Технобеженцы

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Кремниевая долина все меньше пригодна для жизни. Почему.

Кремниевая долина меняется, а ее отрыв от других центров высоких технологий уменьшается. Большой успех обусловил немалые затраты и структурные изменения.

Гараж, в котором в 1939 году родилась компания Hewlett-Packard, в настоящее время превратился в частный музей - скромный памятник экономной изобретательности и безудержному предпринимательской духу, которые прославили Кремниевую долину. Но проедьтесь автомобилем 20 минут в неизбежных пробках из Пало-Альто до Саннивейла - и вы увидите памятник совсем другого рода. Здесь не происходило ничего, связанного с технологиями. Но в феврале небольшой домик на три комнаты как раз с таким гаражом, в котором когда-то охотно поселился бы стартап, был продан за $2 млн - на 40 с лишним процентов выше, чем стартовая цена - уже через два дня после объявления о продаже. Для того региона это новый рекорд. В пересчете получается $25 385 за квадратный метр.

Своим риторическим вопросом «Как можно основать стартап в гараже, если этот гараж стоит миллионы долларов?» Соучредитель инвестиционного фонда Mithril Capital Аджай Роян почти не преувеличивает проблему. Огромный успех местной технологической индустрии привел к тому, что в районе залива Сан-Франциско, где расположена Кремниевая долина, стоимость жизни стала самой высокой в Америке. Медианная цена жилого дома составляет $940 000 - в 4,5 раза больше средней по США. Министерство жилья и градостроительства считает семью из Сан-Франциско, зарабатывающую менее $120 000 в год, малообеспеченной.

В результате регион, который долгое время привлекал людей, начинает их вытеснять. Из Кремниевой долины выезжает больше американцев, чем переезжает туда. В 2017-м некоторые округа в этом районе пережили наибольший совокупный внутренний отток населения за последний десяток лет. В недавнем исследовании, проведенном аналитическим центром Bay Area Council, 46% жителей района залива Сан-Франциско заявили о намерениях выехать в течение «нескольких лет» (в 2016-м таких было только 34%).

В тему: Будущее уже наступило

Это не просто пример того, как людей со скромными доходами выживают предприимчивые и жадные до наживы технари. На нынешней неформальной хакерской конференции FOO Camp очень многих участников собрала сессия под названием «Следует ли выезжать из района Залива?». Они делились наболевшим: дороговизной жизни, транспортными проблемами и нездоровой культурой одержимости деньгами.

«Сейчас много талантливых интеллектуалов выезжает или отказывается переезжать сюда», - рассказывает Дэн Розенсвейг, генеральный директор образовательно-технологической компании Chegg (округ Санта-Клара). «Трудно представить себе, что кто-то еще может основать стартап в Кремниевой долине. Я, наверное, не смог бы», - говорит Джереми Стоппелмен, владелец рецензионный сайта Yelp. «Наверное, я уже никогда не осилю открыть еще одну компанию в районе Залива», - признается один из основателей публичной интернет-компании. По его словам, для следующего проекта он оставит в районе Залива небольшую команду, а большинство разработчиков программного обеспечения и менеджеров руководящего звена будет нанимать в других городах, где ниже и стоимость мозгов, и риск, что их переманят конкуренты.

Кремниевая долина все еще остается тем местом, где могут процветать новые идеи, где можно заработать огромное состояние, придумать и принести на рынок продукты, которые изменят жизнь миллионов людей. Но благодаря своему успеху в прошлом она перестала быть тем ферментом, которым была когда-то, и вряд ли снова будет доминировать в мире технологий так, как это было в прошлые десятилетия. Стоимость жизни и ведения бизнеса заставит еще больше людей покинуть регион. Господство компаний, которые создали нынешнее богатство Кремниевой долины, будут менять пути к успеху тех, кто останется. А неблагоприятная государственная политика - и дальше подрывать динамику региона.

Целое поколение

Вдобавок собственные продукты и услуги Кремниевой долины все больше облегчают основание бизнеса в любом другом месте с поддержанием связи с культурой Кремниевой долины с помощью обмена сообщениями, видеоконференций и сотрудничеству в онлайн-режиме.

Изменив способ работы компаний, такая технология делает все доступнее виртуальное присутствие в Долине, тогда как большинство персонала (или почти весь персонал) находятся в другом месте. Ни один другой технологический центр в этом большом мире не станет таким мощным, как Кремниевая долина. Но ее отрыв от все большей стаи конкурентов уменьшаться.

Имея солидные сети экспертов, звездных университетов, культуру риска, богатых инвесторов и традицию помогать стартапам дорастать до гигантов, Кремниевая долина, в которой в нашей и похожих дискуссиях мы включаем еще и именно Сан-Франциско, за десятки лет стала не просто технологическим центром, а эталоном для других. Центр инновационных полупроводниковых технологий с 1960-х (отсюда и название), в 1990-х она сделала серьезные ставки на интернет, в котором заняла господствующие позиции уже в 2000-х. С тех пор компании из Кремниевой долины создают операционные системы, на которых работают более 95% всех смартфонов в мире.

В тему: Переход на цифровые технологии оказал огромное воздействие на мировое производство и торговлю

С 2010-го по текущий год венчурные инвесторы вложили в компании района Залива $168 млрд - треть своих общих инвестиций в США. Ни один другой регион и близко такого не видел. Во II квартале 2018-го в Кремниевой долине были расположены штаб-квартиры трех из пяти компаний с наибольшей в мире стоимостью: Apple, Alphabet (материнская компания Google) и Facebook. Совокупно они оцениваются в почти $2,5 трлн. Настоящие аборигены Apple и Alphabet родились соответственно в гаражах Лос-Альтос и Менло-Парка. Facebook перебрался в несколько более роскошные условия еще в младенческом возрасте. Здесь содержатся также 57 «единорогов» - частных стартапов, стоимость которых составляет более $1 млрд, в том числе такие известные, как Airbnb and Uber.

В прошлом было несколько моментов, когда казалось, что золотые времена Кремниевой долины остались позади. В начале 1980 годов местные производители полупроводниковых запоминающих устройств проигрывали японским конкурентам; в 2000 лопнул пузырь доткомов. Но Долина никогда не прекращала движения вверх. И многие считают, что она будет делать это и дальше, потому что ей нет равных по богатству и уровню внимания к ней со стороны всего мира. Возможно, пока ее экономика несколько перегрета, и это не способствует развитию.

Есть мнение, что рецессия могла бы убрать некоторые компании с неэффективным управлением и уменьшить затраты для мощных фирм, которые переживут кризис. Но в отдаленной перспективе прогнозы оптимистичны. «Флоренция находилась в своем положении более 200 лет, - говорит Майк Волпи, соучредитель венчурного фонда Index Ventures, который инвестирует в стартапы. - Кремниевая долина имеет впереди еще много времени».

Однако другие считают, что все действительно изменилось. Анна-Ли Саксениан, декан Школы информационных технологий Калифорнийского университета в Беркли, всю свою карьеру, как она говорит, отстаивала жизнеспособность Долины, когда ей предсказали конец. Теперь же, по ее мнению, состоялся важный культурный сдвиг.

В опубликованном в 1994 году фундаментальном исследовании “Regional Advantage" ("Региональные преимущества”) Саксениан сравнивала культуры Кремниевой долины и ее кластера-конкурента под Бостоном, штат Массачусетс, известного под названием «Трасса 128». По ее мнению, Долина начала обгонять своего соперника в конце 1980-х, что в «Трассе 128» доминировали крупные иерархические компании, самодостаточные и закрытые. В них ценилась корпоративная лояльность, а работникам запрещалось переходить к конкуренту или начинать собственное дело. В Долине, наоборот, происходил гораздо более свободный обмен информацией как внутри компаний, так и между ними. Никто не возмущался, когда работник покидал какую-то из них, чтобы начать что-то свое. Наоборот, это поощрялось. Уже раскрученные фирмы помогали финансировать или открывать новые.

Работа «Regional Advantage» стала классическим учением об успешных и неблагоприятных факторы для инновационных экосистем. Но ей, возможно, нужно новое послесловие. По мнению Саксениан, технологические гиганты произвели чрезвычайно автократическую, самодостаточную культуру, которая противоречит традиционным подходам Кремниевой долины и препятствует потоку талантов. «Проблемы Бостона начинают повторяться здесь», - говорит она.

Крупные компании всегда присутствовали в Долине. Нынешние еще больше, но они также могут по-другому использовать свои масштабы. Гигантская интернет-корпорация способна осваивать новые сферы гораздо быстрее, чем это могла большая раскрученная полупроводниковая компания в те дни, когда закладывались настоящие культурные нормы Кремниевой долины. Крупные фирмы могут начинать инновации почти так же быстро, как и стартапы, но еще и гораздо энергичнее.

Поэтому молодым фирмам стало труднее достигать процветания и самым дорастать до крупных компаний. Их имитируют, растаптывают или поглощают еще в зародыше. Некоторые говорят о «мертвых зонах» вокруг крупных компаний, где стартапы просто не могут работать. Инновация продолжается, но уже без того невероятно широкого спектра подходов, который когда-то был одной из сильных сторон этого региона.

Новое объяснение

Гиганты могут негативно влиять на стартапы и другими способами. Когда-то работа на известную фирму была безопасной, но не давала больших денег, если вы не были одним из руководителей. Тот, кто зарабатывал серьезно, в свое время до седьмого пота пахал в стартапе, который потом и перерос в крупную компанию. Сейчас прибыльные бизнес-модели, щедрое финансирование и заоблачные цены на акции дают гигантам возможность достойно оплачивать работу своих сотрудников. «Выгода от работы в стартапе с высоким уровнем риска не слишком отличается от того, что можно за то же время заработать, работая на высокооплачиваемой должности в Google или Facebook», - объясняет владелец сайта Yelp Стоппелмен.

В 2017-м Alphabet, Apple и Facebook выдали работникам на $16,2 млрд компенсационных выплат по акциям. Даже менеджеры среднего звена получают немалые выплаты; медианная компенсация в Facebook равна $240 тыс., а в Alphabet - около $ 200 тыс.

Там, где Саксениан мерещится призрак «Трассы 128», издатель Тим О'Райли, который уже долгое время наблюдает за развитием Долины, видит мерцающее эхо Голливуда, где успешные предприниматели играют роль высокооплачиваемых кинозвезд. Имея ученую степень в области искусственного интеллекта, можно зарабатывать по $5 млн - $10 млн в год. Уже есть жалобы, что такие тепличные условия в технологической сфере размывают трудовую этику и что основное внимание работники обращают на бесплатные ланчи и другие льготы. В начале этого года в Financial Times президент венчурной инвестиционной компании Sequoia Майкл Мориц заметил, что американские технари могли бы поучиться культуре настойчивости и честолюбия у китайских бизнесменов.

В тему: «SpaceX» и «Tesla». Почему Илона Маска называют «ключевой фигурой столетия»

Другие проводят сравнение с Уолл-стрит и считают, что жадность становится все более важной. Подтверждением этого могут служить не только высокие цены в районе Залива, но и объемы капитала, который вливается туда. Например, японский конгломерат SoftBank создал технологический фонд в $100 млрд - это больше, чем вся американская индустрия венчурного капитала инвестировала за 2017 год. Как и Голливуд и Уолл-стрит, Долина не лишена нездорового мачизма и закоренелого сексизма. Лишь 2% венчурного финансирования досталось в прошлом году стартапам, основанным женщинами.

Компании вроде Airbnb и Uber, которые имеют солидные финансовые запасы, могут конкурировать в этом богатом мире. Молодые стартапы - все меньше. Открытие стартапа редко бывает выгодным, так как шансы на успех очень невелики. Но когда офисные помещения, жилье и лучшие таланты оставались доступными для молодых, никому не известных компаний, не было отбоя от мечтателей, желающих попробовать свои силы. При нынешних ценах их наплыв замедлился. По подсчетам Клэр Гейдар - директора стартапа, которая в 2017-м переехала из Ирландии в США - разместить только что созданную компанию в районе Залива обходится минимум в четыре раза дороже, чем в большинстве других американских городов.

Многие стартапы Кремниевой долины в настоящее время не могут закрыть целых 15% нынешних вакансий, рассказывает Майк Волпи. Это уменьшает их шансы на выживание. Рост же не обязательно означает облегчение. По данным риэлторской фирмы CBRE, содержание стартапа со штатом в 500 человек в офисном помещении площадью 7 тыс. м обходится в Сан-Франциско в $62,4 млн в год - больше, чем где-либо в США или Канаде. Это на 47% и на 49% больше, чем стоимость содержания стартапа соответственно в Портленде и Атланте, в два с лишним раза больше стоимости его в Ванкувере и Торонто.

Все же стартап из Долины может вырасти до крупной фирмы. Компания Slack, которая запустила свое приложение с корпоративным мессенджером в 2013 году, оценивается на частном рынке в $7,1 млрд. Однако ее основатель и генеральный директор Стюарт Баттерфилд - опытный бизнесмен, уже имел известный и успешный проект (Flickr, продан 2005 Yahoo).

Все меньше предпринимателей добиваются успеха.

Сосредоточение талантов в крупных компаниях не просто плохо для стартапов. Это нехорошо и для будущего разнообразия в индустрии технологий. Талантливые люди все еще могут запускать оригинальные новые проекты внутри гигантов, но, видимо, не такие, какими они были бы в стартап-культуре с большой и разнообразной базой других новаторов для сотрудничества. Проблема, которая преследовала «Трассу 128», теперь во весь рост стоит перед Долиной. «Люди идут работать в крупные фирмы, особенно в Apple, - и исчезают с лица земли. Это настоящая проблема для экосистемы», - говорит Джон Лилли, партнер в венчурной компании Greylock.

«Трасса 128» потерпела неудачу не просто из-за несоответствующей культуры. Причиной стало также то, что компании региона сосредоточились на технологиях создания мини-компьютеров, от которых рынок начал отворачиваться. Сегодня, когда все имеют смартфоны, а социальным сетям уже за десяток лет, люди из технологической отрасли все больше обеспокоены тем, что же придет им на смену. Даже если гигантам Кремниевой долины удастся заметить это, они могут оказаться не в лучших условиях, чтобы на этом заработать. Какими бы гибкими ни были гиганты, они не могут делать все. Если это новое появится где-нибудь, преимущества Кремниевой долины окажутся меньшими.

Возьмем для примера нынешнее распространение облачного компьютинга - все более прибыльного бизнеса как для Amazon, так и для Microsoft. Если бы хоть одна из них смогла обеспечить своей облачной платформе такие же господствующие позиции, которые имела ОС Windows в эпоху ПК, то часть бизнес-активности переместилась бы ближе к Сиэтлу, где расположены штаб-квартиры обеих компаний. Сиэтл стал оживленным центром технологий, но жить и работать там гораздо дешевле, чем в Долине. Другие технологии, которые могли бы ощутимо перетащить часть мощностей из Долины, - блокчейн или квантовый компьютинг. Блокчейн-технологии децентрализованы по самой своей природе; квантовый компьютинг мог бы переориентировать мир технологий на Китай.

Вполне возможно, что следующий прорыв не сделает ни одна из этих технологий. Но почти нет сомнений в том, что на смену устройствам на полупроводниках, которые имеют то же имя, что и Долина, придеткое-что другое и станет ключом к успеху в технологиях, и это будет важно.

Присутствие гигантов может давать и преимущества, а не только создавать мертвые зоны. Обеспечивая собственные интересы через политическое лоббирование и т. д., они часто обеспечивают и интересы своих соседей. Но самая большая политическая проблема для американских технологических компаний (в районе Залива или в других регионах) оказалась не под силу даже лучше оплачиваемым лоббистам. Многие американцы боятся иммиграции, и президент Дональд Трамп полон решимости действовать от их имени.

Более половины крупнейших американских технологических компаний основали иммигранты или их дети. Несмотря на лоббирование со стороны технологических гигантов, Администрация Трампа ввела правила, что серьезно ограничивают количество иностранцев, которые могут получить рабочие визы. Некоторым технологическим фирмам пришлось ждать до 18 месяцев приезда иностранных специалистов, которых они при иных условиях могли бы пригласить в США очень быстро. «Если через 10 лет вы спросите у меня о причинах упадка Кремниевой долины, то я скажу: это потому, что мы напортачили с иммиграцией», - прогнозирует Рэнди Комиссар, партнер в венчурной компании Kleiner Perkins.

Техногигантам также еще не удалось улучшить положение, используя свой вес на уровне местной власти, чтобы решить часть присущих Кремниевой долине проблем. Вместо того, чтобы вовремя строить больше доступного жилья, что крайне необходимо района Залива, политики в Сан-Франциско упорно обсуждают законодательный запрет корпоративных кафетериев, чтобы заставить технарей обедать в городских ресторанах и кафе. Больших новых инфраструктурных проектов для облегчения движения транспорта и улучшения подбора на работу из отдаленных районов тоже даже близко не видно. Зато есть частные роскошные автобусы до кампусов технологических фирм, которые несколько лет назад стали центром первых массовых протестов против новой элиты.

Люди в движении

Столкнувшись с затратами и негативным влиянием от соседства с гигантами, предприниматели, если бы планировали развивать бизнес только в Долине, все чаще выбирают три варианта: запускать свои стартапы где угодно, переносить штаб-квартиры в другие места, как только компания достигнет определенного масштаба, или покидать штаб-квартиры в Долине, но наращивать деятельность в другом месте. Кто-то называет это «исходом из Кремниевой долины». Марк Пинкус, основатель компании Zynga - разработчика сетевых игр - прогнозирует, что фирмам «придется думать о множественных локациях на значительно более раннем этапе деятельности».

Рассмотрим пример фирмы Indinero, которая продает бухгалтерское программное обеспечение. 28-летняя соучредитель и директор этого стартапа Джессика Ма родилась и выросла в Нью-Йорке. Свою первую компанию она основала еще в средней школе, а потом переехала в Калифорнийский университет в Беркли изучать компьютерные науки. После окончания вуза она поехала в Y Combinator - известную тренировочную базу для стартапов в Маунтин-Вью. А в 2009-м открыла Indinero в Сан-Франциско. Трудно найти более типичный для Кремниевой долины пример.

Но в 2014 году Ма поняла, что у нее «не было никакой возможности развить прибыльный бизнес в районе Залива. Мне пришлось расширяться вне его». Она попросила своих работников переехать: кого в другие города в США, а кого - на Филиппины. Сегодня в фирме работает 200 человек, но только около 30 из них - в районе Залива. Официальная штаб-квартира компании расположена в Портленде. Жизнь самой Ма - непрерывная круговерть виртуальных конференций и реальных путешествий, но, по ее подсчетам, развитие стартапа в доступных по стоимости городах дало ей возможность сэкономить миллионы долларов.

Такое решение не только уменьшает затраты. Нанимая персонал в других городах, можно уменьшить риск того, что талантливых работников переманят техногиганты или другие стартапы, особенно инженеров, спрос на которые очень высок. И действительно, стартап в районе с более дешевым жильем и не таким интенсивным движением на дорогах (а даже в комфортабельном корпоративном автобусе с WiFi 2 часа дороги на работу или домой - сомнительное удовольствие) сам может стать магнитом для кадров. Сан-Франциско имеет много прелестей, но это не здоровое место для жизни. Регулярно встречая в Сан-Франциско использованные наркоманами шприцы, человеческие экскременты и тротуары, заполненные бездомными, по поздней ночью по дороге к своему маленькому помещению (за $4 тыс. в месяц), начинаешь думать, что где-нибудь жилось бы лучше.

В этом рассеянии стартапов на самом деле скрывается глубокая ирония. Технологическая отрасль, которая совершила переворот едва ли не во всех других секторах, подрывает саму себя. Коммуникационные инструменты и виртуальные офисы, которые впервые ввели фирмы Долины, позволили продуктивно работать командам, разбросанным по разным городам и временным зонам, не встречаясь лично. В штаб-квартире в Далласе, куда Гейдар перенесла свой стартап WNDYR, работает только четверо из 33 работников. Остальные члены команды общаются на расстоянии через мессенджер Telegram, ведут переговоры с клиентами в Slack, используют для проведения конференций Zoom и совместно разрабатывают планы с помощью программного обеспечения от Lucid и Google.

Это не значит, что все регионы стали равными. Стартапы процветают при наличии «эффекта от сети»: предприниматели, как и интернет-пользователи, обычно собираются там, где есть им подобные. Для таких хабов очень большое значение может иметь наличие вблизи одного-двух университетов мирового уровня, особенно если они активно поощряют коммерческую деятельность, как это делает Стэнфорд. Также полезно иметь «ключевого арендатора», который проверяет место и привлекает туда работников; впоследствии они могут выехать и открыть собственный бизнес или работать в других местах. Это одна из причин успеха Сиэтла, где содержатся главные офисы двух из пяти крупнейших в мире компаний за пределами Кремниевой долины.

Странная вибрация

Очень помогает популярность региона как приятного для жизни места. Объединение всех факторов в такой пакет не создает само собой вторую Кремниевую долину: историю, культуру и множество известных венчурных инвесторов воспроизвести не так легко. Но результат получается довольно эффективным. «Видимо, есть дюжина городов, не менее перспективных [чем Сан-Франциско], чтобы основать там сегодня технологическую компанию», - говорит Питер Тиль, энергичный венчурный капиталист, который вскоре намерен переезжать из Сан-Франциско в Лос-Анджелес, город, принявший уже немало беженцев из Долины. В нем растет собственная технологическая индустрия, и внимание к ней стало еще большим, когда там открыла свой офис компания Snap (интернет-медиа).

Портленд, штат Орегон; Остин, штат Техас; Ванкувер (близко к США, но иностранным иммигрантам легче приехать и работать здесь), Лондон, Берлин - все они годятся для этой цели, и еще как! Рассмотрев 23 фактора (например, компенсации работникам, прибыль, налоги, наличие финансирования, легкость транспортной связи с другими городами, погода), Гейдар выбрала следующими вариантами после фаворита Далласа еще Финикс в штате Аризона и Боулдер в Колорадо.

Некоммерческий фонд Kauffman Foundation теперь на первое место по благоприятным для стартапов условиям ставит район Майами - Форт-Лодердейл. Вырастая, каждый из них предлагает больше возможностей для тех, кто решает сменить работу и двигаться дальше. На международном уровне чрезвычайно популярны Пекин и Шэньчжэнь. Следует признать, что они в основном привлекают китайских бизнесменов, которые владеют языком и ориентируются в местном бизнесе; но это очень большая база. И некоторые иностранцы также решают попробовать там счастья.

В тему: Развитие технологий до 2099 года - прогноз

«Кремниевая долина будет оставаться самой сильной инновационной экосистемой в мире, но в относительном смысле она несколько потеряет свою важность», - прогнозирует Стив Кейс, бывший генеральный директор America Online. Теперь он руководит венчурной инвестиционной фирмой Revolution со штаб-квартирой в Вашингтоне, которая интенсивно ищет инвестиции за пределами района Залива.

По данным исследовательской компании CB Insights, в 2013-м инвесторы из Кремниевой долины вложили около половины своих денег в стартапы за пределами района Залива. Для текущего года эта доля выросла до 62%, что стало отражением географии «единорогов». В 2013 году около 41% их базировались в Кремниевой долине; сейчас таких лишь 16%, а 35% имеют штаб-квартиры в Китае.

Даже самые традиционные венчурные инвесторы Кремниевой долины готовятся к географической диверсификации. Руководство фирмы с одноэтажным офисом на Сэнд-Хилл-Роуд в Пало-Альто недавно рассматривало возможность подписания нового договора об аренде на 10 лет большого офисного помещения в соседнем Сан-Франциско, но решило не делать этого. «Лет через 10 мы в этом регионе будем проводить все меньше времени, а не большинство», - пояснил один из партнеров.

Кремниевая долина останется выгодным для знакомства, общения и поиска финансов, нигде больше не найдется равных ей центров для обучения или паломничества. «Кремниевую долину не заменить ни чем», - говорит Тиль. Но постоянно оставаться и открывать представительство здесь будет уже не так важно. «Она превратится из места в идею, - прогнозирует Гленн Келмен, президент риелторской компании Redfin. - Похожая трансформация произошла и с Уолл-стрит, чье имя стало олицетворением целой отрасли». Готовясь совершить переворот в старомодных индустриях вроде здравоохранения и логистики, они могут обнаружить, что выгоднее иметь офисы в городах, претендующих на большой опыт в этих сферах - там, где гаражи со стартапами остались только в музеях и воспоминаниях.

Переклад з оригіналу на українську, та перша публікація здійснена виданням «Український тиждень», оригінал статті опубліковано на www.economist.com


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com