Не дать России даже шанса. «Правовая» война РФ против Украины: каким быть должен наш ответ

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Гия Церцвадзе в зале суда. Фото: 112.ua

Киеву нужно как можно скорее разработать адекватную ситуации программу действий правоохранительной системы, дав ей законные основания предпринимать быстрые и эффективные действия по блокированию «правовых» операций российской гибридной войны. Причем, как в собственно судебно-правовом, так и информационном пространстве.

Соломенский районный суд Киева вынес решение об аресте на 40 суток гражданина Грузии Гии Церцвадзе, который находится в международном розыске и был задержан в воскресенье, 15 января, в аэропорту «Жуляны». Церцвадзе был объявлен в розыск Российской Федерацией по обвинению в умышленном убийстве и покушении на убийство, совершенным в 2003 году в Сочи.

Известно также, что Гия Церцвадзе воевал на востоке Украины на стороне украинских добровольческих сил. Это даёт основания предполагать, что обвинения российской стороны попросту сфабрикованы. И что в действительности россияне хотят добраться до Церцвадзе по совершенно иным причинам.

Генпрокуратура Украины пообещала разобраться в ситуации и инициировала проверку правдивости информации об участии Церцвадзе в АТО, которая, как сообщается, «проходит в тесном взаимодействии со стороной защиты». В ГПУ обещают, что если это участие будет доказано, то Церцвадзе не выдадут России в связи с устоявшейся практикой невыдачи другой стране граждан если это может грозить их жизни и здоровью.

В тему: ГПУ: Украина не выдаст России гражданина Грузии Церцвадзе, если подтвердится его участие в АТО

Гия Церцвадзе (справа) с боевыми товарищами

Гия Церцвадзе (справа) с боевыми товарищами. Фото: censor.net.ua

Но случай с Церцвадзе — один из многих, проблема шире чем один, десять или сто отдельных случаев. Ведь требования России выдавать им тех, кто находится в оппозиции к российскому режиму, появляются регулярно.

И даже правильное и разумное решение не выдавать России лиц, подкрепленное какими угодно доказательствами, не решит проблему в целом. Проблема вообще не имеет отношения к объявлению Россией кого-то в розыск — по реальным, уголовным обстоятельствам или в связи с политическим заказом. Проблема — в отношении к праву самой Россией как таковой.

В тему: РФ засыпала Украину запросами по выдаче своих граждан, сбежавших от режима Путина

Главная проблема — сама Россия

Пока украинские и международные правоохранительные, судебные, дипломатические и прочие институты относятся к России как к государству, способному действовать в правовом поле — такие казусы неизбежно будут происходить. И дело тут не в равнодушии или злонамеренности отдельных чиновников — они должны действовать в рамках закона, а не революционного правосознания и собственных представлений о справедливости.

Бюрократия должна действовать по инструкции и если мы хотим, чтобы её действия были верными, её прежде всего нужно верно проинструктировать.

И индивидуальные спасательные операции по отдельным гражданам проблему вряд ли решат. Как представляется, её нужно решать в принципе — и закрывать вопрос о выдаче кого бы то ни было в Россию как таковую.

В тему: Прокуратура Одессы совместно с ФСБ преследуют россиянина — политического беженца

Тотальность «гибридной войны»

Гибридная война России против Украины включает в себя не только вооруженную агрессию и оккупацию украинских территорий, но и атаку на все украинские государственные институты. В том числе и на институт права — с целью воздействия на него и взятия под свой контроль. Это означает, что Россия использует и будет использовать все способы, чтобы использовать как систему международного права, так и украинскую правовую систему в своих интересах. Поэтому такая российская тактика требует адекватных ответов.

Во-первых, Украине необходимо самой переходить в наступление на международном правовом поле. А во-вторых, не позволять России навязывать её свои решения внутри Украины, прикрываясь международным правом.

Эта линия противостояния ничем не отличается от противостояния на фронте. Если вчерашний мирный сосед атакует силой оружия — но необходимо взять в руки оружие и обороняться, и никакие отношения мирного времени к новой ситуации уже неприменимы. Так и здесь: если Россия сегодня представляет собой абсолютно неправовое государство, то ни о каком сотрудничестве с ней в правовой сфере не может быть и речи.

Об этом надо говорить прямо, создавать доказательную базу неправового характера современной России и на основе этой базы закрывать все существовавшие ранее каналы сотрудничества с ней, неприемлемые в новых обстоятельствах. Закрывать — по закону, принимаемому Верховной Радой и на основании доказательной базы, предъявляемой в международных правовых институтах.

Доказательств — более чем достаточно. И тут самое время озаботится изданием «Черной книги преступлений российского режима», созданной с упором именно на неправовой характер, на беспредел и правовой нигилизм, царящие в России. Фактов — море.

К сожалению, далеко не все они известны. Один их таких примеров — только в 2016 году с целью принуждения к участию в боевых действиях на стороне России в ОРДЛО правоохранительными органами РФ были задержаны и обвинены в совершении различных уголовных преступлений более 250 граждан Украины, преимущественно из числа жителей временно оккупированных территорий Донбасса. При этом, их шантажировали не только посадкой в России, но и возможной выдачей Украине. Каждое такое задержание в отдельности не бросается в глаза. Картина начинает проясняться, только если свести эти 250 случаев воедино.

Олег Сенцов (справа) и Александр Кольченко

Олег Сенцов (справа) и Александр Кольченко. Фото: Антон Наумлюк

В тему: Заложники Путина. Политические узники из Украины в тюрьмах России

Кроме того, только за проукраинскую позицию и несогласие с действиями российских оккупантов арестованы и содержатся в российских тюрьмах около сотни пленников из числа украинских деятелей культуры, журналистов и аналитиков, общественных и религиозных активистов. В качестве «доказательств» их преступной деятельности предоставляются сувенирные визитки известных украинских политиков, страйкбольное и игрушечное оружие, подброшенные провокаторами ФСБ магнитные носители с якобы тайными сведениями, использованные пакеты для выноса мусора (понятно, что они имеют дактилоскопические, гистологические и генетические следы владельца), в которые подбрасывается взрывчатка и боеприпасы. Все это происходит при отсутствии доступа украинских консулов и независимых адвокатов, а признания арестованных выбиваются пытками и издевательствами.

МИД Украины регулярно сообщает об опасности посещений РФ, но люди есть люди — и часто игнорируют опасность, надеясь на то, что пронесет. А не пронесет!

При этом, неправовой характер России проявляется не только в отношении украинцев. Граждане всех без исключения стран приезжая в Россию или на контролируемые ею (а по факту — на оккупированные Россией территории, отторгнутые от Украины, Молдовы и Грузии) сталкиваются ровно с таким же правовым беспределом. И тут тоже сотни вопиющих случаев.

В тему: Заявление МИД Украины в связи с действиями России в отношении украинских граждан

Кроме того, не церемонятся спецслужбисты РФ и со своими гражданами. За СМС, за пост в социальных сетях, за публикацию курса йоги или участие в мирном пикете задерживаются и осуждаются на реальные сроки множество россиян. Большая часть этих фактов широко известна и их тоже нужно обобщать. Ведь оперировать ими в отдельности — это глас вопиющего в пустыне. Факты же должны сводиться в систему, их нужно показывать всему миру: что речь идет не об отдельных нарушениях, а об антиправовой системе, созданной в современной России и продвигаемой ей по всему миру. Ибо распространение антиправового российского подхода носит также и международный характер.

Вот оно, поле для работы правозащитников, которые должны подготовить доклад для международных организаций. Ведь если доклад о нарушениях Россией будет не чисто украинским, а включать в себя преступления России по отношению к гражданам нескольких стран, подвергшихся российской агрессии, то он будет звучать гораздо убедительнее.

Нечего на зеркало пенять ...

А как сама Россия относится к соблюдению норм международного права?

Свежий пример — решение Госдумы о том, что приговоры Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) не носят для России обязательного характера. Иными словами, Россия желает использовать международно-правовые инструменты избирательно и только тогда, когда это выгодной ей. А когда невыгодно, то Кремль ставит задачу карманному «конституционному суду» и тот принимает решение проигнорировать требование ЕСПЧ выплатить 1,9 млрд. евро акционерам ЮКОСа.

В тему: Путин приветствует беззаконие и произвол в части выполнения вердиктов международных судов

Фото: EPA/UPG

Решения украинских судов относительно преследования палачей украинского народа, которые бежали в Россию — Януковича и его команды, российское «правосудие» также игнорирует, выставляя этих воришек как беженцев, подвергшихся политическому притеснению.

В тему: Джемилев рассказал, как «террорист» Путин его шантажировал

Вот почему Киеву нужно как можно скорее разработать адекватную ситуации программу действий правоохранительной системы, дав ей законные основания предпринимать быстрые и эффективные действия по блокированию «правовых» операций российской гибридной войны, причем, как в собственно судебно-правовом, так и информационном пространстве.

Отталкиваться следует от того, что:

1. Россия уже не является правовым государством. По этой причине решения её судебных органов следует рассматривать как юридически ничтожные, а все представленные доказательства — как заведомо недостоверные.

2. Решения о выдаче в Россию лиц, которые не являются гражданами России, но разыскиваются российскими правоохранительными органами, должны приниматься, во-первых, исходя из п.1. А, во-вторых, с привлечением к их выработке представителей консульских ведомств стран их гражданства.

3. Общественная позиция лица, чьей выдачи требует Россия по отношению к вооруженной агрессии России против Украины, а тем более поддержка этим лицом Украины и ее борьбы с российской агрессией, должна исключать выдачу России в принципе.

4. Во всех случаях, когда после применения п.1-3 вопрос о выдаче всё-таки не закрыт окончательно, оценка достоверности предоставленных доказательств должна оцениваться украинским судом и украинскими экспертами, с проверкой достоверности доказательной базы обвиняемого, чьей выдачи добивается Россия. При этом, российские правоохранительные органы должны предоставлять всю необходимую для такой оценки информацию. В случае же отказа в её предоставлении должен следовать и безусловный отказ в выдаче разыскиваемого лица.

5. Правоохранительные органы Украины должны предоставлять независимое от российских материалов заключение о целесообразности выдачи разыскиваемого. Это позволит свести к минимуму риски, возникающие при отказе в выдаче России реальных преступников, в т.ч. руководителей организованных преступных группировок и «воров в законе».

Фото: EPA/UPG

В условиях войны с реальным врагом Украина не должна оставлять России никаких шансов манипулировать нормами национального и международного права. И если Гия Церцвадзе — патриот Грузии и союзник Украины, сражавшийся за неё с оружием в руках — он должен быть эффективно защищен от посягательств России.

Бесспорно, в каждом таком деле необходим приоритет здравого смысла и четкого понимания конкретных условий. Но здравый смысл не может быть поставлен над нормами права. Он может быть применяем лишь в рамках закона. Так что решая частную проблему с Церцвадзе, необходимо заняться правой базой, позволяющей адекватно реагировать на сложившуюся в России ситуацию.

Сергей Ильченко, опубликовано в издании Lb.ua


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть