В пропасть, вслед за нефтью. Что будет с российским газом

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Мир начал «энергофинансовое принуждение России к миру».

Падение цен на газ создаст немало проблем отрасли, где в последние годы возникают все более безумные проекты газопроводов и терминалов СПГ, пишет Центр Карнеги.

Нефть и газ – два кита российского энергетического экспорта – сегодня переживают не лучшие времена. Пандемия коронавируса подорвала спрос на традиционных рынках, особенно в Европе, изменила привычные модели поведения и тренды энергопотребления. В закрытых на карантин городах Германии люди уже не ездят каждый день на автомобилях, топливо для которых производится из российской нефти, и не ходят в офис, куда тепло и электричество поставляют электростанции на российском газе.

Если сравнить, например, вторники конца марта этого года и прошлого, то будет видно, что производство электроэнергии на газовых электростанциях на севере Италии упало на 54%, в Нидерландах – на 37%, на западе Германии – на 15%. И это несмотря на то, что в этом году конец марта в Европе выдался более холодным, чем в прошлом. Последствия двухмесячного карантина – это миллиарды кубометров выпавшего спроса на газ.

На эту тему: Эра дешевой нефти

Невыгодная Европа

Если на нефтяном рынке всплеск предложения произошел после распада сделки ОПЕК+ в начале марта, то на газовом низкие цены и избыток сжиженного природного газа (СПГ) установились еще в середине 2019 года. Нефти и газа в мире сегодня действительно очень много – по прогнозу Международного энергетического агентства, производство нефти в этом году вплотную приблизится к 100 млн баррелей в сутки, а добыча газа поставит очередной рекорд в районе 4 трлн кубометров. На этом фоне резкое падение спроса из-за эпидемии окончательно отправило цены в неконтролируемое пике.

На рынке Европы биржевые цены на газ, то есть те, которые формируются на виртуальных торговых площадках на основе спроса и предложения, уже падают ниже $80 за тысячу кубометров – такого не было с 1999 года. Для сравнения: в регионах Центральной и Южной России «Газпром» может получать до $65 по текущему курсу за тысячу кубометров, продавая газ промышленным предприятиям, и чуть ниже – населению. И при этом не нужно тратиться на транспортировку газа и платить 30%-ную экспортную пошлину.

Цены по долгосрочным контрактам «Газпрома» пока в полтора-два раза выше европейских биржевых котировок, да и на собственной экспортной биржевой площадке «Газпром» удерживает уровень $110 за тысячу кубометров, используя длинные форвардные контракты на осень и следующий год, когда, по мнению компании, газ будет дороже. Все это пока позволяет компании продолжать поставки газа в Европу с минимальной маржой – тут помогает еще и то, что за транспортировку газа по России «Газпром» платит, по сути, сам себе (то есть своим многочисленным 100%-ным дочкам-«трансгазам»), а также владеет долями во многих газопроводах на территории Европы («Северный поток», «Ямал – Европа»).

Тем не менее говорить, что российский концерн, обеспечивающий свыше трети потребления газа в Европе, с легкостью проходит кризисные времена, не приходится. Свой бюджет на 2020 год компания верстала при ценах $200 за тысячу кубометров. В январе – феврале поставки осуществлялись в среднем по цене около $170 за тысячу кубометров, а в целом по году с учетом мартовского обрушения цен на нефть этот показатель очевидно будет еще ниже.

Инвестиционная программа «Газпрома» на этот год составляет 1,1 трлн рублей, или $14 млрд по текущему курсу. При этом выручка при годовых поставках 200 млрд кубометров (планка, которую «Газпром» задал себе в последние годы) при цене $170 составит около $35 млрд.

Из них $10 млрд необходимо будет сразу выплатить в бюджет в качестве экспортной пошлины. Расходы на добычу газа и налог на добычу полезных ископаемых, по данным «Газпрома», обойдутся еще в $6 млрд. Наконец, $5 млрд составят затраты на транспортировку газа по Европе, и это по самым скромным оценкам.

В результате инвестпрограмме, источником средств для которой как раз и является экспортный сегмент, придется пролезть в иголочное ушко рыночных возможностей. А ведь инвестпрограмма «Газпрома» – это и развитие трубопроводных поставок газа в Китай, и недостроенные «потоки» в Европу, и СПГ-проект на Балтике.

Это совсем грубая арифметика. В реальности объемы экспорта, очевидно, будут меньше. В январе – феврале сокращение составило как минимум 20% к уровню прошлого года. Мартовская динамика не добавила оптимизма, оставшись примерно на уровне февральской. И мы пока слабо представляем, как сократится европейский спрос в ближайшие несколько месяцев из-за карантина.

На эту тему: Атака века на нефть

Летом цены на газ в Европе, если не будет черных лебедей на экспортных газопроводах, очевидно, пробьют очередные минимумы. Уже сейчас в европейских газохранилищах на 15 млрд кубометров газа больше (+35%), чем в прошлом году. А ведь именно закачка газа в хранилища – главный стимул для спроса на газ летом.

В прошлом норвежцы не раз сокращали поставки, чтобы поддержать европейские цены на газ, но в этом году они не спешат с такими мерами. Сейчас норвежские поставки газа в Европу идут почти на полную мощность (330–340 млн кубометров в сутки), а основной объем профилактических работ на месторождениях перенесли на август из-за коронавируса. Это означает, что летом газа на европейском рынке будет много. Очень много.

Единственное утешение для отрасли – это продолжающееся сокращение добычи газа в Нидерландах. Но оно контролируемое, ожидаемое и давно отраженное трейдерами в биржевых котировках.

Кто уйдет первым?

В прошлом году главным ньюсмейкером на европейском газовом рынке стал сжиженный природный газ. По итогам 2019 года поставки СПГ в Европу выросли вдвое – до 100 млрд кубометров. Приток СПГ на европейский рынок продолжается и в этом году. С начала года в Европу было поставлено 30 млрд кубометров сжиженного газа, что на 6 млрд кубометров больше (+25%), чем за аналогичный период прошлого года.

Уже в ноябре 2019 года ведущим поставщиком СПГ в Европу стали США, потеснив Катар. Американцы выбрасывают все новые объемы газа на и без того перенасыщенный рынок. Если в 2019 году страна экспортировала около 50 млрд кубометров СПГ, то в 2020 году ожидается уже около 70 млрд кубометров, а в 2021-м – около 80 млрд кубометров.

На эту тему: Катар намерен потеснить «Газпром» в Европе дешевым газом

Эти объемы необходимо куда-то поставлять. Два года назад таким направлением была Азия из-за динамичного спроса и более высоких цен. Однако уже в прошлом году преимущество азиатского рынка по цене почти исчезло, началась торговая война с Китаем, а в этом году регион первым столкнулся с эпидемией коронавируса. В результате невостребованные Азией объемы оказываются в Европе.

Текущие цены для поставщиков СПГ, недавно вышедших на рынок, не позволяют окупить инвестиции в проекты. Они могут компенсировать только операционные затраты на добычу, сжижение газа и транспортировку. Окупить вложения в многомиллиардные проекты заводов при текущих ценах невозможно даже за десятки лет. А ведь необходимо еще отдавать кредиты, платя проценты.

Возникает резонный вопрос: кто первым сойдет с дистанции на вираже падающего спроса и цен на газ в Европе? На рынке уже начали появляться интересные парадоксы. Например, трейдинговая компания американского производителя газа Cheniere объявила тендер на покупку шести партий сжиженного газа на рынке для последующей поставки в Европу. Для Cheniere может быть просто дешевле купить СПГ на рынке, чем произвести на собственном заводе и доставить в Европу. Или компания может пытаться временно снять эти объемы с рынка в надежде на рост цен.

Ранее Египет заявлял, что может сократить отгрузку СПГ на глобальные рынки с аналогичной целью – сократить избыток предложения.

Впрочем, пока из гонки не вышел никто. С поправкой на упавший спрос все основные производители продолжают бороться за свои доли. Однако к активным боевым действиям и демпингу по саудовскому сценарию, как на нефтяном рынке, в газовой отрасли пока никто не переходит, опасаясь полностью разрушить и так сильно пошатнувшийся баланс интересов на рынке.

Фундаментальные последствия

Падение цен на газ создаст немало проблем, но одновременно может оказать столь необходимое очистительное воздействие на отрасль, где в последние годы возникают все более безумные проекты газопроводов и терминалов СПГ. Многие из них явно не учитывают, что в долгосрочном периоде газ должен быть прежде всего доступным по цене и желательно зеленым, чтобы устоять в растущей конкуренции с возобновляемой энергетикой.

В марте компания Shell вышла из проекта СПГ Lake Charles на побережье Мексиканского залива. Австралийская компания Woodside отложила ряд своих СПГ-проектов. Это лишь некоторые примеры недавних дней, и в ближайшее время их будет становиться больше.

Европе тоже стоит ждать инвестиционных последствий для своей газовой отрасли. Скорее всего, затормозится реализация новых морских проектов газодобычи на норвежском шельфе. Также можно ставить крест на планах некоторых европейских стран по добыче сланцевого газа.

Для России медвежий суперцикл на газовых рынках тоже не пройдет бесследно. Но российская газовая отрасль всегда была больше, чем просто отрасль экономики, поэтому тут вряд ли стоит ожидать радикального пересмотра стратегии. Возможно, замедлится ввод в эксплуатацию новых месторождений и строительство новых инфраструктурных проектов...

Что касается экспорта «Газпрома» в Европу, то на фоне карантинов европейские потребители рискуют не выполнить условия долгосрочных контрактов «бери или плати» по отбору минимальных количеств газа. Потенциально это чревато для них штрафами в пользу российского концерна. Но тут «Газпрому» важно проявить терпение и добрую волю, перенеся невыбранные объемы на будущие периоды, ведь жесткий разговор с клиентами на падающем перенасыщенном рынке чреват долгосрочной потерей их лояльности.

На эту тему: Газовая безопасность Украины: действовать, а не наблюдать!

Когда в Европе цены на минимумах с 1999 года, а в Азии – за всю историю, российские газовики стали больше внимания обращать на российский внутренний рынок. Теоретически развитие внутреннего спроса даже при нынешних регулируемых ценах способно создать сегмент выручки, сравнимый с традиционными рынками Европы. Однако здесь большую угрозу создают неплатежи, которые будут неизбежно накапливаться из-за тяжелой экономической ситуации.

* * * * *

Нефть мстит

Специально придуманный пропагандистами информационной войны мем о том, что «Путин всех перехитрил», все чаще дает сбои, пишет газета "День". Наконец эта тенденция накрыла и сферу менжирования России с энергоносителями, которые стали для Путина особым видом оружия массового поражения. На днях, после нескольких недель катастрофического падения цен на нефть, Путин заявил, что во время разговора с Дональдом Трампом согласился на сокращение добычи на 10 млн баррелей.

Стоимость нефти Brent выросла на 8 долларов, но впоследствии вновь сократилась до 29-30 долларов. А российский сорт Urals вообще оценили в 10,5 доллара, то есть он стал убыточным, ведь себестоимость его для поставщиков составляет 25 долларов. Россия заложила в бюджет цену этого сорта по 42,4 доллара за баррель. Однако сократить добычу и продажу не согласились ни США, ни страны ОПЕК. Россия снова оказалась в тупике. Только в марте потери бюджета уже составили более 22 млрд рублей, за год они могут составить 3-4 трлн рублей. Россия инициировала встречу членов ОПЕК, которая должна состояться 6 апреля с участием США, и была намерена добиться сокращения добычи хоть на 6 млн баррелей в день. Однако экстренное совещание из-за несогласия участников уже перенесено или на 8, или на 9 апреля, хотя есть сомнения в том, что оно вообще состоится.

КОЛЛИЗИЯ С ПОЛЕЗНЫМИ ИСКОПАЕМЫМИ В МИРЕ

Если бы миром управляли справедливые законы, то все полезные ископаемые Земли, а также все дары природы, должны быть признаны собственностью всего населения планеты без различия границ и стран. И действительно, маленькая по территории Япония, как и другие мелкие страны мира, практически не имеет полезных ископаемых, зато дорогие нефть, газ, золото, алмазы и тому подобное, а также богатства разнородных природных комплексов достались нескольким странам, причем некоторые из них, как, например, Россия, получили их не от Бога, а путем кровопролитных и жестоких войн, которые вели веками и расширили отведенную Богом территорию в десятки раз. Так, богатый ископаемыми север, Сибирь и Дальний Восток, Азиатские просторы, Юг России не достались ей от рождения, а захвачены войнами у других народов. И сегодня Россия продолжает свою экспансию: отобрала путем аннексии Крыма черноморский и азовский шельф, на котором незаконно добывает газ, протягивает свои щупальца уже на Арктику и Мировой океан.

Это неравенство распределения природных богатств в справедливых странах пытаются чем-то компенсировать. Например, арабские страны, которые провозгласили нефть и недра собственностью всех граждан, выплачивают от рождения им ренту за добычу и продажу ископаемых, возвращают их стоимость в форме безвозмездных здравоохранения, образования, социального обеспечения и тому подобное. Компенсации за добычу полезных ископаемых выплачивает своим жителям даже штат Аляска, который когда-то принадлежал России.

В России же, вместо распределения доходов от продажи полезных ископаемых между собственными гражданами, они используются как на обогащение верхушки власти (по утверждению финансовой разведки, Путин является самым богатым человеком планеты), так и на вооружение и ведение бесконечных войн.

РОССИЯ ПОТРЕБЛЯЛА УКРАИНСКИЙ ГАЗ ПРАКТИЧЕСКИ ДАРОМ

Со времен царизма политика России заключалась в том, чтобы разведывать и эксплуатировать природные богатства захваченных окраин, как алмазы Якутии или нефть и газ, расположенные на территории покоренной Украины, азиатских или северных народов.

Еще со школьного курса экономической географии известно, что разработка нефтегазовых месторождений России началась еще в 1771 году именно с Западной Украины, где были открыты залежи в нынешней Ивано-Франковской области, а позже, с 1820 года, в Бориславе, потом в Дашаве и Шебелинке. В 1951 году газопровод из Дашавы был продлен до Брянска и Москвы. В 1955 году — до Минска, а потом до Вильнюса и Риги. После открытия Шебелинского месторождения газа был построен газопровод до Белгорода, Курска, Брянска. Причем топливо продавалось от имени «союза», и доходы оседали в союзном бюджете. Более того, украинский газ, который шел в Россию, тогда оплачивался потребителями по копеечным ценам, на которые Украина фактически не имела влияния, потому что их устанавливал «госплан». Со временем украинские месторождения нефти и газа были в основном исчерпаны. Сегодня Украина принадлежит к странам с дефицитом собственных углеводородных ресурсов и за счет собственной добычи обеспечивает 34% потребностей газа и 15% нефти (данные 2011 года).

И вот сегодня Путин то шантажирует Украину, что не будет продавать нам газ вообще, или же перекрывает газопровод в Европу и заявляет, что его перекрыла Украина, то строит обходные газо — и нефтепроводы, чтобы не поставлять топливо «братскому» народу, то продает Украине газ по заоблачным ценам. Кстати, Россия строит обходные трубопроводы в обход Украины, в том числе оба канала «Северный поток», как считают эксперты энергетической отрасли, не для лучшего обеспечения Европы топливом, а для того, чтобы иметь возможность выборочно отключать Беларусь, Польшу, Германию, Венгрию, Болгарию, Румынию и Грецию, чем снизит надежность их энергетики и поставит их, как и Украину, в зависимость от России.

Как известно, после Евромайдана скидка, предусмотренная «Харьковскими соглашениями» 2010 года, была отменена, и «Газпром» потребовал от Украины 485 долларов США за тысячу кубометров газа. Это было почти вдвое больше, чем платили потребители в странах Евросоюза. Украина отказалась платить такую цену, а с ноября 2015 года вообще не покупает газ у России. А что бы сказал Путин, если бы он в то время был руководителем государства, если бы Украина потребовала, чтобы московские потребители украинского газа из Дашавы и Шебелинки в 1950-х годах платили нам по 485 долларов за тысячу кубов? Или, может, он сегодня доплатит Украине за потребленный тогда Россией газ до уровня нынешних его цен?

РОССИЯ НЕ МОЖЕТ НЕ ЭКСПОРТИРОВАТЬ ГАЗ И НЕФТЬ

Россию погубили ее завоевания и большие пространства. Если бы она не вела в свое время завоевательные войны, не эксплуатировала даром природные богатства соседних народов, а жила и творила на собственной территории, то по уровню развития сегодня она могла бы быть, как Германия или Япония. И это на фоне того, что сегодня даже Китай, который активно развивал технологии и производство, сегодня уже не является зависимым от экспорта сырья, а продает на мировом рынке много высокотехнологичной продукции.

Кроме того, из-за репрессий и «строительства коммунизма» Россия (жаль, что вместе с другими странами бывшего Союза) потеряла для развития практически весь ХХ век, и теперь она уже никогда не догонит не то что США, но ни Японию, ни Германию. Сегодня Россия — это сырьевая экспортно-зависимая страна, которая, чтобы жить, не может не распродавать запасы нефти, газа, древесины, алмазов и других природных ископаемых, в свое время отобранных у других народов. Львиную долю ее бюджета составляют поступления от продажи этого сырья. Вот почему Путин и другие руководители России все делают для того, чтобы держать высокую цену на экспортное топливо на мировом рынке, потому что при падении цены наступает коллапс их экономики. И главное — не будет за что содержать армию, развивать вооружение, вести войны не только в Украине, но и в Сирии и других странах мира. Вот почему Россия заинтересована в повышении цен на нефть, а мир — в их снижении, потому что это дает миру возможность сдерживать Путина как агрессора, добиваться прекращения его завоевательных планов. «Газпром» для Путина — это касса для его войска, финансист его вооружения и его войн. Поэтому ученые и исследователи глобальной политики говорят уже о необходимости «принуждения России к миру» путем энергофинансового сдерживания. Такой вывод сделали эксперты Центра глобалистики «Стратегия-ХХІ» в книге «Войны-ХХІ. Полигибрессия России».

МИРУ НАДОЕЛИ СПЕЦОПЕРАЦИИ РОССИИ

Попытки России вести по всему миру гибридные войны, в том числе и в энергетической сфере, уже ни для кого не секрет. Например, бывший председатель комитета по международным делам Совета Федерации Михаил Маргелов еще в 2011 году говорил, что «...нефтегазовая политика должна быть не просто важной составной частью, но и одним из главных инструментов внешней политики России».

История нынешнего обвала цен на нефть имеет корни в 2014 году, когда после аннексии Крыма она упала с 112,6 доллара за баррель до 49,7 доллара. Соответственно, вдвое обесценился российский рубль. Впоследствии цена выросла до 83 долларов, но уже не выше этого рубежа. Чтобы поднять цены, России нужен был конфликт на Ближнем Востоке. 14 сентября 2019 года «неизвестные» дроны и ракеты разгромили крупнейшее нефтяное предприятие Саудовской Аравии. Ответственность взяли на себя йеменские террористы, однако для мира не осталось секретом, что наводились дроны на цель спутниковыми системами России. Количество нефти на торгах упало, но она была быстро замещена Россией и США. А когда на мировой арене появился коронавирус и потребление нефти значительно сократилось, Россия попыталась договориться с Саудовской Аравией о сокращении добычи для поддержания цен в рамках ОПЕК+ (ОПЕК и + Россия для регулирования добычи и цен), но Саудовская Аравия, понимая, что ноги всех нападений растут из Москвы, отказалась сократить добычу. Более того, она начала откровенно демпинговать, предлагая скидку на свою нефть по 10 и более долларов с барреля. Цена нефти обвались сначала до 45, потом до 30, потом до 25 долларов, что нанесло российскому бюджету, а значит возможности России вести и дальше войну, в том числе в Украине, значительный ущерб. Нефть, наконец, отомстила России за ее захватническую политику.

На эту тему: OPEC: конец картеля и будущее «стран-бензоколонок»

Путин попытался, как видим, договориться с Дональдом Трампом. Но это не дало результатов, потому что и президент США хорошо знает, что корни многих войн в мире, в том числе и причины мировой нестабильности — в цене на экспортную нефть России. Поэтому мир неохотно идет на новый раунд переговоров, во всяком случае пытается избежать давления России. Потому что хорошо понимают: чтобы поднять цену, Путин пытается заставить сократить предложения нефти на рынок другими странами, но сохранить свои объемы продаж.

В России два выхода: или урезать бюджет и сокращать войны, помощь марионеточному Донбассу, Сирийскому режиму и бессильному Крыму, уменьшать темпы вооружений, что и следовало доказать, или же снова искать новые источники нестабильности в мире и планировать спецоперации.  Если бы Путин был экономистом, он бы выбрал первый путь, но Путин не экономист, в чем и кроется опасность для всего мира.

По материалам публикаций на сайте Центр Карнеги и газеты День


 

На эту тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

20:01
У четвер в Україні буде сухо, спека посилиться до +35 градусів (МАПА)
19:15
"Ультрас" висунули ультиматум бандитам на чолі корумпованого "Динамо", яких захищає начебто українська СБУ
19:05
Паліативна допомога: які послуги будуть в Україні безоплатними - пояснює НСЗУ
18:38
Аваківський начальник кіберполіції приховав будинок за 7,5 мільйона (ВІДЕО)
18:12
До 300 тисяч людей залишились бездомними після вибуху в Бейруті
17:05
Покидьки з ОАСК (ОЗУ "судді" Павла Вовка) шантажують "Слугу народу" ліквідацією партії
16:06
Державна зрада: ОГХК вкотре відправила стратегічно важливу для РФ продукцію в Крим
15:31
Столичный чиновник Петр Оленич тратил деньги из бюджета города на агитацию за Порошенко
14:19
Хроніка ООС на 5 серпня: окупанти обстріли не припиняють, втрат немає
14:01
Корупційний гнійник під назвою Національна академія аграрних наук розікрав мільйярди на землі

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com