Украинская наука: из славного прошлого — навстречу неизвестному

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Украинская наука

Какова она, украинская реальность ученых, изобретателей и «технарей от Бога»?

Украинская наука имеет славное прошлое и очень странное настоящее. С одной стороны — полный крах научно-исследовательских институтов, которые в большинстве стран является фундаментом для развития академических школ, вузов, научных лабораторий. С другой — коммерциализация науки, четкая переориентация на нужды армии (требование времени, к сожалению), сокращение запросов общества на научные изобретения и замена их на коммерческий заказ. Какой она является сейчас, украинская реальность ученых, изобретателей и «технарей от Бога»?

Ностальгия по славному прошлому

Недавно столичная галерея Second Floor Art Center в Администрации Президента представила выставку «50 украинских изобретений, изменивших мир». Конечно, пощекотать традиционное наше самолюбие не помешает: все-таки не в каждом постсоветском государстве есть такое количество выходцев, которые изменили научный мир на международном уровне. Посетители могли увидеть фотографии первого в мире электрического трамвая инженера Федора Пироцкого, расшифровку ДНК ученым с украинскими корнями Чаргаффа, вспомнить о ракетных разработках Александра Засядько, газовые лампы и исследования имунной системы Мечниковым, первый вертолет Сикорского и др.

Немалое научное наследие и разбросанность украинцев в мире создают уютный шарм «величественной науки», которую, мол, развивать не надо, и так есть чем гордиться. Впрочем, внимательно взглянув, можно понять, что фундаментальная классическая наука в современной Украине находится в глубоком упадке (и не только из-за того, что Нобелевских лауреатов из нашей страны в физике, медицине или экономике не найти в современности — а не где-нибудь сто лет назад).

В тему: Максим Стриха — о глобальном: образовании, науке и особенностях перевода

Зеркало неутешительной правды

Международные исследования свидетельствуют о том, что реальный научный потенциал Украины намного меньше, чем мы привыкли считать. По данным Индекса глобальной конкурентоспособности, наше государство заняло 76 место в мире по общему объему инвестиций в научные исследования.

По Закону Украины «О Государственном бюджете Украины на 2015 год» Национальной академии наук утверждено бюджетное финансирование по общему фонду в объеме 2306,176 млн грн., что на 7,5% меньше аналогичного показателя 2014 года.

Лидером в мире являются США — там на научно-исследовательские цели ежегодно выделяют 2,7% ВВП (или $405 млрд). На втором месте — Китай с $338 млрд; на третьем — Япония с $160 млрд. Можем ли мы тягаться по уровню научной мысли и практически реализуемых исследований при столь кардинальном различии в темпах и уровне финансирования? Ответ очевиден.

Беда не только в том, что троица лидеров этого рейтинга инвестирует в свою науку ежегодно столько, сколько остальные 70 стран в целом. Украинская наука, очевидно, могла бы довольствоваться меньшими темпами и объемами финансирования — но и того не хватает. Поэтому кадры покидают страну высокими темпами: количество научных сотрудников сократилось в 3,3 раза за годы независимости — за то же время США и страны Западной Европы увеличили количество ученых и исследователей вдвое.

В тему: Украинские ученые покидают Украину и эмигрируют в США, Россию и Германию

Особенно тяжелый удар пришелся по технической науке — сокращение кадров в 3,5 раза; и одновременно на столько же увеличилось число ученых в юриспруденции. Больше юристов, меньше «технарей» — соответственно, сокращение темпов освоения новой техники и технологий упало в 14,3 раза. Новейшие технологии не присутствуют на производстве: доля активов, которые можно было бы отнести к инновационным, упала в пять раз за 24 года; прирост ВВП за счет инноваций на производстве составляет лишь 0,7% — страны, ведущие в списке, имеют от 60% до 90%.

Очень странное несоответствие между рейтингами и реальным положением дел наблюдается даже в том, что по уровню инновационности мы поднялись с 49-го на 33-е место, обогнав даже Гонконг, Бразилию и Исландию. Чиновники используют эти оптимистичные цифры для отчетов и конференций; ученые-практики лишь разводят беспомощно руками — государство практически не выделяет средств, а все инновационные достижения возникают за счет энтузиазма молодых исследователей, изобретателей-любителей и тех, кто ищет гранты, подаваясь на зарубежные конкурсы. В противном случае научные лаборатории и отдельные исследовательские центры давно прекратили бы свою работу.

Попытки коммерческого спасения

На помощь приходит бизнес (по крайней мере, в тех сферах, которые видит коммерчески перспективными) — приглашают инвесторов, общественные организации, международных партнеров к диалогу с украинской научной элитой, студентами технических вузов. Среди таких проектов — недавно представленный для популяризации науки Tech Today Hub. У его истоков — NDI Foundation, Министерство образования и науки, НАН, профильные комитеты парламента и компания «МТС Украина». Цель — создание площадки для регулярных встреч ученых, проведение международных семинаров, демонстрации практических разработок и «краш-тестов» инновационных проектов. Амбициозная цель возродить фармацевтику и сферу прикладной медицины за счет новаций может оказаться в долгосрочной перспективе лишь пиар-ходом телекоммуникационной компании — но государство не делает и такой попытки без помощи бизнеса.

Кстати, о бизнесе: в сентябре корпорация Siemens профинансировала запуск технической лаборатории в Ивано-Франковске на базе кафедры компьютерных технологий в Университете нефти и газа. Студентов будут учить работать с бурильным и лабораторным оборудованием известной немецкой фирмы — стенды стоимостью в €5 тыс каждый достались молодым украинским ученым в рамках договора о сотрудничестве, заключенного еще в 2008 году. Впрочем, не стоит считать немцев альтруистами: кроме учебы, они будут отбирать лучших студентов для участия в стажировках для инженерно-технического центра Siemens, расположенного во Львове. А потом — обучение немецкому языку, собеседование в компании для наиболее успешных и перспектива трудоустройства в зарубежных офисах компании. Очередная инициатива «во благо» в долгосрочной перспективе оборачивается очередной волной оттока талантливой молодежи за границу.

Screen-Shot-2015-10-09-at-15.55.17.png

В свое время ракетостроение и космос были направлениями, которые были поводом для гордости украинцев: не только из-за двигателей «Южмаша» и Леонида Каденюка, но и из-за разработки высокоточного оборудования, обслуживания ракетных комплексов и аэрокосмической отрасли (в конце-концов, та же «Мрия» и программа по перемещению «Буранов»). В конце сентября в Днепропетровске открыли проект SPACE HUB — он призван напомнить о славном прошлом города в сфере аэрокосмических технологий. SPACE HUB предусматривает создание инкубатора для стартапов, связанных с космическими технологиями, и площадок для научных мероприятий. Пока можно посмотреть на связанные с космосом технологии, достижения, макеты ракет. Опять же — чем станет этот проект на практике, увидим уже через несколько лет.

Современники, достойные своих предшественников

Когда мы говорим об украинской науке, постоянно обращаемся к классикам, к предшественникам, к выходцам из нашей страны, прославивших Украину в ХХ веке. О современности — в основном цифры оттока кадров, факты недостаточного финансирования научных исследований, критика в адрес государства и сомнения в том, что возможны какие-либо изменения к лучшему. И где-то фоном, к очередным выборам, звучат очередные заявления политиков и чиновников о том, что «вот со следующего года» украинские ученые наконец-то получат ожидаемую поддержку.

Между тем современники ни чем не хуже предшественников-классиков; просто свои открытия и достижения они совершают, скорее, вопреки финансовой и управленческой ситуации в стране, чем с ее помощью. Один из свежих примеров — попадание украинского ученого в список «35 under 35» от МИТ. Несколько тысяч претендентов со всего мира, из стран, где финансирование науки в разы выше, чем в Украине — и в список попадает 34-летний украинец Евгений Бородин. Доцент Нью-Йоркского университета, он покинул страну и сейчас работает в США. Наши СМИ вспомнили о нем благодаря его корням и этнической принадлежности — но интересовался ли кто-то до этого тем, что разрабатывает украинец в Штатах? Было ли кому-то из украинских бизнесменов, фондов и даже общественных или политических лидеров интересно то, что созданное украинцем программное обеспечение помогает сотням тысяч людей с недостатками зрения читать тексты из интернета, не имея возможности их увидеть воочию? Думаем, ответ очевиден.

Мы не замечаем сенсационные разработки не только где-то далеко за океаном, а даже в своей стране. Другой простой пример, — если бы речь шла об Израиле или Германии — они сделали бы этих ученых миллионерами и национальными героями. У нас же они остаются экспериментаторами.

Речь идет об ученых из НАН, которые представили собственную разработку — эндопротезы для тазовых суставов на основе титана. Удешевление в несколько раз и полная биологическая совместимость — только часть уникальности этой разработки. Протезы наи испытаниях показали, что работают лучше широко применяемого сплава кобальта, хрома и молибдена. Устойчивость к износу в шесть раз больше, чем у современных зарубежных протезов. Тест в 200 км расстояния (или 23 млн циклов нагрузки) не выявил никаких признаков износа. Добавим сюда возможность адаптивного смещения протеза во время движения — скольким людям это могло бы вернуть полноценную жизнь, если бы такой протез стал массовым и получил поддержку на уровне государства и хотя бы Министерства здравоохранения?

Screen-Shot-2015-10-09-at-16.13.59.png

Оставим НАН — и посмотрим на команды энтузиастов. Утилизация мусора — украинская проблема № 1: регулярные поджоги свалок у городов-миллионников, несанкционированное сжигание мусора в частных домохозяйствах, неумение (а чаще — нежелание) сортировать бытовые отходы. При должной поддержки государства такие стартапы, как ZELENEW, могли бы изменить ситуацию в государстве с утилизацией бытовых отходов.

Основная задача, которую пытается решить команда, — это снижение затрат на сложное и дорогостоящее оборудование, которое до сих пор делало переработку пластика вне городов -миллионников дорогим и экономически нецелесообразным процессом. Мастерская ZELENEW взяла за основу технологию голландского дизайнера Дэйва Хаккенса под названием PreciousPlastic, которая позволяет отказаться от дорогостоящего промышленного оборудования и без проблем помещается даже в гараже. Пластик измельчается, нагревается и легко наслаивается на заготовку или запекается в форме, размер и очертания которой ограничивает только фантазия дизайнера. Такая технология позволяет получить практичные вещи домашнего обихода и благоустройства: декор, светильники, оригинальная мебель, контейнеры для хранения и сортировки, покрытия для поверхностей и много полезных вещей для дома и улицы. По своей сути она чем-то сродни 3D-печати и позволяет использовать пластиковые отходы любого вида и цвета. Жаль, но кроме кампании в «Спільнокошті», никакого другого интереса — у Минэкологии, частных компаний, мусороперерабатывающих предприятий, — еще не было.

Все держится на плечах энтузиастов. Некоторые даже возвращается из-за границы, где имели успешную карьеру и неплохую жизнь признанного ученого. Одни считают таких людей чудаками, другие — лидерами современности и «солью земли». Правда, как всегда, будет где-то посередине.

Один из таких необычных ученых — профессор университета Западной Вирджинии (США), доктор медицины Сергей Яковенко. Он долгое время был ведущим исследователем в области нейронной инженерии, а теперь принял решение вернуться в Украину.

Screen-Shot-2015-10-09-at-16.24.12.png

Профессор Яковенко

По его словам, исследования, которые он проводил и проводит, могут привести к появлению полноценного протеза головного мозга. Такая технология позволит преодолеть последствия инсульта и тяжелых неоперабельных заболеваний мозга. Следующая Нобелевская премия? Мы не можем исключать и этого.

Сергей Яковенко с 1997 года жил за пределами Украины — университеты Монреаля, Альберты, Питтсбурга и Берлина были местом его преподавания и обучения. Сейчас, даже вернувшись в Украину, он продолжает работу в сфере протезирования периферической нервной системы и мозга. Первые эксперименты удачно прошли на крысах, следующим этапом станут исследования на людях. Решение вернуться на пике своей карьеры исследователя Яковенко объясняет просто: «Почему я в Украине? Потому что я здесь родился и эта страна является дорогой для меня. И мне очень приятно видеть студентов в КПИ, которые организуют очень современную летнюю школу, где много инноваций. Приятно видеть студентов и преподавателей, которые увлечены своим делом. Такая летняя школа является уже десятой и мне невероятно приятно наблюдать, что украинцы научились организовывать мероприятия такого рода».

Яковенко не пугают низкие зарплаты; по его словам, все равно большинство украинских ученых ищут (и успешно находят) международные гранты. Зато самой большой проблемой в Украине для ученых остается инфраструктура — лаборатории, стенды, исследовательские центры, которых нет в Украине на том уровне, на котором они есть в Европе, Азии и Штатах. Инвестировать в научно-техническую базу для украинцев, по мнению Яковенко, куда важнее, чем просто раздавать большие зарплаты.

К сожалению (или к счастью), научная молодежь не имеет времени ждать, когда в Украине такие центры и лаборатории появятся. В этом году студентки Ксения Шумельчик из Днепропетровского национального университета и Анна Курило из Национального авиационного университета стали обладательницами ежегодной стипендии Google имени Аниты Борг в сфере компьютерных наук. Цель этой стипендии — привлечение женщин из Восточной Европы, Ближнего Востока и Африки к компьютерным технологиям. Высока вероятность, что эти двое студенток покинут страну не только на несколько лет обучения, а на более длительный срок.

