Владимир Кобец: Мы живем в состоянии предвкушения войны

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Александр Лукашенко на "шпагате" перед Путиным. фото t.me/allgolobutsky

Кремль рекомендует Лукашенко не избираться на следующий срок и наращивает войска на границе с Беларусью. Страх перед возможностью повторения украинского сценария с российским вторжением в Беларуси стал тем фактором, который на годы отбил желание любого Майдана в Минске.

Но это и запустило механизмы, которые привели к переосмыслению важности независимости, пишкт ТЕКСТИ.

Россия увеличивает давление на Беларусь через самые разнообразные каналы влияния. Цели Кремля взаимоподополняют друг друга. Это и решение проблемы легального сохранения Владимира Путина у власти после 2024 года и продолжения политики внешней экспансии, это и внутренняя мобилизация общества. С российским "четвертым рейхом" невозможно договориться. От него можно только защищаться:. ведь в последние годы продолжается создание «ударного кулака» вдоль восточной границы Беларуси.

И сейчас, в момент противостояния появился человек, который публично заявил о своей личной причастности к похищениям и убийствам 20-летней давности.

Интервью с белорусских аналитиком Владимиром Кобцем, исполнительным директором iSANS - международной инициативы экспертов из разных стран, направленной на определение, анализ и противодействие гибридным угрозам демократии, верховенству закона и суверенитету стран Западной, Центральной и Восточной Европы и Евразии.

- Как бы вы могли прокомментировать результаты последней встречи между Путиным и Лукашенко 20 декабря?

- С одной стороны, результатов нет - так же, как их не было и после встречи 7 декабря. Все остается, как было, с той лишь существенной поправкой, что Путин накануне фактически подтвердил курс на восстановление Российской империи. Это лучше поможет разобраться в ситуации, в которой оказалась белорусская сторона.

В тему: Историк Владимир Кравцов: «Русским еще надлежит осознать свое настоящее происхождение»

Три дорожные карты, которые так и не удалось согласовать, касающиеся нефтяной, газовой и налоговой сфер. Непринятие хоть одной из карт делает неактуальной всю сделку. Нефтяная, газовая и налоговая карты - по факту, основные. Последняя, опять же, связана с нефтяной - это вопрос того же российского «налогового маневра» (беспошлинные поставки российской нефти в Беларусь - ред.), Из-за которого Беларусь не получит уже привычные нефтяные бонусы.

Кроме того, из разных источников стало известно, что Кремль категорически не хочет больше видеть Лукашенко президентом Беларуси. Некоторые из источников утверждают, что на переговорах Лукашенко было несколько раз открыто не рекомендовано избираться на следующий срок. Если, наконец, у Лукашенко появится понимание, что договориться с Кремлем, как обычно - газ и нефть за поцелуи - не удастся, и в стране начнутся реальные положительные изменения - это было бы главным итогом этих встреч.

- Каковы шансы, что Лукашенко удастся отстоять позицию независимости Беларуси? Продолжится ли дальнейшее поглощение Беларуси?

- Я бы поменял вопрос местами. В двух докладах,которые  выпустил в этом году iSANS - "Принуждение к« интеграции”: ползучее наступление России на суверенитет Беларуси" и "Возрождение империи: за фасадом Союзного государства России и Беларуси", собраны неопровержимые доказательства того, что Россия оказывает нарастающее давление на Беларусь через самые разнообразные каналы влияния. И это давление будет только расти, поскольку оно обусловлено рядом целей Кремля, которые взаимоподополняют друг друга.

Речь идет о решении проблемы легального сохранения Владимира Путина у власти после 2024 года, в продолжение политики внешней экспансии в контексте конфронтации с Западом и мобилизации внутри самой России общественной поддержки правящей там группировки.

Россия сейчас максимально старается втянуть Беларусь в свою орбиту, в том числе, в плане признания оккупации Крыма и марионеточных режимов на Донбассе. Именно эту задачу выполняют пророссийские организации в Беларуси на деньги Россотрудничества, а также Sputnik.by. Проводятся мероприятия и телемосты, призванные легитимизировать аннексию, а КСОРС (Координационный совет Российских соотечественников в Белоруссии) на своем сайте и мероприятиях открыто призывают к признанию и помощи "ЛДНР". Особо рьяные даже предлагают принять их в Союзное Государство.

По недавнего «слововиявлення» российского лидера, то, по моему мнению, лучше всех суть этого действа прокомментировал известный политолог, сотрудник Академического центра Немцова Карлова Университета в Праге Александр Морозов. Процитирую его коротко:

"Полностью подтвердилось, что Путин располагается в воображаемых пределах досоветской империи. Внутри этих границ -" все наше", поскольку украинцы, белорусы и русские - "один народ". Причем, первые два живут на "западных исконно-русских территориях". И, что важно: он отказался не только от Беловежских соглашений, но и от предыдущего "установление государства", от ленинской "федерации". Безусловно, политически - это полный аналог "фольксдойч” о единстве немецкого народа в политической философии нацизма. Нет никакого другого аналога".

Это именно то, что iSANS пытается объяснить в своих докладах, которые также доступны белорусскому руководству. По мнению наших экспортов, мы имеем дело с гибридным Четвертым рейхом, который одновременно является идеократией и клептократией. Который хватает все и всех, что плохо лежит или не успел убежать. Или не в состоянии надежно защититься. Вождь обещал же всем, кто расслабится, сделать "цап-царап". Но если серьезно - все, что нужно понимать об этом режиме - с ним невозможно договориться. От него можно только защищаться. Ну или сдаться, но нам эта идея не нравится.

Относительно шансов, что Лукашенко удастся отстоять позицию независимости Беларуси. Белорусский народ сегодня, в отличие от 90-х и даже первого десятилетия 2000-х годов, осознает себя независимой нацией, которая не воспринимает идей присоединения, «воссоединения» или вхождения в состав другого государства. В первую очередь, это произошло благодаря естественным процессам смены поколений.

Старшее поколение, чья молодость и активные годы жизни связаны с Советским Союзом, постепенно уступило место генерации, которая ничего советского не помнит. Для них Россия - совершенно другая страна. Для многих близка и даже по ощущениям дружеская, но иная. Все попытки нажать и попробовать лишить независимости или ограничить ее будут только усиливать ожесточенность и неприятие со стороны этого поколения.

Об этом говорит и сам Лукашенко. Когда Дмитрий Медведев попытался предъявить к исполнению так называемый Союзный Договор образца 1999 года, Лукашенко так и сказал: Беларусь была готова тогда, но не были готовы вы. Что же вы хотите сейчас? Ведь выросла новая генерация.

Неважно, что мотивы Александра Григорьевича, возможно, не были продиктованы патриотизмом, важно другое - он очень четко уловил суть изменений, произошедших в обществе, и которые нельзя игнорировать. Ведь те, кто составлял основу его электората, естественным образом уходят из жизни, и общество больше не настолько монолитное в поддержке любых действий несменяемого лидера.

Таким образом, именно новое поколение белорусов, которое вошло в активную жизнь, не воспринимает торговлю независимостью своей страны - полноценного европейского государства с перспективой постепенного транзита от авторитаризма к демократическим преобразованиям. Лукашенко - иррациональный игрок, который держится за власть как за гарантию собственной безопасности и не хочет проводить любые реальные реформы, но несомненно осознает, что ситуация очень серьезная.

Я думаю, он понимает, что только от него зависит, кем он войдет в белорусскую историю - бездарным диктатором, который растратил потенциал белорусского государства и сдал его Путину, или пусть спорной и часто контроверсийной личностью, лидером, который в измененном после 2014 года мире изменился сам и изменил свою страну, защитив независимость и обеспечив транзит власти и постепенную демократизацию. Жизнь всегда оставляет человеку выбор - кем в конце концов быть. И Россия здесь ничего не в состоянии будет сделать. Я думаю, и в Кремле постепенно понимают, что силового решения вопроса не существует - «зеленые человечки», как их принято называть, раз войдя в Беларусь, вряд ли отсюда выйдут. Живыми.

- Какие механизмы Кремль может использовать против Беларуси? И какие козыри могут быть у Беларуси, чтобы противостоять Кремлю?

Кремль непереборчив в подходах. На Беларуси обкатываются все те же технологии, которые были использованы против Украины. И персонажи, которые взялись реализовывать план «глубинной интеграции», во многом те же. Все это подробно описано в нашем докладе «Принуждение кинтеграции».

Направления потенциальных ударов формирований 144-й гвардейской мотострелковой дивизии Вооруженных сил РФ. Издание "Новы час"

Как и создание «ударного кулака» вдоль восточной границы Беларуси, где Россия восстановила заброшенные с советских времен военные объекты, наращивая потенциал в направлении восточнобелорусских областных центров Гомеля и Могилева. В своем расследовании для издания "Новы Час" автор Денис Ивашин делает вывод: "Созданные формирования российской армии имеют значительный потенциал для проведения операций в рамках возможной гибридной войны в Восточной Беларуси, когда силы и средства для принуждения нашей страны к интеграции будут исчерпаны. Безусловно, это - фактор прямого военно-политического давления на руководство Беларуси".

Спутниковые снимки для сравнения площади военной базы в г. Клинцы, с. Займище, слева - май 2018 года, справа - октябрь 2019 года. Фото TerraServer, DigitalGlobe

В своем материале автор собрал много интересных фактов, проследив динамику наращивания военной силы российской армии на протяжении нескольких лет. Вот, например: "В мае 2016 года в приграничные с Беларусью и Украиной районы - в Ельню Смоленской области и Клинцы Брянской области - из Екатеринбурга были переброшены первые подразделения 28-й отдельной мотострелковой бригады Центрального военного округа ВС РФ. На их базе началось развертывание 144-й гвардейской мотострелковой дивизии».

Но это, скорее, психологическое давление. Любое военное вторжение в Беларусь мне кажется бесперспективным. Основной расчет все же на то, что другие механизмы давления - в первую очередь экономические - связаны с массированой идеологической обработкой белорусского населения, приведут к ситуации, когда белорусы сами попросят освободить их от надоевшего режима. Тогда это уже будет выглядеть не как вторжение, но как приход желанных освободителей.

В этом и вопрос - насколько в сложившейся ситуации правительство готово к проведение давно назревших реформ. Реформы, в свою очередь, невозможны без либерализации. Открытие границ, отмена виз для иностранцев, и далее - отказ от субсидирования убыточных отраслей и поддержка инновационных проектов с целью расширения присутствия белорусских товаров на западных рынках, рынках третьих стран - и никакие рычаги, которые традиционно используются Кремлем, ему не помогут.

Не буду останавливаться на таких известных рычагах давления Кремля, как формирование цены на газ и "налоговый маневр", поскольку я убежден, что эти механизмы способны навредить нам только в том случае, если Беларусь ничего не сделает в плане реформ. Со стартом разумных реформ, эти механизмы будут работать против тех, кто их запустил - против самой России.

Ведь нефть и газ имеют ценность только тогда, когда кто-то готов за них платить. Агрессивная по отношению к соседям политика, которую, судя по всему, и дальше намерен проводить Кремль, может привести Россию к новым санкциям и к известной по Ираку формуле "нефть в обмен на продовольствие". Поэтому не думаю, что в этой реальности существуют такие механизмы, которые могли бы стать фатальными для независимости Беларуси.

- Инспирирован ли скандал с заказными убийствами, и если да - кто за этим стоит? Или все-таки речь идет действительно о чистосердечной позиции свидетеля?

- Речь идет о самых громких и тяжких политически мотивированных преступлениях в новейшей истории Беларуси, совершенных в 1999-2000 годах. Это похищение и убийство вице-спикера парламента Виктора Гончара, известного бизнесмена, общественного деятеля и мецената Анатолия Красовского, бывшего министра внутренних дел генерала Юрия Захаренко и журналиста Дмитрия Завадского.

По словам специалистов, например, известного белорусского правозащитника и бывшего следователя прокуратуры Олега Волчека, это дело давно раскрыто белорусскими следственными органами - фактически по горячим следам. Чего не произошло - так это передачи дела в суд и самого судебного процесса. Именно поэтому в отношении подозреваемых в совершении этих преступлений чиновников Беларуси действуют введенные еще тогда санкции США и ЕС.

Что случилось? Появился человек, который публично заявил о своей личной причастности к похищениям и убийствам 20-летней давности. Учитывая момент, когда появилось это признание, возникли и подозрения в инспирировании. Это и не удивительно. У нас уже привыкли, что как только между руководством Беларуси и России возникают обострения, вдруг появляются разоблачительные репортажи, сериал «Крестный отец» и прочее. Сложилась именно та самая атмосфера, как в истории с мальчиком и волком - недоверия к любым «сенсациям».

Я бы отделил одно от другого - само тяжкое преступление и попытки использовать его в своих целях. Те, кто сейчас так поступает, далеки от желания помочь установлению истины и наказания виновных, как далеки они и от понимания всей глубины трагедии и горя семей похищенных и убитых политиков и общественных деятелей.

И очевидный факт - есть человек, который публично признался в причастности к этим преступлениям. И в связи с этим, никакие рассуждения не меняют главного - какими бы ни были мотивы действий этого человека или тех, кто, возможно, за ним стоит. Он признался в тяжких преступлениях и, как мне кажется, должен быть задержан, допрошен и, если он в здравом уме - арестован.

- Какими могут быть последствия этого скандала для Лукашенко и Беларуси?

- Я не вижу скандала. Вся история, рассказанная в DW, нам известна. Как я уже сказал, есть конкретный персонаж, который действительно был бойцом СОБРа и чья история выглядит как настоящая. Далее я хотел бы видеть конкретные процессуальные действия в отношении этого одновременно и свидетеля, и соучастника преступлений. Только они дадут ответы на множество вопросов, которые обоснованно возникли у всех.

С учетом измененившегося после 2014 года мира, когда люди несколько лет подряд наблюдали все ужасы развязанной Путиным войны против Украины, к сожалению, болевая граница и так травмированного общества сегодня на таком низком уровне, что мало что способно вызвать состояние шока, как прежде. Мы живем в состоянии предвкушения войны и то, о чем думает большинство людей - это как бы быть подальше от всех этих процессов. И если еще совсем недавно можно было апеллировать к коллективному Западу, то сегодня чаще всего мы остаемся один на один со своими проблемами, и это также меняет отношение людей к процессам.

- Насколько реальным может быть в сегодняшних условиях возникновение белорусского Майдана?

- Совершенно невозможно. Пока шли натуральные процессы становления гражданского общества в постсоветских европейских странах, общество очень чувствительно реагировало на любое проявление несправедливости. Коррумпированные режимы рассыпались под давлением уличных протестов в Праге, Белграде, Киеве, Тбилиси. Была уверенность, что демократические процессы необратимы, и это подкреплялось тем, что освобожденные от коммунистов и автократов страны присоединились к общеевропейскому проекту, богатели и очень быстро превратились в стандартные западные страны.

В какой-то момент этот процесс прекратился. В 2008 году Россия атаковала Грузию. Немного обывателей у нас восприняли это серьезно - Грузия далеко, и границы с ней нет. Но вторжение России в Украину - совсем рядом с Беларусью - привело к тому, что тысячи дончан приехали в нашу страну. Их истории совсем не совпадали с российской пропагандой, лившейся с российских телеканалов. Белорусские элиты были также поражены. С этого момента мы стали жить в другом мире. То, что казалось очень важным вчера, вдруг потеряло смысл. Люди поняли, что война - это не 1939-1945 годы, это просто прямо сейчас.

Это страх перед возможностью повторения украинского сценария с российским вторжением в Беларуси стал тем фактором, который на годы отбил желание любого Майдана в Минске. Но это и запустило механизмы, которые привели к переосмыслению важности независимости. Как сказал, выступая на конференции по человеческому измерению ОБСЕ в сентябре этого года в Варшаве мой друг и известный белорусский журналист - главный редактор Reform.by Федор Павлюченко - мы скорее готовы потерпеть эту свою диктатуру, чем оккупантов, которых неизвестно удастся ли выбить.

- Насколько реально, что в данных условиях Украина и Беларусь выступят единым фронтом против имперских амбиций России?

- Я думаю, не стоит ожидать от официальных властей появления в публичном пространстве именно такого словосочетания - единый фронт. Белорусские власти выдерживает максимально нейтральный тон. Страна зашла в интеграционных играх так далеко на восток, что теперь можно только отползать, но никак не уйти. Но это о терминологии.

Реально все понимают, что произошло. И, собственно, Беларусь и Украина являются наиболее близкими союзниками и партнерами. Здесь не нужны громкие фразы - все понимают серьезность угрозы и возможные последствия ошибок. Важны именно действия.

В тему: Откуда возникает «старший брат»

Не думаю, что белорусские власти лукавят, когда говорят о том, что с территории Беларуси Украины ничего не угрожает. Думаю, именно так они и смотрят в будущее. Вопрос в том, что об этом думает тот, о ком лучше всего высказались харьковские фанаты?

Я уверен, что не только Украина и Беларусь, но и Румыния, Польша, страны Балтии смогут и должны стать таким альянсом. Сознательно не хочу употреблять слово «фронт», оно как бы предполагает состояние войны. Это все же должен быть в первую очередь пояс мира.

Мы все не хотим войны, но мы помним опыт заигрывания с Гитлером. Ему тоже позволили «собирание» немецких земель, а закончилось все самой страшной войной и Холокостом. Аналогии с Путиным для меня стопроцентные. Эдакий славянский Рейх закомплексованного неудачника. И я думаю, предотвратить негативное сценария можно только сообща.

Исполнительный директор международной инициативы экспертов iSANS Владимир Кобец

Андрей Герасим,  опубликовано в издании ТЕКСТИ

Перевод: Аргумент


В тему:

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com