Дело «30 ноября»: как судят «Беркут», а власть саботирует следствие

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

И как руководство ГПУ разваливало следствие, а телеканал президента скрывал улики.

25 сентября Шевченковский районный суд Киева начал рассмотрение дела об избиении журналиста Марии Лебедевой и еще шести участников акции протеста в ночь на 30 ноября 2013 года на Майдане Независимости. Подозреваемый - экс-сотрудник «Беркута», а ныне - старший лейтенант полиции - Руслан Марчук. В течение четырех лет он получил повышение в правоохранительных органах, а в апреле прошлого года президент Петр Порошенко наградил его медалью «За безупречную службу» III степени.

Расследование происшествия той ночи пока так и не принесли реальных результатов для наказания организаторов и исполнителей разгона студентов. Судебные процессы по событиям 30 ноября пока длятся по четырем эпизодам: в отношении экс-главы Киевской госадминистрации Александра Попова, начальника управления общественной безопасности ГУМВД Украины в городе Киеве Олега Мариненко, пяти работников «Беркута» (в суде рассматриваются отдельно производства по четырем - Евгения Антонова, Андрея Дидюка, Николая Тягнырядно, Юрия Шевченко и одного - Руслана Марчука).

Почему дела такого масштаба практически невозможно расследовать в Украине и существует ли угроза его закрытия по истечении срока давности, -  в материале издания LB.ua.

Суд над беркутовцем Марчуком

«Как только «беркутовцы» полностью окружили стеллу на Майдане Независимости, то начали двигаться в направлении ступеней и сразу бить по рукам и головам мужчин, которые стояли на нижних ступеньках. Кто-тое падал от ударов и не мог подняться. Многих из них «Беркут» выхватывал и отводил к «автозакам». Началась паника, ведь никто не ожидал, что будут сразу бить. Мы готовились к толкотне, а не к избиению. «Беркут» начал быстро продвигаться вверх по ступенькам, избивая всех, кто стоял у них на пути.

По тем ребятам, которые падали, начали ходить, некоторых выхватывали и оттягивали дальше от стелы. Я в то время стоял под стелой, пытался быстро вывести девушек по выходу, который был ближе к проезжей части улицы Крещатик. Как только девушки вышли из-под стелы, передо мной вырос кордон «беркутовцев», и я понял, что надо отступать назад. Я сказал одному из них, что мы отступаем, чтобы перестали бить людей, мне ответили что-то вроде: «Беги отсюда». Так вспоминает ночь на 30 ноября 2013 года один из участников акции протеста Тарас Шумик. Его фамилия не значится в материалах дела.

Побиття студентів під стеллою, 30 листопада 2013.

Избиение студентов под стелой, 30 ноября 2013 года. Фото: dsnews.ua

В 2014 году парня дважды приглашали в Генпрокуратуру для допроса, но тогда он находился за пределами Киева. Больше ему никто не звонил.

Виталий Кузьменко проходит по делу 30 ноября как потерпевший. «Беркутовцы» избили его под стелой на Майдане, после чего посадили в автозак и завезли в Шевченковский райотдел милиции Киева.«Сначала заставили писать пояснение, что я делал на Майдане, а только потом отправили в больницу. У меня диагностировали перелом локтя и сотрясение мозга», - рассказывает он.

После участия в боевых действиях на Донбассе Виталий объединился с другими потерпевшими и сегодня занимается параллельным расследованием тех событий. «За последний год расследование дела 30 ноября активизировалось. Несколько лет тому расследование велось очень некачественно, о чем свидетельствуют материалы, которые прокуратура направила в суд. Кроме этого, судебная система, я считаю, не готова рассматривать подобного рода дела. К примеру, девять месяцев мы пытаемся в суде добиться объединения дела в отношении начальника управления общественной безопасности ГУМВД в Киеве Олега Мариненко и нескольких руководителей рот «Беркута». Их обвиняют в одних и тех же преступлениях, в деле находятся те же потерпевшие и свидетели. Рассмотрение их в одном производстве в суде вдвое сократило бы время», - отмечает Кузьменко.

Віталій Кузьменко під час брифінгу у кризовому центрі

Виталий Кузьменко во время брифинга в кризисном центре. Фото: Ukraine crisis media center

Хроника расследования

В ночь на 30 ноября 2013 года бойцы ныне расформированного спецподразделения «Беркут» при ГУ МВД Киева разогнали акцию протеста на Майдане в Киеве. От действий силовиков, по официальным данным, пострадали 128 человек. С тех пор Генеральная прокуратура расследует уголовное производство по этому факту.

В промежуточных судебных решениях, опубликованных в Едином реестре судебных решений, содержатся результаты расследования дела Генпрокуратурой.

В частности, следователи ГПУ пришли к выводу, что секретарь Совета национальной безопасности и обороны Андрей Клюев,«желая пресечь массовые акции протеста граждан, решил организовать осуществление незаконного разгона участников акции протеста, которые находились на Майдане Независимости в Киеве». Для реализации преступления, по версии ГПУ, Клюев привлек заместителя Секретаря аппарата Совета национальной безопасности и обороны Украины Владимира Сивковича, председателя Киевской городской государственной администрации Александра Попова и начальника ГУМВД Украины в городе Киеве Валерия Коряка.

По результатам расследования, «план Клюева заключался в том, чтобы вытеснить участников акции протеста работниками правоохранительных органов под видом якобы правомерного обеспечения работниками милиции беспрепятственного доступа на территорию Майдана Независимости коммунальной техники и работников коммунальных служб для установки новогодней елки».

Так, Попов должен был обеспечить в необходимое время прибытие на Майдан Независимости коммунальной техники, Коряк - организовать вытеснение митингующих «Беркутом», а Сивкович, в свою очередь, - координировать их действия и определить время завоза оборудования и вытеснения митингующих работниками милиции.

Сівкович, Попов і Коряк - фігуранти розслідування про силовий розгон 30 листопада.

Сивкович, Попов и Коряк - фигуранты расследования о силовой разгон 30 ноября

Реализуя этот план, говорится в материалах дела, Коряк отдал приказ заместителю начальника Главного управления - начальнику милиции общественной безопасности ГУМВД Украины в городе Киеве Петру Федчуку об организации освобождения Майдана Независимости от митингующих. Федчук, в свою очередь, отдал приказ об организации принудительного освобождения территории Майдана начальнику управления общественной безопасности ГУМВД Украины в городе Киеве Олегу Мариненко. Тот - еще один приказ распространил на работников «Беркута», которые и вытеснили протестующих.

«Приэтом сотрудники подразделений МОП «Беркут», с целью создания условий для предотвращения их дальнейшей идентификации и избежания уголовной ответственности за превышение служебных полномочий и причинение телесных повреждений гражданам, находившихся на Майдане Независимости, использовали подшлемники как маску для лица, вследствие чего исключалась идентификация конкретного сотрудника среди остальных других сотрудников МОП "Беркут", - говорится в одном из судебных решений по этому делу.

Согласно имеющимся материалам уголовного производства, первыми на Майдан Независимости зашли работники 1-й, 3-й, 4-й и роты специального назначения киевского «Беркута». Хотя никто из допрошенных «беркутовцев» так и не признался, что участвовал в «зачистке» Майдана.

Периодически к материалам дела прилагаются другие детали. В частности, следователи ГПУ обнаружили письмо от 28 ноября 2013 года, направленное управлению милиции Киева Департаментом культуры Киевского горсовета. В нем говорилось о «необходимости обеспечить охрану общественного порядка на Майдане Независимости и предоставление возможности своевременно смонтировать и подготовить к засветке главную новогоднюю елку города Киева». Это письмо, по мнению правоохранителей, было учтено Федчуком для расчета количества правоохранителей, необходимых для задействования их на Майдане в ночь с 29 на 30 ноября. Впоследствии был направлено новое письмо. Во время допроса работников вышеупомянутого департамента возникла путаница, кто направлял последнее письмо, поэтому сегодня проводится экспертиза подписи, стоящей на документе.

Кроме того, 7 сентября Генпрокуратура направила в Печерский райсуд ходатайство о предоставлении разрешения для получения информации от мобильного оператора «Киевстар» о разговорах бывшего главы Администрации президента Сергея Левочкина, который, как говорится в судебном решении, может быть причастен к данному уголовному производству. Кроме этого, следователь отметил, что записи телефонных разговоров экс-главы администрации Януковича могут опровергнуть или подтвердить его причастность в целом к событиям на Майдане с 21 ноября по 22 февраля. Суд предоставил следователю доступ ко всем данным о звонках и смс-сообщений, отправленных Левочкиным с 1 ноября 2013 года по 28 августа 2017 года.

Віктор Янукович і Сергій Льовочкін

Виктор Янукович и Сергей Левочкин

Версия прокуратуры

Длительность расследования дела 30 ноября во Генпрокуратуре объясняют несколькими причинами: его уникальностью и масштабностью, нехваткой кадров и материально-технического обеспечения, а также определенным сопротивлением силовых ведомств.

