Равнодушие как предвестник бунта: жители Донбасса уже жалеют о своем политическом выборе

|
Версия для печатиВерсия для печати

За два года своего правления власть успела насолить даже своему ядерному электорату, который и сам начинает понимать, что кого-то же надо поблагодарить за утраченные иллюзии.

Жители региона все больше внутренне готовы к протестам, хотя определенности и осознанной альтернативы еще нет. Репортаж.

***

Большинство луганчан или донетчан, с которыми удалось пообщаться во время путешествия в этот неповторимый регион, не обижаются на, казалось бы, едкую речевку «Спасибо жителям Донбасса за президента ...». За два года своего правления власть успела насолить даже своему ядерному электорату, который и сам начинает понимать, что кого-то же надо поблагодарить за утраченные иллюзии.

Сложилось впечатление, что Виктору Януковичу и Ко уже не простят «улучшение жизни уже сегодня» только потому, что они здесь «свои». Пока уровень недовольства на Донетчине не перешел критической черты откровенного бунта, но устойчивая тенденция к этому очевидна.

ЧУЖИЕ СРЕДИ СВОИХ

«Я всегда голосовал за Януковича, но он оказался... (далее раздается ненормативная лексика. - Авт.) », - эмоционально реагирует Андрей Алешкин, экс-шахтер из Антрацита, а теперь разнорабочий из Луганска, на вопрос об отношении простых людей на Донбассе к власти, которую они выбрали.

За последние полгода социально-политические настроения здесь резко изменились. Если в 2010-м наблюдался некоторый оптимизм реваншистского характера, мол, «победили, наконец, свои», в первой половине 2011-го - равнодушие к политике как таковой, то теперь градус негатива относительно, казалось бы, «своей» власти начинает зашкаливать. Нынешний президент с однопартийцами рискует оказаться чужим даже среди своих. В разговорах не на диктофон люди из руководства региона признают, что во власти сейчас большое беспокойство относительно Востока - ПР его теряет.

В тему: «Донбасс» Александра Чекменева. Фоторепортаж

«Спрашиваю у пятикурсницы, что приходит на экзамен: «За кого будешь голосовать?"- Рассказывает Сергей Н., профессор Восточноукраинского университета имени В. Даля (в Донбассе большинство все же традиционно опасается открыто называть вещи своими именами. - Авт.). - Отвечает: «За коммунистов». Переспрашиваю: «Почему?» А она: «Да дедушка сказал, что так надо».

Это, к сожалению, у нас очень распространено. Старые голосуют по привычке, молодые или вообще не идут на участки, либо относятся к этому с полным равнодушием. Но все же не все. Все больше граждан начинают думать головой. Например, я буду поддерживать демократов, какие бы они были, но все же лучше так называемых “наших”. Главная проблема для многих - отсутствие альтернативы. Кто-то, конечно, за коммунистов побежит отдать голос, но умные люди растеряны».

Старые голосуют по привычке, молодые или вообще не идут на участки, либо относятся к этому с полным равнодушием
Фото: Андрей Ломакин , УТ

Впрочем, пока устоявшаяся, казалось бы, навечно идеологема «это сукин сын, но это наш сукин сын» дала трещину, даже учитывая, что «Донбасс убеждений не меняет». За последние два года резко снизился уровень жизни рядового жителя региона - слишком большой разрыв между ожиданиями и реальностью, особенно на фоне того, что у кого-то же Межигорья разрастаются.

«Я этого Януковича ненавижу, - аж плюется слюной грузин-таксист пожилого возраста из Донецка. - В 2010 году всех своих пассажиров пропагандировал, чтобы за него голосовали. Теперь этим людям будет стыдно в лицо смотреть. Как может быть, чтобы здесь цены были выше, чем в Киеве. Такое впечатление, что все делается за наш счет. Они нас совсем за дебилов считают ли?»

В тему: Вооруженные вилами пенсионеры взяли штурмом обладминистрацию в Донецке

При этом в головах земляков одновременно уживаются два совершенно разных восприятия власти нынешней и власти как таковой. С одной стороны, эти люди крайне враждебно настроены к любому или к тому, что ее символизирует. «Упыри» - характеристика, которую очень часто можно услышать от местных жителей.

С другой - в их сознании рядом с этой врожденной анархичностью степного происхождения употребляется абсолютный конформизм, который иногда приобретает вид равнодушия. Большинство из них сейчас на промежуточной стадии между равнодушием (людям просто все равно, кто у власти, потому что они ее не воспринимают) и открытой ненавистью.

БУДЕТ КАК БУДЕТ

Хотя многие украинцы еще прекрасно помнят стук шахтерских касок о киевскую брусчатку в начале 1990-х, оказывается, что реальное количество пассионариев среди жителей Донбасса мизерное. Как и людей, которые понимают и готовы отстаивать здесь свои интересы.

Большинство считает, что бороться за свои права, особенно на шахтах или заводах, - это уничтожать свой доход. Более того, не задумываются над таким вопросом, просто выживая в существующих реалиях и воспринимая их как данность. «Когда ты работаешь и молчишь, тебя ставят на нормальный участок в забое, - объясняет бывший шахтер, поэт Александр Сигида из села Атамановка под Луганском.

- Получаешь даже тысячу долларов. А как начинаешь болтать лишнее, то никто тебя не выгоняет, зачем. Просто прикрепляют к плохому участку, и твоя зарплата, которая зависит от добычи, сразу резко уменьшается. Вот и рискуй ежедневно жизнью за полторы тысячи гривен в месяц и будь свободолюбивым или молчи в тряпочку и зарабатывай нормальные деньги. Каждый решает для себя сам. Но люди как-то привыкли рисковать жизнью - это уже как бы само собой разумеется». Действительно, донбассовцы, на удивление, фаталистичны. «Пусть будет, как будет» - такой слоган лучше всего отражает их мышление.

Пусть будет, как будет
Фото: Андрей Ломакин , УТ 

Что очень удивляет, так это то, как шахтеры терпят такие нечеловеческие условия труда с огромным, как свидетельствует статистика, количеством смертей, и риск (не все они получают по тысяче долларов в месяц). Однако те, с кем пообщался автор этих строк, единодушны: виновны в авариях не только руководители предприятий.

«Мужик, ты поверь, таких аварий, как на «Суходольской» (2011 года, погибло 28 человек. - Авт.), у нас и при совке было очень много, - утверждает Александр Сигида. - Сейчас даже чуть меньше стало, просто тогда об этом молчали, хотя они были не менее страшными. Обрати внимание, когда случаются крупные - в августе. А почему? Потому что ко Дню шахтера, опять-таки, с советских времен нужно было выдать на-гора рекордное количество угля. И еще тогда люди научились затыкать тряпкой датчики метана, чтобы они не мешали работать, ведь аварийная система включается, только концентрация газа в воздухе хоть немного начинает превышать норму. Поэтому чаще всего в авариях виноваты сами люди и их халатное отношение к собственной безопасности».

«90% шахтеров, как ни резко это прозвучит, - молчаливые слуги, - делится своим мнением лидер общественного «Трудового движения «Солидарность» Константин Ильченко из Свердловска Луганской области. - Вот, например, мой коллега по профсоюзному движению Геннадий Зимин, который из-за своей борьбы с местной угольной и наркомафией стал инвалидом и потерял все имущество. Но он такой один на весь город.

Эта толпа никогда ничего не поймет. Ты им объясняешь, что нужно отстаивать права, потому что это ваши деньги, а они молчат. Только бригадир уходит с участка, начинают похлопывать тебя по плечу и говорить: «Молодцы, вы хорошо делаете, защищаете нас». Но когда тот возвращается - все делают вид, что с тобой незнакомы. Ну что могут изменить активисты, если, например, в нашем профсоюзе «Общее дело» по 10-15 человек в коллективах, еще и не с каждой шахты, а там работают обычно не менее 200-300 человек? Но когда они проснутся, мало не покажется никому. А это скоро произойдет, потому все труднее выживать».

Донбасскими городками ощутимо катится волна глухой ненависти, которая прорывается наружу пока за рюмкой на кухне или во время традиционных разговоров за «тормозком» перед спуском в шахту. А также сказывается во все большем количестве разбоев и грабежей в отношении состоятельных земляков: депутатов, бизнесменов, госслужащих.

«Сейчас милиция просто не показывает реальных данных о совершенных преступлениях, - утверждает Константин Ильченко. - И это очень плохая тактика. Ведь большинство здешнего населения пока является инертным стадом. Но только оно поймет, что можно, почти как в 1990-е, пойти к соседу, у которого лежат котлеты в холодильнике, дать ему вилкой в глаз и забрать мясо себе, начнется ужас. Партия регионов сама не понимает, что делает и каких демонов выпускает наружу. В те же 1990-е у людей еще оставались определенные иллюзии, поэтому как-то перенесли тяжелые времена и невыплаты зарплаты по полгода. Сейчас нет ни страха, ни совести - лишь желание хоть как-то заработать в условиях полностью разграбленного производства. Стоит только кому-то открыто начать - и все это вспыхнет таким уголовным пламенем, его уже ничем не погасить».

Уголовный подтекст вообще очень знаковый в Донецкой области. Дело даже не в фактически крупнейшем здесь количестве зон на человека в стране. «Уркаганство» так тесно въелось в каждую щель, что стало синонимом чего-то вроде «быть мужчиной», «быть мужественным». Еще с советских времен на Донбассе зэков пытаются отправлять в «свои» зоны, по месту жительства, так сказать. Прежде всего с точки зрения экономии; мол, когда родственники близко, и кормить не надо. Между прочим, в пресловутом городе Суходольске дорога к зоне - намного лучше, чем центральная улица.

ДЕНЬГИ ПО-ДОНБАССКИ

В луганских маршрутках за проезд платят (2,50 грн) не при входе, как в большинстве украинских городов, а, наоборот, при выходе. В этом проглядывает нечто рудиментарное советское. Не появляются здесь такие правила с поправкой на местную ментальность: возможно, люди воспринимают маршрутки как некий вариант такси. Когда вчитываешься в названия улиц, которые, кажется, вообще не менялись со времен распада СССР, эта смелая теория перестает казаться просто интеллектуальной забавой. Главная улица Советская задает соответствующий ритм мировосприятия...

По официальной статистике, житель Донбасса зарабатывает больше, чем представители других регионов, кроме столицы. Зарплаты у многих людей, которые работают на металлургическом комбинате или шахте, действительно сравнительно высоки. На государственных объектах это в среднем 7-8 тыс. грн. На «копанках» за место тоже держатся зубами, ведь за день работы шахтер может получить 300-500 грн, лебедчик - 150-200 грн. В частном секторе в Донецке теневые зарплаты почти киевские: $ 500-1000 в месяц. Но в маленьких городках - нужда.

В тему: «Другой» Донбасс - «донецкие» глазами зарубежных кинопублицистов

«Так повелось еще с советских времен, - рассказывает Александр Сигида. - Шахтеры свои деньги тратили на «бухло», а дома развалены. Такой у нас народ». Типичное явление для Донбасса - целые кварталы полузаброшенных жилых домов, «мертвые» города и села, где раньше жили работники теперь закрытых или обанкротившихся шахт и заводов. Картина там апокалиптическая.
Многие здесь надеялись, что когда придет «своя» власть, то можно будет заработать.

Зато за последние два года условия ведения бизнеса в регионе невероятно усложнились. Автохтоны единодушны: «хозяева жизни» решают свои проблемы за их счет, перенаправляя финансы в любые другие карманы или регионы, но не в их. «Мой знакомый собрал деньги и решил открыть частную шахту, - рассказывает строитель Саша из Луганской области. - Сначала все это хотел по-честному - сделал.

Но, придя первый раз платить налоги, сразу понял свою ошибку. Он рассчитал сумму, вписал в декларацию, а ему инспектор говорит: «Нет, так не пойдет». И рисует втрое больше, мол, или плати “на лапу”, или, если по-честному, то втрое больше, как я сказал.

Конечно, он дал взятку, а уже на следующий день закрыл предприятие. Конечно, формально - шахта превратилась в нелегальную «копанку» и работает до сих пор. Он себе платит, кому надо, в налоговой и райадминистрации, и все вроде хорошо, пока никто не трогает, но с каждым месяцем “тянут” с него все больше. Думает о закрытии"...

С Донецкого железнодорожного вокзала до центра города можно попасть трамваем или маршруткой. Если последней, то проезжаешь мимо вылизанного, красивого, современного бизнес-центра «Ахметов-сити», как его называют местные. Если сесть на трамвай, то через 20 минут вас ожидает путешествие сквозь дебри, с которыми можно сравнить разве бразильские фавелы.

Вот такой нынче весь Донбасс: Межигорье и бедность.

В тему: От земляков Януковича охраняют сильнее, чем от киевлян

Ранее местные жители с такими контрастами мирились. Сейчас же их не просто раздражает - бесит.

Опубликовано в журнале  «Український тиждень»  № 7 (224), автор  Богдан Буткевич 

Перевод: «Аргумент»


В тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

19:40
Санкции действуют: у России нет денег на запланированный переезд Верховного суда в Санкт-Петербург
19:20
Українську мову викладатимуть у Стамбульському університеті
19:01
«Запад-2017»: бомбёжки авиации ... партизан и небывалые продажи водки в магазинах возле российских лагерей
18:41
ЄСПЛ в пріоритетному порядку розгляне скаргу Хімікуса на неефективне розслідування ГПУ
18:40
Кононенко нацелен на отъем газовых активов государства - СМИ
18:25
Проти Холодницького відкрита справа за зволікання розслідування по Злочевському, — ЦПК
18:13
Українські заробітчани в Польщі перерахували на батьківщину $2,2 млрд
17:55
Проект оборонного бюджету США на 2018 рік розширює можливості протидії пропаганді та дезінформації
17:47
МВС перекидає додаткові сили Нацгвардії в Одеську область
17:29
За три місяці при в'їзді в ЄС без віз було відмовлено 61 українцю з 236 тис

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствован