Две минуты «исторической правды» — ложь Дмитрия Табачника

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  ложь Дмитрия Табачника

О циничном фальсификате реальных исторических событий от министра образования и науки.

«Шустер live» действительно является уникальной телепередачей. Ни в одной другой вы не сможете увидеть и услышать того, что можно увидеть и услышать в ней. Речь идет не о какой-то банальной драке или обмене невежливыми словами в прямом эфире (хотя и это иногда случается).

Нет, главное не в этом. Ни одна другая телепередача не показывают стране того, что с ней (т.е. страной) стремятся и стараются сделать действующие чиновники при беспомощности оппозиции и под аплодисменты значительной части самих граждан.

В тему: Шустер и Княжицкий: никакой разницы

Очередная «Шустер live» от 21 июня 2013 не стала исключением.

Речь шла в ней о многом, но прежде всего об истории и современности, об уроках из событий прошлого. Здесь и Волынская резня 1943 года, и Вторая мировая война, и Пакт Молотова-Риббентропа, и товарищ Сталин... Но все невозможно охватить в одной статье.

Я хочу предложить сосредоточиться на неполных двух минутах выступления министра образования и науки, доктора исторических наук Дмитрия Табачника в конце программы (32.05-34.02 минуты представленного здесь ролика), поскольку в этих минутах имеем своеобразную квинтэссенцию того, что называется у власть имущих «историей, которую нельзя переписывать», и что на самом деле является, мягко говоря, циничным фальсификатом реальных событий, предназначенным заморочить головы «этим придуркам», как выразился о своих избирателях (при неотключенном микрофоне) известный всей стране персонаж.

В тему: 33 греха Дмитрия Табачника

Итак, внимание!

«Давайте не будем переписывать историю. Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года. Великая Отечественная война началась 22 июня 1941. И это исторический факт, он никого не ссорит... К этому соглашению, хотя оно и Пакт, надо относиться очень исторически и очень осторожно, потому что именно благодаря этому неправедному соглашению между диктаторами этнические украинские земли — Тернопольщина, Ивано-Франковщина, Львовщина — вернулись и сейчас в составе украинского государства. И давайте это тоже признавать, потому что иначе становится шаткой и хрупкой позиция... позиция вообще границ Украины...

Одна война была 1418 дней и ночей, вторая была более двух тысяч. Еще одно. Тоже правда, совершенно документальный факт: Советский Союз ввел войска в Польшу, забирая украинские земли, но он не нападал, ни одного выстрела не было, и самое главное: правительство польское официально признанное, которое было в тот момент на территории уже Румынии, не признало Советский Союз агрессором.

И Франция, и Великобритания не признавали агрессором. Это тоже международно-правовой факт, который знают не только украинские, но все другие историки. Поэтому давайте все-таки четко проводить... Потому что так можно провести, что поставить под сомнение соглашение».

Согласимся с первым тезисом: Не будем переписывать историю. Но тогда следует назвать полное название советско-нацистской войны: «Великая Отечественная война Советского Союза». Сталинское название, растиражированное всеми средствами пропаганды и укорененное за семь с лишним десятилетий в сознание и подсознание каждого.

И все бы ничего, но для украинцев и белорусов (в отличие от русских) война с нацизмом началась не 22 июня 1941 года, а на рассвете 1 сентября 1939 года, когда более ста тысяч представителей этих этносов в составе Войска Польского встретили огнем немецкие танки, а между тем бомбы сыпались на западноукраинские и западнобелорусские города...

И после падения Польши тысячи украинцев продолжали воевать с Гитлером в составе польских частей на Западном фронте и французского Иностранного легиона — тогда как Сталин посылал Риббентропу трогательные телеграммы о «дружбе, скрепленной кровью»...

В тему: Война была Великой. Но разве Отечественной?

Для кого-то, наверное, все это мелочь, не стоящая внимания. А для Украины — это очень важная страница ее истории, о которой нельзя забывать, ведь украинцы воевали полных шесть лет, а не 1418 дней и ночей. Не следует забывать и о том, что на 21 июня 1941 года Советский Союз имел договоры о дружбе как с нацистской Германией, так и с фашистской Италией...

А теперь — о «совершенно документальном факте» о «без единого выстрела».

