Александр Данилюк: Зеленский будет до последнего защищать Коломойского

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  из свободных источников

“Огромный популизм со стороны президента. Банковой очень нравится тратить деньги. Денег нет, а слова "нет" президент не понимает … Я больше всего сейчас боюсь, что от нас устали, что мы их просто задолбали. У меня складывается впечатление, что следующим шагом нашей властной команды будет просто поехать в МВФ и нагадить там посреди комнаты.  "

Уходящая неделя была насыщена кадровыми пертурбациями. За долгожданным назначением полноценного министра энергетики в лице Германа Галущенко, сенсационной рокировкой в«Нафтогазе» Андрея Кобелева на Юрия Витренко и даже уходом пресс-секретарши президента Юлии Мендель немного потерялась смена главы наблюдательного совета Национального депозитария. Это учреждение, которое занимается учетом ценных бумаг, прямо скажем, мало интересно широкой публике. И такое событие вряд ли привлекло бы хоть какое-то внимание, если бы не лицо освобожденного, пишет издание  Главком.

Эксминистр финансов Александр Данилюк занимал особое место в команде Владимира Зеленского еще до того, как тот стал президентом. Сопровождая его во время избирательной кампании, он был одним из немногих, кто олицетворял некий политический и экономический опыт в вызывающей «кварталовской» тусовке. Впрочем после выборов их пути разошлись. Данилюка сделали секретарем декоративного в то время Совбеза, а когда формировалось первое правительство Зеленского, проигнорировали его премьерские амбиции. Сам президент утверждал, что это и стало причиной их «развода».

Вместе с экс-генпрокурором Русланом Рябошапкой, которому также не нашлось места во властной команде, и главой МИД времен Порошенко Павлом Климкиным, Данилюк создал платформу «для выхода Украины из кризиса» и основал «Центр национальной устойчивости и развития». О дальнейших планах этого трио, которое призывает власть начать борьбу с олигархами, Данилюк пока особо не говорит и обещает больше рассказать после майских праздников.

В отличие от того же Коболева, который узнал о своем увольнении «из новостей», Данилюк давно был готов к отставке из Нацдепозитария. Еще неделю назад он объявил, что претендент на его должность Александр Масенко, которого продвигает новое руководство Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, в 2017 году находился под санкциями за манипулирование ОВГЗ на бирже. Но смене председателя наблюдательного совета это никак не помешало. Данилюк в разговоре с «Главкомом» излагает свою версию событий и «по старой памяти» раздает резкие оценки президентской команде.

 

Олександр Данилюк: З МВФ все дуже просто насправді. Влітку у нас буде абсолютно неочікуваний подарунок...

Александр Данилюк: С МВФ все очень просто на самом деле. Летом у нас будет совершенно неожиданный подарок

На эту тему: Министерство президентских дел.

«Банковой наблюдательные советы только мешают»

- Я бы рассматривал эту историю в контексте ситуации с НАК «Нафтогаз», - сразу проводит параллели Данилюк.- На самом деле, здесь очень много общего. Давно уже было желание у власти снять Коболева, и я только удивляюсь, как он столько продержался. Но для этого нужно было, чтобы решение прошло через наблюдательный совет, который не учитывает какие-то политические прихоти. Поэтому наблюдательный совет разогнали ...

Когда сменили главу Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку Тимура Хромаева на Руслана Магомедова, ранее работавшего советником председателя Офиса президента, то первой его прихоти как крупнейшего акционера Нацдепозитария стала смена главы правления Нацдепозетария Бакаса Миндаугаса. За этим торчали уши определенных коррупционных схем, потому что с командой Магомедова возвращаются люди, занимавшиеся различными аферами на фондовом рынке. При этом тот же Магомедов подавался на председателя правления, если не ошибаюсь, еще в 2015 году и тогда проиграл - потому личные обиды тоже сыграли свою роль.

Я, как глава Наблюдательного совета, спросил - а зачем менять председателя правления, который выполняет все показатели KPI и имеет шикарный международный опыт? У нас и так почти нет фондового рынка, но мы должны его развивать, копировать лучшие международные практики, чтобы сюда пришли инвестиции. Зачем его сбивать в таких условиях?

Но Магомедов, выполняющий указания ОП, решил избрать нового председателя правления. Он предложил, чтобы Нацбанк и Нацкомиссия как основные акционеры создали номинационный комитет и избрали нового главу. Но я напомнил им базовые принципы корпоративного управления - отбором руководителя должен заниматься наблюдательный совет. Они поняли, что так просто это не удастся, и задумали просто сбить наблюдательный совет.

- И вы сразу вынесли это на публику.

- Да, это же странно, когда Нацкомиссия, которая должна заниматься продвижением корпоративного управления, сама его нарушает. В Нацдепозитарии назначили общее собрание акционеров на 26 апреля, на котором должны были принять решение об изменении наблюдательного совета. Для них было критически успеть снести наблюдательный совет до 29 апреля - даты завершения конкурсного отбора наблюдательным советом главы правления. Следующий скандал был, когда НКЦБФР предложила своего кандидата вместо меня - г-на Масенко, против которого сама комиссия в 2017 году вводила санкции за манипулирование ОВГЗ. Я уверен, что об этих «добродетелях» кандидата не знал ни Нацбанк, у которого был просто шок, ни представитель НКЦБФР в наблюдательном совете. 

Сначала Нацкомиссия хотела занять позицию, что кандидат просто является полной тезкой «нарушителя», а в результате кандидатуру этого Масенко просто похоронили - «от греха подальше».

В понедельник на заседании наблюдательного совета мы определили шорт-лист кандидатов на должность председателя правления. Я предложил, для доверия к процессу отбора, чтобы именно действующий состав Наблюдательного совета завершил конкурс. Для этого предложил, чтобы протоколы общих собраний по изменению наблюдательного совета были подписаны в пятницу 29 апреля. Все члены наблюдательного совета поддержали и проголосовали за это решение - в частности, и представители НБУ и НКЦБФР. В среду назначили интервью с кандидатами, чтобы на пятницу выйти на результат. Но за час до интервью корпоративный секретарь сообщил мне, что в нарушение договоренности протоколы были подписаны - и я не являюсь больше председателем наблюдательного совета. Это свидетельствует о том, насколько мелкие люди заходят в кабинеты. Они боялись, что я не пропущу их карманных кандидатов, как произошло с Масенко. В частности, сейчас комиссия продвигает кандидатом господина Юдина. Тот на корявом английском рассказывал о своих «достижениях» в одном из банков Великобритании. Ну что ж - проверим.

- Будете ли вы оспаривать свое увольнение?

- Нет. Зачем? Для меня это было только дополнительная нагрузка, и я помогал профессиональным командам НБУ и Нацкомиссии развивать рынок. Но после того как туда зашли «жулики» - это потеряло смысл.

- А кто вас, кстати, пригласил в Нацдепозитарий? Потому что после того, как вы очень странно ушли из СНБО, казалось, что ваши пути с властной командой совсем разошлись.

- Скажем так: после СНБО я уже не оставался во «властной обойме». Зеленский после того, как я первым оставил его команду, очень болезненно это воспринял. Я ему объяснял в течении нескольких часов, куда это все движется. Я попросил подписать заявление.

- Есть версия, что вы пытались взять его «на слабо» и на самом деле шантажировали отставкой, надеясь, что он ее не подпишет.

- Это - полная ерунда. Это Богдан постоянно этим занимался. Он после очередной попытки шантажа заявил, что якобы все в Офисе президента с первого дня работы написали заявления по собственному желанию. Возможно, в офисе так и было. Но мне как секретарю СНБО никто даже бы и заикнуться предложить такое не смог - сразу бы послал очень далеко. Потому что это детский сад какой-то.

Но вернемся к Нацдепозитарию. В этом учреждении хранится информация о владельцах корпоративных прав - фактически это основа всего фондового рынка. Контроль над депозитарием может помогать рейдерским захватам - раньше так и было.

Меня попросил подать свою кандидатуру в Наблюдательный совет тогдашний председатель НЦПФР Тимур Хромаев, а также предыдущий глава наблюдательного совета - экс-министр финансов Игорь Митюков. Им было трудно найти адекватного человека на эту должность из-за непривлекательных условий, в частности, низкой зарплаты. Я с третьего раза согласился из уважения к ним. Затем подключился Офис президента: Данилюка на наблюдательный совет, как так?! Почему с нами не согласовали? Потому что в ОП есть такое видение, что страна - это их королевство, где повсюду должны быть их люди. После того, как им объяснили, что миллионы я не буду зарабатывать и что меня едва уговорили, - Офис немного попустило.

- То есть это не набсовет «Укрзализныци».

- Да, это больше социальная нагрузка. Даже хотели увеличить зарплату до $900 в месяц (смеется). Люди с опытом на такую зарплату, еще и с политическими рисками, просто не пойдут. Зачем оно им нужно?

- А вам зачем?

- Я согласился, в частности, чтобы совместно с НКЦБФР развивать фондовый рынок. Да, я тратил много времени, чтобы разруливать сложные ситуации между двумя основными акционерами - НБУ и НКЦБФР. Я точно не держался за эту должность - а тут еще вновь назначенные пройдохи решили поменять руководство Нацдепозитария и рассчитывали, что я просто выполню их просьбу! Это было нарушением принципов корпоративного управления с целью продвижения людей от Офиса президента. Я придерживаюсь высоких стандартов корпоративного управления - был, в частности, членом института директоров Великобритании. Поэтому для меня это выглядит просто дико.

И параллель с «Нафтогазом» - очень очевидна. Наш наблюдательный совет распустили, назначили новый, на который будет больше влияния для назначения нового руководства Нацдепозитария. Так же и в «Нафтогазе» - устранили наблюдательный совет, Кабмин как акционер поменял Коболева на Витренко, и сразу переназначил тот же наблюдательный совет. Тоже чистое шулерство и издевательства над принципами корпоративного управления.

- Американцы и европейцы уже выразили по этому поводу свое «фе».

- Я объясню, как они это воспринимают. Представьте, что есть несколько важных членов наблюдательного совета - иностранцы с репутацией. Они несут определенную ответственность. Затем их убирают, меняют руководителя, и через два дня снова назначают, даже не спрашивая их разрешения.

Когда будут утверждать финансовый план, гипотетически снова могут отстранить их на два дня, так и до «сюра» можно сделать. Наблюдательный совет нужен для того, чтобы убрать политическое влияние, которое сейчас идет везде из Офиса президента. И Банковой такие наблюдательные советы только мешают.

 

Олександр Данилюк за часів керівництва РНБО (фото: Facebook)

Александр Данилюк во времена руководства СНБО (фото: Facebook)

На эту тему: Олег Кулинич: как ограбить города. Опыты “законотворческих” диверсий

«Зеленский не понимал, что такое СНБО и до сих пор не понимает»

- У вас был конфликт с бывшим главою ОП Андреем Богданом, но он уже давно отстранен от дел. Вы считаете, что его стиль ведения дел в Офисе президента до сих пор процветает или что-то изменилось?

- Проблема Богдана была только в том, что он построил вокруг президента систему, которая замыкает все решения в стране на Офис президента - и создает у президента иллюзию контроля над процессами. Такая вот монархия. «Ибо все тебе, господин президент, должны, поэтому ты и должен принимать все решения». Людей они подобрали немножко неуклюжих, но это логично - слабые люди берут к себе еще более слабых. А слабые люди всегда смотрят вверх, открывают рот и ждут указаний. Такая система сейчас выстроена по всей стране. Поэтому методы те же: какой там наблюдательный совет, какие иностранцы? Монарх сказал, как будет, - значит, так и будет.

- Говорили, что вы были очень недовольным тем, что вас бросили именно на СНБО. Едва заявление не порвали.

- Выбор был ограничен - все то, для чего не нужно было решение парламента. Потому что первое, что сделал Президент - распустил парламент. Соответственно, тот не был в конструктиве и вариантов назначения в правительство не было. Оставались Офис и СНБО. Еще исполняющий обязанности СБУ - но там Коломойский костьми лег.

В занятии мной должности секретаря СНБО было очень много логики: это стратегическая работа, которая предусматривала сотрудничество и понимание всего государственного аппарата - в том числе и с Кабмином, потому что в СНБО входят члены правительства. И именно эту работу проводить лучше, чем я, вряд ли кто бы смог.

- Почему при вашем секретарстве в СНБО этот орган не стал таким влиятельным, как при господине Данилове? Для президента сейчас это - чуть ли не главная площадка для простого решения сложных вопросов.

- Вопрос в том, что Зеленский не понимал, что такое СНБО. Он и сейчас до конца не понимает, а думает, что это просто такой механизм, чтобы санкции вводить. Для него СНБО ассоциировался исключительно с войной, а войной президент заниматься не хотел, хотел дружить с Россией. Алексея Данилова, кстати, почти год выживали из СНБО.

Но впоследствии Зеленский понял, что с Россией ничего не получается. И тогда какие инструменты остались у него под рукой? Кто-то подсказал, что это могут быть санкции СНБО. И начали с санкций против Медведчука, которые были разработаны еще в августе 2019 года. Раньше никто не хотел воевать с Медведчуком, а тут поняли, что других вариантов нет.

Я вам больше скажу - в июле 2019-го я провел в СНБО заседание по ситуации в энергетике, проанализировали все сектора, определили все риски и провалы. Так вот, это решение СНБО президент не подписывал до конца декабря. Это просто, чтобы было понятно, как оно работает. А сейчас сразу после заседания СНБО на Шустере появляется видеообращение с Зеленским и все нормально.

«Летом у нас будет неожиданный подарок «от дядюшки» - $2,7 млрд»

- Как бывший министр финансов, как вы оцените нынешнюю политику Минфина? Ну, и заодно Нацбанка, потому что это, скажем так, близкие органы.

- Позицию НБУ проще расценить, потому что у него узкий мандат и он не является политическим органом. Сейчас НБУ, если уж говорить с политической точки зрения, отвоевывает субъектность. Кирилла Шевченко же назначили, потому что предыдущий руководитель не был послушным. А Шевченко понял, что у него есть иммунитет от увольнения, и максимально использует его, чтобы отстаивать свою субъектность и проявлять свою позицию. Это означает, что если он видит риск роста инфляции, то поднимает учетную ставку, как бы это не раздражало Офис президента, который хочет видеть дешевые кредиты. Второе - Нацбанк максимально сдерживает финансирование государственного бюджета через покупку ОВГЗ государственными банками.

- Скрытая печать денег, условно говоря.

- Уже есть сигналы, что больше банки покупать их не будут, а Нацбанк будет эти процессы ограничивать. Это тоже будет создавать определенное напряжение с Банковой. Насколько я понимаю, такое напряжение уже существует и Шевченко для президентской команды уже ближе к врагам, чем к друзьям, к сожалению. Второй момент - это Минфин. У министра Марченко очень сложная ситуация сейчас. У него выбивают таможню, он не влияет там на многие процессы. Фактически от всего, что происходит вокруг таможни, он получает только негатив. Поступления в бюджет не увеличиваются, а зарабатывают на этом конкретные люди в СБУ и ОП.

Еще одна проблема Марченко - огромный популизм со стороны президента. Банковой очень нравится тратить деньги. Денег нет, а слова "нет" президент не понимает. Глава Минфина - это априори «Мистер «Нет», поэтому вокруг него накапливается негатив и его будут мочить со всех сторон. А он хорошо выполняет свою работу, что очень трудно оценивать со стороны. Потому что нужно понимать, на что он сказал «нет» и сколько раз.

- Недавно Марченко заявил, что Украина рассчитывает на транш в 600 млн евро макрофинансовой помощи от ЕС до сентября. Но он зависит от успешной работы с МВФ, последние переговоры с которым были безрезультатными.

- С МВФ все очень просто на самом деле. Летом у нас будет совершенно неожиданный подарок в размере $2,7 млрд. Мы его получим в рамках распределения денег МВФ среди акционеров. Это не только для Украины, а для всех решение, чтобы поддержать все страны во время кризиса. Это - огромные и безусловные деньги, хотя нам будут сейчас рассказывать, что их дали потому, что мы здесь классные реформаторы. На самом деле, это больше напоминает ситуацию, когда умер богатый дядюшка в Америке и завещал всем по копеечке. Что касается выполнения программы сотрудничества с МВФ, то там основная часть условий выполнена или в ближайшее время будет выполнена. По земле фактически закон приняли, по ответственности за недостоверное декларирование также, с судебной реформой тоже якобы идет процесс, хотя и чрезвычайно криво. Поэтому представляется, что транш мог бы уже и поступить к середине лета. Но «сюрровое» решение по «Нафтогазу» может все испортить.

Я больше всего сейчас боюсь, что от нас устали, что мы их просто задолбали. У меня складывается впечатление, что следующим шагом нашей властной команды будет просто поехать в МВФ и нагадить там посреди комнаты. А потом ждать: ну, а теперь, что вы сделаете, все равно дадите нам деньги? Такое впечатление, что на Банковой именно так и думают.

 

Олександр Данилюк: Зеленський демонструє, що йде боротьба з Коломойським, але я взагалі в це не вірю

Александр Данилюк: Зеленский показывает, что идет борьба с Коломойским, но я вообще в это не верю

"Штаты загнали Коломойского в тупик”

- Вы называете господина Коломойского экономическим террористом ...

- А вы с этим не согласны? Кстати, не думаете, что замена Коболева на Витренко - это, в частности, тоже один из способов выполнить определенные обязательства перед Коломойским? Сейчас же происходит выделение «Укрнафты» из «Нафтогаза», которым занимались и Коболев, и Витренко. Возможно, Витренко взял на себя определенные обязательства завершить этот процесс.

На эту тему: «Выживут не все»

- Когда Витренко последний раз увольнялся из «Нафтогаза», то он как раз Коболева обвинял в том, что тот помогал выводить «Укрнефть» в угоду Коломойскому.

- Посмотрим, как это будет дальше происходить. Не исключаю, что все будет правильно, и слава Богу. Но это такой шикарный процесс: когда отделяешь бизнес, который стоит миллиарды, сколько по дороге может потеряться и никто не заметит! А относительно Коломойского, то против него движение идет в основном из Соединенных Штатов. Коломойского зараз загнали в тупик, и Зеленскому необходимо хоть как-то демонстрировать, что он что-то делает против Коломойского.

- В свое время вы активно участвовали в национализации Приватбанка. Как вы относитесь к тому, что сейчас силовики начали «щипать» тогдашнюю верхушку «Привата»? Был задержан в аэропорту бывший заместитель председателя правления банка Владимир Яценко, объявленный в международный розыск экс-глава правления Александр Дубилет ...

- Насколько известно, Дубилет находится за границей и его заместитель, которого задержали в Днепре, тоже должен был находиться не в Украине. Было сделано все для того, чтобы на момент выдачи подозрения он был за границей, но НАБУ молодцы - остановили эту грязную игру и заставили посадить самолет.

Я посекундно знаю, что тогда происходило. Генеральная прокуратура должна была выпустить Яценко и потом давать пресс-конференции, как эти нехорошие люди от них убежали.

Зеленский показывает, что идет борьба с Коломойским, но я вообще в это не верю. Когда то же «Центрэнерго» передавали Коломойскому, это делалось с согласия Зеленского. И я уверен, что не просто так. Он будет имитировать борьбу и минимизировать ущерб для Коломойского. И защищать до последнего.

На эту тему: Група проросійських депутатів ВР майже добилася зміщення директора НАБУ

- Вы много обвиняете властную команду в непрофессионализме и своеобразном политическом инфантилизме. Недавно Зеленский заявил, что ради прекращения войны хочет лично встретиться с Путиным без Меркель и Макрона под боком. Насколько Зеленский вырос политически для таких встреч? Может, мы его недооцениваем и он переигрывает Путина, ибо тот привык мыслить стереотипами?

- Думаю, что не вырос. Даже объявление об этой встрече было сделано так, как серьезные политики не делают. Фактически, он подставился под очень жесткий троллинг. Зеленский хочет в дальнейшем перед электоратом выглядеть героем, но Путин воспринял это, как слабый шаг. Это открыло возможность для Путина тролить его, ставить условия - что он будет обсуждать, а что не будет. Нельзя встречаться, когда ты не сможешь говорить о Донбассе и Крыме. А Путин этого не будет делать. Тогда зачем встречаться? Не имеет значения место встречи - Ватикан, Иерусалим, Антарктида, когда ты не можешь поднимать две ключевые темы.

Павел Вуец,  опубликовано в издании Главком


На эту тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]