Вилли Вирзинг - гестаповский ликвидатор ОУН

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:   Вилли Вирзинг

24 января 1951 года в 8:30 в зал суда западногерманского города Нюрнберг-Фюрт ввели крепкого мужчину ростом под два метра. Ему инкриминировали участие в 15 допросах с применением пыток. Это был гауптштурмфюрер СС Вилли Вирзинг, а его жертвами во время Второй мировой были украинские националисты.

Вильгельм Вирзинг (Wilhelm Wirsing) родился 22 марта 1898 г. в латвийском г. Ельгава, что тогда был в составе Российской империи.

По происхождению он был балтийским немцем, хорошо владел русским, что впоследствии дало почву слухам, что он работал на НКВД одновременно со службой в Гестапо [Geheime Staatspolizei — тайная государственная полиция Третьего рейха в 1933-45 годах — ИП]. По некоторым данным, Вирзинг успел поработать в царской «охранке», а затем и в ВЧК.

Однако этот период жизни начинающего карателя окутан тайной. Достоверно известно, что уже в 1941 году он работал в следственном отделе Гестапо в городе Дрездене на своей исторической родине.

Возможно, Вирзингу и не суждено было войти в историю, и он бы так и остался одним из миллионов неизвестных колесиков тоталитарной машины Третьего рейха, однако успешное раскрытие одной из ячеек бандеровской ОУН дало старт карьере «специалиста» по борьбе с украинскими самостийниками.

Как мы знаем, после непризнания нацистами Акта провозглашения Украинского государства 30 июня 1941 года, они разогнали Украинское Государственное Правление, а его членов вместе с другими бандеровцами (всего 1500 человек к концу 1941-го) посадили в тюрьмы и концлагеря.

Оправившись и перегруппировавшись, ОУН(б) начала антигитлеровскую пропаганду и подпольную борьбу. Уже 20 марта 1942 года в сообщениях СД [служба безопасности нацистской партии, позже служба безопасности СС — ИП] с оккупированных территорий появилась отдельная рубрика «Украинское движение сопротивления», где оккупанты подавали информацию о деятельности ОУН(б) и ОУН(м) в ущерб Третьему Райху и своих репрессивных контрмерах.

В тему: «Кто такие бандеровцы и за что они борются»

Подпольная сеть ОУН(б) также активно действовала и на территории самой гитлеровской Германии, где территориальным руководителем был Василий Безхлибник («Беркут», «Эней»). В частности, оуновцы распространяли листовки, напечатанные на циклостили, среди украинских остарбайтеров.

Расследованием этих проявлений подпольной деятельности и занималось Дрезденское Гестапо, где работал Вильгельм Вирзинг. В сентябре 1942 года ему удалось арестовать курьера ОУН Сороку и благодаря этому несколько позже разгромить сеть ОУН(б) Дрездена. Это успешное дело и ознаменовало начало его взлета как ликвидатора украинского националистического движения.

Вирзинг получил повышение: его перевели на должность оперативного сотрудника 3-го подотдела («борьба с иностранцами из враждебных государств») отдела 4-Д («оккупированные территории») Гестапо. Вскоре при активном участии Вирзинга тайная государственная полиция ликвидировала бандеровские ячейки по всей Германии.

 

Вильгельм ВирзингВильгельм Вирзинг

20 ноября 1942 года в результате гестаповских облав были арестованы многие члены ОУН Гамбурга, Гильдесгейма и Потсдама (всего 210 человек), Дрездена (10 человек), Брауншвейга (48 человек). В немецких когтях оказался и сам территориальный руководитель ОУН(б) на территории Германии.

Полиция безопасности [Зипо — в нее входили Уголовная полиция и Гестапо — ИП] арестовала в Берлине четырех курьеров из дистрикта «Галичина». До 1 декабря на территории Рейха была разоблачена львиная доля ячеек украинского националистического подполья.

Вирзинг пытался целиком и полностью оправдывать имидж той организации, где служил. Уже тогда, допрашивая шофера-инструктора Владимира Сикорского, работавшего в Берлинской автошколе, и который, по данным СД, «готовил бандеровских курьеров», Вирзинг семь раз доводил своего пленника до потери сознания жестокими побоями железной спиралью.

В то время — осенью 1942 г. — ОУН(б) активно готовилась к антинемецкому восстанию. Военная референтура Провода упорно работала над созданием запасов оружия и снаряжения, учетом и подготовкой военных специалистов, разработкой проектов организации и развертывания вооруженных отрядов, которые с 1943 г. станут известны как Украинская повстанческая армия.

В тему: Жизнь и смерть сотенного УПА Михаила «Спартана»

В октябре 1942 г. временный Проводник ОУН(б) М.Лебидь созвал конференцию Провода и военной референтуры, которая постановмла разработать проект организации партизанской армии, что было возложено на инициативную группу военных специалистов во главе с И.Клымивым («Легендой»).

Эта деятельность не прошла мимо внимания немецких спецслужб, которые пристально следили за всеми проявлениями «нелегального движения Бандеры».

Во второй половине ноября из Германии во Львов была отправлена группа ответственных работников Гестапо для розыска и арестов членов высших структур ОУН(б). 21 ноября 1942 года в ходе облавы гестаповцы накрыли одну из явочных квартир ОУН(б) на ул. Жулинского.

Штурмбанфюрер СС Герхард Шарфф вместе с другим служащим криминальной полиции как раз арестовывали пять оуновцев, как в помещение зашел член Провода Д.Маивский. Увидев облаву, он выстрелом в голову убил Шарффа и ранил служащего Крипо [Криминальной полиции — ИП], а сам, несмотря на полученные две пули, сбежал через окно.

В отместку за это 27 ноября фашисты расстреляли 27 националистов, заключенных во Львове (среди них — брат жены Бандеры Опаривский и член УДП А.Пьясецкий) и 52-х — возле Старой Ягильныци у Черткова.

Среди прибывших во Львов карателей был и Вилли Вирзинг. Ниточки, которые тянулись от разгромленных им ячеек ОУН в Германии, вели во Львов.

Связную ОУН(б) Владимиру Турчиняк Гестапо поймало еще в октябре 1942 г. Все время она отвергала все обвинения гестаповцев и не давала никаких показаний о своей подпольной деятельности.

Однако, вспоминала она уже после войны, «где-то к концу ноября 1942 года меня вызвали на допрос к самому Вирзингу, который именно тогда приехал во Львов из Берлина, на „окончательную ликвидацию украинского „видерштандсбевегунг“ (сопротивления)“. Он отнесся к меня очень остро и „на приветствие“ дал мне такой удар под нос своим страшным кулаком, что я потеряла несколько зубов в верхней челюсти...».

Тогда же Гестапо удалось выследить глаову бандеровской курьерской сетки Владимира Лобая («Вугляр» — «Угольщик» на русск.).

«Между тем удалось арестовать заместителя организационного отдела главного центра во Львове Владимира Лобая, родившегося 21.10.11 г. во Львове. Лобай был одновременно руководителем всей курьерской службы.

Его основным занятием была работа для группы Бандеры, никакой другой профессиональной деятельности он не выполнял. В его квартире, которая одновременно служила явкой, была организована засада, позволившая арестовать еще 6 человек, среди которых украинский полицейский — курьер из-за границы», — рапортовали функционеры СД 27 ноября 1942 года.

Иван "Легенда" Клымив

Владимир Лобай. Член ОУН, арестован в ноябре 1942 г. После допросов и пыток Вирзинга 1.10.1943 г. этапирован в Аушвиц. Источник: Гомін України. — № 40. — 26 октября 2010 г/

Лобай так вспоминал свои допросы: «Я увидел Вирзинга только второго или третьего дня допросов. Начальник, который начал меня допрашивать, сильно кричал на меня, но не бил. Били меня два дольмечера [переводчики — И.Б.], между ними проклятый кат-юда украинского происхождения Тютюнник.

Вирзинг ударил меня сильно раз, но я не упал, и он меня больше не бил. Я ни в чем не признавался. Вирзинг говорил по-русски... Кроме битья, мучили еще электричеством по лицу и голове и другим частях тела. Конечно, брали на допросы ночью, а рано измученного приводили к камере...».

Однако это была еще только верхушка айсберга, потому что Гестапо охотилось на высоких функционеров львовского центра ОУН.

В первых числах декабря 1942 г. во Львове вновь собралась на конференцию военная референтура, чтобы отчитаться перед Проводом за проведенную работу по подготовке к формированию вооруженных сил. И тут гестаповским агентам улыбнулось счастье.

4 декабря нацисты провели широкомасштабную облаву, в ходе которой схватили 18 оуновцев, преимущественно работников военной, пропагандистской и организационной референтур Провода, в т.ч. 3-х членов Провода ОУН(б) Ивана Клымива («Легенда»), Ярослава Старуха («Синий», «Знамя») и Дмитрия Грицая («Дуб», «Перебийнис»).

Ими занялся непосредственно Вирзинг. Клымив во время допросов держался особенно стойко.

Арестованного 2.12.1942 г. члена ОУН(б) Степана Семенюка, владельца конспиративной квартиры, на которой проживал время от времени Клымив, пытали Вирзинг со своими помощниками, добиваясь показаний против «Легенды» и самого себя:

«Я стоял твердо на позиции, что я не знал истинной фамилии Легенды и не знал о его функции в организации... Меня отливали водой и пытали дальше, но я повторял все то же.

Меня сконфронтовано с Легендой [т.е. проведена очная ставка — И.Б.], но он подтвердил то же, что я сказал. На этой первой и последней конфронтации со мной Легенда был очень избит, весь в синяках и едва говорил, но взгляд его был решительный, как бы говорил — убей, не сдамся!»

Как ни старались гестаповцы, они не смогли вытянуть из Клымива ничего. Последними его словами были: «Я уже сказал вам, что называюсь Клымив-Легенда, и ничего больше не скажу. Вы, бандиты оккупировали Украину и грабите — поэтому с вами говорить не буду».

После этого разъяренный Вирзинг вместе со своими подручными Мюллером, Вурмом. Ш. и фольксдойче-украинцем Тютюнником набросились на бесстрашного революционера. Садисты забили «Легенду» до смерти.

Иван "Легенда" КлымивИван «Легенда» Клымив

Я.Старуху пришлось вытерпеть «полный курс» пыток от гестаповских «спецов»:

«Спец от украинских дел оберштурмфюрер [ошибка, правильно гауптштурмфюрер — И.Б.] Вирзинг приветствует на пороге ударом засушенной плети по голове. И падают удары. В голове шумит... Какую функцию выполнял в Организации? Нет удовлетворительного ответа. Раздевайся!

Два помощника закатывают рукава. Выбирают две средней грубости палки. Молотьба длится долго. Так долго, что один из опричников устал и передает окровавленную палку третьему. Второй, Мюллер, сопрел, вытирает пот, но палку не бросает. Удары палкой перекрещиваются от шеи до ног по целым плечам...

Палка работает по очереди с сапогом. Вечер, ночь, утро. Рука сломана в двух местах, пальцы обеих рук поломаны и шатаются во все стороны. В груди страшная боль. Ребра. С каждым дыханием режет огнем, а легкие работают кузнечным мехом, кажется — рассадят грудную клетку. Ой ты, сердце, почему не лопнешь?

Зовут, тянут. О, Боже! Та же обстановка, те же палачи. Лица других затемнены, неразличимы. — Где спрятано оружие? Не молчу, говорю. сдаю наугад местности, описываю подробно неизвестные мне места, сдаю подробное количество по родам оружия, сдаю лозунги.

Вскоре карта Галичины покрывается рисунками красного карандаша. Пока поедут и проверят, пройдет время. Что тогда будет, не думаю. Знаю одно, а именно, что действительно не знаю ни одного места, где спрятано оружие. Может, удовлетворяться этим. Но нет.

— Ты написал историю Украины? Палка возле лица. Бьет сам Вирзинг. — „Это за историю. Захотелось тебе самостоятельной? Украины не было, нет и не будет!“ — Так дословно в русском языке. Неужели НКВД в гестаповском мудире? Выяснения не помогают. Вирзинг взбесился. А дальше — где шеф? Где типографии? Кто в руководстве? — Что дальше — не помню...».

Пытки Вирзинга становились все более невыносимыми. Чтобы не выдать информацию об организации, Старух трижды пытался покончить с собой. Пробовал повеситься в камере, но неудачно: первый раз лопнуло полотенце, выполнявшее роль петли, а во второй сломалась оконная рама, к которой было привязано полотенце.

Ярослав Старух. В сентябре 1943 года СБ ОУН вытащила его из-за нацистской решетки. Он вернулся в освободительное движение и погиб в бою со спецслужбами социалистической Польши в 1947-мЯрослав Старух. В сентябре 1943 года СБ ОУН вытащила его из-за нацистской решетки. Он вернулся в освободительное движение и погиб в бою со спецслужбами социалистической Польши в 1947-м

Прыгал в пролет между лестницами с четвертого этажа, но сломал только руку, пальцы и несколько ребер. В одной камере № 144 львовской тюрьмы на ул. Лонцкого вместе со Старухом удерживался и военный референт Провода ОУН(б) Дмитрий Грицай, которого тоже мучил гауптштурмфюрер Вирзинг.

Особенно пытал Вирзинг эсбиста [работника Службы безопасности ОУН — ИП] Ивана Кашубу. «Он и другие били меня так, что я терял сознание, и тогда меня обливали водой. Когда я весь в крови, лежа на полу, просил воды, Вирзинг ответил, что тогда только дадут воды, если скажу, что знаю.

„Тело от костей отобью!“ — кричал палач мне. „Убью, как „Легенду“ убил! Вы восстали против России и Германии. Это еще никому не вышло хорошим...“ — поучал меня Вирзинг. Мою голову впихивали между планшетами спинки кресла, становились ногой на голову и били.

Вирзинг бросался на меня, когда я лежал окровавленный на земле, и бил меня стальной пружиной сто стальным шаром на конце, так, что шар отлетел, а он повернул пружину вторым концом и бил так, что она разлетелась натрое... Когда меня отводили к авто, я полз по лестнице руками и ногами...», — рассказывал Кашуба немецкому суду.

Гестапо продолжало охотиться на участников националистического подполья. В конце декабря Гестапо арестовало еще 25 бандеровцев в Ватенштедти, Готе и Брауншвейге, 5 во Франкфурте-на-Майне и 5 в Праге.

27 декабря 1942 в Берлине от рук Вирзинг погиб Галина Столяр, связная Провода ОУН (б). В начале января 1943 г. в Вене арестован Евгения Гарабача.

Галина СтолярГалина Столяр

27 февраля 1943 года СД сообщало: «Во время мероприятий, предпринятых против Организации Украинских Националистов — группы Бандеры, гестапо Берлина арестовало за последнее время 136 человек за нелегальную деятельность. Аресты продолжаются».

Тогда были схвачены территориальный руководитель Василий Бесхлибник («Беркут»), Демьян Кордуба («Ромка»), Елена Витык («Дарка-Хмара»), Лидия Укар. Всем им пришлось выдержать побои Вирзинга и его приспешников.

«Меня отвели на келью, — свидетельствовал на суде в 1951 г. Демьян Кордуба, — через открытое окно долетали крики Александра Масляника и отзвуки ударов. Я насчитал их около 200, потом услышал приглушенный стон и все успокоилось.

Позвали меня. После нескольких вопросов на русском языке Вирзинг поручил двум людям допрос. Они держали меня за голову и ноги, а Вирзинг бил железной палкой по крестцу. Устав, отсылал к Шенеману на допрос, а отдохнув, продолжал избиение. Это продолжалось с 8 до 1-го часа ночи.

Когда меня отвели в келью, я увидел там замученного Масляника, кторый неподвижно лежал на полу. В следующие четыре дня Вирзинг продолжал со мной ту же самую процедуру».

«Когда позже в тюрьме, меня сильно замученного привели
 к врачу, он сказал: «Это определенно бандеровец...». В результате травм от побоев Д. Кордубе удалили одну почку.

Всего в течение 1942-1944 гг кроме вышеуказанных лиц гауптштурмфюрер Вирзинг участвовал в допросах, во время которых во многих случаях применял пытки, следующих людей как следователь или переводчик:

Владимир Забавский (ОУН-м), Владимир Леник, Юрий Лопатинский (ОУН-б), Мирон Карпинец, Владимир Маруняк (Украинское национальное объединение), Иван Попович, Александр Масляник (ОУН-б), Андрей Пеленичка (ОУН-б) , Галина Платкив-Трусевич, Марко Антонович (ОУН-м), Пелагия Днестрянская-Ткаченко (ОУН-б), Мирослав Роговский, Владимир Стахив [старший брат руководителя ОУН на Донбассе Евгения Стахива — ИП] (ОУН-б), Нестор Процик ( ОУН-б), Мария Габрусевич, Богдан Жирный, Виктор Яворский, Иван Бачинский, Ростислав Сочинский, Антон Шаранович, Роман Спольский, братья Белинские, Николай Гайдар с женой, Емельян Антонович (ОУН-б), Осип Хамуляк, Романив, Щур, Осип Тюшка (ОУН-б), Роман Лебедович, Роман Нападиевич, Дарка Сыдир, Петр и Наталья Башук, Анна Харкова (ОУН-б), Петр Ковальский, Ариадна Коткивна, Тома Лапычак (ОУН-м), Владимир Турчиняк-Лучкив (ОУН- б), Кость Мельник (ОУН-м).

В тему: Правила жизни Евгения Стахива. К 94-летию

В частности, вот что пережила Галина Платкив-Трусевич, подтвердив это под присягой на процессе против своего палача:

«Вирзинг бил меня в лицо рукой и кулаком, на котором огромный толстый перстень. Спрашивал, хочу ли я умереть, как Ольга Басараб. И грозил. Что убьет меня, как убил и Клымива. Бил так, что другие гестаповцы заступались за меня, говоря, что нельзя так бить, потому что заключенных водят из тюрьмы в бюро гестапо по улицам, и их вид будоражит население...»

Пожалуй, последней украинской жертвой гестаповского палача был заместитель Председателя Провода украинских националистов ОУН(м) на украинский землях, известный украинский ученый и поэт Олег Ольжич.

Его схватили 25 мая 1944 года во Львове и отправили в концлагерь Заксенхаузен, где содержались другие руководители ОУН(б) и ОУН(м) (С. Бандера, Я.Стецько, А.Мельник и др..). Там Ольжича держали в камере № 14, закованного в цепи.

9 июня 1944 года во время очередного допроса Ольжича мордовала тройка: Вирзинг, Вольф и Шульце. В ночь с 9 на 10 июня 1944 г. он умер.

После окончания Второй мировой войны Вилли Вирзингу удалось скрыть послужной список своих «подвигов». Он работал в системе Международной организации помощи беженцам ИРО (International Refugee Organization) шефом полиции лагерей Ди-Пи (displaced persons, «перемещенных лиц») 3-го участка (зоны), выдавая себя за латыша Вилли Вирцинса.

Однако в 1949 году своего палача узнали его жертвы — оуновцы — бывшие узники нацистских тюрем и концлагерей, которые вышли на свободу и проживали в Западной Германии.

Судебный процесс над гестаповцем-садистом длился 24-25 января 1951 года в г. Нюрнберг-Фюрт. Против Вирзинга выступил 21 свидетель его зверств. Своей вины он не признал, списав упреки пострадавших на месть бандеровцев за то, что он как служащий ИРО препятствовал их выезду в США.

Даже адвокат подсудимого не осмелился отрицать предоставленные обвинением доказательства, лишь сказал: «Я не могу требовать освобождения обвиняемого. Но это больной человек, он потерял родных, и он до сих пор еще не судим...»

Вильгельма Вирзинга осудили на пять лет тюрьмы и пять лет лишения гражданских прав без учета следовия и ареста.

Небольшой срок наказания, неадекватный количеству совершенных им преступлений, обусловлен тем, что по немецким законам суд учитывал только живых свидетелей или письменные показания лиц, которые лично пострадали от В. Вирзинга. Соответственно, за убийства И. Клымива, Г. Столяр, О. Ольжича он ответственности не понес, поскольку непосредственных свидетелей их гибели тогда в ФРГ не было.

Как сложилась дальнейшая судьба Вилли Вирзинга, нам неизвестно.

Справедливое возмездие настигло также другого палача, львовского помощника В. Вирзинга — фольксдойче Тютюнника, который помогал ему в черных делах и тоже был причастен к смерти И.Клымива. В 1943 г., как писал Богдан Казанивский, «постигла его кара мстителей в его родовом городке, Жовкве, на кресле у парикмахера».

Надпись на могиле украинцев, расстрелянных гестапо неподалеку Черткова 27 ноября 1942 года

Надпись на могиле украинцев, расстрелянных гестапо неподалеку Черткова 27 ноября 1942 года

Итак, от нацистских палачей пострадали — а затем и их покарали — именно бандеровцы, которых советская власть, провозгласившая себя главным антифашистом, клеймила как гитлеровских предателей.

В тему: Национальная борьба в Западной Украине — краткий курс ОУН-УПА. Часть 3: война с СССР

Вместо того Советский Союз занимался клеветой и фальсификациями, как в случае с офицером батальона «Нахтигалль» Теодором Оберлендером. Ему и его подчиненным советские пропагандисты приписали участие в еврейском погроме во Львове в июне 1941 г., однако, не предоставив убедительных доказательств, проиграли все суды.

В тему: Львовский погром 1941 года: Немцы, украинские националисты и карнавальная толпа. Часть 2

Вилли Вирзинг получил наказание за свои кровавые дела, но ни один из таких Вирзингов из НКВД-КГБ не ответил за совершенные репрессии, убийства, пытки и террор. Они до сих пор доживают свой век среди нас, получают высокие пенсии и считают все, что они делали, правильным.

Игорь Бигун, опубликовано в издании «Історична правда»

Перевод: «Аргумент»


В тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com