Свои среди чужих

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

«Русский мир» и преступники во власти: активисты Николаева и Херсона живут в опасности.

"В Николаеве костяк "ваты” - под контролем ФСБ, и он поднимает голову. Мы имели жесткое физическое противостояние, и они жаждут мести. Чувствуют, что существует почва, пусть пока и зыбкая - большинство населения мыслит, по меньшей мере, в стиле новогодних поздравлений Зеленского». По мнению многих николаевских активистов, сегодня на юге не стоит пропагандировать фигуры Бандеры и Шухевича. Нужны связывающие символы, такие как казачество, постоянные визиты проукраинских знаменитостей - от шоуменов до писателей и политиков. А они не приезжают. В издании "ТЕКСТИ" поговорили с украинскими активистами Херсона и Николаева.

Социология свидетельствует ощутимые «ватные» настроения на юге страны. С какими проблемами столкнулись люди, которые творили революцию Достоинства и противостояли «русской весне» на Юге после прихода «Зе-команды» к власти? Опасаясь расправ и российского реванша, активисты говорят о необходимости общеукраинского патриотического движения.

Николаев. Пророссийский марш «Бессмертный полк», 9 мая 2019 года

Время (t)

Моментальные и исчерпывающие ответы. Это больше всего запоминается после разговоров с активистами на Юге. Там «лить воду» - не принято. Речь идет о городах, пограничные с Крымом: Херсон-Николаев. В соцсетях сразу заметно: активисты из этих еще не критичных городов в основном говорят по существу.

Кто мало знаком с рутиной Юга - не сразу осознает, о чем речь. Для начала еду разговаривать к активистам из полу-миллионника.

НИКОЛАЕВ. Российская угроза

Здесь все непросто. Сложные реалии заметны еще на въезде. Пока авто проезжает акацию за акацией, один из здешних волонтеров, не желающий афишироваться, молча стряхивает в окно табачный пепел. Говорит, что выживут - в прямом смысле - или они, или мы.

Кто эти “они”?

- Те, что сгорели в Одессе, - скупо говорит он.

Впрочем, городские улицы усеяны русскими вывесками. Заодно пенсионеры в транспорте вселяют ощущение, будто ты в советском заповеднике. Как только перед ними тушуются сельские дети, переходя на русский, сомнения окончательно развеяны. В такой атмосфере пятая колонна здесь всегда найдет опору.

На эту тему: Земля, крепостничество и преступные сети. Как живет провинция на юге Украины (эссе)

Место (X)

Но рассуждать некогда. Уютное кафе «Запічок», что возле центра, открыто в 10.00. Там и договорились о встрече с активистами. Жду из различных тусовок: от сторонников Порошенко до азовцев. Придут все.

Владелец кафе Георгий Молчанов - один из фундаторов здешних культурных событий. Он также винодел, развивает свое дело. Собственно, другого места для сбора активистов зимой нет. Над вопросом помещения в центре они работают; но удастся ли его выбить у новой власти, раз не выбили у старой - неизвестно. Денег на аренду по коммерческим ценам нет.

Ситуация (Y)

Сначала с Георгием мы затрагиваем ту же проблематику: возможное развитие событий на Юге.

- По моим оценкам, большая часть города - «вата», - утверждает он. - Проблема, что ее активная часть снова подняла голову.

- То есть?

- Сторонники «сепаров», которые после 2014 года испуганно молчали, начали откровенно пропагандировать антиукраинские взгляды в интернете. Это не какие-то «боты», а реальные лица. В 2014 со стороны «ватников» в нашем городе вышли на улицы несколько тысяч человек. Была и агрессивная часть, с которой мы имели тяжелые силовые конфликты. Вот костяк этой ваты, пкоторый од контролем ФСБ, в частности, различные отставные советские офицеры, ныне поднимает голову. Он физически не исчез, а залег на дно после 2014 года. Здесь включается и человеческий фактор.

- Не понял ...

- С одной стороны, эти лица жаждут мести, пусть до сих пор и не вышли из подполья в виде очевидных организаций. С другой стороны, для их мести существует почва, пусть пока и зыбкая. Я о большинстве населения, которое мыслит, по меньшей мере, в стиле новогодних поздравлений Зеленского, или ждет приезда «Вороваек».

Методы (→)

Наша с активистами встреча длится более четырех часов с 11.00. Почти все пришли вовремя. Кроме Георгия, еще четыре человека. В основном даже задавать вопросы в разговоре с ними - лишнее; стоит лишь внимательно слушать.

Поток проблем, тревог, наболевшего, идей, поиск ответов, наконец - надежда, что хоть кто-то услышит. Это все вперемешку с тесной сплоченностью на основе проукраинских взглядов мгновенно сквозит в словах николаевцев.

Все они одинаково оценивают количество активных украинцев в четырёхсоттысячном городе. Их двести-триста. «Свои среди чужих».

- В Николаеве наше общее дело объединяет всех, кому оно важно. Особенно в трудное время - говорит Ольга [Малярчук]. Она - членкиня «Европейской Солидарности»; впрочем, как известная волонтер пока еще возглавляет Центр помощи участникам АТО при ОГА.

Пока разговариваем, женщина иногда шутит с Ильей Зелинским, участником боев за Широкино в составе полка «Азов». Впрочем, он дистанцировался от "Азова" и возглавляет в Николаеве патриотическую организацию «Бугский Гард».

- Я думаю, как и многие активисты, пока не Юге не стоит пропагандировать не только радикальные идеи, а также - фигуры Бандеры и Шухевича, - рассказывает тот.

- Значит, нужна политика, которая перетягивает на украинскую сторону тех, для кого действительно «нет разницы»? - уточняю я.

Поиски (---)

Светлана Крищенко, здешний известный краевед и организатор культурных событий, объясняет:

- У нас семьи активных жителей часто рассорились с родственниками в России. В то же время, когда маленьких школьников на экскурсиях в музеях города подводят к стендам Революции Достоинства, их матери, приходящие с ними, быстро отходят в сторону. Видно, что они избегают тематики Майдана и российско-украинского конфликта. Зато их дети небезразлично спрашивают: «Вы знаете, что у нас пять лет идет война?»

- В любом случае здесь нужны связующие символы, такие как казачество, - добавляет ветеран «Азова» Илья Зелинский, своими закрученными усами и сам похожий на черноморского казака. Он точно пытался объяснить эту идею руководителю Института национальной памяти в Одессе.

- А как насчет языкового вопроса? - спрашиваю я.

Юрист Виталий Загребаленко, представитель Студенческого Совета, зажигается:

— Я дуже хотів би читати потрібну молодій людині літературу українською мовою: філософську, гуманітарну тощо. Де її знайти в Миколаєві?! Скачати на телефон — не вихід із ситуації. Усі друковані книги потрібно замовляти лише в інтернеті!

Я завважую, як активісти уряди-годи переходять між собою на російську мову. Хтось навіть даремно комплексує щодо своєї української, і не здогадуючись, яких компліментів, насправді, заслуговує.

- Несмотря на «ватность» большинства населения, преимущественно пожилого, именно молодежь тянется к украинскому, - комментирует ситуацию и винодел Георгий Молчанов.

- Поэтому мы придаем большое значение культурным мероприятиям. Они способны переломить ситуацию, - дополняет Светлана. - Но тут есть и проблемы.

- На Юге созрела почва для противодействия вражеской пропаганде, - дополняет Ольга. - Но проукраинских «звезд», писателей, музыкальные группы мы видим в городе раз в год, как вот на Покрову или День Независимости.

- Мы недавно приглашали Подервянского, Аду Роговцеву. Арендовали зал на тысячу человек, - рассказывает Илья и улыбается. - Все сорвалось.

- Почему?

- Да … Творцы, словом, - парень машет рукой. - Он звонит, говорит, что не приедет: "У меня потекли трубы с двенадцатого этажа». Я спрашиваю: «А как это людям понять?» Лесь отвечает: «Да как хотят, так пусть и понимают». Все.

Итог (!)

Активисты с гордостью говорят о достижениях. Праздник Покрова накрепко стал Днем Вооруженных Сил среди военных. Те - надежный залог того, что российская оккупация невозможна.

- Если ее не замаскируют под внутренний конфликт в стране, - резюмирует Илья.

- Населению поют, что война из-за «порохоботов», - объясняет Ольга. - Дальше с «порохоботами» как с чем-то враждебным связывают все, что изменяет сознание. Нам нужно срочное противодействие пропаганде, которая подводит к мысли, будто в Украине внутренний конфликт, а не война с Россией.

- В нынешних условиях мы способны прорвать эту блокаду только тесной личностной связью. Интернет - пустая трата усилий и времени. А здесь на юге, как никогда, нужна живая и тесная коммуникация с Киевом, Западом Украины, различными культурными силами, - часто отмечают активисты.

Мой взгляд падает на нарядные тома «Історії України» Михаила Грушевского, стоящие на «печке». В голове вдруг всплывают картины из еще недавнего прошлого:

В 1990-1991 годах именно живые украинские потоки на Юге и Востоке Украины переломили ситуацию в тамошних городах. Фестивали вроде «Червоной Руты», многолюдные празднования 500-летия Сечи, гастроли первых поп- и рок-групп, выступления писателей - это все внесло свою лепту в референдум по объявлению независимости Украины 1 декабря 1991 года.

Невольно активисты также обращаются к опыту предшественников, вспоминают деятельность «Просвіти» на Николаевщине и, в частности, ее бессменного председателя - историка Николая Аркаса.

- Если перебирать дореволюционные афиши, то это выглядит так: кто поет? Аркас! Кто танцует? Аркас. Кто выступает? Аркас, - шутит Илья.

Впрочем, ситуация на Николаевщине чем-то напоминает тогдашнюю. Прежние поколения «руховцев» и «просвитян» здесь утратили популярность, для широких слоев молодежи их риторика - скорее комическая. Между тем нынешние украинские активисты чувствуют себя оторванными от широкого культурного поля или даже брошенными один на один в регионах, куда целит вражеский глаз.

- Нам бы платформу для обмена идеями и четкую работу, - говорит Георгий.

- Прежде всего помещение, чтобы работать с детьми и молодежью, - заключает Ольга.

- А культурный десант нужен? - спрашиваю я.

- Лесь Подервянский соберет большие залы. Братья Капрановы, Антин Мухарский - очень удачный формат для Юга, - говорит Илья.

- Ада Роговцева - также мощно, - отмечает Ольга.

- Нужен формат, который привлечет тех, кто колеблется во взглядах. Поменьше жалости и стона, больше оптимизма и юмора, - заключает Светлана.

Напоследок мы все договариваемся не прощаться. Тесная коммуникация, живая связь с Киевом и остальными городами - то, что так нужно николаевцам.

Я вижу, как, несмотря на принадлежность к разным партиям, все они страдают от того, что нет мощной и действенной политической силы, которая помогала бы активистам в регионах. И которая должна вести там свою политику, как это в конце существования Союза делал Народный Рух, и поднимать шум в защиту ее деятелей в Киеве при необходимости. А сейчас люди чувствуют себя брошенными, киевские офисы их организаций - в одной реальности, они - в другой.

Вооружившись контактами активистов из соседней области, я отправляюсь дальше.

Гладкая дорога бежит к почти трехсоттысячному ...

ХЕРСОН. Українська корупція

В городе все на первый взгляд отрадно. Украинские вывески с афишами, и дорогой вы точно встретите дядька в мазепинке с усами.

- Памятник Небесной Сотне на Площади Свободы, - объяснит он.

И даже пацик в кепке, вслед за словами «идете, где остановочка», вконце на «дякую» скажет:

- Та будь ласочка!

«Почти Тернополь», - решит кто-то, пока один из тамошних слоганов на плакате не просигналит: «Вибачте, так а хто замовив Катю Гандзюк?»

Знак (●)

Катя в Херсоне - символ, как бы ни трактовали ее прошлое и неоднозначную деятельность. Отдельно от фигуры Гандзюк над всем нависла зверская расправа в отношении женщины как проявление наказания за инакомыслие.

В Херсоне везде напоминания об убийстве Гандзюк

- Это - прежде всего сигнал каждом активисту, - объясняет мне Сергей Никитенко, редактор здешнего издание «Мост» и репортер «Прямого канала».

На мужчину и самого два года назад напали из-за журналистики. Он уверен.

С его уст, как и от остальных активистов, я не раз услышу: они все скованы в действиях после смерти Кати. Глубоко расследовать коррупционные схемы власти - рискованно без поддержки извне.

- То есть?

- Скажем, дело с моим избиением тормозили, мол, официально я - не работник СМИ. А если это Скадовск или Каховка, человека без широкого круга знакомств, как у меня - моментально затопчут.

О расправах и убийствах активных людей на Юге я слышу здесь постоянно.

- Что делать?

- Развивать профессиональные СМИ, расследующие преступления власти.

По мнению Сергея, «Южная Народная Республика» негласно уже существует в Украине. Херсон, Николаев и Одессу так контролирует сеть бандитов - «мусоров»-чиновников, которых и не надо оккупировать.

- Достаточно купить депутатов, - заключает он.

Он несколько преувеличил. Россия это пыталась делать, но не получилось.

На эту тему: Фермер Николай Стрижак: о земельной реформе, "красной линии", власти, украинском селянстве

Разобщенные (─)

Тот же властный бандитизм другой мой собеседник определяет как причину и сильной проблемы херсонских активистов. В отличие от николаевских, они между собой рассорились и разобщены. В Николаеве активистов объединяет угроза российского реванша, в Херсоне этого ощущения нет.

- С 2017 года мы беспощадно критикуем друг друга, - рассказывает Дементий Белый, здешний председатель Комитета избирателей Украины и редактор сайта«Політична Херсонщина». - Коррупция разъедает регион. На этом фоне отношение активистов к различным проблемам менялось, в частности, из-за политических взглядов.

Неожиданно я сам узнаю, что разумные и приятные люди, с которыми я встречаюсь в одной кофейне в разное время - давно не здороваются. Глаза лезут на лоб от удивления. Ведь они все - активные евромайдановцы. В общем - и одинаково оценивают ситуацию, только под разным углом зрения.

- Неприязнь - основная проблема, которая закралась между херсонскими активистами. А реваншисты активно поднимают голову, - заключает Дементий.

Псевдо- ($)

Вслед за ним и Евгений Банщиков, и Оксана Погомий отмечают распри активистов. Супруги с 2014 года относится к волонтерскому батальону «Херсонская Чайка». Оксана выдвигалась в нардепы от «Европейской Солидарности».

- Некоторые готовы побить друг друга. А как сносить потоки грязи?! - комментирует Евгений.

Наша беседа в пиццерии на Площади Свободы вскрывает и другие неприятности.

- Есть еще «картофельные волонтеры», - добавляет Евгений. - Те завезут на фронт мешок картошки, а потом на этом пиарятся два года.

Речь идет о лицах, которые притворились волонтерами ради собственного пиара. Из эмоций супругов можно заключить, как проблема больна для них. Активистов возмущает, как кто-то наживается на крови, пока их, не покладавших для фронта рук, начинают травить как «порохоботов».

- Сейчас такие «волонтеры» пошли во власть. Как следствие, День Армии Шестого декабря в Херсоне прошел без ее марша «Зродились ми великої години». Представляете?! - рассказывает Оксана.

На обманщиках в среде активистов сосредотачивается в разговоре и членкиня «Самопомощи» Евгения Вирлич. Она организует в городе выступления известных писателей и как журналист расследует властные махинации. В 2018 году женщину госпитализировали после нападения на нее жены здешнего магната и депутата Оппоблока Александра Власова.

Евгения составляет вместе пазл из херсонцев, расследующих злоупотребления власти. Мы перебираем отрасль за отраслью: ЖКХ и финансы, транспорт, образование, медицина и т. По сути, только в первой из них профессионально задействовано 3-5 людей, владеющих проблемами. В остальных - единицы. Остро встает вопрос знаний и навыков журналистов.

- Настоящие активисты - не защищены; дела расследований нападений на них тормозят. Зато ворье через провокации готовит реванш. Сомнительные радикалы, такие как Нацдружины, спекулируют и на фигуре Гандзюк, - резюмирует Евгения.

Из многочисленных разговоров в Херсоне становится понятно, что псевдоактивизм связан с коридорами и бизнес-кланами. Он же усиливает вражду между ядром активных фигур в количестве в сто - сто пятьдесят человек.

Рецепты (+)

Итак, по сравнению с Николаевом, в Херсоне вопросы просвещения блекнут, хотя также весомы. Если полумиллионник до сих пор стоит будить, то Херсон, забывая совковые сны, получил другие проблемы. Прежде всего - борьба с мафиозными кланами, затем - физическая безопасность активистов.

Все они, хотя и разобщены, едины в рецептах противодействия реваншистам на Юге. Как уверены активисты, в Херсоне нужны тренинги активистов, чтобы те овладели навыками и знаниями, необходимыми для противостояния воровству во власти. Активистам необходимы знания по ЖКХ, городским финансам, образованию, медицине.

Очень актуальна - безопасность. Все херсонцы, как и николаевцы, с которыми я разговаривал, отмечают, что не имеют желаемой связи с активными украинцами в остальной стране. Соцсети - неэффективны. Живые знакомства, прямые контакты - то, что разрубит «фейсбук-пузырь», делая чужую проблему - своей.

Огласка, прежде всего в Киеве, способна предотвращать их жизненные риски. Кроме того, шум за пределами региона - это пока едва ли не единственный способ влияния на южную мафию.

Наконец, в беседе с Евгением Банщиковым и Оксаной Погомий ТЕКСТИ находят еще один рецепт залога преодоления южных проблем. Он связан с предыдущим - потребностью более тесного общения между активистами внутри страны, быстрой взаимопомощи и тому подобное.

Супруги уверяют:

- Опять соединить наши силы вместе перед угрозой реванша могут только фигуры извне, способные влиять на остальных своей честностью и неподкупностью. Нам нужны выступления именно моральных авторитетов. Лиц, в чьей верности идеям и стойкости разделенная община не будет иметь никакого сомнения.

- Как были диссиденты в советское время? - уточняю я и перечисляю фамилии: - Скажем, если бы сюда приехал Мирослав Маринович? Владимир Балух? Олег Сенцов?

- Да. Только нужно рекламировать мероприятие. Также большое влияние имел бы Ахтем Чийгоз. Мы планируем встречу с ним, - отвечает Оксана. Но он нечасто бывает в городе.

На эту тему: Что делает на Полтавщине символ донецкого бандитизма начала 90-х и лидер агентурной ОПГ?

В общем, среди активистов на Юге не раз можно встретить мнение, что необходимо новое широкое общественное движение по всей Украине. Принципы взаимовыручки и отмежевание от политиков популяризировало бы его для различных разобщенных сил, объединяя их вместе.

Из разговоров я делаю вывод, что пропорошенковская общественная организация «Справа Громад» активно действует в Херсоне и Николаеве. Но это, скорее, региональное исключение, чем всеукраинская особенность «Справи».

КРЫМ (SOS)

Область граничит с оккупированным Крымом. А государство как бы и не замечает проблем, связанных с его деоккупацией.

Чийгоз, о котором я слышу в Херсоне, популярен среди активистов и как выходец с полуострова. Однако различные слои города вряд ли одинаково относятся к самим крымским татарам, которых олицетворяет политик. На Херсонщине их проживает более десяти тысяч. Как рассказывает тамошний представитель Меджлиса крымских татар Ибрагим Сулейманов:

- Есть разные оценки блокады Крыма на Херсонщине в 2015-2016 годах, но из нее - очевидный урок. Антитатарские настроения потом зашкаливали в области. Завершилось тем, что в мечеть нашей общины бросили гранату.

Сам Ибрагим - бывший бизнесмен. Однако со времени оккупации полуострова известен как активный деятель и журналист. Продюсер крымскотатарского радио «Кюреш» (“Борьба”), он снял три серии из задуманного документального цикла «Крым. 25 лет борьбы за Украину».

- Чего вы ожидаете от украинского государства? - спрашиваю я.

- Эти все годы крымские татары на Херсонщине, по сути, действовали без его поддержки. Чтобы не стало еще хуже, - лаконично отвечает Ибрагим-ага и подчеркивает: - Государство пренебрегает нами. Речь даже не об отсутствии наших представителей во власти. Скажем, пять лет мы объявляем конкурс сочинений на тему борьбы украинцев и крымских татар с захватчиками. Со стороны власти - никакого внимания.

Он много рассказывает. Говорит о трудностях крымскотатарской общины на Херсонщине. Впрочем, ощутимо с полуслова - она в еще худшем положении, чем украинские активисты. Даже единственные курсы крымскотатарского языка здесь недавно закрылись.

Сам центр Меджлиса активно участвует во всех важных политических акциях, которые происходят в городе. Однако эта митинговость - не выход из ситуации для крымскотатарского сообщества. Ему нужно больше внимания и сотрудничества со стороны и украинских организаций, и самого государства. Пока же единственным украинским мостом к колонизированным народам РФ - пренебрежено.

«Столичные СМИ часто искажают ситуацию у нас. А никто не имеет времени и желания глубоко погружаться в здешние проблемы», - слова, которые можно приписать ли не каждому из активистов на Юге. Не раз упоминаются их истории и о том, как изредка интересует здесь заезжих журналистов настоящая ситуация. Полностью отличная от той, с которой они предварительно знакомились в прессе или по телеканалам.

Впрочем, странный Киев вдруг кажется заграницей, прежде всего когда попадаешь в его комфортабельные кварталы. Отличие, написанное на лицах людей, озадачивает до тех пор, пока снова не привыкнешь.

Заполитизированные ленты социальных сетей на смартфоне вдруг тоже превращаются в марево. Чьи эмоции воруют скупо отмеренное время, пока их развенчивает реальность.

Древняя история будоражит память. Говорят, Вячеслав Чорновил талантливо умел находить общий язык и с преступниками в тюрьме, и - с обычными рабочими. Это был один из секретов его популярности.

Меньше электронных слов. Туда - на Юг и Восток - убеждать, разговаривать, общаться. Покатился поезд - время (t) побежало.

Олесь Кульчинський,  опубликовано в издании  TEXTY.ORG.UA

Перевод: Аргумент


На эту тему:

 

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com