«Выживут не все»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Влад Урбан и Леся Литвинова. Фото: Александр Хоменко/hromadske

Как изменилась ситуация в медицине за год пандемии? Волонтеры фонда «Свои» о третьей волне, ситуации в больницах и своей работе.

Весь последний год благотворительный фонд «Свои» помогает больным COVID-19, выдавая им кислородные концентраторы. Как изменилась ситуация в Украине за год пандемии, чего нам ждать от третьей волны, а так же, как это — работать в долг, без выходных и с маленьким ребенком? Обо всем этом изданию hromadske рассказали основатели фонда.

На эту тему: “Я не знаю случаев, когда совет «дать в морду» не сработал бы. Уникальный рецепт”

«От своих не отрекаемся»

В полуподвальное помещение офиса благотворительного фонда «Свои» на окраине Киева заходит мужчина с кислородным концентратором — прибором размером с небольшой чемоданчик, который используют при кислородной терапии. Жена этого человека брала концентратор в фонде для больного родственника. 

— У вас все в порядке с пациентом? — спрашивает Леся Литвинова, соучредитель фонда, осматривая концентратор.

— Нормально все, закопали, похоронили, — отвечает мужчина.

Влад Урбан получает обратно концентратор БФ «Свои» от человека, чей родственник умер от коронавируса, 23 марта 2021 года

Влад Урбан получает обратно концентратор БФ «Свои» от человека, чей родственник умер от коронавируса, 23 марта 2021 года. Фото: Александр Хоменко/hromadske

Кислородные концентраторы, которые в ближайшее время отправятся к людям, больным тяжелой формой COVID-19. Фамилии людей, которые нуждаются в кислороде, написаны на стикерах, 23 марта 2021 года

Кислородные концентраторы, которые в ближайшее время отправятся к людям, больным тяжелой формой COVID-19. Фамилии людей, которые нуждаются в кислороде, написаны на стикерах, 23 марта 2021 года. Фото: Александр Хоменко/hromadske

Пульсоксиметры, которые БФ «Свои» выдает при необходимости вместе с кислородными концентраторами, 23 марта 2021 года

Пульсоксиметры, которые БФ «Свои» выдает при необходимости вместе с кислородными концентраторами, 23 марта 2021 года. Фото: Александр Хоменко/hromadske

Концентратор уносят на склад для замены фильтра. Данные умершего пациента в базе фонда отмечают красным. 

Фонд «Свои» появился весной 2014 года. Сначала волонтеры помогали внутренним переселенцам, потом начали работать с паллиативными пациентами, онкобольными и людьми с другими тяжелыми диагнозами. 

Одна из составляющих паллиативной помощи — это респираторная поддержка. Когда началась пандемия коронавируса, у фонда уже было около сотни кислородных концентраторов, поэтому за ним стали обращаться и больные COVID-19

Телефоны в офисе «Своих» не умолкают — Киев, Винница, Запорожье. Утром на складе было 15 свободных концентраторов, однако к обеду на 14 из них появились стикеры с фамилиями — эти приборы уже есть, кому отправлять. 

Всего у фонда около тысячи кислородных концентраторов — за год их количество выросло в десять раз, и Леся говорит, что им нужно намного больше. 

Леся Литвинова общается с журналисткой одного из региональных СМИ, рассказывая о состоянии борьбы с коронавирусом в Украине и работе фонда «Свои», 23 марта 2021 года

Леся Литвинова общается с журналисткой одного из региональных СМИ, рассказывая о состоянии борьбы с коронавирусом в Украине и работе фонда «Свои», 23 марта 2021 года. Фото: Александр Хоменко/hromadske

Справка от врача, что кислородозависимого пациента с такими-то показателями сатурации готовы отпустить из больницы домой, копии паспорта и налогового кода пациента, номер ближайшего грузового отделения «Новой почты», а также имя и номер контактного лица, которое будет забирать концентратор — сообщения с такими данными сыпятся работникам фонда с утра до ночи. Ежедневно около 30 концентраторов едут к новым пациентам. 

Леся засыпает кофе в чашку с надписью «От своих не отрекаемся» и параллельно отвечает на звонки. Мужчина, который хочет вернуть концентратор, спрашивает, сколько он должен за пользование прибором. Леся злится. 

— Вы когда брали, я же вам сказала, что это благотворительный фонд? 

— Да, кажется, — растерянно отвечает мужчина. 

— Так почему вы мне задаете глупые вопросы? 

Леся Литвинова показывает, как пользоваться специальными канюлями, которые выдаются в дополнение к кислородному концентратору и обеспечивают поступление кислорода в дыхательные пути, 23 марта 2021 года

Леся Литвинова показывает, как пользоваться специальными канюлями, которые выдаются в дополнение к кислородному концентратору и обеспечивают поступление кислорода в дыхательные пути, 23 марта 2021 года. Фото: Александр Хоменко/hromadske

Леся Литвинова показывает родственникам человека, больного тяжелой формой COVID-19, как правильно пользоваться пульсоксиметром, 23 марта 2021 года

Леся Литвинова показывает родственникам человека, больного тяжелой формой COVID-19, как правильно пользоваться пульсоксиметром, 23 марта 2021 года. Фото: Александр Хоменко/hromadske

Леся Литвинова объясняет, как правильно пользоваться кислородным концентратором родственницам человека, который заболел тяжелой формой COVID-19, 23 марта 2021 года

Леся Литвинова объясняет, как правильно пользоваться кислородным концентратором родственницам человека, который заболел тяжелой формой COVID-19, 23 марта 2021 года. Фото: Александр Хоменко/hromadske

На эту тему: Яна Зинкевич: Первичное и вторичное

Все концентраторы «Свои» выдают бесплатно. Люди, которые обращаются в фонд, говорит Леся, не могут себе позволить взять концентратор в аренду (средняя стоимость такой услуги — 500 грн в сутки) или, тем более, купить собственный (около 25 тыс. грн). 

Сам фонд живет с помощи от крупных партнеров, а также ежемесячных небольших пожертвований от обычных людей. Несмотря на это, концентраторы уже давно приходится покупать в долг. 

«У меня хороший поставщик, он позволяет брать в долг и расплатиться тогда, когда будет возможность, — говорит Леся, пока в офис заносят 20 новеньких концентраторов. — Сегодня еще пол-лимона будет долг. 20 аппаратов всего, по очень гуманной цене. И за сегодня их уже не будет».Леся Литвинова радуется, читая сообщения о пожилом человеке, подопечном БФ «Свои», который, несмотря на очень тяжелую форму COVID-19 и безнадежное состояние все-таки преодолел болезнь с помощью кислородного концентратора и впервые вышел на улицу после болезни, 23 марта 2021 года

Леся Литвинова радуется, читая сообщения о пожилом человеке, подопечном БФ «Свои», который, несмотря на очень тяжелую форму COVID-19 и безнадежное состояние все-таки преодолел болезнь с помощью кислородного концентратора и впервые вышел на улицу после болезни, 23 марта 2021 года. Фото: Александр Хоменко/hromadske

«Выживут не все»

Как изменилась ситуация в медицине за год пандемии? Леся считает, что никак.

«Государство стоит на позиции “оно ж само куда-то денется”, — говорит она. — Врачи немножко разобрались в происходящем, начали лечить толковее. Но они ужасно устали. Все говорят, что у нас не хватает техники, коек, больниц и всего остального, но забывают о том, что у нас не хватает человеческого ресурса». 

Леся держит на руках маленькую дочь Солю — в шутку ее называют «младшим научным сотрудником фонда». Ежедневно она ездит на работу с мамой. Накануне, в воскресенье, у девочки поднялась температура до 40 градусов, поэтому Леся осталась с ней дома. Однако выключить телефон позволила себе только на время сна — и потом снова звонки. Когда у нее был полноценный выходной, Леся уже не помнит.

«Я не восстанавливаюсь, я разрушаюсь», — говорит она, забавляя дочь. 

Леся Литвинова забавляет дочь Соломию в свободные от работы минуты, 23 марта 2021 года

Леся Литвинова забавляет дочь Соломию в свободные от работы минуты, 23 марта 2021 года. Фото: Александр Хоменко/hromadske

Родители Соломии Влад Урбан и Леся Литвинова берут дочку с собой на работу, где ею занимаются вместе все сотрудники фонда «Свои», 23 марта 2021 года

Родители Соломии Влад Урбан и Леся Литвинова берут дочку с собой на работу, где ею занимаются вместе все сотрудники фонда «Свои», 23 марта 2021 года. Фото: Александр Хоменко/hromadske

Нина Терехова держит маленькую Соломию за ногу, страхуя от падения и одновременно работая за компьютером в офисе БФ «Свои», 23 марта 2021 года

Нина Терехова держит маленькую Соломию за ногу, страхуя от падения и одновременно работая за компьютером в офисе БФ «Свои», 23 марта 2021 года. Фото: Александр Хоменко/hromadske

Фонд работает в режиме 24/7. Даже в выходные в офисе есть кто-то из шестерых сотрудников.

— Александровская (больница — ред.) добавила коек. Первая все, четвертая все, “тройка” все, “пятерка” все, “шестерка" немного. Семь, восемь, девять, десять, двенадцать — все, начали грузить пятнадцатую. Семнадцатая все, восемнадцатая все. Чернобыльская все. Закончились в городе места, по большому счету, — закрывает лицо руками Ирина Кошкина. По ее подсчетам, в киевских больницах для взрослых осталось 87 коек с доступом к кислороду.

— Сейчас они быстро повыписывают всех, — говорит ее коллега. 

— При этом на 21 число нам дают (Минздрав, — ред.) 1108 свободных коек с подачей кислорода (и 33 тысячи по всей Украине, — ред.), — возмущается Ирина. 

— Это вы паникерши.

— Да, и грантоеды. Мне сегодня в очередной раз сказали: «Вы панику разгоняете», — говорит Леся, отвечая на очередной звонок. 

Ирина Кошкина, сотрдница фонда «Свои» общается в прямом эфире с журналистами одного из телеканалов, рассказывая о борьбе с пандемией, 23 марта 2021 года

Ирина Кошкина, сотрдница фонда «Свои» общается в прямом эфире с журналистами одного из телеканалов, рассказывая о борьбе с пандемией, 23 марта 2021 года. Фото: Александр Хоменко/hromadske

Пациентов выписывают в ненадлежащем состоянии, не кладут в больницу, держат в коридорах вместо того, чтобы положить в реанимацию. Или подсоединяют к кислородному концентратору, к которому уже подключены двое-трое его соседей по палате. Леся говорит, что в критических случаях ей приходится обращаться к главному санврачу Виктору Ляшко, и тот реагирует. Однако Леся мечтает, чтобы работала система:

«Система не работает. И так было всегда. Просто как в свое время война вскрыла все проблемы в армии, так сейчас ковид вскрыл все проблемы в медицине». 

Однако в больницах об этом молчат. Деньги, на которые больницы должны были подготовиться к приему пациентов с COVID-19 — «ковидные пакеты» — пошли куда угодно, только не на ковид, говорит Леся. Если больница признается, что она не в состоянии обеспечивать пациентов, НСЗУ разорвет с ней контракт. Но и НСЗУ это не выгодно: требованиям не соответствует практически ни одна больница, говорит Леся, поэтому, значит, надо закрывать их все:

«Да больница, может, из ста пациентов троих спасет, а если ее закрыть, то и этих троих везти некуда».

Влад Урбан и Леся Литвинова рассказывают родственникам людей, заболевших тяжелой формой коронавируса, как правильно пользоваться кислородными концентраторами, 23 марта 2021 года

Влад Урбан и Леся Литвинова рассказывают родственникам людей, заболевших тяжелой формой коронавируса, как правильно пользоваться кислородными концентраторами, 23 марта 2021 года. Фото: Александр Хоменко/hromadske

На эту тему: Право на достойную смерть

В марте в Украине, как и в соседних странах, началась третья волна коронавируса. Справиться с ней удается тем странам, которые активно проходят вакцинацию и придерживаются карантинных мероприятий, говорит Леся, однако Украины это не касается:

«Вакцинацию мы провалили, давайте говорить честно. Карантин у нас очень условный».

«Мультфильм “Мадагаскар” видели? Помните, там жирафы шли умирать в помиральную яму? — спрашивает мужчина, пришедший в фонд. Его теща лежит в ковидном отделении 8-й больницы Киева. — Так вот 8-я больница сегодня — это помиральная яма». 

Рост числа заболеваний и госпитализаций мы будем наблюдать еще несколько недель, прогнозирует Леся. 

«А как мы вырулим потом — выживут не все, давайте говорить честно. Врачам придется сортировать пациентов, и нам придется сортировать пациентов, как ни цинично это звучит».

Александр Хоменко, Лиза Сивец;  опубликовано в издании Громадське


На эту тему:

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]