Как и почему коммунистическая власть ликвидировала УГКЦ

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

8-10 марта — 70-я годовщина со дня проведения так называемого псевдособора в 1946 году, на котором коммунистическая власть официально ликвидировала Украинскую Греко-Католическую Церковь.

К этой печальноизвестной дате в Киеве открылась выставка под названием «К свету воскресения через тернии катакомб». Перед ее открытием Блаженнейший Любомир, архиепископ-эмерит, Олег Турий, историк, проректор Украинского католического университета, и Владимир Вятрович, председатель Украинского института национальной памяти, говорили о том, почему УГКЦ была неприемлемой для коммунистического тоталитарного режима, почему мы должны сегодня об этом помнить и какие сделать выводы.

УГКЦ не подходила советской системе

Олег Турий, проректор УКУ:

— Во время Второй мировой войны Сталин, увидев невозможность лишь на основе коммунистической идеологии мобилизовать народ на противодействие нацистской агрессии, решил использовать Русскую Православную Церковь, которая была обескровлена сталинскими репрессиями в 20-30-х годах, для идеологической поддержки той власти и для того, чтобы ее руками уничтожать другие Церкви, создавая своеобразный религиозный интернационал. Идея была превратить Москву в своеобразный «христианский» центр, манипулируемый и контролируемый коммунистической властью.

Драматизм истории ликвидации УГКЦ раз и заключался в том, что эта Церковь не подходила советской системе, так как она была украинской. То есть она была связана на протяжении тысячелетий с украинским народом, была причастна к развитию его национального самосознания, развивала, говоря современной лексикой, альтернативное гражданское общество в условиях иностранного господства — австро-венгерского или польского.

Эта Церковь была католической, а это означало, что она имела «родственников» за рубежом. Для советской системы наличие родственников за границей уже было пятном, которое перекрывала карьеру человеку. Представьте себе, с какой ненавистью относился режим к Церкви, которая имела миллионы родственников за границей и которая была связана сопричастным единством со всем католическим миром.

Но третья причина, на мой взгляд, заключалась в том, что Украинская Греко-Католическая Церковь не была частью какого-то государственного или политического механизма. Она была Церковью своего народа, выходила из своего народа, жила с этим народом и разделяла все его бремя.

В тему: Россия стала врагом Украины, — Любомир Гузар

Система, которая заключалась в тотальном контроле и исключала возможность самостоятельной мысли, альтернативной позиции, не могла терпеть такую ​​Церковь.

Поэтому по этим причинам сталинский режим обрек Украинскую Греко-Католическую Церковь на ликвидацию, использовав для этого другую Церковь и оформив эту ликвидацию под видом так называемого «воссоединения». Поэтому на самом деле этот собор никаким собором Греко-Католической Церкви не был, потому что на нем не было ни одного ее епископа и на него не было ни одного разрешения высшей церковной власти, то есть Римского апостольского престола. Участники этого псевдособора были подобраны и отобраны и даже свезены органами НКВД и под их контролем происходило это собрание.

Ликвидация УГКЦ — классический пример гибридной войны

Владимир Вятрович, председатель Украинского института национальной памяти:

— Всемирно известный юрист Рафаэль Лемкин в своей статье «Советский геноцид в Украине» говорит о том, что политика советской власти против Украины была ярким примером геноцида. И элементами геноцида против украинского народа он между прочим как раз называет уничтожение интеллектуальной элиты, уничтожение голодом 1932-33 годов крестьян как главной массы носителей украинской идентичности.

И, очевидно, что неотъемлемым элементом геноцида против украинцев было как раз и уничтожение Украинской национальной Церкви. Это уничтожение началось в так называемой Большой Украине, Приднепровье в 20-30-х годах, когда фактически была уничтожена Украинская Православная Церковь, но впоследствии методология уничтожения всего украинского, которая была апробирована в 20-30 годах на территории УССР, была экспортирована и на территорию Украины после 1939 года.

Буквально с первых недель господства советской власти на территории Западной Украины в сентябре 1939 года начинается развертывание целенаправленной репрессивной политики, направленной, в первую очередь против Украинской Греко-Католической Церкви. Тогда уничтожалась политическая жизнь, общественная жизнь и тогда же уничтожалась Греко-Католическая Церковь собственно как национальная Церковь.

Сам факт и деятельность этой Церкви были тем, что стояло на пути построения на этой территории коммунистического тоталитарного общества.

К политике уничтожения УГКЦ советская власть вернулась сразу после возвращения в Западную Украину в 1944 году. В известной степени это сдерживалось фигурой Митрополита Андрея Шептицкого, против которого даже советская власть не была готова на откровенные репрессии, понимая его чрезвычайно большой авторитет. Процесс уничтожения УГКЦ ускорился после смерти Митрополита осенью 1944 года. Апофеозом этих событий стал псевдособор 1946 года.

Это событие, о котором мы должны помнить и не просто вспоминать, как о печальной странице нашей истории. Мы должны его изучать, чтобы понимать механизмы действия тоталитарной советской системы, используемые до сих пор. Этот псевдособор и то, как он готовился, модно сегодня называть гибридной войной. Это классический пример того, как применяются репрессии, принуждения, информационные провокации.

В тему: Пластуны нашли старые кинокадры митрополитом с Андреем Шептицким. Видео

Ради понимания того, как осуществлялись репрессии, мы должны максимально открывать правду о репрессиях, совершавшихся против Греко-Католической Церкви, потому что такие же методы применяют и сегодня.

Больше информации содержится об этом как раз в бывших архивах КГБ. В тех архивах, хранящих материалы именно тех органов, которые были главным репрессивным органом ликвидации Церкви.

В архиве СБУ есть сотни дел, касающихся репрессированных священников УГКЦ, начиная с 1940-х годов, заканчивая 80-ми годами. На самом деле существование Греко-Католической Церкви не прекратилось в 46 году и даже в 49-м. Церковь, как и все национально-освободительное движение, продолжала свое существование в подпольном формате, продолжала свою борьбу до своей победы в конце 80-х годов.

В тему: В тему: Пособник террористов патриарх РПЦ Кирилл обвинил УГКЦ в антироссийской политической деятельности

В 2010 году документы, которые перед тем позволили копировать, снова, к сожалению, стали закрытыми в архиве Службы безопасности Украины. Но их уже не спрячешь. Даже попытки СБУ в 2010 году играть в чекистов образца 1937 года, когда были конфискованы компьютеры, выглядели очень забавными, так как скопированные документы уже могли быть доступны в любой точке мира.

Очень рад, что сейчас среди прочих аспектов декоммунизации, которые происходят в Украине, происходит также очень важный процесс окончательного раскрытия этих архивов. Потому что одним из четырех законов о декоммунизации, которые были приняты в парламенте в апреле прошлого года, является закон о доступе к архивам репрессивных органами Советского Союза с 1917 по 1991 годы.

Благодаря этому закону открытость этих архивов уже процесс абсолютно необратимый. И сейчас мы говорим о возможности исследования не только архивно-уголовных дел, а о возможности доступа к документам агентурных, к оперативно-розыскному делу «Рифы», которое было связано с ликвидацией УГКЦ, из которых, собственно, можем четко видеть действия репрессивного аппарата.

Почему важно вспоминать эти события? Потому что с одной стороны они показывают методологию действия репрессивного аппарата и используемый до сих пор именно потому, что мы мало об этом знаем. Также эту историю следует знать, потому что это еще одна история нашей победы. Пример того, что даже несмотря на страшные репрессии, уничтожение, советской власти не удалось ликвидировать УГКЦ. Она пережила не одно десятилетие в подполье. И выход этой Церкви из подполья в конце 80-х годов стал одним из мощных элементов более широкого национально-демократического движения, поставил точку на существовании советской системы.

В тему: Святослав Шевчук: власть угрожает лишить УГКЦ легального статуса. Документ

Нам еще предстоит осмыслить, что произошло с нашей Церковью

Блаженнейший Любомир, архиепископ-эмерит:

— Нам, детям Украинской Греко-Католической Церкви, надо помнить, что преследования, терпение за веру Христову всегда имеют особый духовный аспект, духовную ценность.

Церковь очень дивным способом, согласно с Божьим провидением, растет и развивается, собственно через терпение.

Мне кажется, мы еще недостаточно осмыслили духовную ценность того, что произошло 70 лет назад и десятилетия после. Мы должны еще гораздо больше задуматься, чтобы понять духовный аспект того, что произошло с нашей Церковью.

Искренне надеюсь, что 70-летие — это своего рода такой момент, в котором мы наберемся новоого желанья думать, осмысливать, углублять духовные ценности, нам обретенные.

Процесс ликвидации нашей Церкви происходил в течение XIX века в разных ее частях и не закончился псевдособором в 1946 году, а последний акт состоялся на Закарпатье в 1949-м ... Все это было направлено на стирание с лица земли нашей Церкви.

Эти факты дают нам возможность расти. Эта дата даст нам лучше понять, как это преследование, мученичество нашей Церкви, насильственное ее отрицание, собственно привело к тому, чем мы являемся сегодня. И почему имеем оправданную надежду расти и дальше. Речь не идет о чисто земском, светском приумножении Церкви или влияния. Нет. Речь идет о духовной силе Церкви.

Меня сегодня очень часто спрашивают, какой должна быть Церковь? Дам ответ, который не является моим, он является ответом тысячелетий. Церковь есть учреждение духовное. Безусловно, она существует в очень конкретных исторических, политических, экономических обстоятельствах, но ее сила, ее ценность для человечества — в его духовных богатствах.

70 лет назад некоторые думали, что это конец нашей Церкви. Но мне кажется, благодаря тому, что произошло тогда, мы ожили, укрепились. И с Божьей помощью сможем лучше служить нашему народу.

Оксана Климончук для Департамента информации УГКЦ


Как «ликвидировали» Унию

«Нас беспокоит мнение о Церкви, потому что если бы не она, то не было бы уже кого освобождать», — от лица галичан в сентябре 1939 г. заявил коммунистической власти Константин Левицкий.

17 сентября 1939 г. Красная армия вошла в Галичину, которая еще формально принадлежала к Польскому государству. «Освободителей» часто приветствовали цветами и в селах вывешивали красный и сине-желтый флаги. Однако и общество, и гражданское руководство понимали, чего ожидать от новой власти, и обращение К.Левицкого уже тогда указывало — Украинская греко-католическая церковь (УГКЦ) примет на себя один из главных ударов большевиков.

«Первые советы» — так называли период советской оккупации с сентября 1939-го до июня

1941 г. — сразу же национализировали типографии, закрыли церковные учебные заведения, больницы и сиротские дома, распустили монастыри. Находясь под впечатлением знакомства с новой властью, митрополит Андрей Шептицкий отправляет в Ватикан своего посланца за разрешением рукоположить ректора Богословской академии отца Иосифа Слипого в епископы и сделать своим преемником. После соответствующего согласия освящение происходит тайно.

«Совершенно очевидно, что под большевиками все мы чувствовали себя обреченными на смерть; они не скрывали своего стремления уничтожить и удушить христианство, затереть наименьшие его следы ... Вообще они не чувствовали себя здесь как дома; возможно, это и стало одной из причин того, что они вели себя с нами осторожнее, чем мы этого ожидали», — писал митрополит А.Шептицкий папскому нунцию Ротти в конце августа 1941 г.

Противостоять греко-католикам было нелегкой задачей для «советов». Вследствие антирелигиозной кампании и репрессий в начале 1939 г. на территории всего СССР действовало около ста православных храмов, а церковью руководили лишь три епископа. Зато у греко-католиков было 2387 приходов, семь епископов, почти 2500 священников и более 1000 монахов.

Поэтому окончательное решение вопроса унии отложили на второй приход «советов», который состоялся в 1944 году. Показательно, что накануне около

300 священников бежали на Запад, избегая повторной встречи с большевиками. Однако последние удивили своим поведением ...

«В первые месяцы пребывания московских большевиков в Галичине, то есть во второй половине 1944 г., отношение их к церкви было лояльное и даже благосклонное. Церковь, ранее преследуемая в СССР, получила теперь относительные льготы, на первый взгляд никто против нее не выступал», — писали в органе Зарубежных частей ОУН «Сурма» 10 апреля 1949 г. Более всего современников поражало, что не только «служители религиозного культа», но даже семинаристы были освобождены от службы в армии и принудительных работ.

Митрополит А.Шептицкий, проводя в сентябре 1944 г. архиепархиальный собор, признал, что «безбожие перестало быть флагом для «советов». Более того, советская власть предложила представителям УГКЦ встречу в Москве.

Смерть А.Шептицкого внесла существенные коррективы в эти процессы. В ночь на 1 ноября 1944 г. возле предстоятеля УГКЦ дежурил отец Иосиф Кладочный. Он записал последние слова митрополита: «Наша Церковь будет уничтожена, разгромлена большевиками. Но вы держитесь, не отступайте от веры, от святой католической Церкви. Тяжкий опыт, который упадет на нашу Церковь, краткосрочен. Я вижу возрождение нашей Церкви. Она будет красивее, величественнее старой и объединит весь наш народ».

Во время похорон власть позволила большой ход по улицам Львова. Иосиф Слипый шел за гробом в митрополичьем полиставрионе (ризах с изображением многих крестов). Отец-канцлер Миколай Галянт позже ему поведал, что советский генерал, смотря на это, заметил: «Но набросали же на того молодого митрополита крестов, как он их донесет?!».

Не только генерал сомневался, донесет ли Слипый свой крест, но и в письме-отчете первого секретаря компартии Украины Никиты Хрущева Иосифу Сталину от 15 ноября также речь шла об этом: «Митрополит Иосиф еще не пользуется достаточным авторитетом среди епископов и духовенства греко-католической церкви. Часть священнослужителей не удовлетворена его назначением, потому что считает его человеком слабовольным, неспособным быть руководителем этой церкви».

А.Шептицкий в течение более 40 лет возглавлял церковь и был неопровержимым авторитетом для всего общества. Однако даже ему не всегда удавалось справиться с епископами Станиславскими и Перемышльскими. Чего стоит сам факт, что Станиславский епископ Григорий Хомишин самовольно вводил в своей епархии целибат или переход на григорианский календарь.

54-летний Иосиф Слипый только начинал свой митрополичий путь, суть которого в девизе на его гербе «Per aspera ad astra» (лат. — «Сквозь тернии к звездам». — С.Л.).

Значительным препятствием в деле ликвидации УГКЦ была деятельность националистического подполья, оно в условиях 1944 г. и активных наступательных действий Красной армии очень усложняло большевикам их задачу. По крайней мере, об этом свидетельствует тот факт, что делегацию УГКЦ, все же посетившую Москву уже в конце 1944 г., неожиданно пригласили в ставку верховного главнокомандования.

— Мы знаем, что ваша церковь имеет большое влияние в народе, не мог ли бы ваш митрополит повлиять на то, чтобы Шухевич прекратил военные действия УПА. Мы их победим, но нам не придется воевать за Западную Украину.

— Это очень опасное дело, потому что НКВД может подозревать нашу церковь в связях с УПА и за это преследовать ее.

— Как вы можете утверждать подобное? Вы же говорите с генералом Красной Армии! Кто может бояться?

— А кто не боится в Советском Союзе? — последние слова, по свидетельствам очевидцев, вызвали всеобщий смех.

В Москве церковную делегацию, в которую вошли четыре священника во главе с Климентием Шептицким (братом Андрея Шептицкого), принимал патриарх РПЦ. На его приглашение посетить богослужение К.Шептицкий ответил отказом, а вот другой делегат — Гавриил Костельник — согласился. «У отца Костельника голова закружилась от того, что его тогда приветствовали там кадилом», — писал в воспоминаниях Иосиф Слипый.

Еще одна проблема, которая затягивала окончательное решение «проблемы унии», — международное положение и неясность, согласится ли западный мир на новые границы, в частности повторный захват Западной Украины большевиками. Ялтинская конференция, состоявшаяся в феврале 1945 г., сняла этот вопрос и открыла путь к прямой ликвидации УГКЦ.

sobor_3

Президиум «собора», 8 марта 1946 г. Слева направо: епископ Пельвецкий, о. Костельник и епископ Мельник. На тот момент все уже принадлежали к РПЦ

11 апреля 1945 г. проведены аресты епископов и руководящего духовенства во главе с митрополитом Иосифом Слипым. Показательно, что, кроме духовенства, задержали и 159 студентов духовных учебных заведений, которых отправили в военкоматы.

Последняя репрессия затронула Перемышльскую епархию, территория которой в основном оказалась в составе Польши. После нескольких задержаний и освобождений летом 1946 г. арестовали 70-летнего епископа Перемышльского Иосафата Коциловского. «Избитого старца-епископа бандиты вынесли на улицу вместе с креслом, за которое он крепко держался, выражая таким образом свое сопротивление. Его бросили в машину вместе с креслом, причем епископ разбил голову и с грохотом упал на помост машины», — так описаны эти события в газете «На чатах» (ноябрь 1946 г.).

Главные же события ликвидации унии продолжались с апреля 1945-го до марта 1946 г. Меньше чем через месяц после ареста епископата формируется «инициативная группа», куда входят священники из всех трех епархий УГКЦ: Гавриил Костельник — из Львовской, Антоний Пельвецкий — из Станиславской (Ивано-Франковской. — С.Л.), Михаил Мельник — из Перемышльской. Секретарем инициативной группы стал учитель с Холмщины Сергей Хруцкий, служивший дьяком в единственном православном храме Львова.

Количество священников, «желающих» присоединиться к «инициативной группе», росло, а какой ценой — описывает Костельник в письме к патриарху РПЦ Алексию от 3 октября 1945 г.: «Если бы не давление со стороны государства, то, наверное, при нынешних условиях не нашлось бы даже и 50 таких священников, которые бы хотели „разрушить“ греко-католическую Церковь, чтобы превратить ее в православную. Большинство наших священников не верят в лучшее будущее для Церкви в Советском Союзе».

Националистическое подполье, которое не включалось активно в церковные процессы, все же обратилось к Гавриилу Костельнику с предложением прекратить опасную деятельность и инсценировать его похищение, чтобы отправить за границу. Однако Костельник отказался. За прошедшие десятилетия он прославился как один из наиболее известных «восточников» среди греко-католического клира, а после войны на него очень повлияла фальшивая информация о гибели сыновей, которые добровольцами воевали в дивизии «Галичина».

«Я был униатом и потерял достоинство пастыря. Я был националистом и потерял достоинство человека. Но этого было мало. Национализм осиротил меня и мою жену — убил троих наших сыновей. Мы стали несчастными родителями», — писал Костельник в обращении к власти. На самом деле, его старшего сына в 1941 г. казнили большевики, а двое младших счастливо пережили военное тяжелое время и вместе с другими бойцами дивизии оказались в Британии.

Массовые аресты и преследования «упорных» священников приближали время формальной ликвидации УГКЦ. Чтобы выяснить отношение населения к такому шагу, было решено провести общее — греко-католиков и православных — водосвятие на площади Рынок во Львове. Это вроде бы не особо важное событие детально освещали в официальном издании РПЦ «Журнал Московской Патриархии», где в статье под названием «Отторженная насилием возвращается любовию» подытожено: «Лед сломан. Воссоединение греко-католиков с православными нашло свои мирные пути» (номер за март 1946 г.).

Последним штрихом перед проведением «собора» стал переход «инициативной группы» и еще нескольких священников в православие. Это произошло 22 февраля 1946 г., а через несколько дней во Владимирском соборе в Киеве Антония Пельвецкого и Михаила Мельника рукоположили в епископы, а о. Костельника подняли до достоинства митрофорного протоиерея. В дальнейшем все свои действия упомянутые лица совершали уже как священнослужители РПЦ.

sobor_2

Водосвятие на площади Рынок во Львове 19 января 1946 г. Во втором ряду священников — о. Гавриил Костельник. Вскоре к ним присоединится делегация РПЦ во главе с владыкой Макарием

«Созыв собора, который не следует именовать общегалицким, должен быть приурочен к так называемой „неделе православия“, т.е. 10 марта, — наставлял в телеграмме от 25 января 1946 г. нарком госбезопасности СССР Всеволод Меркулов наркома госбезопасности УССР Сергея Савченко. — В целях обеспечения успешного проведения собора введите в состав делегатов не менее 60–70% агентуры. Обеспечьте также достаточным процентом агентуры в составе приглашаемых на собор мирян из интеллигенции». В телеграмме также шла речь о выделении 400 тыс. руб. «инициативной группе» для проведения «собора», а также 75 тыс. — на оперативные расходы.

sobor_4

Делегация «Львовского собора» — члены «инициативной группы» с патриархом РПЦ Алексием. Москва, апрель 1946 г.

8–10 марта 1946 г. во львовском соборе святого Юра, с применением особых мер безопасности, состоялся «собор» УГКЦ. 216 делегатов, часть из которых даже не знали, куда их везут, проголосовали за ликвидацию унии и переход в православие, а именно в РПЦ. Позже, в письме к националистическому подполью, о. Костельник констатировал: «Поскольку все в Советском Союзе происходит добровольно и в 100% (займы, выборы, сдача контингента), так и Собор состоялся „добровольно“ и со 100% успехом».

Наибольшей проблемой «Львовского собора» стал вопрос его легитимности, ведь созвать его могли лишь епископы, а без их участия это было просто собрание священников, которое не имело никакой юридической силы. Это понимали и организаторы.

Руководители «инициативной группы», которые прибыли в Москву в апреле 1946 г., дали интервью корреспонденту ТАСС, где отдельно остановились на этом вопросе. Им пришлось признать, что лица, которые созвали и проводили «собор», на тот момент были епископами и священниками Русской православной церкви:

sobor_6

Участники «собора» во время голосования

Вопрос: Насколько был правомочен состоявшийся Собор Греко-католической Церкви, вынося решение об отмене постановления Брестского Собора 1596 года?

Ответ: На Соборе в числе делегатов были: епископ Дрогобычско-Самборский Михаил (Мельник), бывший генеральный викарий Перемышльской епархии Греко-католической Церкви, и епископ Станиславский Антоний (Пельвецкий) — бывший декан Гусятинского деканата Станиславской епархии Греко-католической Церкви, хиротония которых состоялась в городе Киеве 20 и 24 февраля с. г. во Владимирском соборе. Тогда же, еще до Собора, 13 первых униатских священников были приняты в православие.

На тот момент следственные действия относительно заключенных греко-католических епископов были завершены, и они ожидали суда.

«Но мы вкропили Папе!» — радостно кричал Слипому следователь Горюн после «собора». «Семь миллионов — небольшое количество, чтобы пошатнуть Католическую Церковь, а вы террором только себя компрометируете», — спокойно ответил на это митрополит. Его будет ожидать 18 лет заключения.

sobor_1

Монахи-редемптористы в гражданской одежде после закрытия монастыря в Станиславе (Ивано-Франковск). Рядом — собака Амор, которой пришлось покинуть монастырь вместе с редемптористами. В послевоенные годы двое из отцов — Величковский и Стернюк (сидят слева — 2-й и 3-й) — станут подпольными епископами УГКЦ

Когда митрополит Иосиф Слипый окажется на свободе, все члены «инициативной группы» уже погибнут при невыясненных обстоятельствах. В 1948 г. застрелят Гавриила Костельника, а через какой-то миг — и его убийцу. В 1955-м в поезде, который направлялся в Киев, отравят Михаила Мельника и сопровождавшего его секретаря. Антон Пельвецкий умрет от внезапного сердечного приступа в 1957-м. Секретарь «инициативной группы» Сергей Хруцкий будет арестован и умрет в 1954 г., отбывая наказание.

Советская власть признает и легализирует УГКЦ в 1989-м, после 43 лет подполья.

sobor

Святослав Липовецкий, опубликовано в издании Zn.ua

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Последние новости

20:01
У п'ятницю в Україні сухо, тільки на півдні мокрий сніг з дощем та ожеледиця (МАПА)
19:38
В районе «атомного бункера Путина» на Южном Урале произошло очередное «землетрясение»
19:18
Apple заблокирует компьютеры Mac при их ремонте в нелицензированных сервис-центрах
19:01
СБУ затримала банду, якиа обстріляв з гранатомета «Київміськбуд» (ФОТО, ВІДЕО)
18:44
Курс фунта стерлінгів рекордно впав на тлі відставок з уряду Мей
18:25
Польша за $7 млрд создаст новую «Железную дивизию на востоке страны»
17:56
На Львівщині землю, виділену АТОвцям, скупила новостворена будівельна компанія
17:48
Холодницький заявив, що публічно готовий обговорити «злиті САП справи»
17:20
Путіна змусили в Сінгапурі пройти через рамку металошукача, а прем’єр країни відмінив з ним зустріч
16:52
Сім’я Маккейна дала згоду на присвоєння імені сенатора одній із вулиць Києва

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com