Крым — их

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Крым — их

Когда крымские татары называли себя единственными украинцами на полуострове, у многих это вызвало если не отрицание, то, по крайней мере, скепсис. Ну как же крымские татары могут быть украинцами? Как выяснилось, еще как могут. Только сейчас Украина поняла, сколько задолжала крымскотатарскому народу.

Конечно, не в этническом, а в политическом смысле. За 25 лет после возвращения из депортации коренной народ Крыма доказал, что большинство его представителей — образцовые граждане Украины, даже несмотря на то, что государство все это время, мягко говоря, не очень заботилось о решении их проблем и вспоминало о них только перед очередными выборами.

Недооценка официальным Киевом крымскотатарского вопроса в конце концов стало одной из причин наглой аннексии полуострова Россией весной 2014 года, против которой наиболее активно и организованно выступили именно крымские татары. За это им теперь приходится испытать на себе репрессии оккупационной администрации.

В то же время эти драматические события стали поворотным моментом, ведь помогли многим украинцам понять, насколько мало они знали о своих согражданах и в каком долгу перед ними государство, которое не смогло их защитить. Прозрение далось слишком дорогой ценой, но оно произошло. И лучше уж поздно, чем никогда, искупить вину перед этим мужественным и гордым народом.

Надежные союзники (без) надежных партнеров

Крымские татары называют себя единственными украинцами в Крыму не случайно. С момента обретения независимости они стабильно поддерживали национал-демократические силы на выборах в Украине. Те же гарантированные 13% голосов для проукраинских кандидатов в президенты и партий обеспечивали именно крымские татары, которых на полуострове около 250 000. Со своей стороны, всеукраинские политические силы были «зонтиком» для организаций их национального движения.

Прежде всего это был Народный Рух Украины, по спискам которого в Верховную Раду заходили лидеры Меджлиса крымскотатарского народа — легендарный диссидент Мустафа Джемилев и Рефат Чубаров. Зато в парламенте Крымской автономии была фракция «Рух — Курултай», которая давала возможность защищать интересы народа на официальном уровне, так как правовой статус и Курултая (национального съезда), и Меджлиса (высшего представительного органа) ни был урегулирован украинским законодательством.

Отчасти проблему решил Леонид Кучма, создав совещательно-консультативный Совет представителей крымскотатарского народа при президенте Украины. В его состав указом главы государства автоматически вводили избранных на Курултае членов Меджлиса, которые, кстати, в 1994 году агитировали за Леонида Кравчука. Своеобразной благодарностью за это стала поддержка Кучмы во втором туре президентских выборов-1999, когда его техническим конкурентом был руководитель коммунистов Петр Симоненко, кандидатура абсолютно неприемлемая для народа, пережившего ужасы депортации и тяжелое возвращение на историческую родину.

Впрочем, ярыми «кучмистами» крымские татары не стали, потому уже в 2002 году их национальные лидеры вошли в список блока «Наша Украина», а в 2004-м агитировали за Виктора Ющенко и были участниками Оранжевой революции, проводя свои акции в Крыму. Не случайно же именно слово «майдан» — тюркского происхождения.

Победа на выборах демократического кандидата давала крымским татарам надежду на решение накопившихся политических, социальных, имущественных и гуманитарных проблем. Но парадокс: тот же Ющенко стал их самым большим разочарованием.

Приехав в 2005 году в бывшую столицу Крымского ханства Бахчисарай, новый президент ни с того ни с сего потребовал от руководства Меджлиса отменить принятую Курултаем Декларацию о национальном суверенитете крымскотатарского народа (1991), потому что в ней содержались положения о праве народа на самоопределение и четко прозвучало стремление к возрождению политического, экономического, культурного и духовного суверенитета.

Фактически крымскими татарами говорилось о восстановлении Крымской республики, провозглашенной Курултаем 1917 года.

В тему: Украинцы и крымские татары: союз революционного времени

Но тогда возникновению независимого государства помешала силой советская власть, которая, заигрывая с коренным населением, создала на полуострове какую-то видимость национально-территориальной автономии в виде Крымской АССР. Эти уступки продержались относительно недолго и завершились в 1944 году принудительной депортацией в Среднюю Азию, Сибирь и на Урал всего крымскотатарского народа (по официальным данным, 194 110 человек). По дороге и в самом изгнании от голода и заболеваний умерли 46,2% из них.

В тему: Враг народов. Зачем Сталин выселил древние этносы Крыма

Поэтому возвращение на родину, в Крым, было заветной мечтой целых поколений депортированных. За ее воплощение они десятилетиями боролись исключительно ненасильственными способами. Другого, «запасного» Отечества у крымских татар просто нет, поэтому они являются автохтонным и одним из двух государствообразующих народов Украины. Поэтому и стремление к восстановлению национально-территориальной автономии — вполне понятно и оправдано что с моральной, что с юридической точки зрения. Крым — их.

Именно это, похоже, и насторожило Ющенко, увидевшего в Декларации Курултая угрозу унитарности Украины, хотя крымские татары не заявляли о посягательстве на нее и уверяли, что видят свое будущее исключительно в составе одного государства. Оскорбленный неуступчивостью лидеров Меджлиса, Виктор Андреевич уехал из Бахчисарая и в течение своей каденции ни разу не собрал Совет представителей крымскотатарского народа при президенте. На фоне его равнодушия к проблемам Крыма «плохого» Кучму упоминали чуть ли не с ностальгией. Тот делал хоть что-то.

В 2010 году новые осторожны надежды крымских татар были связаны с Юлией Тимошенко, которая на президентских выборах соревновалась с Виктором Януковичем. Ее победа была бы хоть каким-то шансом на возобновление диалога с коренным народом полуострова.

Победа же откровенно пророссийского лидера не предвещала добра, что и подтвердила политика новоизбранного президента в крымском регионе. Его ставленники из макеевских-донецкого клана («македонцы») быстро подмяли под себя всю республиканскую власть, отодвинув на обочину местную политическую и бизнес-элиту, а в этнонациональной политике они взяли курс на раскол и приручение крымскотатарского сообщества.

«Македонцы» и гидра сепаратизма

Свидетельством этого стало переформатирование Совета представителей крымскотатарского народа при президенте, в состав которой Янукович ввел членов пророссийски настроенных организаций вроде провокационной «Милли Фирка» («Национальной партии»).

Полномочные репрезентанты Меджлиса остались в меньшинстве. Конечно, заседание такого «ручного» Совета они игнорировали, из-за чего вызвали большое раздражение гаранта. Хотя отношения официальных властей автономии и органов национального самоуправления не всегда были конфронтационными. За время правления председателя Совета Министров АРК Василия Джарты наконец начал решаться имущественный вопрос, что было особенно острым и постоянно возмущало жителей полуострова.

В тему: У бандитов Родины нет. Автономная республика «Люкс»: от убийств к погромам

Ибо прежде всего с крымскими татарами связывали проблему самозахватов земельных участков. Из-за нежелания местных органов власти отводить территорию для построения жилья репатриантами им действительно приходилось использовать землю без разрешений. Постепенно большинство участков легализовали, но в глазах славянского населения за коренным народом Крыма закрепилась недобрая слава. В целом их выставляли чуть ли не самыми злостными захватчиками крымской земли, тогда как наиболее лакомые куски на полуострове втихаря «дерибанили» влиятельные чиновники и бизнесмены.

С приходом к власти премьера Анатолия Могилева, после смерти Джарты, ситуация в автономии не улучшилась. В свое время этот президентский кадр руководил крымской милицией и «запомнился» силовым сносом торговых сооружений на горе Аю-Даг и оправданием депортации, что вообще за гранью понимания. Впрочем, татарофобию питал не только Могилев. Как позже выяснилось, во времена Януковича местное управление СБУ было нацелено не на борьбу с пророссийскими сепаратистами, которые вольготно чувствовали себя в Крыму и особенно в Севастополе, а именно с крымскими татарами.

Чтобы они, не дай Бог, не устроили вооруженного захвата власти, в Бахчисарае работало спецподразделение антитеррора «Альфа». После аннексии эти же службисты в первых рядах предадут присягу на верность Украине и перейдут в ряды оккупационной ФСБ. Хотя разве это для них оккупанты? Они — свои. Как рассказал Джемилев, во время общения с ним бывший офицер СБУ сказал, что угрызений совести не испытывает, потому что всегда служил одной родине — России.

Настоящее же испытания для крымских татар наступило сразу после победы Революции достоинства 2014 года. Они снова открыто поддержали Майдан и снова оказались в меньшинстве на полуострове, население которого, несмотря на мир глазами кремлевского агитпропа а-ля Геббельс, категорически не восприняло ценности восстания против преступного режима и призвало на свою защиту Россию.

Укрощенные в середине 1990-х сепаратистские настроения вспыхнули с новой силой. На улицы городов высыпали десятки тысяч адептов «воссоединения» с РФ, которые «нутром чувствовали», что орды бандеровцев и карателей «Правого сектора» уже поджидают за Перекопом, а жить под пятой киевской хунты абстрактный «народ Крыма» не хочет и не будет.

Единственным организованным сообществом, которое попыталось остановить развертывание сепаратистского сценария, были именно крымские татары, которые благодаря массовому митингу в конце февраля 2014-го сорвали заседание Верховного Совета АРК, где должны были принять решение о выходе Крыма из состава Украины.

Однажды им это удалось, в последующем — они уже были бессильны. В захваченном «зелеными человечками» Совете в закрытом режиме и при отсутствии кворума горе-парламентарии сместили правительство Могилева и решили провести псевдореферендум, который бы «освятил» аннексию именем народа.

Так и случилось: «пидрахуи» из местного избиркома «нарисовали» 97% поддержки, что, конечно же, было абсолютной манипуляцией, ведь крымские татары по призыву Меджлиса проигнорировали «праздник волеизъявления» и этим фактом развеяли бравурные утверждение о тотальном одобрении «крымнашизма». Единственными городами, где не состоялся фейковый референдум, были Белогорск (Карасубазар) и Бахчисарай. Там мэром и председателем райгосадминистрации были крымские татары — Альберт Кангиев и Ильми Умеров. Кто еще из чиновников мог выступить такими гарантами соборности?

Оказавшись в новых условиях, крымские татары вынуждены были определяться, как действовать дальше. Украина их не защитила. Сложить свои головы в борьбе с армией ядерной державы маленький народ был не готов, да и не хотел этого. Не для того они возвращались домой из изгнания.

Россия тем временем предлагала им такие «пряники», которых в Украине они не могли дождаться: официальный статус крымскотатарского языка (наряду с русским и украинским), восстановление исторической топонимики, 20% квота на представительство в органах «власти», законодательное признание Курултая и Меджлиса, обустройство и размещение репатриантов в Крыму. Ублажать крымских татар прилетали их «двоюродные братья» из Татарстана, включая президента республики и казанского муфтия. Сам Путин разговаривал по телефону с Джемилевым и безуспешно склонял его к сотрудничеству.

Решение Меджлиса об участии в новой республиканской «власти» далось очень непросто. С одной стороны, некоторые его члены считали недопустимым коллаборационизм с оккупантами. С другой — без вхождения во «власть» гораздо сложнее будет решать вопросы народа.

Откровенная же антироссийская фронда грозила новыми репрессиями и изгнанием (ныне из АРК выехали более 20 тыс. крымских татар). «Диссидентами весь народ не может быть», — отметил владелец первого крымскотатарского телеканала ATR Ленур Ислямов. Эти слова убедили руководство Меджлиса с тяжелым сердцем согласиться делегировать во «власть» своих представителей, что, впрочем, не обеспечило беспроблемного существования ни его руководства, ни целого народа. Скорее, наоборот. Стало хуже.

Жизнь под оккупацией

Кремлевские марионетки начали преследование крымских татар за их активную позицию. Похищение людей и насильственная смерть перестали быть единичными случаями (18 человек пропали без вести). В лапы ФСБ и бандитской крымской «самообороны», получившей законодательную индульгенцию на безнаказанность, попали и общественно активные, и полностью аполитичные люди.

Свидетельством демонстративного запугивания стали обыски в мечетях, медресе (религиозных школах) и частных домах, где изымают «экстремистскую» литературу, в разряд которой могут записать религиозные книги. Это надуманные подозрения, потому что в Крыму доминирует умеренная и довольно, так сказать, светская версия ислама, лишенная воинствующего фундаментализма.

Плевком в душу целого народа стал запрет традиционного чествования памяти жертв сталинской депортации на центральной площади Симферополя (Акмесджита) 18 мая 2014 года, которое все же произошло на окраине города, в поселке Ак-Мечеть.

В окружении «полиции», БТРов, автозаков и под гул армейского вертолета, который заглушал выступления на скорбном митинге. В 2015 году оккупанты вообще запретили проводить любые акции в годовщину депортации. Для сравнения, в тот день в Киеве состоялись вечер-реквием в Национальной опере, траурный митинг на Майдане Независимости, медийная кампания «18 мая мы все — крымские татары».

Дальше — хуже. Единственному в мире крымскотатарскому телеканалу ATR, детскому каналу Lale, FM-станциям Meydan и «Лидер» и интернет-изданию «15 минут» Роскомнадзор отказал в продлении лицензии на вещание, позарившись на душу народа. Не помогло даже то, что владельцем холдинга является гражданин РФ крымскотатарского происхождения. Представить нечто подобное в несовершенном украинском Крыму было невозможно. В российском же Крыму — это печальная реальность. Как памятники и мемориальные доски Сталину в Ялте и Симферополе.

Логическим продолжением татарофобской политики республиканской «власти» стали преследования членов Меджлиса. Некоторых из них арестовали, а некоторым запретили въезд на родину. Персонами нон-грата сделали верхушку национального движения — сначала Джемилева, а затем Чубарова. Сейчас они оба являются народными депутатами Украины по спискам «Блока Петра Порошенко» и последовательно настаивают на деоккупации полуострова.

Так, в присягу нардепа Рефат-ага, кроме протокольных слов, добавил кое-что от себя: «Война против Украины началась с оккупации Крыма, война должна завершиться освобождением Крыма. Отстоим Украину — вернем Крым». Он мгновенно навлек на себя еще одно уголовное дело, возбужденное крымским «прокурором» Натальей Поклонской, которая усмотрела в заявлении лидера Меджлиса посягательство на территориальную целостность РФ.

Но даже находясь в вынужденном изгнании, проводники крымскотатарского движения делают все возможное, чтобы крымский вопрос постоянно было на слуху и внутри Украины, и на международной арене — в ООН, Совете Европы, ОБСЕ, учреждениях ЕС и особенно в Турции, где проживает многочисленная (до 1 миллиона человек) крымскотатарская диаспора и есть регулярный контакт с руководством республики.

Когда-то безразличное к судьбе своих сограждан Украинское государство наконец поворачивается к ним лицом и создает органы и механизмы воплощения крымской политики. Речь идет об институте уполномоченного президента Украины по делам крымскотатарского народа во главе с Джемилевым, Государственной службе по вопросам Крыма и Севастополя под руководством Аслана Омера Кырымлы (в правительстве РФ МинКрым недавно ликвидировали), государственном предприятии «Крымский дом», Министерстве информационной политики, в котором работает советником рекомендованный Меджлисом медиаэксперт Сергей Костинский.

Есть надежда, что и в управлениях МВД, СБУ и ГПУ будут работать крымские татары, куда раньше их не допускали как «неблагонадежных». Они уже давно воюют на Донбассе за Украину, добровольческий батальон «Крым» войдет в ряды ВСУ. И это не случайно, потому что вспомните, кто поддерживал продуктами и добрым словом украинских воинов в заблокированных российскими оккупантами частях.

В тему: Кто и почему убивает крымских татар в Крыму?

Только после аннексии полуострова Верховная Рада приняла Закон «О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку». Впоследствии, в 2015 году, парламент присвоил международном аэропорту «Симферополь» имя Амет-Хана Султана, легендарного летчика, дважды Героя Советского Союза.

Кроме того, в Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко на кафедре тюркологии открыли специальность «Крымскотатарский язык и литература», в столице появились курсы изучения крымскотатарского языка. В «Киево-Могилянской академии» основан научный центр «Крымские студии имени Исмаила Гаспринского». В речах руководителей звучат важные слова солидарности. Коренной народ Крыма поздравляют с его национальными праздниками.

В тему: «„Материк“ не имеет права так легко сдавать Крым!»

В городах Украины открываются заведения национальной кухни. Переселенцев из оккупированной автономии гостеприимно встречают на материке. Уважение морального авторитета Джемилева достигло такого уровня, что в 2014 году в обществе возникла идея выдвинуть его на пост президента (несколькими годами ранее диссидент Мирослав Маринович заявил, что доверил бы национальному лидеру крымских татар всю Украину).

Однако мудрый Мустафа-ага категорически отказался от такой перспективы, сказав, что будущее — за молодыми. Любые попытки выдвинуть его на получение булавы он в шутку пообещал обжаловать в суде и уже всерьез добавил: «Чтобы служить стране, не обязательно быть президентом».

В тему: Скоты против Человека, Российская Федерация против Мустафы Джемилева

На радио и телевидении начаты программы о Крыме. Украинцы начали открывать для себя его истинную культуру и историю, в которой были не только набеги «басурман», но и победные битвы в союзе с казаками. Именно из Киева возобновил вещание запрещенный Россией телеканал ATR, коллектив которого верит, что обязательно вернется на родину. Недаром же их визитной карточкой является национальный танец «Хайтарма», что означает «возвращение».

Но чтобы крымские татары смогли станцевать «Хайтарму» на родной земле, Украина должна четко определиться: блокировать оккупантов по полной программе, поддерживая лояльных граждан, или торговать с ними, как обычно? Так или иначе, судьбу Крыма будет решать в первую очередь его коренной народ. И способствовать этому может не только международное давление на РФ, но и анонсированные Порошенко изменения в Конституцию.

В ней должен быть закреплен статус Крыма как национально-территориальной автономии крымских татар в составе Украины. Решившись на этот шаг, президент сможет войти в историю как великий демократ и заслужит уважение крымских татар, отблагодарив их за то, что в непростое время они были на стороне украинцев. Пора уже и украинцам стать на их сторону.

Сергей Шебелист, опубликовано в издании  Zaxid.net

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом