Музыканта Игоря Завадского по заказу Яна Табачника посадил зять Кивалова

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Фальсификаторы резонансного уголовного дела получили кто гражданство РФ, кто — повышения и обласканы новой властью.

«Дело Завадского» — позор Украины и публичная пощечина гражданскому обществу. Лучший аккордеонист мира Игорь Завадский, гордость нашей страны, на 13 лет осужден по сфабрикованному уголовному делу — музыканта обвинили в педофилии.

Известен заказчик этого преступления — Ян Табачник, экс-депутат Партии регионов, «подписант» диктаторских «законов 16 января», коррупционер, друг В. Януковича (сейчас скрывается в Москве).

Известны фальсификаторы этого заказного уголовного дела:

— Морозов М.В., бывший следователь главного следственного управления Украины в г. Киеве, майор МВД (сбежал в Россию, получив гражданство РФ) — главный исполнитель «технической части» фабрикации материалов уголовного дела;

— Нечипоренко С.И., зять нардепа Кивалова, был прокурором Шевченковского района г.Киева в тот момент, когда было незаконно возбуждено уголовное дело в отношении Игоря Завадского сотрудниками Шевченковского РУ. Как только уголовное дело по И. Завадскому было передано в Подольский районный суд г.Киева, Нечипоренко С.И. стал прокурором Подольского района г. Киева и одновременно стал главным обвинителем в этом процессе;

— эксперт Елкин И.И. — в момент фабрикации «видеодоказательств» вины И. Завадского, а также уничтожения доказательств невиновности музыканта был главным экспертом по техническим вопросам Шевченковского РУ, а после успешной фабрикации улик стал главным экспертом г.Киева по техническим вопросам в уголовных делах (можно только представить, какие уголовные дела сегодня фабрикует этот подлец).

— экс-генпрокурор Украины Виктор Пшонка, лично контролировавший заказное уголовное дело, сфабрикованное милицией и прокуратурой по просьбе Яна Табачника, личного друга В. Пшонки и В. Януковича.

— эксзамгенпрокурора Ренат Кузьмин, лично курировавший фабрикацию материалов следствия и содержание И. Завадского без оснований под стражей в жестких условиях.

Судья по делу Бородий В.Н. (вынес приговор) — 20 лет был прокурором, в т. ч. в прокуратуре г.Киева; председателем Подольского районного суда стал еще при В. Януковиче и сейчас находится на же этой должности.

— В. Пидпалый, судья Печерского районного судьи г.Киева (этот судья 21.11.2014 снял арест со счетов экс-председателя Нацбанка Украины С. Арбузова и его жены). 03.11.2014 В. Пидпалый рассматривал жалобу И.Завадского по факту незаконного обыска в его квартире на постановление следователя городской прокуратуры.

Судья вынес абсурдное решение вернуть И. Завадскому его жалобу с мотивировкой, якобы он не являлся изначально заявителем или потерпевшим. А именно во время этого незаконного обыска, который был проведен без постановления суда и под вымышленным предлогом следователя, была полностью разграблена квартира И. Завадского сотрудниками Шевченковского РУ, и тот подал заявление как потерпевший.

В тему: Аккордеониста Завадского приговорили к 13 годам тюрьмы

Как фабриковали «Дело Завадского»: перечь фальсификаций

1. Морозов М.В. — следователь главного следственного управления Украины в г. Киеве, майор МВД. Именно он сфабриковал обвинительное заключение в отношении обвиняемых по делу И. Завадского. За несколько месяцев до вынесения приговора сбежал из страны и принял гражданство России...

2. Нечипоренко С.И. (зять нардепа Кивалова) был прокурором Шевченковского района г.Киева в тот момент, когда было незаконно возбуждено уголовное дело в отношении Игоря Завадского сотрудниками Шевченковского РУ. Это при том, что был нарушен территориальный принцип в возбуждении дела: И. Завадский проживал на Подоле, где ему и инкриминировались якобы преступные действия. По странному стечению обстоятельств, как только уголовное дело по И.Завадскому было передано в Подольский районный суд г.Киева, Нечипоренко С.И. стал прокурором Подольского района г. Киева и одновременно стал главным обвинителем в этом процессе.

Этот прокурор — единственный, кто не попал под люстрацию всех районных прокуроров г.Киева, когда пришла новая власть.

Судья по делу Бородий В.Н. (вынес приговор) 20 лет был прокурором, в т. ч. в прокуратуре г.Киева; председателем Подольского районного суда стал еще при В. Януковиче и сейчас находится на же этой должности.

3. В уголовных делах, связанных с сексуальными преступлениями, неопровержимыми доказательствами вины подозреваемых могут являться только соответствующие экспертизы или «горячее» видео, снятое в момент преступления.

Ни одна экспертиза по данному уголовному делу не подтвердила того, что кто-то из обвиняемых виновен.

По материалам дела, за И.Завадским полгода велась слежка и якобы в его квартире неоднократно происходили развратные действия по отношению к несовершеннолетним. При этом, в квартире якобы была установлена скрытая камера. Если бы такие преступления в квартире происходили, то сотрудникам милиции ничего не стоило бы снять «горячее» видео, располагая оперативными данными якобы об очередном преступлении. В этом случае у защиты не осталось бы ни единого шанса... Такого видео в материалах дела нет и быть не могло!

4. В материалах дела есть видео только от двух дат: якобы от 19.03.2012 и от 23.03.2012, якобы с участием И. Завадского, А. Бригиды и одного и того же несовершеннолетнего. Если бы у следствия действительно было видео от 19.03.2012, для следствия нечего не стоило бы взять разрешение у суда для обыска (для этого у них было целых 4 дня). Но такого разрешения в уголовном деле нет.

Другими словами, на тайм-коде, наложенном на видео, дата 19 марта сфальсифицирована. И такого видео на тот момент не существовало! Более того, следователь Литвин С.М. вынес постановление о задержании И. Завадского и А. Бригиды, а также о проведении обыска в квартире И. Завадского, незаконно, так как не имел права этого делать.

Мотив задержания и проведения обыска в квартире, указанный в постановлении, придуман следователем, а именно: якобы с целью остановки тяжкого преступления. В реальности же, по показаниям самих же сотрудников милиции в уголовном деле, на момент проникновения в квартиру И. Завадского, там никого вообще не было!

5. Видео из материалов уголовного дела от 23.03.2012 (день задержания и проведения обыска) имеет тайм-код, на котором начало видео зафиксировано в 19:35, окончание — 20:35. Часть этого видео выложена в интернет программами телеканала 1+1, в частности «Табу». Это сфальсифицированное видео предоставлено этому каналу следствием с целью дискредитации имени И. Завадского и восстановления общественности против него.

При этом была нарушена тайна следствия.

В тему: Игоря Завадского «хоронят» «заказухой» в СМИ

В постановлении следователя о задержании и проведении обыска от 23.03.2012 есть слова: «О 20:00 слідством отримано інформацію про те, що І.Завадський та А.Бригіда в квартирі Ігоря Завадського (дан адрес) вчинюють злочин передбачений ст. 156 ККУ».

Возникает вопрос: почему с 20:00, после получения информации якобы о совершении преступления следственная группа сразу не выехала на место преступления? Расстояние между домом, где проживает И. Завадский, и Шевченковским РОВД около 3,5 км. Если ехать со скоростью 25-30 км/час, это расстояние можно было бы преодолеть за 6-7 минут.

Задержание И.Завадского, по материалам дела, было в 20:37 при выходе его из подъезда.

Если бы такое преступление совершалось, то у сотрудников милиции было бы достаточно времени проникнуть в квартиру, остановить совершение преступления и при этом снять «горячее» видео. Почему же этого не произошло? Есть 2 варианта ответа на этот вопрос:

1) сотрудники милиции сознательно давали совершить преступление, зная о нем, то есть становились соучастниками этого преступления;

2) никакого преступления не совершалось вообще.

Так откуда же взялось видео?

В течение месяца после 23.03.2012 следствие не отдавало ключи от квартиры близким И. Завадского. Именно в это время, скорее всего, и было снято это постановочное видео, которое есть в материалах дела, и, частично, в интернете. И снято оно было в таких ракурсах, чтобы не было видно лиц и нельзя было точно определить, кто там находится.

6. В уголовном деле есть отказ следователя Морозова М. В. первому адвокату И.Завадского — Закревской Е. А. в проведении «портретной» экспертизы сфальсифицированного видео. В реальности могло бы быть 2 причины такого отказа:

1) если бы оказалось, что видео правдивое, то сразу нужно было бы возбуждать уголовное дело в отношении сотрудников милиции, так как задержание И. Завадского и А. Бригиды было и не 19.03.2012 (соответственно имеющегося видео), и не после этого, даже не во время якобы совершения преступления 23.03.2012;

2) если видео сфальсифицировано и даты его записи, указанные на тайм-коде, не соответствуют действительности.

7. В постановлении Морозова М. В. об отказе в проведении «портретной» экспертизы им указано, что якобы в этом нет смысла, так как есть три свидетеля, которые просмотрев данное видео, подтвердили, что на видео есть И. Завадский и А. Бригида. Все эти «свидетели» в суде опровергли то, что ранее подписали. А именно, что на видео невозможно категорично узнать тех или иных людей, по следующим причинам: отсутствие лиц, низкое качество, отсутствие звука (голосов).

Последнее подтверждает то, что звук монтировался отдельно от видео и позже, чем это видео демонстрировали этим свидетелям. Один из них, чья подпись есть в уголовном деле под показаниями, в суде признался, что А. Бригиду вообще видит впервые, а И. Завадского там нет.

Два же других свидетеля — заведомо заинтересованные лица: еще один обвиняемый по делу — А. Бойко и лицо, взятое на «крючок» следствием (так как его имя тоже вначале было добавлено в подозреваемые в развратных действиях). А. Бойко в суде рассказал, что его подпись была получена в обмен на то, что ему отдадут его машину, которую забрало следствие, и не посадят в СИЗО по надуманным обвинениям. Другие два свидетеля не сумели объяснить, почему подписали то, от чего отказались в суде.

Также Морозов М. В. отказал адвокату И. Завадского в проведении экспертизы голосов «потерпевших», для установления идентичности голоса кого-либо из них с голосом на видео (по той простой причине, что открылся бы факт, что видео сфабриковано).

8. При «неопровержимых доказательствах виновности подозреваемых», как говорилось в сводках МВД в первые дни после их задержания (в частности, со слов пресс-офицера Шевченковского РУ Калиновской Н.), досудебное следствие должно было бы длиться не более месяца, учитывая еще якобы полугодичную слежку. Оно же длилось 8 месяцев! При этом, первые 1,5 месяца содержания в СИЗО подозреваемых не проводилось вообще никаких следственных действий в их отношении!

9. Единственное заявление от «потерпевших» на момент возбуждения уголовного дела — заявление в день задержания И. Завадского и А. Бригиды от 23.03.2012, которое якобы подала директор одного из интернатов г. Киева, она же опекун одного из «потерпевших».

Как позже сообщила в суде она сама, такого заявления она не подавала вообще! Как оказалась ее подпись под этим заявлением — она объяснить не смогла, лишь предположив, что могла подписать или пустой лист, или не прочитав содержание того, что подписывала. На основании этого заявления и пояснения ее подопечного, которое тоже, по ее словам, в этот день, 23.03.2012, совершенно точно не давалось, и было возбуждено уголовное дело. То есть, эти документы были сфабрикованы!

Причем, в этом заявлении, сфальсифицированном сотрудниками Шевченковского РУ, было указано, что якобы преступления в отношении ее подопечного совершались 3 года назад, в июне и августе 2009 года (чтобы снизить возраст «потерпевшего»), и только Игорем Завадским.

В рапорте же начальника криминальной милиции по делам детей Шевченковского РУ начальнику Шевченковского РУ была просьба о возбуждении уголовного дела на основании указанного заявления, в отношении уже не только И. Завадского, но и А. Бригиды, имя которого даже не фигурировало в сфабрикованном заявлении. Также в рапорте было изменено время якобы совершаемых преступлений: не то, что в заявлении, а якобы с лета 2009 года вплоть до подачи рапорта 23.03.2012г.

Этот «потерпевший» летом 2009 года, как выяснилось позже, находился вместе с интернатом на отдыхе в Австрии. Более того, показаний он не имел права давать вообще, так как состоял на учете в психоневрологическом диспансере № 1 — больнице им.Павлова. К тому же, постоянно сбегал из интерната и имел привычку всех обманывать, по словам его опекуна. Этого «потерпевшего» суд неоднократно постановлял доставить силовым приводом, но он был постоянно «в бегах».

В деле есть документ от 18.03.2013 — рапорт начальника милиции Оболонского района: «силовий привід в суд 22.03.2013 потерпілого для дачі показів здійснити неможливо, тому що зараз він знаходиться на стаціонарному лікуванні в психоневрологічному диспансері № 1». Несмотря на эту информацию, данный «потерпевший» каким-то образом оказался на судебном заседании 22.03.2013 и сообщил, что подтверждает показания, подписанные им, в уголовном деле.

Нетрудно догадаться, что он был привезен прямо из палаты больницы им.Павлова сотрудниками милиции для дачи нужных им показаний. На вопрос И.Завадского ему в суде, почему под тремя его разными показаниями в материалах дела стоят три совершенно непохожие друг на друга подписи, якобы поставленные им, «потерпевший» неожиданно ответил: «рука дернулась».

Ходатайство о проведении графологической экспертизы, которую подал И. Завадский, суд отклонил.

Для сокрытия того, что данный «потерпевший» находится на учете у психиатра, следователь Шевченковского РУ Литвин С. М. в своем запросе еще в марте 2012 года в психоневрологический диспансер № 1 изменил имя данного «потерпевшего» и его адрес, задав вопрос, состоит ли данный человек у них на учете. Естественно, был получен ответ — не состоит, т.к. речь шла уже о совсем другом человеке, не существующем. На этом «потерпевшем» И.Завадский получил срок 7 лет (ч.2 ст. 156 УК Украины, от 5 до 8 лет).

10. Всего в обвинении 5 «потерпевших». Еще по троим из них И.Завадскому дали срок 4 года. Они подписали оговор в отношении И.Завадского, составленный милицией по следующим причинам: двоим подарили за это старые ноутбуки (эти ребята за несколько дней до ареста пытались его шантажировать — просили его ноутбук в обмен на то, что они не подпишут оговор против него); одному помогли удержаться в техникуме, чтобы его не отчислили в обмен на оговор И. Завадского. У этого «потерпевшего» была неудовлетворительная оценка по истории, и милиция ему помогла «решить вопрос».

11. Еще один «потерпевший», пятый, — единственный человек, по которому И. Завадскому в итоге инкриминировали ч. 3 ст.153 УК Украины (от 10 до 15 лет) и дали срок 13 лет. Именно по поводу обвинений, связанных с этим «потерпевшим», который якобы есть на видео из материалов уголовного дела от якобы 19.03.2012 и 23.03.2012. В деле же нет ни одной его подписи, ни одного пояснения или допроса его следователем!

Данная статья трактуется в обвинении как «безпорадний стан» потерпевшего, который не может оказывать сопротивление в силу своего возраста. Даже постановочное видео опровергает присутствие «безпорадного стана» у ребенка, который там есть: тот в голом виде играется и проявляет инициативу к голому взрослому, стоящему к нему спиной, бъет его по ягодицам и т.д.

В постановлении следователя Морозова М.В., с его отказом на ходатайство И. Завадского убрать все статьи из обвинения в его адрес в аргументации сказано, в частности: ч. 3 ст 153 УК Украины предъявлена И. Завадскому потому, что «потерпевшему» на момент преступных действий в отношении него не было 12 лет и, соответственно, в силу возраста, якобы, он не мог соображать, что с ним происходило, т.е., находился в «безпорадному стані». Эта неправда опровергается копией свидетельства о рождении этого «потерпевшего» — на момент совершения инкриминируемых И.Завадскому развратных и насильственных действий по отношению к данному «потерпевшему», тому было уже 13 лет!

Весьма существенным является то, что от родителей данного «потерпевшего» вообще не было никакого заявления, где указывалось бы, что их сын является потерпевшим. В деле есть заявления от отца этого «потерпевшего», где он отказывает следствию в проведении допроса или психологической экспертизы по отношению к его сыну.

В уголовном деле есть результаты судебно-медицинской экспертизы этого «потерпевшего», в которых отражено, что никаких действий сексуального характера по отношению к нему не было. На судебные заседания он так ни разу и не пришел. Не приходили в суд также его родители или другие представители. Не допустить в суд эту семью, с которой у И. Завадского сложились дружеские отношения, было одной из главных задач следствия.

Так как могло бы выясниться, что Морозов М.В. оказывал длительное психологическое давление на эту семью, с целью получить заявления на И. Завадского и А. Бригиду. В итоге, таких заявлений так и не было получено. Результатом давления стало только то, что родители лишь написали письмо в суд, что не желают туда с сыном приходить, не указав при этом никаких претензий к обвиняемым.

Позже, в приговоре судья Бородий В.Н. решил сфальсифицировать содержание этого письма, написав, что якобы родители этого «потерпевшего» просят привлечь к уголовной ответственности И. Завадского и А. Бригиду.

12. Изначально в обвинительном заключении Морозова М.В. фигурировало 6 потерпевших. Самый первый из них дал показания в суде 11.12.2012, в которых подробно рассказал, как его трижды в Шевченковском РУ заставляли подписать оговор против И. Завадского и А. Бригиды, без присутствия его родителей, педагога или врача.

Он подробно описал все, что было с этим связано: марку и цвет машины оперуполномоченного, который перед третьим «допросом» похитил его со двора, имя этого оперуполномоченного и другие детали. Все нужное следствию он подписывал после того, как ему пригрозили, что посадят в тюрьму. Возникает вопрос: зачем следствию было искусственно создавать дополнительно еще одного «потерпевшего», если в деле уже были другие? Ответ очевиден: также искусственно создавались и другие «потерпевшие» в уголовном деле.

Один «потерпевший» в суде отказался давать показания, а еще один не пришел вообще.

Оставшиеся трое из «потерпевших» не сумели пересказать ни одного эпизода, которые были в подписанных ими показаниях в материалах уголовного дела. Тем не менее, все трое (в том числе и тот, что стоит на учете у психиатра) сообщили, что подтверждают свои показания, которые есть в материалах дела, несомненно находясь под давлением сотрудников милиции.

13. ОРД в уголовном деле, с использованием технических средств, было незаконно. Доказательства этому следующие: в ответе из Апелляционного суда г. Киева в Подольский районный суд г.Киева было сказано, что разрешения по данному ОРД на использование технических средств (неизвестно, на что именно и на какие имена) были уничтожены 14.04.2014 (за несколько месяцев до вынесения приговора!). Таким образом уничтожались следы незаконных действий сотрудников милиции Шевченковского РУ.

Точно так же уничтожались и другие подтверждения противоправных действий милиции, например, видеосъемка обыска в квартире И.Завадского в день его задержания. Причем, эксперт, который вел видеосъемку, дважды называл разные причины утери этой видеозаписи, что отражено в материалах дела:

1) якобы оказалась неисправной видеокамера и видеозапись была утеряна в тот же день;

2) якобы с видеокамерой было все в порядке, видеозапись была перенесена в память компьютера и данный компьютер в течение определенного времени трижды отдавался в ремонт, в результате чего данная видеозапись случайно была утеряна.

Интересная деталь: эксперт Елкин И.И. в момент создания им видеозаписи был главным экспертом по техническим вопросам Шевченковского РУ, а после прокурорской проверки, где он скрыл данную видеозапись под придуманным предлогом, стал уже главным экспертом г.Киева по техническим вопросам в уголовных делах...

14. Абсолютно все экспертизы и все свидетели в зале суда подтвердили невиновность обвиняемых в данном уголовном деле, но это вообще не было отражено в приговоре! Все доказательства вины в деле или сфальсифицированы или искусственно созданы милицией в результате служебных подлогов или абсурдных трактовок безобидных записей в дневниках И. Завадского и его телефонных разговоров, в которых нет и намека на какую-либо преступную деятельность.

15. Многие экспертизы по делу были совершенно бессмысленны и абсурдны. Они были проведены лишь для имитации «бурной деятельности» досудебного следствия.

Например, в приговоре выставлен немалый счет Игорю Завадскому за экспертизу видеозаписей с его многочисленных концертов (CD, mini DVD, VНS), полученных при незаконном обыске квартиры артиста. Эта экспертиза проводилась под предлогом поиска порнографии в... концертах Игоря Завадского, где преимущественно звучала классическая музыка.

16. В приговоре судья допустил многочисленные фальсификации и так уже сфабрикованного обвинения. Например, судья указал, что при просмотре видеозаписи, которую, якобы, сотрудники милиции сделали скрытой камерой из квартиры И. Завадского, суд сразу же узнал конкретного «потерпевшего». Парадокс в том, что данный потерпевший ни разу в суд не являлся, его фотографий нигде нет в материалах дела, то есть суд не мог узнать того человека, которого ни разу не видел!

17. Одним из доказательств того, что приговор был написан заранее, является то, что все опечатки из обвинительного заключения следователя Морозова М.В. были перенесены в измененные два обвинительных заключения прокуратуры (где был убран ряд наиболее абсурдных эпизодов обвинения), а также в приговор суда.

18. В приговоре отсутствовали практически все (!) доказательства невиновности подсудимых, которые были получены, в основном, на 29-ти заседаниях в 2013-м году в зале суда. Все оригиналы аудиозаписей этих 29-ти судебных заседаний были уничтожены, под вымышленным предлогом «перегрузки памяти компьютера». Копии же аудиодисков, которые частично были было прослушаны осужденными, были сфальсифицированы. При этом, три часа 27 минут аудиозаписи одного из судебных заседаний вообще отсутствует! Там содержались важные показания стороны защиты.

Уже это, безусловно, должно стать причиной (вернее, одной из многих причин) для отмены приговора согласно п. 10 ст. 370 УПК Украины (в редакции 1960 года) в Апелляционном суде г.Киева. Эта статья, в частности, гласит, что данное нарушение является существенным нарушением требований уголовного — процессуального Закона, при этом:

«...вирок в усякому разі належить скасувати, якщо у справі ... перебіг судового процесу у передбачених цим Кодексом випадках не фіксувався технічними засобами».

Вывод: судом уничтожались доказательства невиновности! Более того, оказалось, что абсолютно все (!) протоколы судебных заседаний не соответствуют аудиозаписям в существенных деталях, свидетельствующих о невиновности осужденных. Часть протоколов не соответствует не только тому, что есть в журналах судебных заседаний, но и тем копиям протоколов судебных заседаний, которые были сшиты в отдельные тома и выданы под расписку И. Завадскому и А. Бригиде.

Другими словами, некоторые протоколы судебных заседаний в материалах уголовного дела были подменены, а некоторые могут быть подменены в будущем перед передачей дела в Апелляционный суд г.Киева. То есть, уголовное дело и дальше может фальсифицироваться!

19. Нетрудно догадаться, что главной задачей заказчика в уголовном деле И. Завадского однозначно являлась, наряду с уничтожением репутации артиста, отлучение его от музыкального инструмента как можно на более долгий срок. Скоро будет уже 3 года, как музыкант разлучен со своим инструментом, который он всегда называл своей «второй половиной».

Один из начальников СИЗО, накануне своего увольнения, в личной беседе с Игорем Завадским признался ему, что не давать инструмент было негласное распоряжение Генпрокуратуры Украины, которую на тот момент возглавлял В. Пшонка. Дословно это звучало так: «Мне регулярно звонили работники прокуратуры, в частности, Ренат Кузьмин, и говорили, чтобы И. Завадскому не давали музыкальный инструмент.

В тему: Если Завадский — «п...дор», то кто тогда Табачник, Пшонка и Кузьмин?

Последнее свое обращение по поводу предоставления музыкального инструмента и возможности занятий на нем, хотя бы без звука, И. Завадский сделал 10.12.2014г. очередному начальнику СИЗО. Ответа не последовало...

20. Косвенными доказательствами причастности к уголовному дела И.Завадского, как заказчика, бывшего нардепа Украины Яна Табачника, являются следующие:

1) следователь Морозов М.В. неоднократно на досудебном следствии, при адвокатах, во время ознакомления обвиняемых с делом заявлял, что Я. Табачник звонил ему фактически каждый день и узнавал, как идет следствие по данному делу. Давая же показания во время судебного заседания, Морозов М.В. неожиданно сообщил, что впервые слышит имя Я. Табачник, отвечая на вопрос Игоря Завадского, правда ли, что они регулярно общались по телефону;

2) накануне дебатов судья Бородий В.Н. отказал И. Завадскому в его ходатайстве о приобщении к материалам дела журналистского расследования, которое проводили журналисты украинского ежеквартальника «Педагогика толерантности», о возможной причастности Я. Табачника к этому уголовному делу как заказчика. Свой отказ судья мотивировал тем, что впервые слышит имя Я. Табачника, что само по себе является абсурдом.

21. Тревожным сигналом перед рассмотрением апелляционных жалоб на приговор И. Завадского, А. Бригиды и их адвокатов явилось то, что 15.10.2014 года коллегия Апелляционного суда г.Киева (И. Паленик — А. Малиновский — Л. Бартащук) вынесла заведомо неправосудное решение по факту обращения И. Завадского с апелляционной жалобой на решение следственного судьи Печерского районного судьи г.Киева В. Пидпалого (этот судья 21.11.2014 снял арест со счетов экс-председателя Нацбанка Украины С. Арбузова и его жены). 03.11.2014 В.

Пидпалый рассматривал жалобу И.Завадского по факту незаконного обыска в его квартире на постановление следователя городской прокуратуры. Судья вынес абсурдное решение вернуть И. Завадскому его жалобу с мотивировкой, якобы он не являлся изначально заявителем или потерпевшим. А именно во время этого незаконного обыска, который был проведен без постановления суда и под вымышленным предлогом следователя, была полностью разграблена квартира И. Завадского сотрудниками Шевченковского РУ, и тот подал заявление как потерпевший.

Апелляционный суд г.Киева, рассматривая апелляционную жалобу И. Завадского, где он просил отменить решение В. Пидпалого, вышел за рамки рассматриваемой апелляционной жалобы и, отменив решение В. Пидпалого, заодно вынес еще одно решение — отказать И. Завадскому в жалобе, который тот делал в Печерский районный суд г.Киева, а не к ним, не дав заявителю даже прокомментировать ее во время заседания суда...

Можно ли ждать от этого суда справедливое решение в ближайшем рассмотрении апелляционной жалобы И. Завадского, где он просит отменить приговор и закрыть уголовное дело, вопрос риторический...

И это — только часть фальсификаций в полностью,- от начала и до конца, сфабрикованном «деле Завадского».

***

«Игорь Завадский в свой день рождения вновь собирает друзей»

20 января 2015 года, в день рождения Игоря Завадского, в Доме актера состоится уже традиционный концерт самых талантливых аккордеонистов Украины, посвященный Учителю — единственному, кто трижды был признан лучшим аккордеонистом планеты авторитетным международным жюри.

По инициативе именинника, выручка от концерта пойдет на приобретение лекарств для украинских бойцов в зоне АТО).

Перед концертом состоится пресс-конференция адвокатов Игоря Завадского.

Сергей Федоров, «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть