Плановое уничтожение. Как совершалось преступление Голодомора

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

… По официальным данным, в Украине в 1933 году было арестовано больше людей, чем в 1938-м. Продвижение украинизации было остановлено, в республике начиналась русификация. А украинские села превратились в «кладбища суровой школы», как выразился «один энкавэдэ» в романе Василия Гроссмана «Все течет...».

«Поставить себе целью превратить Украину в кратчайший срок в настоящую крепость СССР, в действительно образцовую республику», - писал 11 августа 1932 года Иосиф Сталин в письме одному из своих ближайших подручных Лазарю Кагановичу.

Это решительное требование вождя было продиктовано его страхом перед ситуацией, складывавшейся в Украине. Но голод, который весной того года уже унес жизни нескольких тысяч украинцев, тревожил генсека. «Дела на Украине из рук вон плохи. Плохо по партийной линии. Говорят, что в двух областях Украины (кажется, в Киевской и Днепропетровской) около 50-ти райкомов высказались против плана хлебозаготовок, признав его нереальным», - сетовал он в том же письме. И делал вывод: «Если не возьмемся теперь же за выправление положения на Украине, Украину можем потерять».

Очевидно, именно это письмо и запустило подготовку специального плана по «перевоспитанию» украинцев и превращения Украины в «образцовую республику». Результатом его реализации и стал Голодомор.

В тему: Как Сталин убивал Украину

Плоды коллективизации

Год перед тем, 1931-го, Сталин, казалось, должен был праздновать победу. Сопротивление крестьян коллективизации преодолено. Большинство крестьян в конце концов заставили вступить в колхозы. Государство получило полный контроль над результатами их труда. С тех самых колхозов власть в течение 1930-1931 годов «скачала» для экспорта за границу рекордные объемы зерна. Но уже весной 1932 года стало очевидно, что победа в Украине оказалась пирровой. Во исполнение хлебозаготовок 1931 года у крестьян забрали почти весь выращенный урожай. И весной 1932 года многие районы Украины охватил голод. В республике вновь поднималась волна крестьянских протестов и бунтов.

Более того, даже среди местных партийных ячеек чувствовалось глухое неодобрение шагов центральной власти. «В Украинской компартии (500 тысяч членов, хе-хе) обретается немало (да, немало!) гнилых элементов, сознательных и бессознательных петлюровцев», - безапелляционно писал в упомянутом письме генсек.

Главной причиной критической ситуации, которая сложилась тогда в Украине, была неэффективная колхозная система. Крестьяне, которые работали за условные трудодни, не имели никакого интереса выполнять работу качественно. А руководство колхозов рекрутувалось преимущественно из партийных активистов, и часто оказывалось некомпетентным и неэффективным. Местные руководители в своей работе предпочитали не проявлять собственную хозяйственную инициативу, а ориентировались на указания партийных органов, даже если те противоречили здравому смыслу.

Поэтому результаты колхозного хозяйствования уже на весну 1932 года оказались плачевными. С осени много полей остались незасеянными, а те, что засеяли, поросли сорняками. И сбор урожая сопровождался многочисленными потерями из-за неэффективной его организации. К тому же сказывался и недостаток заинтересованности рядовых колхозников в результатах труда. «Как бы ты старался, все равно весь хлеб из села вывезут» - таким было убеждение большинства крестьян.

Первая волна геноцида

Но во всем этом высшее партийное руководство видело злой умысел и саботаж украинцев. Поэтому их было нужно наказать и перевоспитать. Голодание должно было научить украинских крестьян «уму-разуму», как об этом вскользь упомянул Станислав Коссиор в 1933-м.

Все дальнейшие шаги кремлевского руководства свидетельствуют, что действовало оно по тщательно разработанному плану. Организованный им Голодомор фактически был специально спланированной и тщательно замаскированной карательной операцией. Ни одного документа с этим планом, конечно же, не сохранилось. Но внимательный анализ действий тогдашней власти позволяет воспроизвести замысел этой страшной спецоперации.

План в целом содержал три главных этапа: подготовку, убийство и заметание следов. Кроме того, была разработана целая система мероприятий прикрытия.

«Вдохновленные» организаторы. Каганович, Сталин и Постышев - верхушка машины геноцида

Первым шагом к будущему убийству голодом было установление для Украины еще в июле явно нереальных планов хлебопоставок с урожая 1932 года. Эта сознательно заложенная нереальность планов, с одной стороны, предусматривала отъем всего выращенного, а с другой - создавала почву для будущих обвинений украинцев в саботаже и вредительстве. А еще давала возможность власти применять различные манипуляции. Так, в конце августа и октябре Сталин лично «милостиво» позволит несколько уменьшить планы хлебозаготовок. Но и это лишь составляющая преступных намерений. Ведь даже такой план для украинского села был непосильным. Более того, якобы это уменьшение использовали для перераспределения объемов поставок зерна, чтобы и те, кто выполнил предварительные планы, снова оказывались в положении должных государству.

Сама операция по наказанию украинцев-«саботажников», очевидно, была утверждена осенью 1932 года. 22 октября политбюро ВКП(б) направляет в Украину «в целях усиления хлебозаготовок сроком на две декады» Вячеслава Молотова во главе специальной группы. Другая группа во главе с Лазарем Кагановичем была отправлена на Северный Кавказ, где основное внимание было сосредоточено на заселенной украинцами Кубанью.

Командирование Молотова стало действительно чрезвычайным шагом. Ведь он был не просто высоким партийным функционером, а председателем Совнаркома СССР. Говоря современным терминами, советским премьер-министром. То есть у тогдашнего советского правительства не оказалось более важных дел, чем «усиление хлебозаготовок» в Украине. Это все свидетельствует об исключительности задач, которые перед Молотовым поставил Сталин.

Фактически сталинский премьер-министр стал ответственным за организацию и реализацию первого этапа голодоморной спецоперации.

Во время этого режим решал три задачи. Во-первых, изымал максимальное количество зерна у крестьян в процессе хлебозаготовительной кампании. Во-вторых, одновременно в рамках «усиления хлебозаготовок» готовил почву для обвинений всех украинцев в саботаже. И в-третьих, группа Вячеслава Молотова еще и организовывала эффективную репрессивную систему для будущего убийства голодом. «Нужно как можно скорее сломать имеющиеся демобилизационные настроения, прикрываемые зачастую беспринципной оппортунистической аллилуйщиной», - сообщал Молотов телеграммой Сталину 30 октября, предлагая отправить в Украину дополнительные проверенные партийные кадры.

Сразу после приезда Молотова политбюро ЦК КП(б)У начинает выдавать одно за другим директивы и постановления о хлебозаготовки. Их центральным требованием является усиление репрессий против «саботажников». Молотов объезжает области Украины, дает указания районным руководителям. Со времени приезда комиссии Молотова здесь стремительно растет количество арестованных за саботаж хлебозаготовок.

В тему: Голодомор на Украине: что боится признать руководство России

Окончательная «зачистка»

Спусковой крючок убийства голодом был нажат 18 ноября, когда по указанию Молотова ЦК КП(б)У принимает постановление о введении натуральных штрафов, «черных досок», мобилизацию партийных кадров для проведения хлебозаготовок, а также по чекистской операции по ликвидации «кулацких и петлюровских гнезд». И уже 22 ноября председатель ГПУ Станислав Реденс просит Коссиора утвердить план операции «по нанесению оперативного удара по классовому врагу», которая охватывала 243 района Украины.

К началу декабря решениями областных властных или партийных органов более 400 населенных пунктов или колхозов были занесены на «черные доски». 6 декабря 1932 специальным постановлением была создана республиканская «черная доска», на которую занесли шесть крупных сел из разных областей.

Основным методом хлебозаготовок становятся обыски в крестьянских дворах. Реальная власть в селах переходит к «уполномоченным по хлебозаготовкам» - партийным функционерам, специально командированным из районных или областных центров или промышленных городов. У них была единственная задача - найти и конфисковать хлеб, и для этого они обладали всей полнотой власти. Проводили обыски так называемые буксирные бригады, которые формировались из коммунистов, комсомольцев и других провластных активистов.

«Эта бригада ходит под домами и берет, что у кого хочет, и где девает - неизвестно. Есть случаи, забирают хлеб, сколько есть, а как не даешь из дома, то арестуют и забирают все имущество. Как не даешь, то еще и побьют, либо не пускаешь в дом, то они двери бьют. Кто-то и купил хлеба, то бригада говорит «украл из колхоза», а то берут из погребов капусту, огурцы и все», - информировал в декабре 1932 года редколлегию газеты «Радянське село» один из ее авторов о «деятельности» такой бригады в селе Краснополье тогдашней Одесской (сегодня Кировоградской) области.

В декабре 1932 года начинается второй этап убийства голодом украинцев. Власть переходит к полному изъятию продовольствия у украинских крестьян. ЦК ВКП(б) отправляет в Украину Лазаря Кагановича и Павла Постышева для увеличения хлебозаготовок. Каганович во время инспекционной поездки украинскими областями запугивает местное руководство и требует усиления репрессий.

«В морду бить никогда не следует. Но умело проведенные обыски, и не только у единоличников, но и у колхозников, рабочих, коммунистов, — это не перегиб. Надо село взять в такой «штосс», чтобы сами крестьяне раскрыли ямы», - рассуждал он в своем дневнике во время инспекции Одесской области в декабре 1932 года.

Одновременно разворачивается всесоюзная кампания по обвинению украинцев в саботаже хлебозаготовок и подготовке восстания. В начале декабря 1932 года Сталин лично приказывает распространить среди партийного и государственного актива материалы так называемого Ореховского дела против руководителей Ореховского района (теперь Запорожская область), которые были осуждены за саботаж хлебозаготовок. В конце месяца появляется докладная записка Всеволода Балицкого о якобы подготовке весной 1933 года восстание в Украине. С этой запиской Сталин приказывает ознакомить партийных функционеров всего Союза.

14 декабря 1932 года ЦК ВКП(б) и СНК СССР принимают тайное постановление «О хлебозаготовках на Украине, Северном Кавказе и в Западной области». И она вместе с усилением репрессий против «саботажников» определяла ликвидацию украинских школ на Кубани и массовое преследование украинской интеллигенции. Содержание этого документа является убедительным подтверждением того, что целью искусственно организованного голода было разрушение украинской национальной идентичности и уничтожения украинцев как нации.

В конце декабря 1932 года Лазарь Каганович под прикрытием хлебозаготовок заставляет местных руководителей вывезти из украинских сел все имеющиеся зерновые запасы, даже посевной материал. Его приказ был выполнен. А 1 января 1933 года постановлением ВКП(б) о применении жестоких репрессий к тем, кто не сдаст хлеб, украинцам объявили ультиматум. И сразу режим нанес последний удар украинскому селу. На протяжении января - начала февраля 1933 года по украинским селам прокатилась волна массовых подворных обысков. Забиралось все. Крестьяне были лишены последних остатков пищи. Их обрекли на голодную смерть.

«А приказ — убить голодом крестьян на Украине, на Дону, на Кубани, убить с малыми детьми. Указание было забрать и семенной фонд весь. Искали зерно, как будто не хлеб это, а бомбы, пулеметы. Землю истыкали штыками, шомполами, все подполы перекопали, все полы повзламывали, в огородах искали. У некоторых забирали зерно, что в хатах было, — в горшки, в корыта ссыпаны. У одной женщины хлеб печеный забрали, погрузили на подводу и тоже в район отвезли» - эти слова героини романа Василия Гроссмана «Все течет...», опубликованного в 1970 году, точно передают атмосферу того, что творилось в Украине осенью 1932-го - начале 1933-го.

В конце января 1933 года организаторы геноцида перешли к реализации финального этапа спецоперации. Главными задачами были: добить непокорных; обеспечить весеннюю посевную; замести следы преступления. Эти распоряжения отдали Павлу Постышеву, которого 24 января 1933 года назначен фактическим руководителем УССР в должности второго секретаря ЦК КП(б)У.

Перед тем, 22 января 1933 года, директивой Сталина крестьянам запрещалось выезжать с территории УССР и Кубани в другие местности Советского Союза. Украинцам прекратили продавать билеты на железнодорожный и водный транспорт. Дороги блокировали подразделения ГПУ. Тех, кто успел выехать, арестовывали и возвращали обратно. Только за первые полтора месяца действия этой директивы было задержано почти 220 тыс. селян. Из них более 186 тыс. силой возвращают в села, где они были обречены на голодную смерть. Позже заблокировали дороги в города, чтобы не пустить в них голодающих.

В тему: Голодомор: как убивали украинцев

Уничтожить память

С февраля 1933 года Украине начинают выделять помощь - выборочную и недостаточную. Она была направлена не на преодоление голода и спасение украинцев, а на обеспечение производственных нужд во время посевных и уборочных кампаний. Прежде всего помощь предназначалась партийном и комсомольском руководству, активистам. Если продовольствие поступало в село, его использовали только для общественного питания тех колхозников, которые выходили на работу. Обессиленным, старикам, а также крестьянам-единоличникам не помогали.

«А люди знай мрут так что в одну яму кладут душ по 6 потому что некому могилы копать. 27/IV умер Бутенко Николай Федорович молодой парень 22 лет настоящий гвардеец большого роста красивый и пришлось умереть голод­ной смертью лиш потому что сельсовет не дал ему справки как сыну розкуркуленого отца а без справки нигде на работу не примают. А весной когда уже он совсем ослаб тогда и работа была но он не мог работать и пришлось ему умереть голодной смертью», - напишет в своем дневнике Иван Билоус, крестьянин с Харьковщины.

Поэтому, несмотря на якобы «помощь», которую предоставляли украинцам областям, смертность там в течение первой половины 1933 года неуклонно росла. И пика достигла в июне 1933-го, когда, по подсчетам ученых-демографов, умерло более миллиона мужчин, женщин и детей.

Но правители всеми силами стараются не допустить, чтобы об устроенном ими голоде кто-то говорил. Даже в собственной деловой переписке, описывая опухание от голода десятков и сотен тысяч семей, сам голод не упоминают. Партийцы и чекисты пишут только о «продовольственных трудностях». В книгах регистрации смертности появляются новые термины, такие как «безбелковый отек» для обозначения смерти от голода. Со второй половины 1933 года в вымершие от голода села Украины начинают переселять колхозников из российских областей и Беларуси. В конце того года книги регистрации смертности за 1933-й извлекается из сельсоветов. Так режим пытался скрыть масштабы своего преступления.

В то же время, когда в селах ежедневно умирают тысячи, Павел Постышев берется «окончательно решать вопрос» еще и украинских интеллектуалов. В республике разворачивается безумная кампания «очистки» Украины от «петлюровцев» и «украинских националистов». По официальным данным, в Украине в 1933 году было арестовано больше людей, чем в 1938-м. Продвижение украинизации было остановлено, в республике начиналась русификация. А украинские села превратились в «кладбища суровой школы», как выразился «один энкавэдэ» в романе Василия Гроссмана «Все течет...».

Володимир Тиліщак,опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com