«Такого масштаба события не происходили в Украине. Поэтому прокуратура столкнулась с определенными трудностями. Понятно, что в связи с резонансностью события, полной заменой руководства страны, общественным запросом, все ожидают результатов расследования как можно скорее», - говорит в комментарии LB.ua Евгений Бондарь, прокурор отдела процессуального руководства по уголовным производствам следственного управления специальных расследований Департамента специальных расследований Генеральной прокуратуры. Именно он с ноября 2016 года занимается расследованием дела об избиении протестующих в ночь на 30 ноября.

Правда, Бондарь уже седьмой руководитель группы следователей (в свою очередь, группа следователей изменена в полном составе шесть раз), занимающихся этим расследованием. «Каждая такая замена приводила к замедлению процесса расследования, изменению стратегии и методики расследования. Как правило, такие изменения были связаны со штатными изменениями. Несколько раз подразделение, которое занималось расследованием, расформировывалось ...», - добавляет Бондарь.

«Когдая знакомился с материалами дела, меня шокировало, насколько часто менялись следователи. Это - первая причина, почему до сих пор нет результата расследования. Вторая - недостаточно политической воли ... Видим, что когда надо кого-то приструнить, то за день-два власть находит для этого ресурсы, возможности. А когда пришлось взяться за дело Майдана, чтобы наказать виновных за события 2013-2014 годов, происходит восстановление системы власти, которая сама себя прикрывает», - комментирует ход расследования депутат Киевсовета Вадим Васильчук, проходящий по этому делу в качестве свидетеля.

Эксперт-криминолог Анна Маляр также считает факт замены следственной группы по делу 30 ноября сопротивлением системы в этом расследовании. «Это и есть сопротивление системы. Это косвенные признаки того, что кто-то, кто находится у власти, заинтересован, чтобы это дело не было расследовано так же, как и расстрелы на Майдане. Ведь часть причастных к этим событиям остаются при должностях. Более того, они сходили на две недели в АТО и еще и люстрации избежали», - отмечает она.

Фото: Макс Требухов

Другим препятствием для оперативного расследования дела об избиении студентов Бондарь назвал «вал дел по событиям на Майдане». «30 ноября, 1 декабря, штурм в январе, «диктаторские законы», расстрел участников на Институтской ... Этот вал дел требовал колоссального усилия и профессионализма тех, кто занимается расследованием этих событий»,- отмечает он.

По словам прокурора, в департаменте ГПУ, который занимается расследованием вышеперечисленных дел, работает 40 следователей и 20 прокуроров. В группе, которая расследует дело об избиении студентов - трое следователей и один прокурор.

«Исследованию подлежат и те обстоятельства, которые предшествовали событиям 30 ноября, чтобы установить их причины. Допрос одного пострадавшего в среднем занимает 6 часов, после этого проводится следственный эксперимент на месте происшествия. Это продолжается еще 2 часа. После этого составляется детальный протокол эксперимента - еще плюс 2 часа. Пострадавший должен еще раз прийти в прокуратуру, чтобы ознакомиться с протоколом и подписать его. Таким образом, работа только с одним лицом занимает около десяти часов», - объясняет прокурор.

Следственная группа изучает также и видео, фотоматериалы по определенному делу. «Мы повторно обращались к телеканалам, чтобы получить не смонтированные сюжеты, а начальный видеоматериал. Прокуратура не может скачать видео с Youtube и привлечь его к доказательствам. Нужно указать данные относительно его происхождения ... По большому счету, это - единственный источник информации, по которому можно установить лиц, непосредственно напавших на протестующих. Понятно, что потерпевшие не могли снимать фото или видео, учитывая состояние шока, в котором находились», - отмечает Бондарь.

Долгое время прокуратуре не предоставляли свое видео представители «5 канала», отметив, что «съемочная группа не выезжала для фиксации и освещение событий, произошедших 30.11.2013 ...» Хотя на отдельных фото и видео, предоставленных свидетелями и журналистами, видно автобус «5 канала» во время избиения студентов. Поэтому 30 августа этого года ГПУ получила разрешение Печерского райсуда Киева для истребования фото- и видеоматериалов «5 канала».

Наконец, ГПУ получила видеозапись съемочной группы «5 канала» событий на Майдане общей продолжительностью более полутора часов.

«И случаи получения уникальных для расследования источников информации на четвертом году расследования не единичные»,- отмечает Бондарь.

«Расследование - это не что-то такое, что естественно движется и его нужно искусственно затягивать, чтобы замедлить. На самом деле если все пустить на самотек, расследование естественно остановится. И наоборот - чтобы оно происходило должным образом, нужно прилагать усилия. Так вот, долгое время оно просто не велось. После изменения состава следственной группы произошло существенное оживление: прокуратура передала в суд еще два обвинительных акта. А вот нежелание судей объединять судебные производства - иначе как затягиванием не назовешь», - называет еще одну причину медленного продвижения дела об избиении студентов адвокат потерпевших во время событий 30 ноября Евгения Закревская.

Євгенія Закревська

Евгения Закревская. Фото: Макс Требухов

В тему: Юрий Луценко сам себе подписал статью уголовного Кодекса

Летом Апелляционный суд Киева удовлетворил ходатайство представителя потерпевших и изменил подсудность дела по обвинению Мариненко, направив его в Шевченковский районный суд Киева для объединения с другим делом по четырем экс- «беркутовцам» - Евгения Антонова, Андрея Дидюка, Николая Тягнырядно, Юрия Шевченко, которых обвиняют в разгоне Майдана 30 ноября. Однако, в этих делах пока рассматриваются отводы судей по заявлению защиты обвиняемых. К примеру, по делу о четырех работниках «Беркута» в суде происходили допросы свидетелей об отводе судьи полтора года.

Лебедева против Марчука

Для идентификации экс-«беркутовца» Руслана Марчука, который подозревается в избиении Марии Лебедевой, Генпрокуратуре помогли фотоснимки одного из пострадавших, предоставленные лишь в декабре 2016 года. В дальнейшем эксперты СБУ помогли идентифицировать сотрудника «Беркута», провели портретную экспертизу, установили семь пострадавших и в конце июня этого года дело передали в суд.

Марчука обвиняют по трем статьям Уголовного кодекса: умышленном препятствовании законной профессиональной деятельности журналиста (ч. 1 ст. 171 УК); превышении служебных полномочий, которые сопровождались насилием, болезненными и оскорбляющими личное достоинство потерпевшего действиями, при отсутствии признаков пыток (ч. 2 ст. 365 УК); незаконном препятствовании проведению собраний, митингов, шествий и демонстраций, которое совершено 30.11.2013 года должностным лицом, во исполнение явно преступного приказа (ч. 4 ст. 41, ст. 340 УК).

В обвинительном акте говорится, что работники «Беркута» для вытеснения участников акции протеста с Майдана Независимости применяли специальные средства, в частности дубинки «ПР» и «Томфа». Марчук, по данным следствия, в 4 часа 47 минут 30 ноября вместе с неустановленными следствием сотрудниками ПМОП «Беркут» подошел к журналистке Лебедевой и требовал прекратить видеозапись, а дальше схватил ее за руку, в которой был мобильный телефон и пытался выбить его. Затем начал сильно толкать ее, а также ударил ее ногой в бедро.

 

Через суд Марчука пробовали отстранить от исполнения обязанностей на должности командира взвода № 1 роты № 3 полка полиции особого назначения № 1 ГУНП в г. Киеве Национальной полиции. Однако суд не увидел причин, которые свидетельствовали бы о возможности экс-«беркутовца» давить на свидетелей или скрыться из страны. Несмотря на то, что таким шансом воспользовались четверо его коллег, которых обвиняли в убийствах активистов Майдана.

В феврале этого года прокурор Бондарь направил обращение к Нацполиции для отстранения Марчука от выполнения служебных полномочий и проведения служебного расследования. Сначала полиция в ответе ГПУ отметила, что они начали соответствующее расследование. Впоследствии полиция отметила, что в рамках этого расследования допросила Марчука, однако он, ссылаясь на ст. 63 Конституции, отказался от показаний. «Таким чином, за результатами службового розслідування обставини та факти, які викладені в зверненні Генеральної прокуратури України щодо подій, які мали місце 30.11.2013, які свідчили б про жорстоке, нелюдське та таке, що принижує гідність поводження заступника командира взводу №1 оперативної роти №3 ПМОП «Беркут» ГУМВС України в м.Києві встановити не вдалося», – говорится в ответе Нацполиции.

В тему: У Авакова обжаловали приговор «беркутовцу» по делу об избиении активиста

 

На этом переписка между ведомствами не закончилось. Бондарь раскрыл отдельные данные расследования и направил 88 страниц материалов и диск с видеозаписью в полицию, требуя провести повторное расследование действий Марчука. В очередном письме в ГПУ Нацполиция нашла другой вариант «отписки»: по состоянию на 30 ноября 2013 года Марчук не работал в Нацполиции, а следовательно, проведение служебной проверки, руководствуясь Законом «О Национальной полиции», невозможно.

 

В апреле 2016 года президент Петр Порошенко наградил Марчука орденом «За безупречную службу» III степени.

В тему: Экс-беркутовца, расстреливавшего майдановцев, освободили в зале суда под аплодисменты

По словам журналиста Марии Лебедевой, во время подготовительного судебного заседания сторона защиты дала понять, что будет доказывать отсутствие у журналистки редакционного задания в ночь на 30 ноября. «Мол, у меня не было редакционного задания в четыре утра, а следовательно, я не могла выполнять свои профессиональные обязанности. Несмотря на то, что в законодательстве нет понятия, что в случае отсутствия у журналиста редакционного задания он считается не исполняющим профессиональные обязанности. Перед тем, как начать исполнять свои обязанности, журналист должен продемонстрировать свое удостоверение, сказать вслух, что осуществлять свои обязанности. На видео видно, что именно это я и сделала. В одной руке у меня было удостоверение, в другой я держала телефон и снимала видео», - пояснила Лебедева.

Марія Лєбєдєва

Мария Лебедева. Фото: Громадське радіо

По ее словам, адвокат Марчука, очевидно, также попытается доказать в суде, что митинг проходил незаконным образом, а потому привлечь к ответственности экс- «беркутовца» за превышение служебных полномочий невозможно.

Срок давности

Новой угрозой для безнаказанности экс-работников «Беркута» является истечение срока давности привлечения к ответственности, в частности, по ст. 340 Уголовного кодекса - препятствование мирным собраниям, которую инкриминируют большинству из подозреваемых в разгоне Майдана. Период, в течение которого подозреваемые по делу об избиении студентов могут быть привлечены к ответственности, завершается в 2018 году.

По ст. 365 Уголовного кодекса (превышение власти и служебных полномочий), по которой также обвиняются большинство фигурантов дел Майдана, срок давности составляет десять лет. Одна в апреле 2014 года Верховная Рада приняла изменения в предыдущей статье Уголовного кодекса, которая определяет, что такое вред при служебных преступлениях.

«Существенным вредом в статьях 364, 365, 367, если он заключается в причинении материального ущерба, считается такой вред, который в сто и более раз превышает необлагаемый минимум доходов граждан. Тяжелыми последствиями в статьях 364-367, если они заключаются в причинении материального ущерба, считаются такие, которые в двести пятьдесят и более раз превышают необлагаемый минимум доходов граждан», - говорится в примечании к статье 364 УК.

Таким образом, чтобы доказать в суде факт нанесения существенного вреда, в частности, работником правоохранительных органов, нужно предъявить доказательства, что пострадавшему были причинены материальные убытки на сумму от 50 тыс грн. и выше. В противном случае милиционер будет нести ответственность как физическое лицо.

Верховный Суд Украины в октябре 2016 года подтвердил, что существенный вред, причиненный должностным лицом, должен измеряться в денежном эквиваленте.

Фото: Макс Требухов

Сегодня в парламенте зарегистрированы два законопроекта, авторства народных депутатов «Народного фронта» Антона Геращенко и «Батькивщины» Игоря Луценко, предлагающих уточнить ст. 364 УК, чтобы не позволить избежать ответственности должностным лицам за нанесение морального вреда. Правда, эти проекты закона «зависли» в комитетах.

В случае, если изменения в Уголовный кодекс таки будут внесены, даже при рассмотрении дел по экс-«беркутовцам», изменения в ст. 364 УК С 2014 году будут считаться как промежуточные, так что суд может применять законодательство, действующее на момент совершения преступления. В ином случае никто не понесет наказания.

«Это - специфическая категория дел. Она лежит не только в уголовной, но и политической плоскости. В 2013 году было начало революции. Оценку таким событиям дают победители. Юридическая оценка - это конъюнктура действующей власти. Но в этой ситуации дела расследуются, если к власти пришли те, кто эту революцию реализовывал. Правда, напрашивается определение «гибридная власть». Это - новая старая власть. Боюсь, что ей некомфортно давать оценку предшественникам, потому что она не настолько является их оппонентом», - отмечает эксперт-криминолог Анна Маляр.

«Вместе с тем, нынешняя власть очень рискует повторить судьбу Януковича, если до конца каденции президента и парламента не будут завершены дела об избиении активистов, расстрела на Майдане», - отмечает она.

Вікторія Матола, опубликовано в издании LB.ua

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть