Новая военная доктрина. Офис президента не хочет называть Россию врагом

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

25 марта президент Зеленский ввел в действие решение Совета национальной безопасности и обороны от 25 марта 2021 года «О Стратегии военной безопасности Украины». То есть утвердил новую военную доктрину государства - открытый документ, который извещает общество и иностранные государства о том, каким образом Украина будет защищать себя от врагов. Что в нем?

Интересно, что прошел почти год с момента публичного представления первой, или предыдущей версии новой военной доктрины - власть думала с мая 2020 года. А предыдущих вариантов документа специалисты насчитали пять ... Что, наверное, свидетельствует о неоднозначности подходов в вопросе организации обороны внутри действующей власти, отмечает  LB.UA.

На эту тему: Россия готова наступать. Сценарий грядущей войны

Известно также, что значительная роль в подготовке документа принадлежит именно Национальному институту стратегических исследований (как, кстати, и в подготовке предварительного документа - Стратегии национальной безопасностиУкраины). Как известно и то, что значительная часть замечаний и предложений НИСИ не вошла в окончательную версию. Выбирались более мягкие и более осторожные формулировки. Хотя нельзя не признать важным, что Российская Федерация признана в документе «военным противником Украины, который осуществляет вооруженную агрессию против Украины», а также то, что главным аспектом в сфере безопасности в военной сфере доктрина определяет «развязанную Российской Федерацией гибридную войну против Украины».

Фото: facebook.com/pressjfo.news

С другой стороны, специалисты в области безопасности напоминают: во времена президентства Януковича Украина имела очень приличные и правильные документы в области оборонного планирования, а некоторые позиции в них были выписаны идеально. Однако разрыв между написанным и исполненным оказался потрясающим.

Как бы то ни было, появление новой Стратегии военной безопасности Украины (СВБ) является важным событием, которое позволит разворачивать дальше оборонное планирование. Этот документ долгосрочного планирования должен стать основой для разработки Стратегического оборонного бюллетеня и Плана обороны Украины. Подготовку Плана обороны особенно критиковали специалисты. В частности, Иван Апаршин, который в свое время был приобщен к подготовке ключевых решений в области безопасности и обороны государства, а в мае 2020 года был генеральным директором Директората по вопросам национальной безопасности и обороны в Офисе президента Украины, осенью 2020 года отметил, что подготовка первого в истории Плана обороны Украины сорван потому, что «Офис президента не хочет называть Россию врагом».

Фото: www.president.gov.ua

Заметки на полях доктрины

Впервые всеобъемлющий подход. В информационном сообщении на официальном сайте главы государства отмечается, что «такой стратегический документ в Украине подготовлено впервые». И это правда. Потому что впервые в истории Украины предусмотрено введение комплексного всеобъемлющего подхода к обороне Украины в условиях военной угрозы национальной безопасности, в частности сочетание военных и невоенных средств для обеспечения военной безопасности Украины.

Но здесь нельзя обойтись без замечания. В частности, говоря о первой версии этого документа, в мае 2020 года директор Департамента военной политики и стратегического планирования Минобороны Украины Олег Мелихов отмечал: «Впервые в Стратегии военной безопасности мы применяем для обороны государства принцип всеобъемлющей или тотальной обороны. То есть к обороне страны будут привлечены не только силы обороны, а все украинское общество и все органы государственной власти, которые будут оказывать сопротивление противнику на всей территории Украины, применяя все формы и способы борьбы с соблюдением принципов и норм международного права». Так вот, слова «тотального» в окончательной версии не найти, хотя оно есть в доктринах балтийских стран, Норвегии, Швеции. Очевидно, решили не раздражать Путина, тем более, что есть кому в этом мире называть хозяина Кремля убийцей.

Но, в конце концов, не это тормозит подготовку всеобъемлющей обороны, где, напомним, применяется принцип «сочетание военных и невоенных средств для обеспечения военной безопасности Украины». Этот подход имеет составляющие в виде «превентивных действий и устойчивого сопротивления агрессору» - вполне дельные позиции. Откровенно говоря, принцип всеобъемлющей обороны содержит чрезвычайно важный психологический фактор и может положительно повлиять на формирование национальной идеи - объединиться вокруг необходимости организации должного сопротивления вражеской России. Если бы не некоторые «но» ...

Фото: пресс-центр СБУ

Первое из них - реформирование Службы безопасности Украины и создание на ее фундаменте действенного контрразведывательного органа. И законодательное закрепление этого. Промедление с принятием закона о СБУ и продолжение совмещения Службой правоохранительных функций и контрразведывательной деятельности существенно подрывает идею превентивных мер. Не говоря уже о том, что это становится фактором роста негативного имиджа власти, в частности президента Зеленского, который вот-вот должен отпраздновать вторую годовщину своей президентской каденции. И дело не только в том, что промедление главы государства в вопросе реформирования СБУ дает недругам весомый козырь - обвинить его в неискренности. Но и в том, что он таким образом подчеркивает разорванность общества и дезавуирует революционность выдвинутой идеи всеобъемлющей обороны.

На эту тему: Реформа СБУ: измениться, чтобы выжить, или законсервироваться, чтобы зарабатывать

Второе «но» не менее важно - оно касается развития системы территориальной обороны (ТРО) и также законодательного закрепления идеологии «защиты своей земли». Напомним, что до сих пор четкого определения задач и функций ТРО на общегосударственном, региональном и местном уровнях не произошло. Как не произошла и оптимизация распределения полномочий должностных лиц органов военного управления ВС Украины и органов государственной власти по руководству ТРО. Остались непримиримые противоречия и в порядке подчинения и финансирования ТРО. Не решена и главная проблема - разграничение Вооруженных сил Украины и Войск территориальной обороны.

На эту тему: Армия Финляндии: модель сдерживания

Уточнение и совершенствование приоритетов. Новая военная доктрина предусматривает «применение всех форм и способов вооруженной борьбы с агрессором, в частности асимметричных и других действий для обороны Украины». Очень важно, что действующая власть сочтет необходимым ориентироваться именно на асимметричный потенциал. Потому что Украина действительно не имеет шансов на успех в условиях линейного «столкновения в поле». Не менее удачно выписаны и сами приоритеты и порядок их упоминания: «Развитие систем управления войсками и оружием, военно-морских возможностей, противовоздушной обороны Украины, авиации, ракетных войск и артиллерии, систем разведки, радиоэлектронной борьбы». Упомянутые в документе и «профессиональный личный состав Вооруженных сил Украины», и «современное высокотехнологичное вооружение», а тезис об «ускоренной профессионализации Вооруженных сил Украины» не могут восприниматься иначе, чем намерение действующей власти создать на базе ВСУ современное профессиональное войско.

Фото: пресс служба Турчинова

Что до реализации таких амбициозных деклараций, то, очевидно, главные выводы можно будет сделать уже в конце текущего года. В частности, увидеть, появится ли в Украине программа создания профессиональной армии, получат ли ВСУ первый дивизион ракетных комплексов «Нептун», будут ли продвигаться вопросы автоматизации управления войсками, что в СВБ определено первым приоритетом в сфере высокотехнологичного переоснащения армии. будут ли в Украине сделаны шаги в направлении развития систем ПВО, усовершенствованных ракетных комплексов и ударных беспилотных (безэкипажных) платформ?

Фото: president.gov.ua

Ведь именно «развитие ракетного вооружения определенных классов и типов» отмечено в доктрине как «один из основных средств сдерживания противника». Кстати, с бюджетом на перевооружение на уровне 22,7 млрд грн (как в 2021 году), Украина не имеет никаких шансов покупать мощные иностранные системы ПВО, однако может вкладывать в разработки собственных. Именно за счет технологий и коренных изменений в подходах к развитию армии Украины есть шанс осуществить гиперпрыжок и построить оборонительный потенциал в новых технологических принципах. Но на основании СВБ должны быть разработаны госпрограммы с четкими сроками и ответственными за их реализацию. Без таких решительных, уверенных шагов и политической воли уже принятые Стратегии будут оставаться не более чем декларациями о намерениях.

Путь в НАТО - долгая дорога в дюнах. Реализация Стратегии будет способствовать интеграции Украины в евроатлантическое пространство и приобретению членства в НАТО. Так говорится в сообщении ОПУ. Это, безусловно, верная и выверенная позиция. Хотя, к сожалению, пока она оторвана от практической плоскости. И дело вовсе не в том, что НАТО с начала разрушения путинским Кремлем системы международной безопасности в 2014 году демонстрировал больше слабость, чем силу (за исключением разве что отдельно взятой Турции и США времен уже президента Байдена). А в том, что в нынешнем виде, без подготовленного военного рычага и с чисто дипломатической риторикой Киев будет оставаться для Альянса пассивом, а не активом. А последний не осмелится взять на плечи дополнительный груз.

Фото: EPA / UPG

Сдерживание агрессии - разные взгляды

Взгляд действующей власти на сдерживание врага в только что принятой СВБ опирается прежде всего на такие факторы, как «готовность сил обороны Украины, национальной экономики, населения и всего государства к оказанию отпора вооруженной агрессии против Украины, наращивание возможностей системы противовоздушной обороны, создание целостной системы территориальной обороны, принятие превентивных мер по противодействию военным угрозам». Главная задача - заставить врага отказаться от эскалации или прекратить вооруженную агрессию против Украины».

Между прочим, специалисты видят в документе ряд недостатков именно вследствие его «размытости» и отсутствии четких ссылок на конкретные превентивные возможности. В частности, упомянутый выше Иван Апаршин считает, что более аргументированный и решительный подход к подготовке обороны должен предусматривать оповещение врага (то есть четкую артикуляцию в доктрине) о нижеследующем: «Первое - о возможности превентивных ракетных ударов! Для чего Украине ракетные программы, если они не будут обеспечивать применение ракетного оружия до пересечения противником границы - ведь война начнется для Украины не с пересечения границы, а гораздо раньше. Второе - почему в документе ничего не указано о превентивном применении Сил специальных операций - с целью недопущения агрессии?! Третье - почему доктрина молчит о Беларуси, которая сегодня является уже совсем другим государством? И еще одно: будущая война вообще не предусматривает использование солдата срочной службы». Он добавляет, что, «по большому счету, военно-политическое руководство должно рассмотреть и на крайний случай такую опцию, как уничтожение таких стратегических объектов, разрушение которых могло бы привести к чрезвычайным разрушениям и последствиям для врага. Такие объекты есть, а во времена СССР такие планы разрабатывались».

Но пока СВБ остается слишком умеренной и направленной на какое-то чрезвычайно отдаленное будущее. Команда Зеленского не верит в применение Кремлем именно военного рычага. Увы ...

И что действительно плохо, то это отсутствие непубличных профессиональных обсуждений документа на этапе его формирования, как и отсутствие публичного представления этого документа обществу, с соответствующими пояснениями и аргументами. Чтобы было меньше предположений и различных интерпретаций. 

Новая доктрина, среди прочего, указывает, что «самооборона от агрессии не имеет целью достижение военного паритета с Российской Федерацией, что привело бы к чрезмерной милитаризации государства». Это справедливо только наполовину, выглядит несколько инфантильно и свидетельствует о неготовности военно-политического руководства строить действительно современную систему обороны. Которая основывалась бы на всеобъемлющем использовании новейших технологий, создании условий для гиперпрыжков в перевооружении и в формировании асимметричного потенциала государства.

На эту тему: Тероборона. Как создать асимметричный потенциал противостояния врагу

Итак, весомый документ у нас появился, и это положительно, потому что может стать новым отсчетом времени. Однако путь к «зубастой» военной доктрине, по всей видимости, еще неблизкий.

Фото: Lb.ua

Валентин Бадрак, директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения;  опубликовано в издании  LB.UA


На эту тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]