Возможно, примером для них станет победа ученика 10 класса Самуила Кругляка в международном конкурсе юных изобретателей от Intel — сначала на национальном, а затем и на международном уровне. «Бронза» в финале с 2 тыс претендентов в США — немалое достижение для такого молодого изобретателя. Призовое место — результат уникальной разработки в области получения электроэнергии в атмосфере. В основе разработки — искусственная ионизация облака за счет мощного электрического поля с помощью специального устройства, носящего название ионизационной башни. Киловатт такой энергии будет стоить всего 3 копейки.

Модель установки Кругляка есть в Малой академии наук Украины. Возможно, кто-то из меценатов и заинтересовался бы этим изобретением, которое намного опередило свое время — но коммерческий эффект от такого изобретения может подпортить энергетическую монополию крупных энергопроизводителей, угледобывающих и нефтеперерабатывающих компаний. Хочет ли кто-то из украинских миллиардеров стать Маском? Вряд ли. У них есть угольные шахты, облэнерго и транзит нефти и газа как мощный инфраструктурный бизнес. Мало кто захочет уничтожать собственную монополию.

В тему: Профаны во власти убивают украинскую науку

Учиться по-новому

Фундаментальная наука не может обойтись без современного образования. Кризис классической школы преподавания в украинских вузах — и технических, и гуманитарных — уже давно стал хроническим. Впрочем, в 2016 году осенью кое-что в этом может измениться. Джиджи Вонг, профессор Стэнфордского университета и один из лучших специалистов мира по стартап-предпринимательству, прибыла в Украину, чтобы создать здесь ВУЗ нового типа на основе опыта MIT/Stanford Venture Lab.

Проект будет называться «Американский университет в Украине» (AUUA), и обещают, что он станет самым престижным в государстве — преподаватели ведущих вузов США, программа и дипломы, которые признаются не только в Украине, но и в Штатах. Вонг полна оптимизма: по ее мнению, украинцев отличает не только хорошая техническая подготовка и мотивация, но и кризис доверия и нежелание стартапов и молодых ученых и предпринимателей общаться между собой — как это принято в Кремниевой Долине: «Важно открыть Украину миру. Я помню, как два года назад ваше правительство поддержало инновационный форум Kyiv City Open Door и призвало в Украину группу инвесторов из Долины.

Это было крайне полезно для украинских стартапов — многие американские инвесторы не знали даже, где находится Украина. Когда мы приехали, то увидели, что здесь есть хорошая технологическая база, хороший внутренний рынок и много интересных идей. Сегодня приглашать инновационных предпринимателей в страну еще важнее — немало иностранных инвесторов не знают, что здесь происходит. Мало кто понимает, что война идет только на небольшой территории, а остальные — это мирная страна с интересными возможностями».

Научное сотрудничество на уровне Украины и Евросоюза — еще одно направление, которое до 2020 года может дать свои положительные последствия для инноваций в нашей стране. В частности, в июле украинский парламент ратифицировал соглашение с Евросоюзом об участии Украины в европейские программе развития науки «Горизонт-2020». Эта программа позволит расширить участие украинских ученых в европейских научных исследованиях и международное научно-техническое сотрудничество. Едва ли не впервые государство тоже включится в этот процесс: за участие в программе Украина должна заплатить членский взнос, который позволит участвовать в мероприятиях программы, передаче оборудования, финансировании программой научно-исследовательских проектов и тому подобное. При этом ЕС дал Украине 95% скидки на членский взнос, а вклад 2015 года распределили на последующие годы.

В тему: Наука и Украина. Искусство придумывать то, чего ещё нет

Научно-популярные издания — балансирование на грани

Популяризация науки — это не только работа государственных институтов, частных инвесторов, ученых-энтузиастов. То, что когда-то делали для советского подростка журналы «Юный техник» или «Наука и жизнь», для современных украинцев в возрасте 12-15 лет мог бы делать NatGeo — но не выжил за экономического кризиса. Сейчас на рынке появилось издание «Куншт» — но это, скорее, эксперимент, чем реальная основательная периодика о науке и изобретениях. Денег в издательском деле нет; дотационность коммерческих изданий уже очевидна; дотационность науки — тем более. Даже в электронном пространстве найти квалифицированные ресурсы об украинских научных проектах нелегко, в свет выходят вообще единицы журналов.

Что можно найти для подписки? Главный редактор украинского журнала «Винахідник і Раціоналізатор» Николай Китаев подтверждает неутешительную ситуацию: «Во-первых, другого научно-популярного издания, специализирующегося на освещении проблем в изобретательской и инновационной деятельности по защите промышленной собственности, такого, как наш журнал „Винахідник і Раціоналізатор“, в Украине нет. Во-вторых, все публикации на страницах коммерческих и некоммерческих (грантовых) изданий в СМИ носит не профессиональный и случайный характер. И, в-третьих, в Украине издаются десятки технических коммерческих журналов, которые, в первую очередь, обслуживают интересы отдельных фирм по отдельным видам деятельности. Среди них преобладают издания, посвященные охранным системам, строительству, компьютерной технике, технологиям, маркетингу различных товарных групп. Эти издания информируют потребителей с целью стимуляции сбыта и рекламы своей продукции. При этом, ни одно из них не освещает процесс продажи интеллектуального продукта в чистом виде.»

Журнал, во главе которого стоит Китаев, существует благодаря Украинской академии наук. Первый номер вышел в 1997-м — и с тех пор до 2009 года был ежемесячным. Экономический кризис «подкосил» и науку — так «ВіР» стал ежеквартальным. Однако редакция держится и готовит исключительно оригинальные материалы, эксклюзивные, не делая никаких переводов.

Это — лишь один пример из многих. Если верить официальным данным, в Государственном реестре печатных СМИ Украины почти 50 научно-популярных изданий. Большинство из них для широкого круга читателей остается «неизведанными землями». «Наукпоп» не популярен среди молодежи — возможно, из-за формата, возможно, из-за вторичности публикаций. Ведь даже самый «раскрученный» проект на отечественном рынке для массового потребителя — журнал «Вокруг света» — издается в РФ, хотя и имеет украинскую лицензию. Продукт выходит на русском языке и в основном ориентирован на российскую аудиторию.

Технологий и науки в журнале практически нет. Еще можно найти «Наука и техника», основанный в Харькове в 2006 году, впоследствии он стал продаваться и в РФ. На сайте в свободном доступе есть возможность просмотреть издание. Большая часть контента в журнале посвящена милитари-технологиям. До недавнего периода журнал ничем не отличался от своих зарубежных или местных аналогов. Но майское предисловие редактора несколько удивляет: мол, редакция решила прекратить работу в издании из-за «изменения реалий» и несоответствия «расово правильным» и «патриотически настроенным» требованиям. Трудно сказать, о какой из стран говорит редакция: в Украине тираж составляет 5 тыс., в России — 10 тыс. экземпляров, а спонсорами выступают как российские, так и украинские организации. Битву за «наукпоп» украинский рынок проиграл. От этого, в первую очередь, потеряли читатели — и молодые ученые. Они остаются некими «подпольщиками» в собственной стране, хотя могли бы быть героями времени.

Главные проблемы украинского «научпоп»-ресурса лежат не только в плоскости финансирования. Уникальный контент такие издания (что в Сети, что на бумаге) практически не производят: дорого, долго, не хватает специалистов, способных реально понимать, о чем они пишут. Рынок нишевого научного контента в Украине отсутствует (и из-за конкуренции с условно-бесплатным интернетом, и из-за отсутствия интереса инвесторов к научно-популярным изданиям). Одиночные вспышки (как же тот же «Куншт» или «Медієвіст») — лишь подтверждение того, насколько все плохо.

В тему: Наука и Украина. Часть 2: О танках и фундаментальной науке

Образование — это то, что должно заложить основы новой украинской науки

НИОКР и НИИ — два практически забытых термина не только в Украине, но и на всем постсоветском пространстве. Научно-исследовательские центры и очаги, пережившие «голодные 90-е» и «пофигистски-нигилистические нулевые», вынуждены прозябать на дотациях из бюджета или превращаться в коммерческие научно-исследовательские структуры с узким профилем (агрономия, коммерческое сельское хозяйство, холдинги пищевой промышленности и т.п.). Помощь от МОН? Хорошо, чтобы не вредили уж тем инициативам, которые есть в частных ВУЗах или научных и предпринимательских инкубаторах с образовательными программами.

Новое время требует новых ответов — и здесь может сыграть большую роль современное онлайн-образование. Мы имеем уже платформу Prometheus и некоторые другие онлайн-курсы, но ее курсы не признаются официально как основание для получения диплома или сертификата о получении квалификационной образования. Изменить это стоит как можно скорее — иначе множество самоучек, энтузиастов и молодых изобретателей из периферийных городков и сел рискуют не получить доступа к современному уровню знаний, не развить свои возможности и не попасть в ту интеллектуальную элиту, которая может изменить Украину не только лозунгами, митингами или политические спекуляциями на любви к ней.

Фото: «Спільнокошт», «Громадське радіо», Flickr, Pixabay, Picjumbo. Материал подготовлен в рамках циклу «25 історій про Україну»

Александр Мельник, опубликовано в блоге Imena.ua

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма