Почему украинцы умирают рано? Кто тормозит реформу медицины?

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Наши граждане живут на 11 лет меньше европейцев. Одна из причин - неэффективная медицина. Глава Минздрава Ульяна Супрун называет реформу Революцией достоинства в медицине и уверяет, что она позволит ежегодно спасать жизни 136 тыс. больных, которые без законодательных изменений обречены на смерть.

Судьба реформы решится в ближайшие недели. В чем суть реформы, кто и почему против нее?

Первородный грех

Произошло это после Революции Достоинства. Одна моя патриотически настроенная коллега решила никогда в жизни не давать взяток. Крупнейшим ее испытанием на этом пути оказалась беременность. «Знаешь, что такое у нас первородный грех? - как-то спросила она. - Это когда невозможно родить без взятки».

В тему: Семь кругов ада. Почему женщины делают аборты? Исповедь

Родственники и друзья советовали ей классных врачей, с которыми можно «договориться». Но неофициальные «договорные отношения», с ее точки зрения, выглядели унизительно.

Официальный путь должен был быть еще более унизительным: в роддоме по месту жительства ей сообщили, что лежать придется в коридоре, все лекарства за свой счет, еда - из баночки. Вариант с частной клиникой пришлось отбросить: услуги там стартовали от $2 тыс. Для молодой семьи это было не по карману.

Реформаторы. Слева направо: Ульяна Супрун и ее заместители и единомышленники - Роман Илык, Оксана Сивак, Александр Линчевский, Павел Ковтонюк. Фото из частного архива Ульяны Супрун

В тему: 69% больных украинцев занимаются самолечением, не обращаясь к врачу - исследование

Идея рожать за границей появилось не сразу и долго обдумывалась. Последней каплей стал такой случай.

Плановый визит в поликлинику, длинная очередь с соответствующими последствиями - надо в туалет. Здесь выясняется, что на этаже он есть, причем с мылом и бумагой, но простых смертных туда не пускают - это роскошь для персонала, двери закрыты на ключ. А для пациентов туалет в подвале: вонючий, без раковины, однако двери всегда открыты, точнее, ее, то есть, двери - нет.

Рожала она в Литве, в райцентре Алитус (58 тыс. населения). Все прошло быстро, без осложнений и максимально комфортно. Родзал с джакузи (кстати, ванна - это не излишество, а часть оборудования), несколько дней проживания с четырехразовым питанием на уровне европейского отеля (палата на двоих - с мужем), вежливый медперсонал, процедуры для роженицы, прививки для младенца. За все про все единовременно и через кассу - 535 евро 31 цент.

Ванная комната в палате провинциального литовского роддома. Фото из частного архива

Это была зарисовка из жизни, а теперь немного аналитики. На первый взгляд, плачевное состояние отечественной медицины связано с нехваткой средств. Но на самом деле деньги есть. По данным Минздрава Украины, средний вклад украинского домохозяйства (семьи) в систему здравоохранения в прошлом году составил 4580 грн. Это деньги, уплаченные в бюджет страны (в основном в виде НДС, акцизов и других налогов), которые потом пошли на финансирование медицины.

Заместитель министра здравоохранения Павел Ковтонюк вспоминает, что когда реформаторы из министерства показали эту сумму частным страховщикам и спросили - какой в данном случае должна быть «страховая выплата», те назвали цифру - 100 тыс. грн.

Каждый украинец может судить по себе: получал ли он или члены его семьи медицинские услуги на такие деньги. Возможно, в сложных случаях даже этих средств не хватает на спасение жизни, но на достойное отношение к пациенту этого более чем достаточно.

На самом деле «бесплатная» медицина высасывает из среднего домохозяйства намного больше - в виде взяток, «благотворительных взносов», платных анализов, дополнительных услуг, лечебно-аптекарских схем и «фуфломицинов», то есть лекарств, которые массово приобретаются в аптеках, но на самом деле не лечат.

Теневой рынок на то и теневой, потому что не попадает в официальные показатели. Но даже официальная статистика страшна: 640 тыс. украинских семей ежегодно оказываются в состоянии финансовой катастрофы, связанной с болезнью кого-то из членов семьи, несмотря на то, что они уплатили в «медицинский бюджет» 3 млрд. грн. в виде прямых и косвенных налогов.

Как следствие: наши соотечественники в среднем живут на 11 лет меньше, по сравнению с жителями ЕС. По подсчетам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) ежегодно умирает 136 тыс. украинцев, которых можно было спасти.

И. о. министра здравоохранения Ульяна Супрун конкретизирует: 4000 туберкулезников можно вылечить. 1200 малышей, погибающих во время родов, медики способны спасти. 7000 жертв инфекционных болезней - вообще нонсенс для современного развития науки.

В Украине достаточно врачей, а количество больничных койко-мест на душу народонаселения у нас одно из самых высоких в Европе. Но почему-то до пациентов (которым даже удалось вовремя оказаться на тех койко-местах) не доходят лекарства и услуги. Короче говоря, не доходят деньги.

Куда деваются гривны, уплаченные гражданами на медицину?

Очевиден ответ: их воруют. Но это не так. Точнее, не совсем так.

В тему: Фуфломицина не будет! Александр Линчевский о том, как Минздрав реформирует здравоохранение

Посторонним вход воспрещен

Мой отец умирал. Я сидел с его медицинской картой в длиннющей очереди перед дверью, на которой висела табличка: «Посторонним вход воспрещен». Через каждые двадцать минут раздавался металлический лязг, из заветных дверей выходили люди в белых халатах. В этот момент больные заглядывали им в глаза и сказали: «Можно?» - «Ждите».

У хирурга не было собственного кабинета, прием проходил в ординаторской, на которой, собственно, и висела табличка. Гнетущую атмосферу усиливало то, что каждый из пациентов чувствовал себя на птичьих правах - тем самым «посторонним», которому «вход воспрещен».

Впоследствии я понял, что «Посторонним вход воспрещен» - девиз всей отечественной медицины, где «посторонний» - пациент. И это не столько метафора, сколько базовый принцип финансирования. 80% бюджетных средств, направляемых на медицину, идут на зарплату медикам и оплату коммунальных услуг.

Сумма, выделяемая на конкретное заведение, зависит не от количества больных и их потребностей, а от физических размеров больницы (которую надо отапливать, ремонтировать и т.д.), числа работников и - главное - количества койко-мест. Их может быть больше потребности или меньше. Но финансируются именно они, а не те, кто их занимает или должен занимать.

Есть еще вопрос, почему по данным ВОЗ, по количеству коек Украина занимает четвертое место в мире, а по продолжительности жизни - сто тридцатое?

В этой системе больной не просто лишний, он - нежеланный гость. Жалкое, беспомощное, проблемное существо, которому никто ничего не должен, от которого ничего не зависит. В лучшем случае, пациент - статистическая единица, что демонстрирует трудовые достижения медиков. В худшем - доведенныйц до состояния раба житель психиатрической клиники (это не преувеличение, это реальность).

Считается, что этот ужас - наследие тоталитарного прошлого. Мол, система, разработанная советским академиком Николаем Семашко, не может быть другой. Доля правды в этом утверждении есть, но только доля.

Не во всех наших бедах виноват покойный академик. Дело в том, что в то время, когда советская модель здравоохранения пребывала в расцвете, то есть в брежневские времена, она была более или менее приспособлена к нуждам населения.

В тему: К 50-летию прихода к власти «дорогого Леонида Ильича» — миф о «золотом времени» Брежнева

Научно рассчитывалась количество тех или иных больных от общего количества населения. С учетом социальных, экологических и климатических особенностей. Точкой отсчета при проектировании больниц становилось, опять-таки, количество жителей населенного пункта.

Времена изменились. Некоторые неизлечимые болезни стали излечимыми, открыли новые методы и типы оборудования, созданы новые протоколы лечения (это, грубо говоря, инструкции для врачей на каждый случай). На смену социалистическим отношениям пришли рыночные. Но самое главное - изменилось количество и структура населения. Поскольку система не обновлялась (ни по методике того же Семашко, ни по любой другой), она сгнила.

В Минздраве приводят следующие примеры. В городе Славутич была спланирована клиника для 150 тыс. населения. Сегодня в Славутиче проживает 25 тыс. человек.

В большом родильном отделении один врач принимает роды один раз в 10 дней. Учитывая интенсивность такой практики, квалификация местных медработников вызывает сомнения. Налогоплательщики финансируют отопления шести корпусов этой больницы, хотя на эти деньги можно было бы спасать чьи-то жизни. И это далеко не единичный случай.

Еще одна стандартная ситуация: в амбулатории небольшого села Несвоя (Черновицкая область) работает один врач, две медсестры и еще девять работников - сторожа, кочегары, бухгалтер, методист, водитель и др. Возможно, для местных бабушек это удобно, но неэффективное финансирование медицины ухудшает качество жизни всех граждан.

Государственные миллиарды, размазанные тонким слоем по стенам всех государственных поликлиник и больниц страны, никого не делают ни здоровым, ни счастливее. Как плесень на этих стенах проступает коррупция и мошенничество.

Да, коррупция - не столько причина, сколько следствие неэффективного финансирования. Дело не в нашей грешной ментальности, а в том, что довольно часто коррупция - единственный способ выжить (не в переносном, а в прямом смысле). Взятка дает возможность врачу компенсировать нищенскую зарплату и прокормить семью, а больному получить медицинскую услугу.

Графика Минздрава. Реформаторы призывают распространять ее в сети и в реальной жизни. Скачать можно по ссылке https://goo.gl/YdK75O

Существующая система здравоохранения - это скрытый мир человеческих страданий, со сложным лабиринтом подземных ходов, залами для vip-персон и тайниками мошенников. Есть в этой системе образцово-показательные учреждения (Институт сердца под руководством Бориса Тодурова), ведомственные покои для привилегированных каст (самый яркий пример - клиника в киевской Феофании).

Есть даже уникальные плюсы для низких каст. Скажем, сельские бабушки иногда используют больницы как профилактории и «планово» ложатся в них зимой, экономя на отоплении своих домов. Короче говоря, в этом скрытом мире свои неписаные правила и даже законы.

И самый жестокий из них таков: попадая в это царство, кто бы ты ни был - психически больной бомж или vip-персона - ты не можешь сохранить чувство достоинства. Потому что стыдно быть в такой системе даже будучи  vip-персоной.

Что предлагает МОЗ

Если попытаться одним коротким предложением охарактеризовать сущность медицинской реформы, то оно будет звучать так: сделать почти все, как в Литве. В той же Литве, где даже в провинциальном роддоме есть джакузи.

Реформу планируется провести за два года,чтобы каждый медработник успел адаптироваться, чтобы ни одна сельская бабушка не пострадала, чтобы все коррупционеры нашли время пройти курсы переквалификации и стать полноценными членами общества. Но уже первый шаг должен быть решительным.

Меняться ,eltn все. Опишем тезисно/

Как можно скорее - в идеале уже в июле этого года - нужно внедрить новый принцип финансирования медицины. Ульяна Супрун формулирует его следующим образом: «Деньги следуют за пациентом». Что это значит?

Педиатр, терапевт, семейный врач, а это называется в нынешней терминологии врач «первичного звена» (а впоследствии к ним сможет присоединиться любой доктор, и любое медучреждение) - будут получать зарплату и бюджетное финансирование в зависимости от количества реально пролеченных пациентов. Основанием для этих выплат станут договоры между врачами и пациентами.

Мечта Ульяны Супрун о том, что уже в этом году все украинцы подпишут договоры с семейными врачами, не означает, что с конкретного числа беспомощные украинцы не смогут получить медуслуги без каких-то контрактов.