В директиве наркома обороны СССР Ворошилова и начальника Генштаба Шапошникова командующему Украинским фронтом Семену Тимошенко, в частности, было указано: «К концу дня 11 сентября 1939 года скрытно сосредоточиться и быть готовыми к решительному наступлению с целью молниеносным ударом разгромить противостоящие войска противника».

И хотя официально Кремль войну Польше не объявлял, но она имела место: так, в донесении наркома внутренних дел Лаврентия Берии наркому обороны маршалу Ворошилову от 17 сентября 1939 года говорилось: «В 5 утра 17 сентября части РККА и части пограничных войск НКВД Белорусского и Киевского округов перешли государственную границу с Польшей» и в этот момент «ведут бой по уничтожению польских пограничных стражниц» (то есть погранзастав — С.Г.). В документе польские войска названы «противником», речь шла о взятых «пленных». Оперативная сводка Генштаба РККА от того же 17 сентября сообщала: «Наша авиация сбила 7 польских истребителей и вынудила к посадке 3 тяжелых бомбардировщика, экипажи которых задержаны».

Факт военных действий РККА против польской армии был подчеркнут главой правительства СССР Молотовым в его докладе на сессии Верховной Раде СССР 31 октября 1939 года. Молотов заявил, что Польша развалилась благодаря удару немецкой, а затем и Красной армии. Он говорил о «боевом продвижении» Красной армии и о захвате ею боевых трофеев, которые составляли значительную частиковых вооружений и техники Войска Польского.

В приказе наркома обороны маршала Ворошилова N 199 от 7 ноября 1939 года сказано: «Стремительным натиском части Красной армии разгромили польские войска, выполнив в кратчайший срок свой долг перед Советской родиной». И именно тогда пошли по городам и весям Украины похоронки на погибших в боях: по данным польских историков, Красная армия потеряла убитыми в ходе боевых действий около 2500 солдат; в составе Войска Польского погибло до 7000 украинцев. Цифры вроде как и незначительные по сравнению с тем, что было после 22 июня 1941 года, но началось все именно тогда, и на западе, и на востоке Украины.

И сталинские слова о «дружбе, скрепленной кровью» возникли не на пустом месте: нацисты и большевики действовали совместно против поляков. Так, остатки польских армий «Краков» и «Люблин» были 17-20 сентября разгромлены после тяжелых боев в районе Томашув-Любельски советскими и немецкими войсками. Там же совместными действиями 26-27 сентября в районе Мостиска была разбита польская кавгрупа генерала Андерса, которая прорывалась в Карпаты.

А вот еще один сюжет похода «без единого выстрела».

Младший политрук 15-го стрелкового корпуса Загорульський 21 сентября 1939 года в селе Александровке застрелил в постели больного польского помещика, которого осматривал врач.

На дорожно-контрольном пункте вблизи Тернополя задержали двух неизвестных — вроде бы «батрака и кулака». На вопрос красноармейца, что делать с задержанными, начальник политотдела 24-й танковой бригады батальонный комиссар Березовский ответил: «Батрака отпустить, а кулака расстрелять».

По приказу командира батальона старшего лейтенанта Булгакова и старшего политрука Кондюрина (44 стрелковая дивизия) 27 сентября 1939года были расстреляны из пушки 15 польских кавалеристов, захваченных в бою под городом Русское. Их трупы оставили под открытым небом прямо в поле.

Почти 5000 польских воинов 27 сентября были захвачены в плен во время боя в районе Замостье. Среди них начали выискивать среди пленных офицеров, сержантов, полицейских. После они были расстреляны прямо на глазах пленных: 6 офицеров, 8 сержантов, 150 полицейских.

В Золочевском уезде в плен попали до 500 полицейских и офицеров, взятых под стражу в городском зале. 18 сентября вечером, после того, как пленные начали выглядывать из окон, советские внезапно открыли огонь по зданию из пулеметов и вели его почти полчаса, бросая при этом в окна гранаты. Вскоре обстрел был прекращен. Погибли несколько десятков человек.

Это выдержки из документов того времени и подтвержденных из разных источников воспоминаний, которые характеризуют общую атмосферу «освободительного похода». И это не чекисты, это простые «освободители», красноармейцы и командиры...

Теперь перейдем к тому, что якобы ни польское правительство, ни правительства Франции и Великобритании не признали СССР агрессором, нападающим.

Первое, что следует здесь отметить — что вопреки историку Табачнику польское правительство 17 сентября находилось в Коломые, и только после советского вторжения в ночь на 18 сентября перешло на румынскую территорию. Маршал Рыдз-Смиглы, главнокомандующий Войска Польского в выступлении по радио в тот день дал директиву войскам «не вступать в бои с большевиками», а отходить на территорию Румынии или Венгрии. Ведь тогда было еще неизвестно, зачем Красная армия пересекла границу.

Но вскоре ситуация прояснилась, начались боевые действия на многих участках (знаменательной здесь, видимо, была трехдневная героическая оборона Гродно в Западной Беларуси от советских войск), а Рыдз-Смиглы в последнем приказе войскам уже с территории Румынии (22 сентября) прямо заявил о «большевистском нападении на Польшу».

Польские послы в Париже и Лондоне (а посол, как известно, всегда говорит от имени государства, а не от собственного имени) официально заявили о факте советской агрессии. И хотя правительства Франции и Великобритании, осудив действия СССР, не объявили ему войну и не выступили с официальными меморандумами об агрессивных действиях Кремля, но будущий премьер Великобритании, тогда — Первый лорд Адмиралтейства (глава военно-морского флота) Уинстон Черчилль в выступлении по радио недвусмысленно заявил: «Польша снова подверглась агрессии со стороны тех самых двух великих держав, которые держали ее в рабстве на протяжении 150 лет, но не смогли подавить дух польской нации».

И, наконец, 24 августа 1940 года польское эмигрантское правительство в Лондоне объявило Главные тезисы польской внешней политики, констатировав в этом документе фактическое состояние войны с СССР.

А теперь — о Пакте Молотова — Риббентропа. Вот как оценивал ситуацию, которая сложилась в результате его подписания, товарищ Сталин (его слова записаны в дневнике руководителя Коминтерна Георгия Димитрова 7 сентября 1939 года):

«Война идет между двумя группами капиталистических стран (бедные и богатые в отношении колоний, сырья и т.д.).

За передел мира, за господство над миром! Мы не против, чтобы они подрались хорошенько и ослабили друг друга. Неплохо, если руками Германии было бы расшатано положение богатейших капиталистических стран (особенно Англии). Гитлер, сам того не понимая и не желая, расшатывает, подрывает капиталистическую систему. Пакт о ненападении в некоторой степени помогает Германии.

Следующий момент подталкивает другую сторону... Разделение капиталистических государств на фашистские и демократические потеряло прежний смысл. Война вызвала коренной перелом... Что плохого было бы, если бы в результате разгрома Польши мы распространили социалистическую систему на новые территории и население...».

И действительно, что плохого? Польша еще борется, идут жестокие бои, а Сталин откровенно говорит о ее разделе как о свершившемся факте и добавляет: «Уничтожение этого государства в действующих обстоятельств означало бы одним буржуазным фашистским государством меньше!».

Ну, а о том, что Сталин не собирался объединять все украинские земли, и в 1939 году их не объединял, автор этих строк писал не раз... Здесь замечу только, что в 1939 году такой «украинский буржуазный националист», как первый секретарь ЦК КП(б)У Никита Хрущев, поднимал перед Сталиным вопрос о включении Брестской области в УССР как этнической украинской территории, требуя включения региона в состав УССР.

Хотел Хрущев создать и Холмскую область (эта территория изначально была занята Красной армией, а затем отдана Германии в обмен на Литву). Однако «вождь всех народов» грозно шикнул на своего киевского сатрапа — геополитические планы большевистского руководства исходили из совсем других предпосылок и имели другие цели...

Так же, как и в 1920 году, когда Кремль отказался остановить Красную армию на «линии Керзона» — на предложенной Антантой этнически обусловленной восточной границе Польши. Проблема единства большинства украинских земель была бы снята еще тогда, но Москва имела целью мировую революцию...

Собственно, «линия Керзона» стала главным аргументом в установлении восточной границы Польши и после Второй мировой войны — аргументом, неоспоримым для Великобритании и США. Поэтому именно этого британского министра иностранных дел и стоит благодарить за обоснование стремления украинцев к соборности Украины, а не «дядю Гитлера», как фактически предлагает Табачник, делая упор на Пакте.

Кстати: Пакт Молотова — Риббентропа в части относительно Польши был денонсирован СССР еще 30 июля 1941 года подписанием Лондонского соглашения с эмиграционным правительством (так называемое соглашение «Сикорский-Майский»). И хотя в документе окончательное решение проблем границы откладывалось на послевоенное время, но раздел Польши был отменен, а границы заявлены как проблемные, неопределенные.

Они определялись позже — серией соглашений СССР и УССР с коммунистическим уже правительством Польши. Так, 9 сентября 1944 года было подписано соглашение между Польшей и УССР, называемое так: «Соглашение между Правительством Украинской Советской Социалистической Республики и Польским Комитетом Национального освобождения об эвакуации украинского населения с территории Польши и польских граждан с территории УССР».

С польской стороны договор подписал председатель ПНВК Эдвард Осубка-Моравский, с украинской — председатель СНК УССР Никита Хрущев. Договор предоставлял возможность выезда украинцам, белорусам, россиянам, русинам в УССР и возвращения в Польшу поляков и евреев, которые по состоянию на 17 сентября 1939 года были гражданами Польского государства. Договор исходил из факта включения Западной Украины в УССР. А 16 августа 1945 года польское прокоммунистическое правительство подписало в Москве Договор о советско-польской государственной границе, которая проходила по «линии Керзона» с отступлениями от нее в пользу Польши — до 50 километров.

Демаркация границы состоялась в 1948 году. А 15 февраля 1951 года Москва и Варшава подписали договор об обмене участками государственных территорий: один большой кусок от Украины был передан Польше, другой (нынешний Червоноград) — присоединен к ней. Речь идет о сделках хотя и между коммунистическими правительствами, но между государствами — членами ООН, поэтому говорить о Пакте Молотова — Риббентропа как о чем-то значимом сегодня, по меньшей мере, смешно.

В тему: «Мифы Второй мировой войны». Без оправдания и осуждения

Такой вот получили миллионы украинских зрителей мастер-класс от Дмитрия Табачника, который безапелляционно выступал от имени исторической науки, «всех историков» и «абсолютно документальных фактов». К сожалению, никто из имеющихся в студии оппозиционеров не оказался способным аргументированно опровергнуть хотя бы одну из заявленных Табачником на протяжении неполных двух минут позиций.

Что ж, если в Украине воцарится именно такая стилистика исторического образования, то опять крайне актуальными станут слова Александра Довженко: «Единственная страна в мире, где не преподавалась в университетах история этой страны, где история считалась чем-то запрещенным, враждебным и контрреволюционным, — это Украина . Второй такой страны на земном шаре нет».

...А в завершение — мастер-класс от исторического персонажа, подписавшем тот самый Пакт, о котором так почтительно говорит Табачник. Советский премьер и нарком иностранных дел Вячеслав Молотов, выступление в Верховном Совете СССР 31 октября 1939 года: «Английское правительство объявило, что якобы для него целью войны против Германии является, не более и не менее, как „уничтожение гитлеризма“.

Получается, что английские, а вместе с ними французские сторонники войны объявили Германии что-то вроде „идеологической войны“, напоминающей старые религиозные войны... Но эти войны были во времена средневековья. Не к этим ли временам средневековья, к временам религиозных войн, суеверий и культурного одичания тянут нас снова господствующие классы Англии и Франции?

Но такого рода войны не имеют никакого оправдания. Идеологию гитлеризма, как и любую идеологию, можно признавать или отрицать, это дело политических взглядов. Но любой человек понимает, что идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя покончить с ней войной. Поэтому не только не имеет смысла, но и преступно вести такую ​​войну, как война за „уничтожение гитлеризма“, прикрытую фальшивым флагом борьбы за „демократию“».

И тот же Молотов 22 июня 1941 года провозглашает по радио беспощадную войну до победы против «немецкого фашистского правительства». Похоже, некоторые нынешние фигуранты «Шустер live» учились именно у него, не так ли?

Сергей Грабовский, опубликовано на сайте Медіаграмотність

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

FaceBook

Поиск работы

Сайт трудоустройства №1: работа в Киеве и других городах

Погода

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер: