Украина среди Ледовитого океана: замороженное прошлое

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

... За несколько зимовок на архипелаге можно было заработать на машину или даже на кооперативную квартиру. Советские поселения на Шпицбергене можно назвать одним из немногих мест на Земле, где действительно был построен коммунизм... Этнографический феномен — четверть века назад украинцев на Шпицбергене было даже больше, чем номинальных хозяев этих земель — норвежцев.

Советская империя использовала труд украинцев не только для освоения газовых и нефтяных месторождений Тюмени и Сибири. Москва отправляла наших соотечественников и в более северные места.

Этнографический феномен — четверть века назад украинцев на Шпицбергене было даже больше, чем номинальных хозяев этих земель — норвежцев. Сейчас граждане Украины составляют примерно пятую часть населения арктического архипелага.

В тему: Шпицберген: область минусовых значений

Истоки этого парадокса можно найти в самой истории освоения Шпицбергена. До второй половины девятнадцатого века арктический архипелаг был почти безлюдной территории. В семнадцатом веке представители разных стран, даже столь экзотические как для Севера испанские баски, вели в тех местах добычу китового жира.

Однако популяция морских млекопитающих была истреблена буквально за несколько десятилетий, и в течение долгих лет на Шпицбергене появлялись лишь единичные исследователи и промышленники, преимущественно, российские поморы, что охотились там на животных ради меха.

Природа Шпицбергена

Новый интерес к Шпицбергену (в большинстве языков мира его знают под названием Свальбард) появился в конце девятнадцатого века, когда архипелаг стал рассматриваться как источник полезных ресурсов (прежде всего, угля), а также базу для дальнейшего освоения Арктики.

Гольфстрим омывает западное побережье Шпицбергена, благодаря чему оно не замерзает даже зимой, а летом температура там может достигать даже 20 градусов. В то время главными «игроками» на архипелаге были норвежцы, русские, британцы, шведы и датчане. Первые две страны претендовали на суверенитет над Шпицбергеном.

Вопрос территориальной принадлежности архипелага решился в 1920 году подписанием Шпицбергенского трактата. Разодранная Гражданской войной Россия не могла больше претендовать на Свальбард, и он был признан частью Норвегии. Однако любая страна, подписавшая документ, имеет право вести на нем хозяйственную деятельность, в том числе, коммерческую.

Советский Союз подписал этот трактат и вернулся на Шпицберген в 1935 году. Хотя уже в 1931-м он выкупил частную американскую компанию «Англо-Русский Грумант» (Грумант — еще одно историческое название архипелага, поморское) и создал на ее базе трест «Арктикуголь», который существует и в наши дни.

Замерзшая шахта на Шпицбергене

На пике своих возможностей «Арктикуголь» руководил четырьмя поселениями на архипелаге: поселками Баренцбург (неофициальная столица Российского Шпицбергена), Пирамида, Грумант и Колсби. Хотя «русским» этот советский Шпицберген можно назвать лишь условно.

Еще с тридцатых годов большинство работников треста были выходцами из УССР. Основой деятельности предприятия была добыча угля, поэтому неудивительно, что этим занимались лучшие горняки Советского Союза — жители Донбасса.

Перепись населения Шпицбергена 1990 года показывает следующие результаты:

— всего жителей — 3544;

— норвежцев — 1125;

— граждан СССР — 2407;

— поляков — 12.

Арктическое лето на архипелаге

При этом представители треста «Арктикуголь» говорят, что как сейчас, так и в советское время украинцы составляли более 80% персонала. Только во второй половине девяностых годов норвежцы стали большинством в Свальбарде.

При СССР работать на Шпицбергене было почетно. Конкурс на одно место был огромным. Люди ехали на Север за суровой арктической романтикой и, конечно, за большими деньгами. Квалифицированный работник треста «Арктикуголь» зарабатывал 700 рублей и более. За несколько зимовок на архипелаге можно было заработать на машину или даже на кооперативную квартиру.

Советские поселения на Шпицбергене можно назвать одним из немногих мест на Земле, где действительно был построен коммунизм.

Руины советского поселка Грумант

Вот пример: Советский Союз строил поселок Пирамида как настоящий Город Солнца. Это было поселение, где люди живут по коммунистическим принципам: работают — по мере возможности, получают — по мере необходимости.

«Арктикуголь» построил на 78 градусах 40 минутах северной широты образцово-показательное городок. Все его жители жили в небольших домах-общежитиях. При этом семейные работники с детьми имеют право на собственную двухкомнатную квартиру в отдельном здании (из-за детского шума в коридорах его прозвали «дурдомом»).

К услугам жителей Пирамиды была больница, школа с детским садом, огромный спортивно-культурный комплекс, которому может позавидовать большинство советских райцентров, крытый бассейн, столовая с деликатесами вроде красной и черной икры. Все это — совершенно бесплатно.

Поселок Пирамида в конце 1980-х годов (фотография из архива семьи Скуренок)

В общежитиях даже не было кухонь — при желании люди брали с собой домой еду из столовой и разогревали ее на батарейках. Вся зарплата шла на личные счета работников в советском банке. Тратить деньги в Пирамиде можно было только в баре, где продавали спиртное — оно не входило в бесплатный коммунистический рацион.

Также в поселке была ферма, гостиница для туристов и бюст Ленина на центральном бульваре. Руководство заказало из Украины несколько барж с черноземом, который насыпали на улицах Пирамиды. Жители арктического городка умудрялись даже выращивать на нем однолетние растения.

Самый северный в мире памятник Ленину, поселок Пирамида

И сейчас перед домами в Пирамиде можно увидеть остатки импровизированных клумб, окаймленных по южной привычке поставленными под углом кирпичами. Украинцы воспроизводили Украину даже на 79-м градусе северной широты.

Сейчас Пирамида уже почти двадцать лет заброшена людьми. Во второй половине 1990-х «Арктикуголь» принял решение прекратить добычу угля в этом поселке из-за страшной нерентабельности процесса.

Советский Союз развалился, а тогдашняя Россия не имела желания выделять много денег на статусный проект. Рудник законсервировали, а вместе с ним и идеальный городок. С тех пор каминный Ленин с грустью смотрит на свои обезлюдившие владения. Коммунистический эксперимент в Арктике провалился.

Заброшенный почти двадцать лет назад поселок Пирамида

Несколько лет назад Пирамиду частично расконсервировали. В когда-то тысячном городке сейчас работают только котельная, гараж и гостиница. Туристы со всего мира едут туда, чтобы оказаться в атмосфере Советского Союза. А пустынные улицы поселка, отсутствие мобильной связи и заброшенный Ленин делают эту атмосферу чрезвычайно контрастной.

Современной Пирамидой заправляет бригада работников с Волыни — несколько мужчин и женщин. Летом население этого городка достигает двадцати человек, зимой — трех-пяти.

Баренцбург в сравнении с Пирамидой выглядит настоящим мегаполисом. В нем проживает 450 человек. "80-85% -украинцы«,- сообщает нам гид.

Как и в советские времена, это преимущественно выходцы из Донбасса — шахтеры, обслуживающий персонал, работники туристической сферы.

Гора Пирамида, которая дала название шахте и поселку

В последние годы заработки существенно упали — зарплата выдается рублями, а их курс заметно просел. Работники рассказывают, что получают аналог 500-600 евро — это немного, однако дома и таких денег нет. Некоторые живут на Шпицбергене уже пять и более лет и не думают возвращаться.

Ко мне на улице подошел мужчина лет тридцати. Назвался Андреем. Он приехал еще в 2011 году и с тех пор не был дома. Сейчас его родной город на Донбассе оккупирован россиянами, родственники и знакомые разъехались.

— Брат у меня в Днепропетровске живет, однако не хочет со мной знаться. Говорит, я продался России. А где здесь Россия? Только вон там, — Андрей указал в сторону консульства РФ — за забором. А я — укроп. Я бы вернулся домой, но некуда. Поэтому еще лет пять здесь побуду, а потом, может, что-то решится. Вообще нам не разрешают общаться с туристами, но я чихал на эти законы. Волком вою от скуки. Не могу пить эту водку, подыхаю.

Остатки кирпичной кладки, ограждавшей цветник

В тему: Норвегия создала «Хранилище Судного дня» для книг, документов и данных

Проукраинская позиция среди граждан Украины на Шпицбергене, действительно, случается, однако пророссийская — чаще. Люди годами живут в российском информационной среде и смотрят на события в Украине через эту призму.

Впрочем, по словам жителей Баренцбурга, политика — это последнее, что волнует людей в Арктике, последнее, о чем они разговаривают между собой.

В суровых, герметичных условиях Севера люди должны быть очень осторожными в отношениях друг с другом. Поэтому острые темы лучше вообще не цеплять. Разделение общества на «укропов» и «вату» там нет. Опрошенные мною люди говорят, что они часто вообще не знают политических убеждений своих шпицбергенских знакомых — так гораздо легче.

«Арктикуголь» уважает украинское гражданство своих работников. Например, недавно в местной школе даже преподавали украинский язык и литературу (обычно этим занимаются жены шахтеров, переехавшие вслед за мужьями в Арктику).

Старая фотография шахтеров на доске почета в Пирамиде

Сейчас таких дисциплин в школьном расписании нет, однако директор школы заверила меня, что уже ищет квалифицированного преподавателя — проблема в отсутствии кадров, а не в политике. Зато в баренцбургской библиотеке есть украинские книги, а местный музыкальный ансамбль исполняет песни, в том числе, на украинском языке.

Украинцы живут на Шпицбергене не только в российских поселениях. Определенное количество наших сограждан поселилась в Лонгйире, столице норвежского архипелага. Согласно статистике, в двухтысячном городке зарегистрировано десять человек с украинским паспортом.

Одна из них — киевлянка Яна Векшина. Она живет на Свальбарде уже более двух лет. Дома она была арт-куратором проектов компании SLAVA FROLOVA GROUP, но в Арктике устроилась в Karsberger Pub.

«В Киеве я даже подумать не могла, что когда-нибудь стану официанткой, барменом. У нас совсем другое, пренебрежительное отношение к людям подобного рода профессий. Однако на Свальбарде это занятие воспринимается нормально. Там своя, особая атмосфера, идеализированный вариант жизни.

В нем абсолютно не важен статус человека, все уважают друг друга независимо от возраста и профессии. Люди по-настоящему интересуются другими, расспрашивают о жизни, о странах, откуда каждый приехал.

Честно говоря, Лонгйир — это первое место за границей, где я почувствовала себя дома. Возможно, это из-за того, что там все приезжие; нет коренного населения. Уже через несколько месяцев я стала там своей».

Яна Векшина

Шпицберген только номинально является норвежским. Так же своим его могут называть русские, поляки, шведы, голландцы, украинцы и многие другие народы, кто приложил или еще прикладывает усилия к его освоению.

На верхнем плато горы Пирамида сложно поверить, что ты находишься где-то глубоко в Арктике неподалеку от заброшенного шахтерского поселка. Это единственное место в радиусе нескольких десятков километров, где ощущается присутствие людей — все благодаря надписи краской, которые оставили после себя на протяжении многих лет жители нижнего поселка.

В основном это имена и названия городов, почти сплошь украинские. Донецк, Макеевка, Киев. Минск, Калинин. Красный Луч, Часов Яр, Новомосковск. Датированные 81-м, 83-м, 88-м годами.

За несколько десятилетий эти надписи ни капельки не выцвели, даже камни с буквами «К», «О», «Н», «С», «Т», «А», «Н», «Т», «И», «Н», «О», «В», «К», «А» лежат в строгой последовательности, как их оставил шахтер по фамилии «М», «О», «С», «К», «В», «И», «Н» когда-то во времена Советского Союза.

Памятка о шахтерах восьмидесятых годов на вершине горы Пирамида

Они не подвластны времени, ветрам и температуре. Страна, которая собрала всех этих ребят на Севере, ушла в небытие, а надписи — остались. Остались памятью о тысячах людей, которые на протяжении двадцатого века покоряли Арктику: русских, армян, белорусах, но, прежде всего, — украинцев.

Больше об украинцах Шпицбергена можно будет прочитать в одноименной книге Максима Беспалова, которая выйдет в издательстве «Темпора» в 2017 году.

Максим Беспалов — путешественник, писатель. Автор книг «Шлях на край світу» та «Ліхіє дев\’яності: кузня кадрів. Дніпропетровськ»; опубликовано в издании Історична правда

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма