Откуда взялась «Дельта», чего не хватает для борьбы со штаммом и как от него защищаться

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  © depositphotos/Wlad_Mus

Все ближе к Украине подступает новая волна ковида, на этот раз еще более опасного штамма «Дельта». На сегодняшний день первая по количеству новых случаев заболевания — Херсонская область.

О том, что там происходит, хватит ли кислородных коек, к чему и как готовиться, в издании  ZN.UA побеседовали с главным санитарным врачом области Юрием Ромаскевичем.

На эту тему: Штам коронавірусу "Дельта" вдвічі заразніший, але вакцини можуть допомогти – ВООЗ

До мая 2021-го он возглавлял штаб по борьбе с COVID-19 Херсонской области. В весеннюю волну Херсонщина пострадала от ковида меньше остальных украинских регионов. Уровень гоcпитализаций там был ниже осеннего. Многие пытались объяснить секрет «херсонского чуда» малой плотностью населения, малой мобильностью, блокпостами на границе с Николаевщиной и т.д. Но Юрий Ромаскевич утверждает: секрет — в слаженной работе команды, в которой вместе с властью и эпидемиологами рядом стояли работники и Национальной полиции, и ГСЧС, и Госпродпотребслужбы. Что касается маломобильности, то в Херсонской области — один из наиболее высоких показателей привлечения сезонных рабочих и второй по значимости показатель количества моряков загранплавания на душу населения.

Сейчас, по словам главного санитарного врача, ситуация в области из-за штамма «Дельта» очень серьезная. К концу августа уровень госпитализаций может достигнуть критического. К этому нужно усиленно готовиться. К чему Юрий Ромаскевич призывает и остальные области.

Юрий Ромаскевич/facebook

— Юрий, у себя на странице Фейсбук Евгений Истребин дает таблички, из которых видно, что наибольший рост заболеваемости сейчас идет по Херсонской области. Что у вас происходит?

— Это для нас не новость. Уже три недели я говорю об этом губернатору. Ситуация простая. Вы знаете, что происходит в Крыму, что новая волна коронавируса в России стартовала намного раньше, чем у нас. Когда отменили тестирование на КПВВ «Чонгар» и КПВВ «Каланчак» со стороны оккупированного Крыма (это случилось 15–16 июня), мы увидели изменение характера течения заболевания.

С точки зрения эпидемиологии как науки, вспышки нет, есть эпидемический процесс, обусловленный двумя основными факторами: огромным завозом инфицированных с территории АР Крым и несоблюдением населением карантинных ограничений.

Стали больше болеть дети. Эта тенденция уже видна по всей Украине. У нас резко увеличилось потребление кислорода ковидными пациентами.

— Дети тяжело болеют?

— Пока, слава богу, смертей у нас нет. Но сейчас на аппарате ИВЛ два ребенка — 7 и 12 лет.

— Ситуация отличается от той, что была в предыдущую волну?

— Конечно. В первую волну больных детей у нас вообще не было. Во вторую был госпитализирован только один ребенок, да и то по социальным показаниям, — мы боялись оставить его в асоциальной семье.

— Есть какие-то очаги или картина заболеваемости равномерно распределяется по области?

— Если три-четыре недели назад мы четко видели связь почти каждого случая (90%) с приездом из оккупированного Крыма или из России, крайне редко были Турция или Европа, то сейчас, к сожалению, источника заражения мы не находим.

— О чем это говорит?

— О том, что это уже достаточно широко распространено в популяции, и человек может заразиться где угодно — в маршрутке, магазине и т.д. Поэтому на первый план выходят как можно более быстрая вакцинация и соблюдение карантинных ограничений с максимально быстрой и строгой изоляцией инфицированных. А вообще все более чем плохо.

— Каковы ваши прогнозы на ближайшие недели? О чем было сегодняшнее совещание у губернатора?

— Есть категория таких колдунов и ведьм, у которых прогнозы сбываются. Я ни то и ни другое. Я доктор медицинских наук. Мои прогнозы сбывались. Полтора года я руководил штабом по борьбе с COVID-19 области, поэтому меня слышат хорошо. Если вы заметили, у Херсонской области были одни из лучших показателей в Украине. К сожалению, с середины июня — начала июля я предупреждаю руководство о том, что в эту волну мы будем первыми. Волна пойдет не с Западной Украины, а с территорий Херсонской, Днепропетровской, Харьковской, Запорожской, Донецкой и Луганской областей.

— То есть именно из России и с оккупированных ею территорий?

— Совершенно верно. По заболеваемости мы сейчас в топе, то есть имеем одни из самых высоких показателей в Украине. Другие показатели — не самые высокие.

— То есть госпитализаций пока не критичное число?

— Есть такой показатель, как рост госпитализаций. Критичную госпитализацию, думаю, мы будем иметь где-то 20–25 августа.

Анастасия Власова/hromadske

— Еще с июня министр здравоохранения говорит о подготовке опорных больниц к новой волне ковида, в том числе об обеспеченности их кислородом. О том, что централизованные сети кислорода в этих больницах должны быть подведены к каждому койко-месту и выдавать мощность 6 литров в минуту. По его словам, «это позволит обеспечить потребность всех пациентов, которым могут потребоваться большие объемы кислородной терапии».

— Вот об этом я хотел бы поговорить. Предположим, у вас есть кислородная станция производительностью 500 литров потокового кислорода в минуту. К ней подключено 50 кислородных точек на 50 пациентов с кислородной зависимостью. И мы считаем, что кислорода нам будет достаточно, исходя из той потребности, которая была у нас в первую и вторую волны. Грубо говоря, 10 литров на человека.

На эту тему: "Не проскочимо. На осінь буде карантин": яким буде коронавірус "Дельта" в Україні

К сожалению, с середины июня и весь июль мы видим, что с приходом штамма «Дельта» у нас резко возрастает потребность в потоковом кислороде на пациента — до 40–60 литров. Таким образом, получается не 50 коек, полноценно обеспеченных кислородом, а 10.

В чем суть проблемы?

Кислородная станция, имеющая мощность 500 или 1200 литров (в зависимости от того, сколько на ней завязано коек), больше кислорода не даст. У нее есть ее производственная мощность. Поэтому в течение последних трех недель мы находим техническую возможность и в схемы кислородообеспечения пытаемся узлами вмонтировать кислородные баллоны и кислородные концентраторы. Чтобы была возможность при необходимости увеличить количество потокового кислорода до 40–60 литров на человека.

— А условия техники безопасности при этом не нарушаются?

— Нет. В том-то и дело, что за два дня этого не сделаешь. Поэтому еще три недели назад мы приняли такое решение и стараемся все быстро подготовить. Потому что я понимаю: мы зайдем первыми. И волнуюсь, что когда эта ситуация вылезет, то времени уже не будет.

— Чего вы сейчас ждете от центральной власти?

— Честно? Ничего. Я хочу говорить об этом для того, чтобы те, кто умеет читать, задумались у себя в области, вызвали технарей, которые в спокойном режиме подумают, как добавить эти узлы хотя бы в тех базовых ковидных больницах, которые хорошо обеспечены кислородом. Технически это несложно. Просто это надо сделать грамотно.

Сделаете так — спасете несколько тысяч жизней в масштабах Украины.

— А что у нас сейчас с возможностями производителей кислорода?

— Почему мы в свое время сделали упор на кислородные станции? Потому что во время второй волны случился казус: всем вдруг стало понятно, что корова, дающая в день 10 литров молока, не может давать 50. Поэтому под ковидные больницы мы в основном поставили кислородные станции, дабы не быть зависимыми от внешнего поставщика.

Юрий Ромаскевич/facebook

— Это ведь немалые вложения?

— Тем не менее поставили. Что-то — за счет госбюджета, что-то — за счет субвенции на обеспечение кислородом, в том числе на покупку концентраторов. Последние — отдельная тема. В основном концентраторы по Украине стоят потоковой мощностью 10–20 литров. И если будет пациент, которому потребуются 40 литров, то его надо будет переключать на два концентратора одновременно. Это тоже технически надо предусмотреть, не так все просто.

Поэтому мы, используя эти системы, подключаем в них и концентраторы, и при необходимости кислородные баллоны.

— Во время прошлой волны я часто читала у харьковского анестезиолога Дениса Суркова о СИПАП, что эти аппараты очень выручают.

— Конечно, СИПАПы и БИПАПы мы активно используем. Но, опять-таки, для того чтобы они работали, нужно давать 40–60 литров.

— Сколько по области опорных больниц?

— Количество больниц, выделенных под ковид, определяется распоряжением руководителя работ. У нас три больницы первой волны, три — второй и, если не ошибаюсь, четыре — третьей волны. В общей сложности мы фактически развернули 2200 коек.

— По нормативам Виктора Ляшко?

— Да. Из них реально с кислородом, по критерию Минздрава, у нас обеспечены 100%.

Работа проведена сумасшедшая.

— Не знаю, насколько это можно высчитать, но сколько пациентов вы ожидаете на пике?

— Не хочу этого говорить по одной простой причине. У меня есть три сценария. Пока мы идем по самому пессимистическому.

— А сколько у вас в области привито людей?

— Когда всякие антивакцинаторы мешают нам прививать людей, это катастрофа. На сегодняшний день из тех, кто подлежит прививке (имею в виду без детского населения), привито порядка 8%.

— Достаточно высокий показатель.

— Да, мы находимся в верхней части этой таблицы по Украине. Тем не менее 8% с точки зрения эпидемиологии — это ни о чем. Имеют значения цифры 50% и выше. Мы, может быть, в какой-то мере сгладим пик, но мы его не избежим.

На эту тему: К “Дельте” готовимся плохо - некачественно и несвоевременно

Та же ситуация сейчас в Крыму. Я сам родился и вырос в Крыму, там окончил институт, там защищался. В Херсонской области работаю с 1995 года. Из Крыма получаю истинную информацию. Мало того, что они многое скрывают, но даже несмотря на это, у них сейчас около 560–600 случаев в сутки. Для Крыма это очень много. И это без учета военных и прочих силовиков, которых там пруд пруди.

— Опять-таки из разрешенных вакцин там только «Спутник». А его эффективность под большим вопросом.

— Количество привитых «Спутником» среди населения АР Крым составляет 21%. Количество заболевших среди вакцинированных — 21%. На тяжесть течения он влияет, но на заболеваемость — нет.

— Почему вы больше не возглавляете штаб по борьбе с COVID-19?

— Я пришел к губернатору и сказал, что устал. У меня нет проблем во взаимоотношениях. Но более года я отработал по системе четыре часа сна в сутки. В 35-40 лет это не было для меня проблемой. В 56 лет - уже проблема. Но хотя я уже не возглавляю штаб, ко мне прислушиваются.

Алла Котляр,  опубликовано в издании  ZN.UA


На эту тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]