Шухевич предлагал коммунистам многопартийные выборы - историк Иван Патриляк

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:   Иван Патриляк

К какой войне готовилось командование Украинской повстанческой армии? Какими военно-политическими расчетами руководствовалось? Пыталось ли объясниться с врагами и на каких условиях? При каких условиях произошло создание УПА? Историк о малоизвестных аспектах ее деятельности.

 

Отношение к Украинской повстанческой армии, с момента создания которой минуло уже 70 лет, до сих пор разделяет украинское общество. Между тем, некоторые важные аспекты ее деятельности до сих пор остаются малоизвестными.

О таких страницах истории УПА Радіо Свобода рассказал историк Иван Патриляк, исследующий националистическое движение в Украине в ХХ веке и являющийся автором нескольких научных работ и популярных книг по этой тематике.

— 14 октября 1942 года считается традиционно днем создания УПА. Можно сказать, что было в один день принято решение и началось именно в этот день создания армии? Потому что мне эта дата чем-то напоминает другую — 23 февраля 1918 года, когда якобы возникла Красная армия. Это тоже к одному дню привязали.

— Очевидно вполне, что это символический день, потому что ни одна армия, даже партизанская, подпольная, повстанческая, назовите ее как хотите, никогда не может возникнуть в течение одного дня.

Когда речь идет о формировании Украинской повстанческой армии, то нужно заглянуть в историю глубже. Документально подтвержденно можно говорить о том, что первые боевые акции против немецкой оккупационной власти, если говорить о бандеровской ОУН, начались примерно с февраля 1942 года. Тогда появилось обращение к членам подполья ОУН-Б с разрешением применять оружие против немецкой администрации не только для обороны, но и для выполнения различных задач: подрывных, террористических и т.д..

— То есть, разрешение оказывать активное вооруженное сопротивление?

— Не только пассивное, но и активное, да. Летом 1942 года появляются первые немецкие документы, в которых речь идет не просто о движении сопротивления, потому что о национальном движении сопротивления информация появляется в немецких документах с марта 1942 года, а о повстанческом движении. Там указывается, что нападают националистические банды, как они о них там пишут, нападают на пункты сбора людей, которых вывозили на работы, на поезда, на промышленные немецкие объекты. И в октябре 1942 года идет целая серия донесений немецких о том, что во многих районах генерального комиссариата Волынь-Подолье формируются стационарные национальные банды.

— Что значит стационарные?

— Там говорилось, что молодежь все чаще собирается в национальные банды, действующие на постоянной основе, т.е. не расходятся после какой-то акции, а прячутся в лесах, ведут подготовку боевую и т.д..

А если говорить о первых боевых акциях этих отрядов, они сначала назывались военные отделы ОУН-Б, то, согласно немецкими отчетами, первые столкновения с советскими партизанами зафиксированы в декабре 1942 года, а если говорить о немцах, то первые были зафиксированы в январе 1943 года. И с февраля уже постоянные нападения отмечает немецкая администрация, прежде всего, в на тюрьмы с целью освободить своих активистов, которые, как немцы пишут в своих донесениях, становятся ядром новых националистических банд. Так немцы писали, чтобы отличать их от советских банд (партизан), польских банд. Они так это все тогда характеризовали.

— Легче стало жить в лесу?

— Да, можно было уже в лесу выжить большему количеству людей. Тогда же проходят переговоры с Бульбой-Боровцом. Это руководитель «Полесской Сечи» — так называемой первой УПА. Он назвал свой отдел Украинская повстанческая армия «Полесская Сечь» еще в 1941 году. Он воевал против советских войск в районе Сарн и Олевска, затем был на службе у немецкой администрации, затем поссорился с немцами и вывел своих людей в лес. Весной 1943 года у него было примерно 700-800 штыков. С ним и с мельниковцами вели переговоры о совместном командовании. В апреле была достигнута договоренность, что все отделы вооруженные украинские будут называться Украинская повстанческая армия.

Предварительно в феврале 1943 года на конференции ОУН-Б было принято решение называть эти отделы Украинская освободительная армия. Но немцы как раз тогда организовывали (вроде армии Власова) из украинских батальонов Украинское освободительное войско. И чтобы не было определенной ассоциации, от этого названия отказались и приняли то, которое Бульба ввел сначала.

— В воспоминаниях Бульба-Боровец пишет, что название украли.

— Это он пишет в воспоминаниях, но реально там были очень серьезные длительные переговоры. Фактически они несколько раз прерывались, потому что узнали, что параллельно Бульба ведет переговоры с немцами. Наибольшим сторонником переговоров с Бульбой и мельниковцами выступал Василий Ивахив, который был военным референтом провода ОУН-Б Северо-Западных украинских земель. Но он в мае 1943 года погиб у села Черныш на Волыни в перестрелке с немцами — со своим штабом в засаду немецкую попал и погиб. И Клячкивский, который фактически взял после него руководство вооруженными отделами, уже был радикально против того, чтобы продолжать переговоры с Бульбой, потому что Бульба ставил очень серьезные требования — хотел, чтобы его назначили командующим всех этих повстанческих отделов. А ОУН-Б на май 1943 года имела примерно 2-2,5 тысячи человек в своих отделах, а Боровец — 700-800, пусть тысячу. Ему предлагали должность начальника штаба — он отказывался. Им так и не удалось договориться, и в конце-концов его разоружили насильно.

— Вы, наверное, интересовались возникновением повстанческих, партизанских движений и в других государствах. Насколько такая картина — несколько конкурентных группировок создают свои вооруженные отряды, потом у них идут переговоры, разоружения, которые не проходили и без применения оружия — характерна для других повстанческих движений?

— Если говорить о периоде Второй мировой войны, то подобные вещи имели место и в Польше, потому что была так называемая прокоммунистическая Гвардия людова и Армия краева, которая подчинялась Лондонскому правительству. Они время от времени тоже между собой конфликтовали, хотя иногда сотрудничали. Была подобная ситуация в Сербии и Боснии, где были четники Драже Михайловича, и где были коммунистические партизаны Тито, которые уничтожили фактически этих четников. Была подобная ситуация в Греции, где коммунистическое движение было намного мощнее, чем национальное.

Но в этих всех странах были несколько иные предпосылки для создания этих вот повстанческо-партизанских движений, потому что там довоенные армии имели свой офицерский состав. Там была очень серьезная своя специфика, у нас была своя специфика.

— Какова была цель руководителей украинских вооруженных формирований? То есть, как должно было действовать это движение? К чему готовились?

— Стратегическая цель была ясна — это обретение независимости. А вот тактика, которая должна была привести к этой стратегической цели, была различной в разный период. Во второй половине 1942 года руководство ОУН, находясь на нелегальном положении, обсуждало, как будет развиваться ситуация в мире. В это время осуществлялось большое немецкое наступление на Волгу и Кавказ. Тогда не только оуновцам, а, фактически, всем аналитикам и в Европе, и в Америке казалось, что крах Красной армии неизбежен. Считалось, что немцы победят на Восточном фронте, но проиграют войну на Западном фронте.

— Это так из подполья виделось?

— Так видели не только из подполья, так видели, например, в Финляндии, в Америке — проигрывают в целом, потому что им не хватит ресурсов. Единственное, что контроль над частью СССР позволит им дольше обороняться на Западе против американцев с англичанами. Люди имели опыт Первой мировой войны. И, по их мнению, повторялась картина мировой войны, когда немцы на Востоке выиграли у Российской империи: заключили сепаратный мир, заняли огромные территории. А на Западе в конце-концов проиграли. Им этих ресурсов все равно не хватило.

И поэтому оуновцы, когда приняли решение о развертывании повстанческой армии в 1942 году, думали, что так и будет: немцы выиграют, перебросят основные войска на Запад. Поэтому надо готовить армию повстанческую для восстания — немцы заберут свои основные войска, а оставят здесь экспедиционный корпус и местную полицию. Далее — надо проникнуть в эту местную полицию и переагитировать, чтобы она также восстала и перешла на нашу сторону в решающий момент.

Немецкие документы подтверждают, что в захваченных оуновских документах об этом говорится: они планируют захватить дороги, аэродромы, дороги, блокировать немецкий корпус в Украине, захватить крупные населенные пункты, промышленные зоны — и тогда независимость объявить, восстановление государства. То есть, они смотрели на ситуацию так, как на 1918 год, когда немцы потерпели поражение, а Директория подняла восстание.

— То есть, хотели переиграть 1918-й?

— Фактически, да. Но после Сталинграда на собрании руководителей ОУН-УПА рассматривали 2-3 варианта развития событий. Первый вариант — тогда в мире дискутировался вопрос, высадятся ли американцы и англичане на Балканах.

— А они на тот момент высадились в Италии?

— Они тогда еще не высадились, а только Северную Африку взяли. Это лето 1943-го. В сентябре они высаживаются в Италии уже, и дискутировался такой вопрос: если они занимают Италию и Балканы, то Болгария, Румыния, Венгрия падают моментально, сдаются. И американо-английские войска оказываются на границах Украины. Поэтому надо иметь мощную повстанческую армию, чтобы с нами считались.

Это был первый сценарий развития событий. Второй предусматривал, что на Балканах высадки не будет, а придут Советы, но они будут настолько ослаблены внутренне, что возникнет предреволюционная ситуация. И у нас будет мощная повстанческая армия. И когда пройдет фронт, то будет революция и все развалится в Советском Союзе. А третья была наиболее пессимистическая точка зрения, что надо всем ехать в эмиграцию, потому что здесь ничего не будет. Но ее осудили, ведь это была революционная организация.

И когда стало понятно, что на Балканах союзники не высадятся, то все надеялись на революцию в СССР. Потому что большие потери в армии людей настраивали против власти, надеялись, что можно будет разагитировать армию, далее восстание поднять. К тому же в тылу был полуголод ...

— И что же помешало разагитировать советскую армию?

— Недооценили колоссальный аппарат насилия, который существовал в армии — эти особые отделы, которые за всем следили, эти заградотряды, СМЕРШ и т.п.. Это было недооценено. Иногда из подполья направляли даже людей в Красную армию на мобилизацию — идите, а там поднимете (восстание — «А»). Но когда в эти тиски попадали, то уже невозможно было пошевелиться.

С другой стороны, советское командование тоже боялось этой агитации повстанческой. Не сколько диверсионных акций, сколько агитации в армии. Как только заходила какая-то часть в село, где была агитация повстанческая, висели какие-то лозунги и т.п., то первым делом все это уничтожали, окрашивали, чтобы солдаты не читали.

В тему: Альфред Рибер. Гражданские войны в Советском Союзе. Часть 2

— После поражения Германии в 1945 году стало понятно, что взаимного истощения Германии и СССР не произошло. На что тогда были надежды? С какой целью тогда продолжали вооруженную борьбу?

— В 1945-1946 годах было несколько вещей, на которые надеялись. Прежде всего, это внутренняя ситуация в СССР. После поражения Германии началась война с Японией. Никто не думал, что она будет такой короткой.

— Но это аж на другом конце света...

— Но она угрожала Советскому Союзу внутренней дестабилизацией, потому что люди были уставшими и истощенными, экономика разрушена войной. Если бы не западная помощь, то и армия бы еды не имела.

Второй расчет — это внутреннее полуголодное существование народных масс и массовые репрессии, которые развернули по возвращении на территорию Украины. Надеялись, что это вызовет всеобщее восстание, если его еще и подогревать своими действиями. Еще рассчитывали на войну СССР с западными демократиями. В 1946-м, после знаменитого Фултонского выступления, очень серьезно рассчитывали.

— Это речь Черчилля о железном занавесе?

— Да. И еще были другие данные. Оуновцы, оказавшиеся в эмиграции, передавали сведения, что до 1947 года фактически американцы и британцы держали немецкую армию в лагерях пленных. Немцы не распускали и дивизию «Галичина» до 1947 года, и власовцев. Они все были в лагерях как воинские части, только без оружия. И американцы не сокращали свое военное присутствие в Европе. Только после 1947 года эти надежды ослабли, когда распустили пленных и демобилизовали свои армии западные союзники. Но в конце 1940-х вновь нарастает конфликт — война в Корее.

Было понятно, что одними партизанскими действиями без поддержки мощной какой-то другой силы невозможно выиграть. Вьетнамцы тоже не выиграли бы, если бы их СССР и Китай не поддержал.

Когда стало очевидно уже в 1950-х годах, что войны не будет, тогда оставшиеся в подполье сзвели боевые акции к минимуму, сделав акцент на проведении агитации, особенно среди молодежи. А если уж приходилось гибнуть, то считалось, что гибель на своей земле будет определенным зерном, которое прорастет и даст результат — возникнет определенный героический эпос.

— Эпос возник, но отношение к нему в Украине до сих пор весьма неоднозначно. Советская пропаганда связывала украинские повстанческие движения с немецкими оккупантами. Но гораздо менее известно — об этом как-то стыдливо молчат и критики, и адепты ОУН-УПА, — что были попытки переговоров между советским руководством и Украинской повстанческой армией. Вы бы не могли подробнее рассказать об этом?

— Отношения между украинским националистическим движением и Советским Союзом очень сложные. Отдельные исследователи, которые исследуют националистическое движение в 1920-1930-е годы, утверждают, что в 1920-х Коновалец, когда возглавлял еще Украинскую военную организацию, обращался к советскому руководству за финансовой помощьюдля борьбы против Польши. Нет данных точно, получал ли он эту помощь. Потому что тогда рассматривалась Польша, особенно на Западной Украине, как главный враг. А в Украине советской была украинизация в 1920-е годы. А в Польше в то время украинское движение подавлялось.

Далее, уже в годы войны ОУН-Б возглавила повстанческое движение, то где-то в мае 1943 года с большинством командиров советских партизанских отрядов, которые пытались прорваться на территорию Волыни, было достигнуто соглашение о нейтралитете, о взаимном ненападении.

Но этот нейтралитет советская сторона нарушила с 7 июня 1943 года, когда началось большой немецкое наступление на УПА. Это было одно из крупнейших наступлений, когда было принято решение немцами полностью уничтожить УПА. Они ее так и не уничтожили, но красные партизаны, пользуясь тем, что началось большое наступление немцев, попытались захватить лесные массивы, которые ранее были базами УПА, и поэтому началось снова противостояние.

В тему: «Особые папки» Сталина и Молотова о войне в Западной Украине«

В 1944 году, когда фронт стоял в Западной Украине достаточно долго, фактически 10 месяцев, то в советских донесениях содержится предостережение специальное для командиров, что приходят бандеровские банды и под видом красных партизан получают вооружение и боеприпасы.

— Это частные случаи. А были ли переговоры на политическом уровне?

— Да, это случайные вещи, а о политических если говорить, то попытки вести переговоры были в 1946-1947 годах. Шухевич вел переговоры через Грушецкого, руководителя Львовского обкома партии. Была такая художница Музыка во Львове, связанная с подпольем. Через нее руководство подполья оставляло записки Грушецкому.

Суть переговоров была такой, что советская сторона требовала полной и безусловной капитуляции подполья, сложении оружия. Ноо Шухевич и его приближенные отвергали эту форму безусловной капитуляции. Они говорили, что могут согласиться обратиться к своим бойцам выйти из подполья, выйти из лесов в случае, если будут проведены демократические выборы в советской Украине в парламент, и если в этих выборах ОУН будет участвовать.

— Выборы в Верховный Совет УССР?

— Да, в Верховную Раду. Грубо говоря, если будет установлена ​​демократия, что, разумеется, было неприемлемым для советской стороны совершенно.

Единственная уступка с советской стороны — это обещание амнистии. Но этому никто не верил. И последние попытки переговоров, которые уже были после смерти Сталина, когда Берия фактически взял власть в Советском Союзе на короткий период. Тогда его ставленник в Украине Мешик, который тогда возглавлял МВД УССР, раскритиковал своих предшественников за то, что они неправильно ведут войну с подпольем, что нужно идти на какие-то уступки и пытались выйти на переговоры с Куком. Но в связи с тем, что этот период был очень непродолжителен, даже не наладили с подпольем тесных контактов. Вскоре Мешик пошел под нож сам.

— Хрущев его уничтожил вместе с Берией.

— А Хрущев вновь вернулся к этой идее, чтобы уничтожить подполье до конца.

— Ну, не зря его потом в волюнтаризме обвиняли. А остались какие-то для специалистов неизвестные, малопонятные моменты в деятельности ОУН-УПА?

— Очевидно, что остались. Наверное, мы уже никогда не узнаем таких вещей, как отношения в высшем руководстве. Что-то о конфликтах в высшем руководстве мы можем узнавать из протоколов допросов позже арестованных руководителей. Но это тоже очень ненадежный источник.

— То есть могли дезинформировать?

— Да, дезинформировать, могли специально наговаривать. А эти личностные вещи играют колоссальную роль, потому что они влияют на ход значительной степени событий. Очевидно, мы до конца не узнаем, почему было принято решение оставаться Шухевичу в подполье, когда у него была возможность выйти на Запад. Есть свидетельства, что якобы он сказал, что там мы никому не нужны. Но было ли это так, или же это были какие-то другие соображения?.. Но фундаментально наши знания уже не изменятся.

— Вам приходилось общаться с последним главнокомандующим УПА Василием Куком, который относительно недавно умер, в 2007 году. Если мне, как журналисту, приходилось, то вам, думаю, тоже. Почему этот человек очень дозировано выдавал информацию, уже даже при независимой Украине? Его же уже допрашивали не следователи КГБ, а исследователи, историки уже в независимой Украине его спрашивали о таких нюансах, о которых вы говорите?

— Очевидно, что о многих вещах он не хотел рассказывать, он не оставил воспоминаний. При жизни он ничего не опубликовал такого большого. Очевидно, что-то он не хотел рассказывать, чтобы не вносить некоторую деструкцию в наши представления об этом движении националистическом. Потому что если в условиях, когда это движение еще обливается грязью, рассказать о какой-то подноготной, то это может быть не целесообразно с точки зрения политической.

Возможно, потому что многие детали действительно забылись, стерлись — человеку уже 90 лет. Еще один нюанс — Кук в годы (немецкой — ред) оккупации руководил подпольем в Приднепровье, в Днепропетровске. Он не был глубоко в курсе всех событий в Западной Украине. Затем, в 1950 году, когда он возглавил подполье уже после смерти Шухевича, то тоже к нему перешла только где-то треть связей с подпольем, которые имел Шухевич. Потому что при гибели Шухевича масса связей разорвалась.

Что-то Кук рассказывал, что-то не хотел рассказывать. Почему он так сделал? Это тоже загадка, которую он унес с собой. Возможно, всю правду написать не мог, а писать полуправды не хотел.

— Примирение ветеранов Второй мировой войны, воевавших в советской армии, и тех, которые воевали в УПА, не произошло. И тех ветеранов так мало осталось, что уже и некому будет примиряться.

— Не вижу большого смысла в этом примирении. Вы, задавая вопросы, сами повторили очень распространенный тезис в годы Второй мировой войны. Нужно рассматривать УПА комплексно. Это было движение, выросшее из националистического движения довоенного и которое не закончилось после войны. Их война — это не была Вторая мировая война. Это была война за независимость, которая длилась десятилетиями, простиралась от той первой войны за независимость 1917-1921 годов.

В тему: Национальная борьба в Западной Украине — краткий курс ОУН-УПА. Часть 3: война с СССР

Тогда становятся понятными мотивы их, поведение их и тому подобное. Тогда понятно, почему, например, когда немцы отступали из Украины, было принято решение не нападать на них. Уже не было смысла. Они вели свою войну, которая частично наложилась на Вторую мировую, хронологически наложилась.

Но если говорить об их роли, об их месте... видите, здесь ситуация в том, как мы позиционируем свое современное государство. Если мы его позиционируем как продукт права нации украинцев на свое государство, на собственную государственность, на самоопределение, то очевидно, что УПА и ОУН — это типичные национальные антиколониальные освободительные движения, которые обычно с определенными нюансами существовали во всем мире: от Ирландии, от Латинской Америки до Вьетнама.

В тему: Альтернативным пособием по истории Украины заинтересовались родители со всей Украины и прокуратура

А если мы говорим о том, как сейчас все больше и больше нам пытаются навязать такую ​​формулу, что Украина — это не государство, где украинцы реализовали свое право на самоопределение, а это какой-то определенный многоэтнический конгломерат, в котором украинцы является только частью народов, населяющих Украину, как Бельгия или Канада, то тогда, конечно, об УПА надо говорить с другой точки зрения. Так, как говорят наши благородные разные лидеры, которые говорят, что это было движение бандитское.

Беседовал Дмитрий Шурхало, опубликовано на сайте Радіо Свобода

Перевод: «Аргумент»


В тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу чере