути жовтого, а жовтий не має права дзьобнути чорного... До України звикають, є багато держав, охочих повчити нас: робіть отак, робіть оце, не робіть оце... Бойкотувати Євро-2012 — це вже на межі ідіотизму, повернення до холодної війни, бойкоту Олімпійських ігор у Москві».

После этих слов уже президенту, по-хорошему, должно было стать неловко находиться в одном помещении с Коротичем. Дело уже пахло дипломатическим скандалом. И ложью: как и советская пропаганда 32 года назад, Коротич умолчал о причине бойкота московской Олимпиады. О том, что СССР вел войну в Афганистане, а еще с античных времен на время Олимпийских игр все войны должны были быть прекращены. Солдат советского идеологического фронта, верный брежневец — таким остался Виталий Коротич. Не считал ли президент, что потакание подобным рассуждениям портит его собственный имидж?

«Ми самі собі дамо раду, не дозволяймо на себе кричати», — посоветовал президенту писатель и журналист. Ну, «дамо», так «дамо», только не нужно в таком случае рассчитывать на всеобщее уважение и активизацию сотрудничества с Украиной.

Чем дольше продолжалось это действо, тем больше не давал покоя вопрос: неужели эти двое думают, что они — единственный источник информации для украинцев? Что зрители не найдут никакой более правдивой информации, не заметят неправды?

Коротич: «Вам не страшно відбирати в чиновників привілеї? Вони ж заради цього тільки й ідуть у чиновники!» На самом деле вопрос был длиннее и экспресивнее, президент широко развил тему. А вы — вот вы заметили, что чиновники лишились привилегий? Что они перестали быть всесильными? Я вот как-то не заметил...

Коротич: «Цей шлях пройшли всі країни Східної Європи». Одним словом, Виктор Янукович — это украинский Вацлав Гавел, и никак не меньше. Президент в ответ рассказал: «Прийшли до мене народні депутати: ми хочемо прийняти закон про лікування в\’язнів за кордоном». Из какой фракции были депутаты? Нет, Янукович об этом не сказал. Но ещё раз проговорился: депутаты ходят к нему испрашивать разрешение на принятие законов.

Проговорился и Коротич: сказал, что европейские лидеры не приехали на саммит в Ялту. А МИД так старался, так убеждал, что отменил саммит ввиду его нецелесообразности!

О СМИ не было ничего. Зато было о критике, которая, по мнению Януковича, «політиканство, боротьба за владу... Я інколи в цій критиці знаходжу деякі (оба слова выделены мною. — Б.Б.) думки». В общем, обратная связь с обществом — это политиканство, и на мнение общества плевать. Почти откровенно.

Вот еще забавный момент. Янукович: «Ми не хотіли б, щоб Європа таку тональність з нами мала, мов з школярами. Ми — партнери!» И далее: «Стандарти, закладені у Євросоюз, — верховенство права(легкая пауза. — Б.Б.), технічні стандарти, демократичні стандарти...». Президент не знает стандартов ЕС, не разбирается в них! Вот это партнер так партнер!

И еще о наболевшем: «Ера популізму у світі закінчується». Вот оно как: Виктор Янукович — лидер мирового уровня. А мы тут со своими стандартами. Коротич, как и всегда, не остался в стороне. Речь снова зашла об оппозиции. Янукович: «Вони...» Коротич: «Балакуни наші».

В тему: Янукович сейчас в ситуации Кучмы в последние годы своего президентства — эксперт

 

Янукович о своем разговоре с Мишелем Платини: «Я кажу: Мішель, я тобі вдячний за твою щирість». По стилю, дальше должен был последовать вопрос: «Ты меня уважаешь?» Нет, не последовал. Наш президент с Платини по имени и на «ты» — вот что самое главное.

Обоих так и хочется цитировать и цитировать. Президент: «Повага до нас збільшується, не можна не помітити ту красу, яка в нас є». Ну, в джунглях Африки, положим, тоже красиво... Он же: «Дивлюсь на ці готелі, аеропорти, дороги, які побудовані...». Хоть бы одну назвал — новопостроенную!

Президент: «Важкі часи випали на нашу долю». Коротич позже: «Наскільки ж складно й невесело вам живеться! Як відвести вас на щось веселе, щоб отак стало хорошо?» Страдальцы наши неутомимые.

Ну, и «на посошок». Коротич: «Ви знаєте, ніколи ми з вами не цвірінькаємо так делікатненько... Я пишаюся, що Україна у світі виглядає все краще й краще». Что это было? Такая утончённая издевка? Тогда над кем?

Янукович: «Якби не було зроблено того, що зроблено, то й футболу не було б». Вот на этой неправдивой ноте и окончился диалог: УЕФА приняло решение о проведении футбольного чемпионата в Украине и Польше ещё тогда, когда никто и подумать не мог, что президентом станет Виктор Янукович. А оказывается, это его и только его заслуга.

 

 

 

В тему: Виктор Янукович происходит из знатного рода, окружает себя настоящим «сословием»

...Говорите, смотреть подобные программы — удовольствие сродни мазохизму? Да нет же, нет! Где ещё увидишь такой изумительный абсурд в таких количествах? И как же правильно сказано: заставьте человека говорить — и узнаете правду!

Борис Бахтеев,  опубликовано в издании «Телекритика»


В тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

16:53
На ЧАЭС начал работать завод по переработке жидких радиоактивных отходов
16:29
Парубій відхилив прохання Зеленського про засідання Ради
16:28
Явка на вибори до Верховноъ Ради може не дотягнути до 55%
15:45
Минобороны предложило демилитаризовать крейсер "Украина" и забрать строительство корветов у Новинского
15:24
Вугільний сектор України: "смотрящій" Коломойського посунув "смотрящего" Порошенка
15:12
"Миколаїв є бандитським містом. Це нормально?" Подробиці скандального візиту Президента до Миколаєва
14:51
Хроніка ООС на 17 липня: внаслідок бойових дій серед Об’єднаних сил втрат немає
14:28
Росія не реагує на міжнародні запити у справі МH17 - посол України в Нідерландах
14:23
СБУ задержала водителя тягача, перевозившего "Бук", который сбил MH-17
13:40
"Ви ставитеся до людей, як до худоби": Зеленський пропонує в.о. глави Миколаївської ОДА звільнитися

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com