Приключения американца в украинских кабинетах

|
Версия для печатиВерсия для печати
 Фото: Oleksander Bilyk / Александр Билык

Гражданин США, этнический украинец Александер Билык — о кругах бюрократического ада, через которые ему приходится продираться в Украине, чтобы получить разрешение на постоянное проживание на своей исторической родине.

Стоя в офисе миграционной службы, я отметил про себя иронию ситуации: пока я надеюсь на штамп, который позволит мне оставаться в стране до получения разрешения на постоянное проживание, все вокруг меня ждут, чтобы уехать отсюда. Это массивный круговорот людей, которые заходят и выходят, заглядывают в кабинеты различных чиновников, надеются втиснуться туда, прежде чем дверь перед их носом закроются, оберегая чьи-то тайны. Молодые и среднего возраста, все они с нетерпением ждут, чтобы получить свой ​​золотой билет на выезд — новый биометрический паспорт.

В тему: Украинцы массово просят убежища на Западе

Конечно, те, кто в тот день таки взял его в руки, были только в самом начале получения виз, которые позволят им жить и работать в Европе. Эти люди, как, возможно, и большинство украинцев, не слишком задумываются о том, что они не единственные, кого огорчает сложная система почти бесконечной бумажной волокиты, платежей, собеседований и долгого ожидания, которого требует процесс, в конце которого появляется шанс перебраться в новую страну.

Что касается моего случая, то я не совсем иностранец, который надеется переехать в страну с лучшими экономическими возможностями. На самом деле, как гражданин Америки я мог бы жить и работать во многих европейских странах, и, конечно же, в США. Да и вообще я не совсем иностранец.

Все четверо моих бабушек и дедушек были вынуждены покинуть Украину во время предыдущей здешней войны — Второй мировой. Все они оказались в Соединенных Штатах после того, как европейские страны не изъявили желания принять миллионы беженцев из восточной Европы, несмотря на то, что в случае их возвращения на родину их ждали подвалы НКВД и ГУЛАГ.

Бабуся Олександера Білика Бабушка Александера Билыка вместе с другими родственниками выехала из Украины в США во время Второй мировой войны. Фото: Oleksander Bilyk

Да, мои родственники рассказывали, что Бельгия предложила им визы, но выставила одно условие: они будут работать там на шахтах. Выходцы из львовской семьи, в которой были академики и священнослужители, но не было шахтеров, отказались от этого предложения. К счастью, им повезло и их не депортировали обратно в советскую Украину, как это произошло с большинством украинских беженцев. Они перебрались в Чикаго.

В тему: Украинская диаспора в США: успехи и достижения

Почему же тогда я хочу вернуться в страну, откуда моим родственникам повезло убежать, и которая ныне, спустя более 70 лет, погрязла в еще одной войне и трудной экономической ситуации? Именно об этом я спрашивал самого себя, ожидая два часа в офисе миграционной службы и наблюдая за многими своими сверстниками, которые со счастливыми лицами получали новые паспорта.

Ответ конечно, заключается в том, что сейчас Украина совсем не та, какой была 70 лет назад, когда ее повторно оккупировали советские войска. Она независима, а это значит, что ее судьба — в руках людей. Конечно, так было еще с 1991 года, но в течение двух десятков минувших лет люди перестали просто желать изменений и начали действовать. Полные страсти и искренней решимости, обычные люди начали создавать что-то новое, медленно менять положение дел, отказываясь сдаваться даже теперь, когда многие чувствует себя разочарованным и преданным. И я знаю это чувство как никто другой.

... После двухчасового ожидания меня наконец допустили в кабинет. Я выложил все документы, которые вместе со своими родственниками собирал в течение двух месяцев, заверяя их печатями и пересылая через океан. Здесь были копии паспортов, оригиналы свидетельств о рождении и тому подобное.

Во время одной из предыдущих встреч — сегодняшний мой визит был одним из многих — чиновники миграционной службы заявили, что не могут прочитать оригинал свидетельства о рождении моей бабушки, выданного львовской церковью, потому что не понимают язык, на котором оно написано. После того, как мы «перевели» его с письменного украинского на печатный (то есть, переписали), они сказали, что документ все равно им не подходит, потому что его выдала церковь, а не государственный орган.

Свідоцтво про народження

Свидетельство о рождении бабушки Александера. Фото: Oleksander Bilyk

Когда я пришел на этот раз, они уже и словом не обмолвились о предыдущих проблемах, но перечислили новые. В свидетельстве бабушки фамилия написана не возле ее имени, а возле имени ее отца. А еще ее среднего имени (отчества — А) нет на свидетельстве о рождении моей мамы — там есть только бабушкино имя и девичья фамилиюя. Оба эти свидетельства нужно перевести (что должен был сделать мой юрист, но почему-то не сделал). И в любом случае, сказал мне чиновник, документ моей бабушки слишком проблемный, чтобы его принять.

Немцы и англичане могут только читать романы Кафки, тогда как украинцы прочувствывают их на себе, думал я.

На следующий день я впервые пошел в Министерство иностранных дел. Перед тем я случайно услышал, что там выдают документ, который называется «справка зарубежного украинца» и который служит доказательством для миграционной службы о том, что семья его владельца таки происходит из Украины. Я зашел вовнутрь, охранник подсказал мне номер кабинета, и вскоре по лестнице спустился человек, которому я показал кипу своих документов. Меня сильно удивило, когда он, взглянув на них, сказал, что большинство из этих бумаг не требуется. Достаточно копий свидетельств о рождении моей бабушки, мамы и меня самого плюс несколько фотографий.

Обменявшись с ним несколькими словами о своем решении вернуться в Украину (похоже, ему было приятно, что кто-то обращается за таким документом), я вернулся в свой ​​дом паковать чемоданы. Документ будет готов только через три месяца, и тогда я смогу подать его в миграционную службу, чтобы еще через три месяца получить разрешение на постоянное проживание. Между тем мне пришлось снова уехать из страны, поскольку я исчерпал свои 90 дней пребывания здесь, и именно поэтому я пишу это все с небольшого острова в Турции. Через две недели я смогу вернуться.

Я знаю, что многие люди из диаспоры — и молодых, и пожилых — испытывают привязанность к Украине и преданно помогают ей в любым доступным им способом. И так обидно, что длительные и сложные миграционные процедуры все еще ​​затрудняют их усилия.

Опубликовано на сайте украинской редакции ВВС

Перевод: Аргумент


В тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

20:01
В понедельник обильные ливни на западе страны; сухо, до+33 в остальных регионах (КАРТА)
19:20
Відставлений радник Трампа розказав, чого республіканцям і Білому дому не вистачає для щастя
18:30
У Путіна заявили, що зобов’зання по угоді з Татарстаном виконані, нової угоди не буде
17:49
Тисячі жителів Гонконгу вийшли на протест в центрі міста
17:01
Затонулий у 1945 році американський крейсер «Індіанаполіс» знайдено у Тихому океані
16:00
Прокуратура: в одеському СІЗО все-таки били в'язнів
15:20
Загиблих унаслідок бойових дій за минулу добу немає, одного вояка поранено, — МО
14:49
Українець Олександр Гвоздик кинув виклик найтитулованішому американському боксеру
13:58
В Нацполіції стверджують, що викрадені картини кримського музею — на обліку в Інтерполі
13:05
ФСБ-шники в окупованому Криму вчергове влаштували обшуки, перешкоджаючи зібранню кримських татар

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению