Террористу нельзя говорить "нет"

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

В переговорную группу в Израиле включают женщину, мужчину, компьютерщика, командира и психолога. “Никогда не ссорюсь. Жена понимает, с кем живет. Единственный минус профессии - в 35 лет поседел” - монолог профессионального переговорщика.

Работал заместителем директора металлообрабатывающего завода в Израиле. С коллегой везли машиной нашу продукцию. Случайно заехали на территорию Палестинской автономии, границы которой были размыты. Нас взяли в плен. Сутки держали в подвале, избили. Допрашивали: что везем, куда. Там не принято молчать.

Палестинцы - сложные для переговоров. Их с 4 лет учат собирать-разбирать автомат. Выбрал одного из них и попытался установить контакт. Оказалось, он закончил украинский вуз. Вернулся на родину, стал боевиком.

Интуитивно заговорил о детях, зная, что у палестинцев большие семьи. Тот рассказал, что его дочь скоро пойдет в школу. А в Палестинской автономии школы слабые. Хотел, чтобы училась в Израиле. Так я нашел зацепку. Связался со своими по рации. Сказал, что есть вариант, чтобы нас отпустили. В ответ пришел факс, что ребенок этого боевика может пойти в израильскую школу. А он, если не будет воевать против израильтян, будет амнистирован. Нас отпустили. Отдали товар.

Многие конфликты можно решить с помощью слова. Но его одного недостаточно. Нужны знания.

Вадим РАХЛІС, 52 роки, кризовий переговірник, сертифікований медіатор Євросоюзу. Народився 1968‑го в Дніпропетровську – нині Дніпро. Мати Єлизавета Семенівна була завучем школи та викладачкою фізики, батько Леонід Львович – інженер на машинобудівному заводі. Закінчив Дніпропетровський металургійний інститут за спеціальністю ”інженер-металург”, аспірантуру Харківського педагогічного університету імені Григорія Сковороди. Захистив дисертацію на тему: ”Підготовка професійних переговірників”. Із 1996 року жив і працював в Ізраїлі інженером, заступником директора металообробного заводу. 2003-го повернувся в Україну. Організатор і викладач Першої дитячої мобільної групи переговірників і групи переговірників Національної поліції України. Автор низки публікацій та освітніх проєктів з основ переговорів. Написав підручник ”Підготовка професійних переговірників”. Дружина Юлія, 42 роки, репетиторка англійської мови. Виховують 11-річну Юлію та Вадима, 16 років. Із родиною живе в передмісті столиці – Броварах. Улюблена книжка ”Ера милосердя” Аркадія і Георгія Вайнерів. Фільми: ”Місце зустрічі змінити не можна”, ”Переговірник”. Пише вірші, грає на гітарі

Вадим Рахлис, 52 года, кризисный переговорщик, сертифицированный медиатор Евросоюза. Родился в 1968 году в Днепропетровске - ныне Днипро. Мать Елизавета Семеновна была завучем школы и преподавателем физики, отец Леонид Львович - инженер на машиностроительном заводе. Окончил Днепропетровский металлургический институт по специальности "инженер-металлург", аспирантуру Харьковского педагогического университета имени Григория Сковороды. Защитил диссертацию на тему: "Подготовка профессиональных переговорщиков". С 1996 года жил и работал в Израиле инженером, заместителем директора металлообрабатывающего завода. В 2003-м вернулся в Украину. Организатор и преподаватель Первой детской мобильной группы переговорщиков и группы переговорщиков Национальной полиции Украины. Автор ряда публикаций и образовательных проектов по основам переговоров. Написал учебник "Подготовка профессиональных переговорщиков". Жена Юлия, 42 года, репетитор английского языка. Воспитывают 11-летнюю Юлию и Вадима, 16 лет. С семьей живет в пригороде столицы - Броварах. Любимая книжка "Эра милосердия" Аркадия и Георгия Вайнеров. Фильмы: "Место встречи изменить нельзя", "Переговорщик". Пишет стихи, играет на гитаре

На эту тему: Захват автобуса в Луцке: террорист сдался, а после этого был странный "штурм" (+видео)

- Учился у специалистов-переговорщиков. В США - у Криса Воссена. Он - бывший работник ФБР, имеет более 100 освобожденных заложников. Слушал лекции психиатра Марка Гоулстена. Брал индивидуальные уроки у Моти Кристала - профессора практики по ведению переговоров. В последнее время он консультирует в России. Основами теории и приемами овладевал год. Совершенствую их ежедневно.

Первый опыт был с подростком, который хотел прыгнуть с моста. Разговор длился 1,5 часа. Он спустился. Подошел. Мы поговорили, выпили чаю. Стресса или облегчения я не почувствовал.

Переговорщик должен быть эмоционально зрелым. Владеть собой, управлять стрессом. Не срываться. Даже когда у виска пистолет, надо уметь абстрагироваться.

Переговоры - это не светская беседа. За каждое слово нужно отвечать и понимать, какие оно будет иметь последствия. Правильные вопросы - это 90 процентов успеха. Также - умение замечать настроения, выхватывать "красные флажки".

В одной из республик бывшего Советского Союза позвали переговорщиком к человеку, который хотел зарезать жену. Рядом с ними заметил раскрытый кошелек. Предположил, что ссора - из-за денег. Сказал: "Делай свое дело и убей ее. Ты отомстишь за всех мужчин, чьи деньги транжирят жены". Он не ожидал такое услышать. Растерялся. Говорит: "Как зарежь? У нас же трое детей". И сам начал искать выход. Менее чем через два часа все уладилось.

Провел 11 переговоров, где на кону были человеческие жизни. И более тысячи - без боевых действий и заложников в бизнесе и медиации.

Разговор с террористами начинаю по рации. Имею 3-5 секунд, чтобы сориентироваться. Обычно, сразу представляюсь и спрашиваю: "Как тебя называть?" Следующий этап - это разговор лицом к лицу. Во время сближения есть несколько секунд, чтобы понять, что за человек. Обращаю внимание на невербальные проявления - лицо красное или нет, как двигает руками, корпусом, ногами. Как одет - аккуратно или растрепанный.

На эту тему: Кто атаковал Париж

Надо быть эрудированным. Разбираться в психологии, психиатрии, социологии, политологии, религии. Уметь распознавать признаки лжи, агрессии, страха, правды.

Непродуктивной будет работа, если оппонент - под алкоголем, наркотиками или идейный фанатик. С ним надо применять другой метод - удерживать внимание, затягивать время. Чтобы спецназовцы заняли удобные позиции и по сигналу ликвидировали.

Не каждый может стать переговорщиком. Но каждый может научить правильно общаться и договариваться. На самом деле любые переговоры - с террористом, тещей, ребенком, мужем, женой, друзьями - почти ничем не отличаются. Исключение - с преступниками: есть риск для жизни и здоровья людей. Нужен комплекс знаний.

Во время операций террориста представляю его другом, сбившимся с пути. Должен почувствовать его состояние, захотеть помочь. Прожить ситуацию, а не сыграть ее. Это сложно. Этому надо учиться. Преступник видит ваше стремление и идет на контакт. Бывают случаи, когда возможна только ликвидация.

Манипуляция, обман в переговорах - запрещены. Исключение - когда под угрозой жизнь и здоровье людей.

Преступника надо убедить сделать то, что нужно нам. Отдать ему мысленный контроль ситуации. Как только это почувствует - он герой. С барского плеча начинает раздавать "подарки" - позволяет принести воду заложникам, кого-то отпускает. На самом деле это фикция. Ситуацию контролируем мы.

Пытаться освободить сразу всех заложников не стоит. Рискованно. Сначала надо решить вопрос с водой, туалетом, пищей для них.

На эту тему: Терроризм в его современном виде возник именно в России

На разговор с террористом переговорщик идет без оружия, бронежилета. Желательно - со встроенной рацией и небольшим маячком. Чтобы полицейские смогли отследить путь, вдруг преступник решит бежать и возьмет переговорщика в заложники.

Одеваться на задание надо в удобную одежду, которая не сковывает движений. Если это костюм с галстуком, то сшитый из специальных материалов, чтобы можно было упасть, присесть. Удобная обувь.

Террористу нельзя говорить "нет", "сдавайся". Отказывать в его требованиях. Если переговорщик не может чего-то сделать, то должен говорить: "Я тебя понял. Мне надо согласовать". Даже если вы знаете, что реактивный самолет ему никто не даст. Также не надо использовать слов: "заложник", "преступник", "террорист". К нему нельзя подходить в форме врача, полицейского. Громко говорить - это все будет раздражать. Также табу - компромиссы. Потому что обе стороны останутся недовольны. Уступки в переговорах возможны.

Переговорщиков обучают в Израиле, США, России. В последнее время подтянулись Казахстан, Великобритания. В Европе важность этой профессии недооценивают. В ноябре начнем подготовку группы переговорщиков в Украине.

После операций люблю выпить чай с мятой, лимоном. Спиртного не употребляю, не курю. Отвлекает поэзия. Иногда пишу стихи.

Помощь переговорщика нужна, когда есть заложники, риск для жизни людей. Например, преступник имеет гранату. Также - если есть опасность для стратегического объекта. С самоубийцами сейчас ведут переговоры патрульные. Они уже умеют общаться с таким типом человека.

В идеале к переговорам нужно привлекать группу из пяти человек. Двух переговорщиков, которые при необходимости могут меняться. Желательно, разнополых. Потому что некоторые террористы лучше идут на контакт с женщинами, другие - с мужчинами. Одного аналитика-компьютерщика, который будет искать информацию о террористе - кто он, где учился, чем жил. Командира группы, который будет согласовывать решения с людьми на высших должностях. Обязательно должен иметь юридическое образование, понимать пределы необходимой самообороны. Пятый представитель - психолог. Если у террориста, например, при слове "детство" дернулся глаз - что это значит? Как дальше вести себя переговорщику, должен подсказать психолог.

Большинство преступников, которые захватывают заложников, имеют психические отклонения. Их разделяют на четыре типа - параноидальный, депрессивный, антисоциальный и неадекватный.

Параноики - это люди с высоким уровнем интеллекта. Представляют себя мессией, который пришел в этот мир с важной целью. Как правило, ими кто-то управляет. Не Бог, а определенный человек. Но ее они не выдают. Переговорщикам нельзя с ними спорить, потому что проигрывают по уровню интеллекта. Надо принять их мнение и перейти к другой теме. Человек успокаивается, начинает мыслить. Становится покладист.

Депрессивный тип - нереализованные люди. Считают, что живут в несправедливом мире. В самоубийстве или убийстве родных видят решение проблемы. Говорят медленно. На вопрос отвечают на 20-30 секунд дольше других. Такому человеку нельзя сказать: "Успокойся, все будет хорошо". Подумает, что над ним издеваются. Разговор надо перевести в плоскость его интересов, хобби. Подчеркнуть сильные стороны. Спросить: "Чем твой сын увлекается? Футболом! Да, сейчас ты можешь его спасти - убив. Но он может стать выдающимся футболистом. Денег не хватает? Так я могу помочь - сказать, к кому обратиться". Человек начинает мыслить иначе, видит альтернативу.

Неадекват хочет доказать, что он герой. Потому что для окружающих он тряпка, бездарь. В какой-то момент заявляет: сейчас вас расстреляю - и обо мне напишут газеты. Я докажу, что великий. Его величие надо перенести в другую плоскость.

Антисоциальный тип - самый сложный. Это убийцы, не испытывающие вины. С ними сложно договориться. Надо соглашаться на все требования и держать словом, пока спецназ займет позиции для ликвидации.

Важно тренироваться вместе со спецназом. Чтобы понимать знаки друг друга. Например, переговорщик падает - и синхронно происходит выстрел. Надо понимать цветовой код снайпера или сигналы от переговорщика.

Самым трудным было общение с боевиками на Донбассе. На волонтерских началах ездил освобождать пленных в 2014-2015 годах. Не имел полномочий. И когда ставили условия, должен был говорить "нет". Зная, что не выполню. Когда есть группа и поддержка государства, легче отвечать за результат.

Консультирую участников проекта "Инженеры понимания", которые общаются с людьми на освобожденных территориях.

В этом году в Луцке, Полтаве, Киеве силовики допускали серьезные ошибки. Непонятно, почему на контакт с террористом в Луцке пошел первый заместитель председателя Национальной полиции Евгений Коваль. Он собирался успокоить террориста, но не имел на это права, потому что не подготовленный. Хотел погеройствовать, а мог и пулю получить.

В Полтаве к Роману Скрипнику в машину в качестве заложника сел начальник областного управления уголовного розыска. Полный, неспортивный человек. Почему его не заменили спецназовцем, похожим на начальника, который ликвидировал бы преступника?

На эту тему: Аваківська "поліція" вбила Романа Скрипника так само, як і Сашка Білого аваківська "міліція"

В киевском бизнес-центре "Леонардо" переговоры искусно и смело провела Виктория Азарова. Она - начальница полиции диалога Украины. Это помогло быстро и без жертв задержать террориста.

В 2016-м основал детскую группу переговорщиков из одноклассников сына. Им было по 12 лет. Обучение длилось два с половиной года. Курс - 120 часов. Результат - дети не конфликтуют. Умеют находить общий язык с родителями, друзьями, учителями. Некоторые и с хулиганами смогли договориться. Всегда радуюсь, когда у моих учеников и клиентов получается договориться. И не обязательно с моей помощью. А особенно - за своих детей, которые умением договориться и управлять конфликтом прокладывают дорогу в жизнь.

Обращаются женщины, чтобы помог устроить личную жизнь. Спрашивают, как найти подход к мужчинам, правильно с ними говорить.

Никогда не ссорюсь. Жена понимает, с кем живет. Ходила в детскую группу, слушала.

За подготовку к профессии спасибо матери и отцу. Они передали бесценный опыт в детстве, юности. И я сейчас перенимаю его у отца.

Единственный минус профессии - в 35 лет поседел.

Тамила Михеева, фото: Тарас Подолян;  опубліковано в журналі КРАЇНА


На эту тему:

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com