Почему проиграла «Свобода»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Почему украинский избиратель предпочел Всеукраинскому Объединению «Свобода» другие силы.

Украинцы не поддержали радикальный этнонационализм, которым российские медиа так активно пугали весь мир. И хотя отдельных его представителей в следующем созыве будет хватать, у них не будет собственной фракции.

Почему украинский избиратель предпочел Всеукраинскому Объединению «Свобода» другие силы?

Идеология

Этнонационализм не выдержал проверки Майданом. Первыми жертвами, погибших на Грушевского, стали армянин Нигоян и белорус Жизневский. Русский язык звучал не реже украинскогой. Лозунг «Чемодан-вокзал-Россия» умер на Майдане и в АТО: русскоязычные граждане Украины, среди них и этнические русские, доказали, что они — не меньше патриоты, чем «украинизаторы».

Поэтому защитники этнических украинцев от других этнических групп выглядят анахронически.

Поспешное отменение преступного «закона о языке», инициированное ВО «Свобода» сразу после свержения Януковича, обернулось трагедией. Не объяснив людям Востока и Юга проблему, не дав им альтернативы — это голосование теперь годами будет разделять людей. И неважно, что Турчинов его не подписал, и закон все еще продолжает действовать — многие на Востоке до сих пор верят в «запрет русского языка», поэтому и голосуют за «Оппозиционный блок».

Очевидно, что украинский язык нужно защищать. Но теперь без четкой позиции относительно прав и возможностей русского и языков других нацменьшинств выхода из ситуации не будет.

Конечно, вся Украина стала более националистичной — но в понимании нации политической. Когда заместитель председателя Днепропетровской ОГА Филатов говорит: «Мы наконец обрели свою Родину. Независимо от того, русские мы, украинцы, армяне, евреи или татары — это наша земля. Она проросла в нас корнями повстанческих схронов, она омыта кровью Сечевых стрельцов и украинских повстанцев», — это означает, что монополии на защиту исторической памяти уже не будет.

Контраверсионные темы, которые ВОС поднимало еще до Майдана, такие, как героизация дивизии СС «Галичина» как организации, или параллельная с Медведчуком борьба против сланцевого газа, подточили ее репутацию. Экология же, как стратегически выигрышная тема, не была адекватно, профессионально проработана.

В тему: Свободовцы Мохник и Кошулинский приятельски общались с теми, кто полчаса назад избивал их братьев. Фото

Практика во время Майдана

«Мы должны провести досрочные выборы мэра Киева», — с трибуны Майдана заявлял Тягнибок 19 января 2014 года.

Именно в то время десятки тысяч людей на Майдане ждали ответа на простой прямой вопрос: что делать, если за каску и за покрышку — уголовная ответственность? Острая, но неконкретная риторика не несли за собой действия. Олег Ярославович ответа не дал — его дала баррикада на Грушевского.

«Языковой майдан» летом 2012-го проиграл, но «Свобода» выиграла: на фоне «разведенных как котят» оппозиционеров они выглядели реальными борцами. И в тройке лидеров Евромайдана Тягнибок не выглядел основным двигателем — скорее, младшим партнером. Три месяца мороза, стояния, нехватка стратегических инициатив и воли к действию пошатнули реноме ВОС как авангарда революции.

Свободовские сотни самообороны активно участвовали в Евромайдане. Свободовские депутаты не прятались ни от титушек, ни от беркутовцев. Многочисленные участники Небесной сотни — партийцы «Свободы».

Но именно «Правый сектор» вместо ВОС медиа сделали выразителем правого радикализма — и партия не смогла защитить свой ​​имидж.

Структурная деградация

В 2010-м мой товарищ, который во все предыдущие безденежные и безнадежные годы возглавлял районную организацию «Свободы» на севере Волыни, вдруг узнал, что его отстранили. На его место пришел бизнесмен средней руки, который потом неожиданно получил мандат депутата местного совета.

Это — частые случаи, когда на потенциально «теплых» местах происходили замены. Так, эти новые люди принесли в партию деньги и влияние. Но уже на этих выборах некоторые главы районных советов от ВОС откровенно отказывались агитировать за свои собственных кандидатов по мажоритарке.

В 2012 году за партию голосовали как за последовательного борца с режимом Януковича. Режим пал, и нужно было демонстрировать новое качество государственного строительства. Но партийная элита «Свободы», став частью власти, не добилась перелома.

Где достижения министра экологии Мохныка? Почему не удалось ликвидировать коррупцию в лесном хозяйстве партийцу Валерию Чернякову? Почему Ирина Сех нарушила закон и не сложила мандат депутата, находясь на должности главы Львовской ОГА? Где выдающиеся достижения в развитии галицких городов и городков, в которых мэры представляют эту партию?

Поэтому 100%-я посещаемость заседаний Рады, 100% голосов за люстрационные и евроинтеграционные законы — похвалы достойное, но не достаточное для победы качество.

Избирательные нюансы

Многие свободовцы воюют на Востоке — как в составе собственно партийного батальона «Січ», так и в других добровольческих подразделениях. Во многих районах местные активисты этой партии — единственные, кто собирает помощь на АТО и, рискуя собственной жизнью и имуществом, доставляют ее на передовую.

Почему же тогда эти добрые поступки не конвертировались в голоса?

Или виной всему неудачная избирательная стратегия партии, размытый лозунг «Так победим», слабая и несистемная медиакампания национального уровня, с билбордами, которые нереально прочитать из машины в движении? И разве были свежие находки, ходы во время кампании, которые запомнились?

Скорее всего, руководство «Свободы», увидев социологию, расслабилось.

Запрос на новое поколение реализовала «Самопоміч» («Самопомощь» — русск.), а запрос на «партию войны» — Народный Фронт.

Свою роль сыграл и виртуальный персонаж Ляшко, которого «Свобода» побоялась критиковать прямо. Он рейдерским образом забрал тему Майдана, земли, протеста, собственного участия в АТО.

Почему же тогда в первой десятке ВОС не было ни одного командира добровольческих батальонов, а только заслуженная старая гвардия с министерским и депутатским статусом? Такой список только тянул кандидатов на мажоритарке вниз.

Почему ВО «Свобода» даже не выдвинула ни одного кандидата в своей базовой Ивано-Франковской области? Неужели понадеялась на договоренность с Блоком Порошенко? Почему так слабо выступила на Тернопольщине — 8% поддержки и третий результат председателя облсовета Алексея Кайды?

Трагические результаты — на Львовщине. Проиграны все мажоритарные округа: Ирина Фарион и Андрей Тягнибок — третьи, Ирина Сех — четвертая. 26% голосов на местных выборах в 2010-м, 38% — на выборах в ВР в 2012-м. Результат в 2014-м? 6,2 процента!

Один мандат — в Ровенской, один — на Тернопольщине, один — на Полтавщине: вот сухой остаток силы, которая имела своего вице-спикера Верховной Рады, своих председателей парламентских комитетов, своих губернаторов и министров.

Горечь тотального поражения на Западе балансирует разве что победа на двух округах в Киеве.

Итог

«Я благодарю, что рабы не выбрали националистический путь. Потому что не рабское это дело голосовать за ее величество национальную идею». Ирина Фарион, с Фейсбука, 27 октября 2014 года.

ВО «Свобода» осталась парламентской партией — в отличие от, например, «Гражданской позиции».

Чуть меньше 5% — значительный результат новых «первых непроходимых». Впереди — местные выборы, которые дадут оценку свободовским мэрам, главам районных и областных советов.

«Правый сектор», практически не ведя национальной избирательной кампании, взял 1.8%, провел одного мажоритарщика по Днепропетровщине и еще одного — в Киеве, без учета бойцов-самовыдвиженцев. Выдержит ли «Свобода» конкуренцию на правом фланге? Будет ли готова модернизировать идеологию, объединяться, чистить свои ряды от одиозных и неэффективных?

Понимают ли члены и руководство ВОС, что если изменений не будет, в перспективе 5-7 лет оно может повторить судьбу Конгресса Украинских Националистов, участника фракции «Реформы-Конгресс» в Раде-1998, который на этих выборах взял аж 0.05%?

В отличие от многих политических проектов," Свобода" имеет идеологию, имеет реальные структуры — но обросла слишком большим числом тех, кто воспользовался ею. Пренебрежение «рабами», еще два года назад массово поддержавшими ВОС, нехватка внутрипартийной демократии, устаревшая уже риторика могут довести партию до раскола и маргинализации.

Блок Витренко, который на выборах 2006-го не добрал 0.07% до прохождения в ВР, уже давно не существует — и актив, и поддержка разошлись по другим площадкам.

«Наша Украина», Народный Рух Украины, ряд других политических сил, которые в свое время гремели в парламенте, давно стали историей.

Приложит ли партийное руководство достаточно усилий, чтобы эти выборы не стали лебединой песней «Свободы»?

Остап Крывдык, политолог, активист, опубликовано в издании  УП

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com