Партия довела

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Как стишок для «пионерчиков» стал программным манифестом КПСС, и почему Василь Стус считал, что физически живой Павло Тычина умер духовно.

На днях исполнилось 125 лет со дня рождения Павла Тычины. Общественность знает его как автора программного стихотворения «Партия ведет» и одного из многолетних идеологов большевистско-коммунистической власти в Украине. В советское время никогда не афишировали, что связан был род Тычин с Черниговщины с родом гетмана Павла Полуботка; а прапрапрадеда Павла - самого известного из сыновей дяка из села Писки - был 18-летний Игнат Тычина, служивший полковым старшиной в войске Богдана Хмельницкого.

46672.gif

Сначала молодой поэт творил чрезвычайно лирические и правдивые стихи и был активно вовлечен в создание Украинского независимого государства.

Безжалостный приговор

«В последние годы почему-то стыдливо умалчивают о том, что весь цвет писателей и поэтов УССР в годы гражданской войны сражался под украинскими флагами с оружием в руках против большевиков, - пишет современный историк Ярослав Тынченко. - Петлюровскими офицерами были Петро Панч и Андрей Головко, отважный юношами (юнкерами) - Владимир Сосюра и Борис Антоненко-Давидович, добровольцами-кавалеристами - Александр Копыленко и даже 16-летний Юрий Яновский, госчиновниками УНР - Павел Губенко (Остап Вишня), Павел Тычина, Юрий Смолич ... Часть из них в начале 1920 года оказалась в рядах боротьбистов и вместе с ними перешли к большевикам».

Павло Тычина в советское время станет академиком АН УССР (1929), директором Института литературы (1936-1939, 1941-1943), народным комиссаром (министром) образования УССР (1943-1948), председателем Верховного Совета УССР двух созывов (1953-1959), депутатом Верховного Совета УССР с первого до седьмого созывов.

В тему: Первый кандидат и его верные сыновья. Как выдвигали в депутаты в послевоенном Киеве

В 1941-м ему присвоят звание лауреата Сталинской премии, а в 1962-м - Шевченковской. А в начале 70-х одним из свидетельств якобы преступной деятельности Василя Стуса для советского судилища станет его литературное исследование о Павле Тычине «Феномен эпохи (Восхождение на Голгофу славы)» с безжалостным, а потому отправленным на два десятилетия в засекреченные архивы КГБ - выводом: «В истории мировой литературы, пожалуй, не найдется другого такого примера, когда бы поэт отдал половину своей жизни высокой поэзии, а половину - беспощадной борьбе со своим гениальным дарованием».

Советская власть не могла допустить, чтобы люди имели возможность читать Стуса: «Гениальный шест умер. Остался жить чиновник литературной канцелярии, пожизненно больной манией преследования, жалкий пигмей с большим именем Тычины. Творчество Тычины 30-х годов - это только манипуляции над покойником, попытки использовать мертвеца. Как ни жутко это говорить, но последующее творчество Тычины - это почти ирреальные попытки заставить улыбаться голый череп. Стихи поэта перестали быть актом индивидуального творчества: эти бездарные версификацированные упражнения уже писал кто-то, но мертвой поэта рукой. Говорят, что не одну ночь Тычина ложился спать, не раздеваясь: он ждал ареста …”

В тему: Возвращение

Творческое благословение от Коцюбинского и Грушевского

Мечтательность и глубокое чувство поэт описывает в одном из лучших стихотворений раннего периода «Ви знаєте, як липа шелестить?». Одновременно просто и благозвучно: «Кохана спить, кохана спить, // Піди збуди, цілуй їй очі...» Эту поэзию в 1912 году напечатали в первом номере журнала «Літературно-науковий вістник» с подачи Михаила Грушевского, которому тетрадь со стихами 20 -летнего Павла Тычины передал Михаил Коцюбинский.

Одной из жемчужин интимной лирики Павла Тычины является поэзия, название которой такое же, как первые слова: «О панно Інно, панно Інно! // Я сам. Вікно. Сніги… // Сестру я Вашу так любив — // Дитинно, злотоцінно». Вообще у молодого Тычины «горять світи, біжать світи музичною рікою»; «Дзвін гуде — іздалеку. // Думки пряде над нивами. // Над нивами-приливами, // купаючи мене, мов ластівку» или «День біжить, дзве-нить-сміється, перегулюється».

В произведениях раннего периода «Не знаю і сам я, за що так люблю...», «Україно моя, моя люба Вкраїно», «Не бував ти у наших краях» Павло Тычина изображает одухотворенный образ родной земли, Украина для поэта - «втіха одна». Киевским студентам и гимназистам, сложившим головы в неравном бою под Крутами, защищая свое государство от нашествия иноплеменников, Тычина посвятил стихотворение «Пам’яті тридцяти» - о перезахоронении на Аскольдовой могиле в Киеве погибших юношей. Эта поэзия впервые была опубликована в газете «Нова Рада» в марте 1918-го.

В тему: Сегодня День памяти Героев Крут

Литературное творчество Павла Тычины начиналась с того, что Михаил Коцюбинский на одной из литературных молодежных вечеринок в своем доме, представляя его, сказал: «Среди нас есть настоящий поэт!» И прочитал стихотворение Тычины «Розкажи, розкажи мені, поле». В нем молодой автор в духе народнической традиции подал обобщенную картину крестьянской скорби. Но использовал яркие поэтические образы: ветры гонятся за облаками с возгласом «Ей ви, кралі!», а поле будет родить васильки ...

Молодой Павло Тычина работал заведующим отделом хроники газеты «Нова Рада» в 1917-м и отдела поэзии«Літературно-наукового вістника» в последующих 1918-1919 годах, был председателем Украинской секции “Всеукраїнського видавництва” в 1919-м. Поэт одновременно руководил хором, поддерживал новаторские сценические поиски Леся Курбаса, приобщался к массовым действиям, проводившихся на площадях Киева. Рассказывали, что во время разгула деникинской контрреволюции Павло Тычина скрывался в старых склепах Байкового кладбища. В сентябре - октябре 1920 года он вместе с капеллой Кирилла Стеценко гастролировал по Правобережной Украине: посетили Белую Церковь, Черкассы, Златополь, Бобринец, Елисаветград, Вознесенск, Одессу, Тульчин. Обо всем этом поэт рассказал в повести-дневнике «Путешествие с капеллой К. Г. Стеценко». Тогда же посетили и композитора Николая Леонтовича в родительском селе Марковка (теперь Теплицкого района Винницкой области).

На Павла Тычину произвела огромное впечатление смерть Николая Леонтовича в 1921 году от пули неизвестного (возможно, что проукраински настроенные активисты понимали, что это дело рук ЧК). У обоих было общим, что происходили они из семей служителей церкви, закончили духовные учебные заведения, пропагандировали хоровое пение, занимали должности в учреждениях УНР. Перед тем погибли поэт Василь Чумак, писатель Игнат Михайличенко, художник Александр Мурашко, другие - кто жаждал независимую Украину и прилагал усилия для ее создания. Сохранилась дневниковая запись Павла Тычины от 27.04.1922г.: «Дня за два до того, как Леонтовича был убит ... я, идя по Кузнечной, даже днем боялся чего-то: оглянись, да оглянись же! Вот-вот кто-то догонит и нож в спину всадит.”

«І ти продався їм, Тичино ...»

В 1923 году Павло Тычина переезжает в Харьков, работает уже в редакции журнала «Червоний шлях», издает сборник «Вітер з України» (1924). Вместо поэзии у автора уже появились плакатные политические агитки. В 1927-м он входит в организацию литераторов ВАПЛИТЕ, которая под руководством Николая Хвылевого пыталась противостоять великодержавному шовинизму ЦК ВКП(б). За принадлежность к этому объединению и произведение «Чистила мати картоплю» Павла Тычину большевики критиковали, обвиняя в «буржуазном национализме». Между тем в 1928-м Александр Олесь написал стихотворение-упрек «І ти продався їм, Тичино ...». Уже в следующем году - за достижения в развитии национальной культуры в советской Украине - для ранее единомышленников предателя избирают действительным членом республиканской Академии наук.

Павло Тычина адекватно осознает все угрозы большевизма не только как тактик, но и как стратег. «Еще в начале 20-х (...) поэт писал (карандашиком!) поэму-феерию «Прометей», в которой задолго - за четверть века - до англичанина Джорджа Оруэлла, автора романа-антиутопии «1984», предвосхитил, каким на самом деле будет это светлое будущее, к которому силой пихают большевики», - читаем в книге «Таємниці письменницьких шухляд» исследователей Станислава Цалика и Филиппа Селигея. - По Тычине, люди не имеют фамилий, существуют под номерами и для них главное «цифра, число и ритм». Свой край они называют «N+B», отбросив давнее, традиционное название. При этом казарменном порядке «правда є порожній звук», а главным врагом является тот, «хто мислить у куточку». Один из героев признается Прометею: Щасливі ми, // це так, але те щастя в нас казенне // і повне рабства. Скільки. Скільки мук! (...) // Панує сила в нас і деспотизм! Керує тим суспільством Тиран — жорстокий і хитрий ...»

В тему: Профессор и паек

Безусловно, действия и выбор Павла Тычины не могли не зависеть от его отношения к родственникам. Речь идет, в частности, о взаимоотношениях с младшим братом Евгением - пятым сыном и девятым ребенком в семье Тычин (всего детей было тринадцать, но четверо умерли маленькими). Вслед за старшими - Михаилом, Иваном и Павлом - родители отдали Евгения петь в архиерейский хор в Чернигове. Там по поручению регента хора Павло Тычина учил своего брата нотной грамоте. Одновременно Евгений учился в Черниговском духовном училище. Затем учился в Киеве в Украинском народном университете, был вольнослушателем историко-филологического факультета Каменец-Подольского государственного украинского университета. В 1919-м Павло Тычина посвятил брату стихотворение «Плуг», которым открывался одноименный сборник, изданный в следующем году. Тогда Евгений Тычина работал в Киевской губнаробразе.

В начале 1920-х годов Евгений Тычина занимался дирижерской деятельностью. В 1923 году музыкальное общество имени Николая Леонтовича выдало Евгению Тычине мандат на право организации хора имени убитого украинского композитора, чья слава с «Щедриком» росла за границей, - в городке Новая Басань на Черниговщине (ныне село Бобровицкого района). Кроме того, Евгений был благовестником-организатором всеукраинского православного церковного совета, который ставил целью распространение Христова учения на украинском языке, и регентом Новобасановской автокефальной церкви.

А уже в апреле Евгения Тычину арестовали. Он проходил по «Делу об организации банды с целью подрыва Советской власти». В обвинении отмечали, что Евгений Тычина участвовал в украинизации церкви - такая работа считалась политическим сплачиванием. Среди изъятых у Евгения бумаг были и стихи Павла Тычины «Розкривши Гомера» и «До кого говорить?». Павлу Тычине удалось спасти брата и не попасть под следствие самому - наверное, взамен за последующий отказ от своих принципов. (Евгений Тычина впоследствии преподавал украинский язык и литературу в одной из средних школ Харькова. В конце декабря 1941 года в Полтаве руководил церковным хором. После войны работал в Харьковском педагогическом институте иностранных языков).

В тему: Одна пуля в две головы. 75 лет назад коммунистами расстреляна элита украинской нации

Жертва сталинизации

Из «Таємниць письменницьких шухляд»  вытаскиваем и историю о программном стихотворении «Партия ведет». Павел Тычина писал своеобразный текст для «пионерчиков» - выполнил, в конце концов, за год заказ харьковской детской газеты. А к нему в 1933-м приехал посланец от газеты «Правда» - там в год, когда в Украине продолжали гибнуть люди от целенаправленно организованного голода, решили выпустить специальный номер о прекрасной украинской жизни.

Гость попросил поэта дать что-то из неопубликованного, что бы могло стать украшением выпуска. У Тычины была только песенка для «пионерчиков». Станислав Цалик и Филипп Селигей в изданной в 2010 книге пишут: «Как недавно оказалось, «Партия ведет» на самом деле является ... своеобразным римейком произведения 13-летней давности и противоположного направления. Еще в мае 1920-го на Софийской площади Павло Григорьевич горячо приветствовал украинско-польскую армию, которая выбила из Киева большевиков. Рассказывают, что ту речь он завершил так: «А червону гидь // будем, будем бить!»

А Василий Стус писал: «Как бы то ни было, Тычина - такая же жертва сталинизации общества, как Косынка, Кулиш, Хвылевой, Скрипник, Зеров или Курбас. С одной лишь разницей: их физическая смерть не означала смерти духовной. Тычина, физически живой, умер духовно, но был принужден к существованию как духовный мертвец, к существованию по ту сторону самого себя. Тычина подвергся растлению, нанеся этим такой вред своему таланту, которой ему не могла нанести никакая в мире сила. Начиналась полоса дальнейшей деградации поэта, причем деградировал покойный поэт так же гениально, как когда-то писал стихи».

Валентина Самченко: опубликовано в газете Україна молода

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com