Никто не станет закрывать двери поликлиник. Просто во время приема (когда в таком приеме возникнет необходимость) врач предложит пациенту подписать бумаги. Так же в любой момент договорные отношения можно будет прервать.

Важная деталь: гражданин внезапно заболевший сможет обратиться за помощью не только в «свою» поликлинику, но и к любому врачу «первичного звена».

Если, скажем, он обратится к частному семейного врача в другом населенном пункте, то из госбюджета такому частному врачу капнут деньги за этого пациента - 210 грн. На практике это означает, что частный врач (или клиника) предоставят пациенту услуги или бесплатно, или со скидкой.

В тему: В «тени» украинской медицины 50 млрд грн - Всемирный банк и ВОЗ

Взаимоотношения пациента и врача сразу и навсегда станут рыночными. Однако платить будет не пациент, а государство. Законодательно это будет выглядеть следующим образом: бюджетные средства, выделенные на медицину в расчете на одного гражданина, оформят как страховой взнос на этого жегражданина.

Утренняя зарядка «Активируй реформу!» с участием Ульяны Супрун, фото МЗ Украины

Для некоторых медучреждений это будет означать банкротство. Для некоторых врачей - финансовую катастрофу. Но если врач будет популярным, его зарплата будет измеряться десятками тысяч гривен. Распоряжаться этими деньгами врач (или медучреждение) смогут по своему усмотрению - или проесть, или расходовать на ремонт или закупку оборудования.

Специализированные больницы, то есть "вторичная звено»

Больницы ожидает та же участь. Если гражданин нуждается в специализированной помощи, врач «первичного звена» выписывает направление на «вторичное звено» (такой порядок, конечно же, не касается случаев экстренной помощи, когда больного сразу везут в больницу). Так же предусмотрена и свобода выбора учреждений «вторичного звена». Таким образом, со временем возникнут популярные и непопулярные клиники.

Сможет ли гражданин обратиться сразу к врачу «вторичного звена», в больницу? Да. Но в этом случае пациенту придется официально заплатить из собственного кармана.

Все заведения будут финансироваться по аналогичному принципу, то есть за услуги, предоставленные конкретному больному. И никаких дотаций за абстрактные койко-места или ведомственное подчинение. Логично предположить, что в этих условиях клиники начнут бороться за пациентов.

Возможны исключения? Да. Если местная община или благодетель готовы финансировать убыточное заведение - нет проблемы. Если какая-то частная компания или государственное учреждение, имеющее отдельный бюджет, скажем, МВД добровольно подпишет договор на «абонентское» обслуживание с госпиталем, то статус «ведомственного госпиталя» будет сохранен. Но это уже исключительно на добровольно-рыночных принципах.

Бесплатные лекарства по рецептам

По замыслу реформаторов, бюджетные деньги «пойдут за пациентом» не только из-за врачебных услуг, но и из-за скидок на лекарства.

Планируется ввести механизм, который называется сложным словом "реимбурсация", - когда клиент дает в аптеке рецепт, а таблетки ему выдают или бесплатно, или со скидкой. Платит в таком случае государство, перечисляя средства аптеке. Если рецепта нет, - клиент платит сам.

Под механизм реимбурсации будут подпадать только препараты из перечня, разработанного Минздравом. Это, кстати, должно стать и способом борьбы с так называемыми фуфломицинамами - лекарствами, лечебный эффект которых не доказан.

Все ли лечение будет бесплатным? Нет

Государство впервые открыто признает, что не может сделать медицинское обслуживание на 100% бесплатным.

Поэтому каждый год будет утверждаться главный финансовый медицинский документ государства - Гарантированный пакет. Это перечень заболеваний и состояний, лечение которых полностью финансирует государство. Предполагается, что гарантированный пакет покроет все расходы, связанные с экстренными случаями, острыми состояниями, все обращения к врачам первичного звена, а также паллиативную помощь, которая устраняет боль умирающим пациентам.

Дополнительные гарантии будут предоставляться участникам АТО, получившим ранения во время боевых действий. Спектр услуг для них должен регулироваться отдельным законом.

Процесс лечения после принятия начала реформы долженн соответствовать международным протоколам, то есть инструкциям для врачей. Все тарифы будут находиться в открытом доступе. Поэтому у медиков не будет возможности необоснованно накручивать «добавленную стоимость».

Некоторые виды обследований и лечений должны финансироваться по принципу сооплаты. Некоторые - исключительно за счет самого пациента, например, эстетическая хирургия и стоматология для взрослых (кроме экстренных случаев).

Гарантированный пакет услуг будет дополняться или сокращаться с учетом потребностей населения и текущего состояния государственного бюджета, который конечно, не лучший в мире. Но иного нет. И честно говорить об этом с людьми - одна из составляющих взаимоуважения государства и гражданина.

В тему: Медики освобождены от обязательной «отработки» после окончания ВУЗов

Электронный реестр пациентов

Качество услуг не всегда сводится к деньгам. Поэтому одна из «мелочей» реформы напрямую не связана с принципами финансирования - это внедрение электронной системы здравоохранения. Как на всеукраинском уровне, так и на уровне обычных поликлиник.

На всеукраинском уровне система предусматривает функционирование электронного реестра пациентов. По сути, реестр станет базой медицинских карточек. У каждого врача будет возможность ознакомиться с анамнезом любого клиента, изучить его историю независимо от того, в каких заведениях тот лечился раньше.

Ну а на местах уже сейчас внедряются проекты вроде «мобильная медсестра» и «поликлиника без очередей». И именно они имеют отношение к достоинству, поскольку позволяют сделать визит к врачу комфортным. Первый опыт есть.

Проект «Поликлиника без очередей» был реализован в некоторых государственных учреждениях, благодаря чему уровень их сервиса стал не хуже частного. Заместитель главного врача по организационной работе Киевского городского детского диагностического центра Елена Дейнека рассказывает, что и врачи, и пациенты довольно быстро освоили соответствующие программы. Теперь большинство пациентов записываются к врачу или через интернет, либо через терминалы в холле.

Если же пациент принципиально не доверяет технике, к его услугам старая регистратура. «Единственный недостаток, - жалуется Елена, - состоит в том, что когда к нам приходят новые пациенты не видят очередей, они думают, что у нас плохие врачи».

Руководитель проекта IT4Medicine, член координационного совета Минздрава по вопросам внедрения электронной системы здравоохранения Андрей Заяц убежден, что мнение о «технически безграмотных» провинциальных врачах, которые не смогут овладеть компьютером - миф. Он считает, что два года более чем достаточно, чтобы каждая украинская поликлиника стала «поликлиникой без очередей». Была бы государственная воля.

План-график

Теоретически, такая воля есть. Еще в апреле были зарегистрированы в парламенте четыре законопроекта, разработанные реформаторами Минздрава для выполнения Концепции реформирования здравоохранения, утвержденной распоряжением КМУ.

Ключевой документ - законопроект №6327 о государственных гарантиях оказания медицинских услуг. Другие проекты его дополняют: о дополнительных гарантиях воинам АТО, о внесении изменений в Бюджетный кодекс, о согласовании процесса публичных закупок с новыми госгарантиями.

Если в ближайшие две недели Верховная Рада примет этот пакет, Революция достоинства в медицине сдвинется с мертвой точки. В Минздраве планируют уже в июле подать свои предложения по изменениям в бюджет-2017.

Далее план-график таков: система госгарантий на первичке заработает в июле этого года, в сфере диагностики - с 2018-го. Первый год фактически будут параллельно действовать две модели: старая и новая. А уже с 1 января 2019-му новая модель расчетов и отношений охватит всю отечественную медицину.

Если же в июне парламент «прокатит» реформаторские проекты, - а в июне только две пленарные недели, после которых нардепы идут на каникулы, поэтому времени мало, - так вот, если в июне проекты так и останутся проектами, то Минздрав не успеет подать свои предложения в бюджет на 2017 год. В этом случае никаких сдвигов в этом году не состоится.

Да и вообще существует риск, что эти законодательные инициативы так и останутся проектами. Сейчас все зависит от депутатов Верховной Рады. Свое равнодушие к медицинской реформе нардепы уже продемонстрировали. 20 мая Верховная Рада не проголосовала даже за включение в повестку дня "медицинских" законопроектов.

Страхи причастных

Депутаты

Часть депутатского корпуса демонстративно игнорирует правительственные проекты (Оппозиционный блок), часть (фракция БПП) советует реформаторам создавать рабочие группы и «дорабатывать» документы (буквально действуют по исторической инструкции ЦРУ по саботажу), часть проявляет безразличие и даже не входит в сессионный зал во время голосований. Государственная воля есть у и.о. министра и его команды. Есть ли она у президента и премьера, которые могут дать "волшебный пендель" депутатам из коалиции, прогуливающим голосования или валящим реформу - увидим через две недели.

За депутатским равнодушием скрывается звериное сопротивление коррупционеров, у которых всегда найдутся рациональные аргументы против реформы. Любая реформа нарушает устоявшийся порядок вещей, кому-то вредит, кого-то пугает (и не только коррупционеров). Не бывает такого, чтобы от настоящей реформы никто не пострадал.

Акция в поддержку реформы МЗ под стенами ВР. Фото Цензор.Нет

Пациентские организации

Они самые конструктивные критики реформы.

Так, в Украинском диабетической ассоциации опасаются, что в Государственный гарантированный пакет не попадут медицинские услуги, необходимые для поддержания жизни ее подопечных. В частности, членов Ассоциации интересует судьба госпрограммы «Сахарный диабет», благодаря которой больные имеют возможность лечиться и отдыхать за бюджетные средства.

Представители объединений и организаций граждан, страдающих от орфанных заболеваний, также листают страницы законопроектов, пытаясь найти ответ: предусмотрено ли финансирование лекарств, необходимых для их жизни. Ответа нет. Однако понятно, что при изменении принципов финансирования будут свернуты предыдущие госпрограммы. Но появятся ли взамен новые?

Исчерпывающих ответов нет не потому, что реформаторы безразличны к их проблемам, а потому, что Государственный гарантированный пакет будет утвержден только после того, как будут приняты соответствующие законопроекты и Минздрав сможет инициировать изменения в госбюджет на 2017 год. Тогда и утвердят перечень.

Замкнутый круг: нет законов - нет госгарантий; нет госгарантий - больные против любых новых законов.

Профсоюзы медиков

Эти организации заботятся, прежде всего, о погашении существующей задолженности по зарплате. Они вынашивают свои планы относительно изменений в госбюджет-2017 (требуют увеличения субвенций) и жалуются на отсутствие поддержки со стороны Минздрава.

Реформа выбросит профнепригодных врачей на мель. Во время сокращений койко-мест и банкротства некоторых заведений градус критики со стороны профсоюзов, вероятно, возрастет. Но как на самом деле оно будет - покажет жизнь.

Можно соглашаться или не соглашаться с доводами этих критиков, но их понять можно. Что касается пациентских организаций, то их легко можно понять, но и необходимо учитывать их интересы. С профсоюзами сложнее. Гасить задолженность, конечно же, надо при любых условиях. А вот стоит ли переводить будущие материальные потребности неконкурентноспособных медиков на налогоплательщиков - вопрос.

Врачи в схемах

Но есть еще одна категория критиков, понять которых не просто трудно, а очень трудно. Это те люди, которые во время Революции достоинства стояли бок о бок, а потом стали врагами. Речь о злейших оппонентах Ульяны Супрун и ее команды, а именно - об экс-министре здравоохранения Олеге Мусие и бывшем кандидате на эту должность, а ныне председателя Комитета ВР по вопросам здравоохранения Ольге Богомолец.

Сначала Мусий искал диплом Супрун и ставил под сомнение ее образование. Когда диплом был обнародован, господин экс-министр начал пугать общественность тем, что принцип сооплаты за некоторые услуги приведет к тому, что с больного аппендицитом будут требовать 90% платы за операцию. Это неправда, поскольку законопроектом предусмотрено, что подобные экстренные случаи полностью покрываются государством.

Чем ближе к реализации становится реформа, то страстнее становится критика со стороны профессора и певицы Ольги Богомолец. В свое время она затормозила все инициативы Александра Квиташвили, обвиняя его в попытке превратить больницы в торговые центры, сейчас же инкриминирует команде Ульяны Супрун - цитирую - «сознательный геноцид украинского народа».

Под бдительным оком Богомолец каждый шаг, каждое движение реформаторов. Даже такая безобидная инициатива Ульяны Супрун, как «зарядка за реформы» в девять утра - уже предмет критики: «Танцует в рабочее время».

Секрет для избранных

Консилиум подошел к концу: диагноз украинской системе здравоохранения давно поставлен, терапия давно определена. В экспертной среде (к которой, безусловно, относятся и Мусий, и Богомолец) прекрасно понимают, что реформа неизбежна. Эксперты единодушны относительно принципов, на которых она должна основываться. И именно эти принципы заложены в программе Ульяны Супрун. В ее концепции, собственно, нет ничего нового.

В Минздраве не скрывают, что позаимствовали некоторые наработки предшественников, в частности, Александра Квиташвили. Но и в программе Квиташвили было много от предыдущей команды: некоторые положения программы совпадают со стратегией, разработанной Минздравом в 2014 году, под руководством Мусия. В свое время собственную стратегию написала и Ольга Богомолец - «25 шагов к счастью».

Во всех этих программах, концепциях и стратегиях предусмотрено изменение финансирования, все они тяготеют именно к той восточноевропейской модели, которую сейчас пытается воплотить в жизнь Супрун.

Даже во времена Януковича команда тогдашнего вице-премьера Сергея Тигипко определила основные недостатки медицинской системы, а эксперты (независимо от политической или любой другой ориентации) советовали прекратить финансирование абстрактных койко-мест и признать международные протоколы лечения.

Но тогда (во времена Януковича) решили подождать с непопулярной реформой. Власть чувствовала, что реформа нарушает негласный общественный договор: когда «элита» закрывает глаза на мелкие злоупотребления бюджетников, предоставляет льготы пенсионерам, а взамен получает возможность воровать миллиарды.

Почему же сегодня, когда старый общественный договор сломан и общественность требует изменений, у реформаторов так много врагов даже среди вчерашних соратников?

Дело в том, что тема медицинской реформы - наиболее манипулятивная сфера. Поскольку речь идет о страданиях, болезни и смерти, то каждый нелепый шаг реформатора или чиновника можно истолковать как преступление.

Каждую неудачную закупку лекарств назвать «закупкой смерти». Каждое закрытое заведение интерпретировать как каннибализм или, пользуясь терминологией госпожи Богомолец, «как сознательный геноцид собственного народа».

Критикам реформы удобно преследовать собственные цели (даже если такие цели сводятся лишь к политической конкуренции), прикрываясь экзальтированными фразами. Но есть нюанс.

Если, скажем, профильный комитет ВР под руководством Ольги Богомолец вместо сотрудничества с Минздравом будет блокировать реформу Супрун (как в свое время заблокировал реформу Квиташвили) и продолжит отчаянно сражаться за каждую запятую в каждом законопроекте, то и собственную программу «25 шагов к счастью» Богомолец может переименовать в «25 лет к счастью».

И напоследок. Счастья не будет. Люди как умирали, так и будут умирать, это, в конце концов, закон природы.

Жизнь как была сложной, так и останется. Единственное, что может сделать МЗ - немного улучшить качество и увеличить ее продолжительность на несколько лет. Но для этого украинская медицина должна пережить собственную революцию достоинства, то есть реформу. С непопулярными решениями, ошибками и даже жертвами. Другого пути просто не существует.

Дмитро Фіонік, опубликовано в издании ТЕКСТИ

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма