Экономика Украины: старые и новые риски

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Какие угрозы ждут страну в 2020 году.

Прошлый год подарил Украине несколько весомых приятных сюрпризов. Рекордный урожай зерновых, крупнейший в истории приток средств нерезидентов в облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ), максимальный за многие годы темп экономического роста, который в II-III кварталах превысил 4%. Средняя зарплата, выраженная в твердой валюте, достигла исторического максимума, что увенчало все названные положительные достижения, а реальная зарплата - новых высот. Украинцам стало жить лучше, отмечает Тиждень.

В тему: Импорт: изощренная ловушка

Но не был ли прошлогодний результат случайностью? 2020-й ответит на этот вопрос и одновременно статистически обоснует, правильным ли курсом движется страна. Сейчас украинская экономика имеет неплохие стартовые позиции, вытекающие из достижений 2019-го. Но и риски немалые.

Еще раз о кризисе

Говорить сейчас о глобальном экономическом кризисе - дело неблагодарное, потому что последние несколько лет его мусолят даже те, кто далек от экономики. К тому же МВФ прогнозирует, что рост мирового ВВП должен ускориться с 3,0% в 2019 году до 3,4% в 2020-м. То есть, на первый взгляд, оснований для беспокойства нет.

Но тенденции - вещь упрямая. И многие из них сегодня отрицательные. Поэтому вопрос о развертывании кризисных процессов в мире не сходит с повестки дня. Прежде всего темпы прироста мировой торговли постоянно уменьшаются с начала 2018-го. С июня 2019-му они отрицательные, а в октябре составили -2,1%. Это наименьшее значение после кризиса 2008-2009 годов. Вместе с мировой торговлей замедляется и промышленное производство (см. «Взгляд в пропасть»). Долгое время его динамика была положительной, но в октябре упала до нуля и ниже. Тенденция к снижению очень четкая, излома пока не видно. Этого нельзя игнорировать, потому что промышленность составляет четверть мирового ВВП. Поэтому если тренд сохранится, вскоре разрушительный эффект распространится и на другие сектора.

Как долго продлится упомянутая тенденция? Все зависит от факторов, которые ее определяют. Бытует мнение, что основная причина - неуверенность, вызванная торговыми войнами между США и Китаем, Brexit и геополитическими перипетиями. Да, инвестиции не любят неопределенности. Поэтому валовое накопление основного капитала (показатель инвестиций в макроэкономике) стагнирует в семи экономиках Большой двадцатки, а в Мексике, Южной Корее, Австралии, Аргентине и Турции снижается. Еще классик мировой экономики Дж. М. Кейнс говорил об определяющем влиянии объема инвестиций на деловую активность. Если они падают в пяти крупных экономиках и не увеличиваются в семи, то не станет ли это плацдармом для развертывания кризисных явлений? Можно ли тогда опираться на прогнозируемое МВФ ускорение экономического роста в мире?

Некоторые верят, что как только урегулируют Brexit и США подпишут торговое соглашение с Китаем, неопределенность исчезнет. Хотелось бы, чтобы это произошло как можно быстрее. Но есть и другое мнение: нынешний рост протекционистских и изоляционистских настроений - реакция на изменение мирового уклада, которое несет Четвертая промышленная революция. Пока не кристаллизуется каркас новой системы международных отношений, такие явления могут возникнуть снова и снова.

Вместе с тем посмотрим на статистику автомобильных продаж. В прошлом году показатели первичных регистраций авто падали в половине стран Большой двадцатки. Производство уменьшилось в двух крупнейших странах-автопроизводителях - США и Китае, а также в ряде других. Но базовые потребности передвигаться и демонстрировать свой уровень жизни наличием автомобиля не исчезли. Так откуда такая динамика? Она является следствием протекционизма, падение доходов населения или появления гироскутеров и Uber? В любом случае динамика продаж автомобилей имеет мало общего с настроениями инвесторов. А автопроизводство совмещает работу огромного количества смежных предприятий и отраслей. Кризис в этой индустрии быстро распространяется на всю экономику. Поэтому очень высока вероятность того, что спад мировой торговли и промышленного производства еще не достиг своего пика.

Настораживает и другой факт. Названные негативные тенденции стали появляться на грани 2018-го и 2019-го. Федеральная резервная система (ФРС) США отреагировала прошлом году в конце июля, начав цикл понижения учетной ставки, которая уже насчитывает три шага. Многие другие центробанки подхватили инициативу. Но проблема в том, что на годовые темпы прироста многих экономик это не повлияло. Рост ВВП США, Китая, Индии и еще четырех стран Большой двадцатки и в дальнейшем замедляется, в то же время инфляция заметно ускорилась.

Сегодня мягкая монетарная политика плохо стимулирует реальный сектор, зато прекрасно питает фондовый рынок. Во многих странах, в частности в США, индексы акций устанавливают новые рекорды. Но так не может продолжаться вечно. Чем выше цены на активы, тем больше среди инвесторов страх обвала и тем меньший толчок нужен для начала краха. И когда этот момент наступит, инвестиционные настроения ухудшатся всерьез и надолго. Поэтому говорить о восстановлении мировой экономики рановато. Скорее, наоборот. А это существенный риск не только для Украины.

Слабая Украина

Самое плохое в этом то, что украинская промышленность не готова к длительному тестированию дна. Она слаба, недоинвестирована, поэтому ее динамика хронически хуже мировой и даже региональной (см. «Взгляд в пропасть»). Именно поэтому в конце 2019-го наша экономика напоминала марафонца, который хорошо пробежал дистанцию, но от бессилия едва дотянул до финиша. В течение года успехи других отраслей отодвигали на второй план стагнацию промышленного производства, но ближе к концу спад в промышленности обострился, а достижения других секторов уменьшились. В сумме начала формироваться мрачная картина с нежелательно быстрой динамикой. А это существенный риск уже для 2020-го.

Если тенденция замедления мировой торговли и индустрии будет такой несокрушимой, как видится на графике, это станет большим испытанием для отечественной промышленности. Каким бы сильным ни было наше сельское хозяйство, его доля в валовой добавленной стоимости экономики практически вдвое меньше, чем у промышленности. Поэтому нейтрализовать заметный спад промышленного производства оно не сможет. И даже если в других отраслях все будет неплохо, вызванные промышленностью потери занятости, покупательной способности и бюджетных поступлений со временем могут сильно ударить по совокупному спросу и в конце концов спровоцировать спад всей украинской экономики.

Последние два кризиса показали, что когда начинается спад в украинской промышленности, то его темп очень быстро и беспрепятственно развивается до двузначных величин, а иногда превышает 20%. Можно ли избежать такой динамики в этот раз? Трудно ответить однозначно. Но этому риску нужно уделить должное внимание, так как многое зависит от того, насколько адекватно его оценит государство и насколько подходящую экономическую политику оно выстроит для его нейтрализации.

Спасательный круг мигрантов

Официальная зарплата, которую получают украинские работники за рубежом, выросла с $5,2 млрд в 2014 году до около $12,8 млрд в 2019-м. Еще более $2,4 млрд попадает к нам в форме частных переводов, которые, вероятно, идут с доходов нелегальных работников и украинцев, сменивших гражданство. Последствий два. Во-первых, экспорт рабочей силы из Украины стал важной составляющей платежного баланса, потому что обеспечивает валютные поступления, равные почти четверти доходов от экспорта товаров и услуг.

Динамика показателей указывает на то, что стране значительно легче экспортировать людей, чем продукцию экономики. Это не просто грустно. Какими бы успешными ни были реформы, масштаб миграции - точная их оценка, которую дают простые граждане. В человеческом измерении никакое развитие невозможно без ресурсов. Поэтому ни одна власть, которая имеет стратегическое государственное видение, не должна допускать хроническую потерю человеческого ресурса.

Во-вторых, теперь платежный баланс и вся экономика Украины очень зависят от экономической динамики стран, в которых работают наши граждане. А это весомый риск. С одной стороны, у него длительный срок действия. Он может не реализоваться в 2020 году, потому что за 11 месяцев 2019 года официальная зарплата украинских заробитчан выросла более чем на 12% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, поэтому оснований для беспокойства вроде и нет.

С другой - украинцы работают преимущественно в странах ЕС, экономическая ситуация в которых весьма неопределенная. По прогнозам МВФ, рост экономики еврозоны должен ускориться с 1,2% в 2019 году до 1,4% в 2020-м, но это крайне неубедительно, учитывая динамику ряда макроэкономических показателей в соответствующих странах. В экономике Польши началось замедление, которое, очевидно, будет продолжаться и в 2020-м. Если в мире кризисные тенденции будут нарастать, то страны ЕС, видимо, будут среди тех, кому достанется больше прлочих.

За последние 10 лет качество трудовой миграции из Украины в корне изменилось. Ранее украинцы в Европе работали преимущественно нелегально. Они оседали в одной стране и пытались там зарабатывать, живя в постоянном страхе, что их депортируют. При первых проявлениях кризиса они сразу теряли работу и нередко возвращались в Украину. Теперь наша трудовая миграция цивилизованная, а работники имеют трудовые контракты. Они стали более свободными, а не зацикливаются на одной стране. И готовы поменять, скажем, Польшу на Германию, если получат там более высокую зарплату. Пока занятость в Европе растет, спрос на них высок. Но, как и раньше, в случае кризиса их массово будут лишать рабочих мест, потому что, выбирая между поляком и украинцем, польский работодатель, пожалуй, уволит нашего земляка.

Не повлияет ли это на украинских трудовых мигрантов? Останется ли их поддержка экономики Украины такой же сильной, как и прежде? Однозначно сказать трудно, но следует признать, что сегодня рост экономики ЕС стал вопросом экономической безопасности Украины. И это задолго до каких-либо намеков на членство нашего государства в Евросоюзе.

В тему: Есть ли жизнь без ГТС

Встречные ветры капитала

В прошлом году нерезиденты вложили в ОВГЗ рекордную сумму - почти 110 млрд грн. Это феноменальный результат, который с большим запасом опередил показатели предыдущих лет. Как ни странно, в нем также кроется довольно существенный риск для текущего года.

Начнем с причин. Высокая учетная ставка, связанная с ней значительная доходность гособлигаций и отсутствие макроэкономических предпосылок для заметной девальвации гривны - вот благоприятный фундамент, который был в начале 2019-го. Ни одного из его составляющих сейчас нет. Скорее, наоборот. 14 января Минфин разместил четырехлетние гривневые облигации с доходностью 9,88%. При нынешнем валютном курсе она неконкурентна по сравнению с другими странами, имеющими сходные риски. Позже инвесторы это осознают и, по крайней мере, откажутся покупать больше ОВГЗ. Это первый фактор риска.

Эйфория, связанная со сменой власти, также внесла свою лепту. Перед президентскими выборами среди инвесторов царила настороженность относительно перспектив Украины. После парламентских выборов они поверили в амбициозную программу либеральных реформ, не обращая внимания на слабые стороны нынешней власти. Так или иначе, в 2020 году эта эйфория исчезнет, потому что появятся реальные результаты, которыми будет очень сложно оправдать крайне высокие ожидания. Это второй фактор риска.

Но главное другое. Мировая финансово-экономическая система развивается микроциклами, которые чем-то напоминают дыхание. Когда уровень страха среди контрагентов возрастает, капитал течет в «тихие гавани» - развитые экономики с наименьшими рисками, например США, Японию, Швейцарию. Это вдох. Когда опасения инвесторов проходят, капитал течет в обратном направлении - в страны развивающиеся. Это выдох. Украина относится к очень рискованным развивающимся странам, поэтому мы наблюдаем гипертрофированное отражение этих процессов. На выдохе к нам могут течь золотые реки, которые словно взялись из ниоткуда, а при вдохе наступает нечто вроде семилетней египетской засухи во времена библейского Иосифа.

К середине прошлого года мир находился в оцепенении от протекционизма, спада глобальной торговли, замедления мировой экономики. Но когда ФРС, а после нее и другие центробанки начали действовать, то есть смягчать монетарную политику, контрагенты вздохнули с облегчением. Это был выдох: капитал потек в развивающиеся страны. Украина тогда находилась на неплохих макроэкономических позициях, поэтому получила полную сумку денег. Наибольший приток иностранного денежного капитала пришелся как раз на июль - август, когда инвесторы уже понимали, что ФРС начнет действовать и что вскоре наступит облегчение.

Последствия этого для экономики Украины были очень положительными, даже настолько, что многие, в том числе в государственных органах, поддались эйфории и уверовали, что наша экономика вышла на новый уровень. Это ошибочное впечатление, самообман, который случался также в 2005-2008 годах и известно чем закончился. На самом деле ситуация такова: вскоре ускорение инфляции в развитых странах поставит вопрос о необходимости сделать монетарную политику более жесткой. Фаза выдоха закончится, начнется вдох. Поэтому для Украины реки золота могут смениться засухой. И вот это главный фактор риска на 2020 год.

Бюджет со знаками вопроса

Иногда эйфория ослепляет и мешает реально смотреть на вещи. Есть много разговоров о том, как хорошо, что иностранцы вложили сотни миллиардов гривен в ОВГЗ. Но никто не говорит, что при этом НБУ и коммерческие банки уменьшили свои вложения на более чем 50 млрд грн. В 2020-м аппетиты правительства на внутреннем рынке долга не уменьшатся. А спрос нерезидентов на ОВГЗ, вероятно, упадет, поскольку сейчас их доходность не слишком конкурентна, и курс гривны не столь привлекателен, как год назад.

Кто же тогда будет покупать гособлигации? Это опять будут делать государственные банки под давлением сверху? Но приближается дата их вывода на приватизацию, что, видимо, предполагает увеличение их автономности в принятии решений. Придется отложить такие планы? Четкого ответа на эти вопросы нет, зато есть значительный риск возникновения проблем с финансированием госбюджета. Конечно, всегда можно вернуться к сотрудничеству с МВФ, но, судя по действиям нынешней власти, она не спешит этого делать.

Бюджет на 2020 год имеет уникальную в своем роде проблему. Несколько лет назад в государственную смету закладывали слишком низкий курс доллара. Когда он рос больше, чем прогнозировалось, казна получала более высокие поступления, чем было запланировано. Эти деньги перекрывали текущие разрывы и даже некоторое время финансировали строительство дорог в приграничных областях.

В прошлом году было наоборот: курс доллара оказался неожиданно низким, что обусловило недовыполнение плана по поступлениям. Тогда этого действительно никто не ожидал. Но этот год вообще удивительный: в начале ноября 2019-го Министерство экономики сгенерировало прогноз среднегодового курса на 2020 год на уровне 27 грн /$, а Министерство финансов положило его в основу бюджета. Это произошло в то время, когда курс доллара на валютном рынке был близок к 24,5 грн/$ и уверенно снижался. При этом министр экономики еще и обсуждает возможность курса 20 грн/$ в 2020 году.

НБУ публично не прогнозирует курс валюты, так как намерен отвести экономику от привязки к доллару. Мотивацию Нацбанка можно понять. Но динамика валютного курса - это основополагающий макроэкономический показатель, без которого нельзя выстроить взвешенную экономическую политику государства. Как Минэкономики и Минфин могут работать без понимания тенденций на валютном рынке?

Вся эта история является еще одним большим риском на 2020 год. Он уже сказывается. Птому что если в течение года курс доллара будет устойчиво расти с 24 до 30 грн/$, чтобы выйти на прогнозный среднегодовой показатель 27 грн/$, то план бюджетных доходов не будет выполнен. Премьер уже с невозмутимым выражением лица заявил, что в феврале макропрогноз будет пересмотрен. Где гарантия того, что новый прогноз окажется адекватным? И даже если это так и будет, то придется искать дополнительные доходы или уменьшать расходы. Экономика плохо воспримет любую из этих операций. 

Неуловимый валютный курс

Во втором полугодии 2019-го было немало дискуссий о том, почему укрепляется гривна и как это влияет на экономику. Пока они шли, экономическая ситуация ухудшалась: нерезиденты стали покупать меньше ОВГЗ, у аграриев возникли проблемы с доходностью, падение промышленности углубилось. Появляется все больше статистических доказательств того, что в нынешней экономической ситуации слишком дорогая гривня - это риск для макроэкономической стабильности. Поэтому на данный момент главный вопрос заключается в том, останется ли гривна дорогой достаточно долго, чтобы этот риск реализовался сполна.

Создается впечатление, что НБУ скорректировал свою стратегию работы на межбанковском валютном рынке. 12 декабря регулятор сообщил, что увеличивает уровень плановых ежедневных покупок валюты с $30 млн до $50 млн. А с начала года его активность на межбанковском валютном рынке подтверждает выбранную линию поведения.

Это сдержит гривну от укрепления, уничтожит ожидания контрагентами дальнейшего ее укрепления, а значит, может принципиально изменить баланс спроса и предложения на валютном рынке. Тогда доллар начнет дорожать. Может ли этот процесс выйти из-под контроля? Если такой риск и есть, то он один из самых маленьких. Так, в течение года-двух доллар попытается полностью отыграть утраченные позиции и даже больше. И ему это удастся, если в мире наберут обороты кризисные процессы.

В тему: Экономика Украины: проверка реальностью

Но учитывая объем золотовалютных резервов Нацбанка, нужно настоящее потрясение, чтобы курс менялся резко и выпрыгнул за пределы максимумов последних лет. Пока такого не ожидается.

Нейтрализовать угрозы

Украина должна хорошо подготовиться, чтобы справиться с названными рисками ввиду их масштаба. Было бы хорошо, если бы государство имело впрок какие-то козыри. Конечно, самый простой вариант - девальвация гривны, которая может сгладить многие незначительные проблемы. Но хотелось бы, чтобы экономика не сбавляли обороты, дальше росла и приобрела определенный иммунитет против внутренних и внешних угроз. В таком случае девальвации будет недостаточно, особенно в случае реализации худших сценариев.

Что может предложить государство? Первое - активизацию кредитования. Недаром о нем сейчас очень много говорят. Снижение учетной ставки НБУ должно этому способствовать. Но достаточно ли его, чтобы эффект от увеличения кредитования стал значимым для экономики? И не будет ли вымывать государство своими заимствованиями внутренний финансовый ресурс в том случае, если нерезиденты перестанут покупать ОВГЗ? 2020 год даст ответы на эти вопросы. Чтобы они были конструктивными, государству нужно изрядно потрудиться.

Второе - запуск рынка земли. Даже если это произойдет с драконовскими ограничениями, все равно финансовая система и экономика в целом получат большой глоток свежей ликвидности. Это произойдет при любых обстоятельствах, потому что такие события случаются в мире раз в десятилетие. Вопрос только в том, не будет ли это иметь негативных социальных последствий. Текущий год ответит и на этот вопрос.

Третье - проведение структурных реформ. Пока что это «латентный антириск», то есть он уже давно существует и может реализоваться в положительную сторону, но это никак не происходит. Будет ли 2020-й исключением? Без должных усилий правительства - нет.

Итак, Украина не в тупике. Есть значительные риски, но видны и направления, которыми надо двигаться, чтобы избежать полноценного экономического кризиса.

Любомир Шавалюк,  опубликовано в издании  Тиждень

Перевод: Аргумент


В тему:

 

 

 

Если к вам пришли: как помочь себе при обыске

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Как вести себя во время обыска? Что важно знать для защиты своих прав во время этой процедуры? Что нужно дописать в протокол, если этого не сделали следователи? Что может вам помочь зафиксировать нарушения?

Рекомендации, составленные на основе публичной лекции адвоката Евгении Закревской, опубликовал проект ZMINA.

В конце 2019 года состоялся ряд резонансных обысков у общественных активистов, ветеранов и волонтеров. В том числе и тех, кто не фигурирует в уголовных делах в качестве подозреваемого. 

Так, 5 ноября прошел санкционированный Печерским судом Киева обыск в пиццерии "Рizza Veterano", основанной ветеранами АТО.

Перед этим, по словам основателя заведения Леонида Остальцева, правоохранители, не сообщая оснований для своих действий, провели обыски по месту жительства матери его помощника Дмитрия Терещенко (сам Терещенко там ни живет). Впоследствии выяснилось, что, согласно материалам дела, Терещенко может быть каким-то образом причастен к делу о покушении на убийство ивано-франковского бизнесмена. Однако подозрение он так и не получил.

Из помещения пиццерии во время обыска изъяли телефон бывшей жены Остальцева, маленький подарочный кинжал, тесак, два официально купленных патрона, а также ружье, оформленное на Терещенко.

На эту тему: Статистика щодо обшуків в Україні шокує

28 ноября представители СБУ и спецподразделения "Альфа" пришли с обыском к волонтеру Марусе Зверобой в рамках уголовного дела об угрозах убийством президенту Зеленскому. Производство было открыто из-за видеоблога Зверобой и народного депутата Софии Федыны, но о подозрении им до сих пор не объявлено. 

Следователи угрожали Зверобой выбить дверь, если она их не откроет. Затем отобрали у нее телефон, которым она вела видеотрансляцию происходящего. Кроме телефонов и записной книжки, изъяли охотничьи ружья, хотя в постановлении на обыск об оружии упоминаний не было.

12 декабря состоялись обыски у военных волонтеров Андрея Антоненко и Юлии Кузьменко, которых подозревают в организации и исполнении убийства журналиста Павла Шеремета.

После обыска их сразу задержали.

Параллельно в этой самом деле ночью прошел обыск в доме супругов волонтеров Акастеловых, которые не фигурируют как соучастники преступления, но являются друзьями Антоненко. У них дома якобы искали спрятанное вещественное доказательство.

Как вести себя во время обыска? Что важно знать для защиты своих прав во время этой процедуры? Что нужно дописать в протокол, если этого не сделали следователи? Что может вам помочь зафиксировать нарушения? 

ZMINA публикует рекомендации, составленные на основе публичной лекции адвокат Евгении Закревской.

К КОМУ МОГУТ ПРИЙТИ С ОБЫСКОМ?

К вам могут прийти с обыском, даже если вы не нарушали закон и не фигурируете в уголовном производстве.

В частности, вы можете принадлежать к кругу знакомых лица, подозреваемого в преступлении. Или вам могут банально подбросить в дом или офис какое-то вещественное доказательство.

Главная предпосылка - следователи и суд должны иметь достаточно оснований считать, что в рамках этого обыска могут быть найдены доказательства или важная для расследования информация.

Обыскать могут не только ваше помещение, но и другие владения - офис, гараж, земельный участок и т. д. Обыск не должен проводиться ночью (с десяти вечера до шести утра), кроме неотложных случаев, когда промедление может привести к утрате доказательств и тому подобное.

ПОСЛЕ ЗВОНКА В ДВЕРЬ - СРАЗУ ЗВОНИТЬ АДВОКАТУ

После звонка или стука в дверь, за которой вам сообщат об обыске, следует максимально сохранять спокойствие. Паника будет работать против вас, но на пользу тем, кто к вам пришел.

Вообще не открывать дверь не вариант. Если это действительно следственная группа, имеющая постановлению суда об обыске, они на ваш отказ открыть двери имеют право их выломать.

Если вы не уверены, что это следственная группа, и подозреваете, что это могут быть бандиты, мошенники или провокация против вас, чтобы подбросить что-то в квартиру или похитить, можно позвонить в полицию. Сотрудники полиции, по крайней мере, могут установить личности тех, кто пришел, и их принадлежность к правоохранительным органам, наличие решения суда. В лучшем случае - будут дополнительными вашими свидетелями.

По возможности стоит тянуть время до открытия двери (под предлогом, что нужно одеться и т. д.). Это время нужно, чтобы успеть позвонить хотя бы адвокату.

Следователи имеют право начинать обыск и без присутствия адвоката, поэтому время идет на минуты: чем быстрее вы ему сообщите о неожиданных «гостях», тем быстрее он приедет.

Кроме того, с началом обыска у вас могут изъять телефон и позвонить адвокату уже станет сложнее. Но по вашему требованию лицо, производящее обыск, должно предоставить такую возможность. В ходе обыска ваш контакт с внешним миром может быть ограниченным, как и тех, кто будет присутствовать при обыске с вашей стороны.

В то же время, если будут проводить личный обыск (это обязательно должно делать лицо вашего пола), вы имеете право требовать адвоката, и следственная группа должна ждать его приезда. Даже если у вас изъяли телефон, следователь должен набрать со своего телефона по вашему требованию адвоката по вашему выбору.

Если адвокат не берет трубку или у вас просто нет знакомого адвоката, еще до открытия дверей следует сообщить о визите следственной группы человеку, которому вы можете доверить организацию оперативной правовой и другой помощи.

В отдельных случаях до открытия дверей можно сделать пост в соцсетях о том, что у вас начинается обыск. Если есть реальная необходимость в освещении процесса и свидетелях на месте - можно даже указать адрес. Но нужно трезво оценивать последствия.

ПРОВЕРИТЬ РАЗРЕШЕНИЕ НА ОБЫСК

Следователи должны показать вам постановление суда о разрешении на обыск и предоставить его копию.

В нем следует проверить адрес, совпадает ли он с вашим, фабулу уголовного производства, по какому факту либо преступлению оно открыто, кого конкретно оно касается (если в нем уже указаны подозреваемые).

Во время вручения копии постановления вас попросят расписаться. Не расписывайтесь, пока копия не будет будет физически у вас в руках.

В отдельных случаях следственная группа может прийти с обыском без судебного решения. Но с разрешением о проникновении в квартиру собственника жилья, если вы его арендуете.

Протестуйте против этого, объясните, что квартира арендована, собственника имущества здесь нет, он здесь не появляется и прятать ничего не может. Скажите это на камеру и попросите внести в протокол. Это может существенно изменить отношение к вам со стороны следственной группы и сделать проведение обыска менее дискомфортным. Но нужно понимать, что, скорее всего, обыск все равно проведут.

Существуют прецеденты, когда через Верховный Суд удается доказать неправомерность таких действий, поскольку проведение следственных действий с разрешения владельца в той части помещения, которое снимает другое лицо, нарушает неприкосновенность жилища последнего. Бывают исключительные случаи, когда заходят без всякого разрешения. Однако постфактум следователи все равно должны легализовать через суд обыск, который уже состоялся, предоставив одновременно убедительные аргументы неотложности таких действий. Например, непосредственное преследование преступника, спасение чьей-то жизни или, например, в ваше окно во время бегства кто забросил вещественное доказательство.

КТО ИМЕЕТ ПРАВО ПРИСУТСТВОВАТЬ В ПОМЕЩЕНИИ ВО ВРЕМЯ ОБЫСКА

Следственная группа может быть довольно многочисленной.

Вы или ваш адвокат вправе проверить состав следственной группы. Однако вам могут не показывать постановление о поименном составе группы прокуроров или следователей. Такая обязанность прямо не прописана. Но требовать этого все равно стоит. И внести в протокол такое требование. Но более реально - попросить переписать с удостоверений фамилии и должности присутствующих. Фотографировать удостоверения, скорее всего, не позволят.

Понятые: следственная группа часто привозит их с собой, чтобы не тратить время на поиск людей на месте. Понятыми могут быть лица из числа курсантов или даже фигуранты каких-то административных или уголовных производств - то есть зависимые люди. Вполне возможно, что их перед тем попросят закрывать глаза на возможные нарушения во время обыска.

Вы имеете право уточнить информацию о понятых, что это за люди и откуда, как они добрались до вашего адреса (обязательно зафиксировать это в протоколе). Вы также имеете право просить заменить привезенных понятых на, например, соседей. Скорее всего, в замене вам откажут. Однако этот отказ важно потом зафиксировать в протоколе обыска.

Также во время обыска при необходимости могут присутствовать потерпевший по делу, подозреваемый или свидетель.

Со своей стороны вы можете увеличить количество людей, которые должны быть свидетелями нарушений и того, как проходил обыск. Это могут быть люди, которые уже находились в помещении до визита следственной группы, обязательно - адвокат. Есть также достаточно высокая вероятность, что пустят тех, кто придет позже. Обязательно должны пустить адвоката, врачей, если кому-то стало плохо.

Вообще в ходе обыска лиц, которые приходят по разрешению следователя, часто пускают, но обычно никого до конца обыска не выпустят. "Всех впускать, никого не выпускать" - это именно оттуда.

В то же время по вашей просьбе могут позволить передать соседям или родственникам несовершеннолетних детей, а также выпустить из помещения пожилых людей или лиц, у которых есть документальное подтверждение о рисках для здоровья. Ведь обыск это достаточно стрессовая и длительная процедура.

ЕСЛИ КОМУ-ТО СТАЛО ПЛОХО

Если кому во время обыска станет плохо, нужно просить следственную группу вызвать скорую или вызвать ее самим. Врачей к месту обыска допустят. Если врачи будут настаивать на госпитализации, следователи обязаны отпустить пациента.

Следует не злоупотреблять вызовом врача для симуляции. Ведь со временем действительно может стать плохо, поскольку это очень стрессовая и длительная процедура, а второй раз врачи к вам могут и не приехать.

ВИДЕОФИКСАЦИЯ - КТО НА НЕЕ ИМЕЕТ ПРАВО

Уже после звонка или стука в вашу дверь группа следователей начинает осуществлять видеозапись. Они обязаны фиксировать на видео все свои действия, а эту запись приобщить к материалам дела.

Если у вас нет ни одного процессуального статуса в деле, вам проводить видеосъемку, скорее всего, не позволят, ссылаясь на риск разглашения материалов дела. По этой же причине обычно запрещают видеосъемку и журналистам. Даже если следственные действия происходят в публичном месте или на улице.

Поэтому, если в начале обыска у вас не изымут телефон и вы начнете на него снимать, его могут забрать под предлогом невыполнения распоряжения следователя о запрете съемки.

В то же время, если у вас при обыске уже будет статус подозреваемого, право проводить видеофиксацию вы имеете, но следователь все равно может это запретить. Также фиксировать обыск на видео разрешено адвокату. Впрочем, распространение этого видео может быть расценено как разглашение материалов досудебного расследования.

На эту тему: Произвол силовиков. Анализ более 2000 судебных решений — о бизнес-климате в Украине

ПОЧЕМУ ВАЖНО КОНТРОЛИРОВАТЬ РАБОТУ СЛЕДСТВЕННОЙ ГРУППЫ

Ваша основная задача - постоянно контролировать работу следственной группы. Все участники обыска должны перемещаться вместе, чтобы вы и понятые могли всех их держать в поле зрения и внимания.

Если следственная группа будет насчитывать большое количество лиц, вам самостоятельно физически трудно будет всех проконтролировать. Если кто-то из участников следственной группы отойдет в другую комнату без членов семьи и понятых, это надо озвучить на видеокамеру.

Поэтому чем больше адекватных людей с вашей стороны будет присутствовать при обыске, тем лучше.

В то же время ни вы, ни ваши представители не имеют права мешать работе следственной группы. Но это не значит, что вы не можете ходить за ними и наблюдать за их действиями. Ведь при попытке фабрикации дела вам могут что-то подбросить.

Так же существует риск кражи каких-то вещей или установки прослушивающего устройства. Также могут незаметно отобрать ваши биологические образцы - волосы с расчески или отпечатки пальцев.

МОГУТ ЛИ СЛЕДОВАТЕЛИ ПОРТИТЬ ИМУЩЕСТВО

Портить имущество следователи не имеют права. Но если есть закрытые сейфы, шкафы, тумбы - они имеют право их взломать при вашем отказе открыть их добровольно.

Важно: в постановлении об обыске, с которым вы перед обыском должны ознакомиться, должно быть зафиксировано, что именно ищут следователи. Например, если будут просить разорвать подушку или матрас, в постановлении должно быть указано, что они там хотят найти.

Впрочем, во время обыска следственная группа может дополнительно изъять какие-то вещи, не указанные в постановлении (если будет считать их важными для следствия и приобщит к материалам дела).

ВЕЩИ, КОТОРЫЕ ЧАЩЕ ВСЕГО ИЗЫМАЮТ

Скорее всего, следователи изымут все носители информации, которые найдут. Даже если не все они будут указаны в постановлении суда об обыске.

Это карты памяти, жесткие диски, системные блоки, ноутбуки, бумажные блокноты и тому подобное. Поэтому если вы допускаете, что у вас когда-нибудь будут проводить обыск, стоит скопировать в безопасное место важные файлы, которые потребуются для работы, личного архива и тому подобное. Потому что когда именно и вообще вернут ли изъятые при обыске вещи - неизвестно.

Электронные носители информации (телефоны, флешки, жесткие диски и т.д.) следует зашифровать. А вход на все устройства (телефон, ноутбук, планшет) - запаролить. Для безопасности каждое устройство должно автоматически блокироваться и требовать пароль уже через некоторое время после начала пользования (блокировка экрана ноутбука, разблокировка телефона). Отдельно должна быть установлена двухфакторная аутентификация на все важные месседжеры, электронную почту, фейсбук и тому подобное.

Просьба следователей разблокировать телефон или мессенджер вы выполнять не обязаны. Отказ ввести пароль не является нарушением с вашей стороны и не предусматривает никакой ответственности. Хотя безопаснее иногда просто сказать, что забыли пароль.

Также во время обыска почти всегда изымают оружие и боеприпасы, даже если у вас есть на них разрешение (о наличии разрешения обязательно нужно указать в протоколе).

Бывает, что изымают "подозрительные" пакеты "с веществом растительного происхождения", таблетки и тому подобное. Обязательно фиксируйте в протоколе их реальное описание - цвет, форму, консистенцию, количество и вещества, которые там на самом деле есть, - чай, анальгин и др. Чтобы усложнить в дальнейшем их "волшебное превращение" в марихуану или экстази.

Изъятое имущество или должны вернуть в течение трех суток, или за это время подать ходатайство о наложении на него ареста в суде. Вы имеете право обжаловать арест имущества и требовать возврата вещей, которые удерживают безосновательно.

ПРОТОКОЛ ОБЫСКА: ЧТО ВАЖНО ДОБАВИТЬ В НЕГО ОТ СЕБЯ

Протокол обыска следует внимательно прочитать, даже если он написан неразборчивым почерком и имеет много страниц.

Не стоит соглашаться на предложение прийти куда-то завтра и подписать протокол, потому что его еще надо следователем дописать. Все должно быть написано на месте и там же подписано. Также следует просить для себя копию протокола. Вам обязаны изготовить копию и выдать. Кроме того, сфотографировать протокол на телефон, так как фото - это тоже копия.

Очень желательно, чтобы ваш адвокат протокол дополнил. Если адвоката нет, это придется сделать вам самостоятельно. В частности, в протоколе должно быть указано:

  1. - реальное время начала и окончания следственного действия;
  2. - всех присутствующих при обыске, их данные, адреса и т. д.;
  3. - все случаи передвижения членов следственной группы вне вашего присутствия;
  4. - неоправданные повреждения имущества;
  5. - имущество, которое исчезло во время обыска и не зафиксировано в описании изъятых вещей;
  6. - все нарушения, которые вы зафиксировали;
  7. - вопросы к понятым, сомнения в беспристрастности;
  8. - все ваши просьбы, какие были отказы (снимать, кому звонить, покидать помещение, позвать няню для ребенка, вызвать врача);
  9. - время изъятия у вас телефонов, другой техники;
  10. - выключалась ли камера;
  11. - в какое именно время у вас изъяли телефон (для избежания ситуации, когда вместо вас с него будут осуществляться звонки или писаться сообщения, которые затем добавят к материалам дела в качестве “ваших”).

При необходимости нужно добавить свое описание изъятых вещей. Например, подробно описать пакетик с "веществом растительного происхождения" и указать, что это действительно чай, а таблетка без упаковки - аспирин (если это действительно так и есть).

Если изъяли лекарства с наркотическим веществом, указать на рецепт, который прописал врач.

Важно помнить: если у вас найдут марихуану (более 5 граммов), то это почти гарантированно уголовная ответственность. По состоянию на сейчас ее хранение - уголовное преступление, и последствия аналогичны хранению героина. Движение за легализацию, декриминализацию курильщиков конопли, употребления конопли в медицинских целях пока не отражается ни в одном нормативно-правовом акте. И отношение многих к общественному вреду и вреду для здоровья не коррелирует с действующим законодательством. В то же время взвешивать на месте "выявленное вещество" никто не будет. Это вам нужно позаботиться, чтобы описание отвечало реальному количеству.

Описать нужно и оружие, если такое изымут. Или это пневматика, или огнестрельное, и есть ли у вас разрешение на оружие. То же касается патронов, особенно если предмет, "внешне похожий на патрон", таковым не является (просверлено отверстие и т.д.). "Предметы, похожие на холодное оружие" желательно тоже описать. И если вы точно знаете, что холодным оружием они не являются, или если они являются предметами искусства, имеют коллекционную ценность и т.д. - зафиксировать это.

"Сувениры" типа использованных пуль и гильз не являются запрещенными предметами, как и кусок мины. При условии их изъятия в протоколе так и нужно указать, что это, условно, не снаряд, а тубус от снаряда или коробка от мины и тому подобное.

В тему: Не «стукачи»: как обезопасить обличителей информации

МОГУТ ЛИ ВАС ЗАДЕРЖАТЬ ПРИ ОБЫСКЕ?

Могут. Другой вопрос - имеют ли право. Согласно Уголовно-процессуального кодекса, оснований задержать человека, который до того не преследовался, не имеет на одежде признаков совершения преступления и не совершивший его только что - нет (кроме преступлений, подследственных НАБУ).

В то же время во время обыска прокурор или следователь по согласованию прокурора могут подать ходатайство о разрешении на задержание для доставки в суд с целью избрания меры пресечения, если вас подозревают в преступлении. Такое ходатайство суд может рассмотреть достаточно быстро.

Поэтому, пока продолжается обыск, до момента его завершения могут приехать следователи с постановлением суда о разрешении на ваше задержание и доставку в суд для избрания меры пресечения.

Но вас могут попросить и просто после обыска "проехать с нами". И эта поездка после "посещения" органа досудебного расследования может завершиться в суде.

Мар'яна П'єцух,  опубликовано в издании ZMINA

Перевод: Аргумент


На эту тему:

 

 

“Тоді навіть роддом бомбили …”

Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

“Людей із машин витягали, грабували, відбирали автівки. Погрожували автоматами. Заходили у квартири й виносили гроші та коштовності. Не розумів, де наші, де чужі, бо форма у всіх була схожа. Я пішов у воєнкомат і просив дати зброю, щоб захищати свою сім'ю. Відповіли: "Не положено". Приїздила Юлія Тимошенко до нас. Мало народу до неї приходило. Вона у в'язниці краще жила, ніж ми тут.”

… До Краматорська на Донеччині їду з американцями 36-річним Давідом Пластером і 28-річним Джоелем Васерманом. Пластер – колишній військовий. Із 2012-го живе в Україні. Два роки навчав українців тактичної медицини за зразками НАТО. Хоче навідувати друзів, яких зустрів на війні. Везе ящик зі джгутами для зупинки крові, торт, ікру, фрукти й алкоголь ...

Васерман в Україні майже два роки. Працює з організаціями, які допомагають українським військовим і ветеранам. Дає безкоштовні уроки англійської мови. На Донбас їде вперше.

Поїзд із Києва прибуває у Краматорськ о 12:21. З жовтня 2014-го в місті працює Донецька військово-цивільна адміністрація. Перед тим майже три місяці був окупований озброєними загонами самопроголошеної ДНР. Бої за Краматорськ тривали з 12 квітня по 5 липня.

Будинок у Слов’янську Донецької області був зруйнований обстрілами навесні 2014 року. Раніше тут працювали дитячий садок і магазин

Будинок у Слов’янську Донецької області був зруйнований обстрілами навесні 2014 року. Раніше тут працювали дитячий садок і магазин

На цю тему: Бахмут: «Ми нарешті стали українцями»

Біля вокзалу стоять кілька машин Організації з безпеки та співробітництва в Європі. 44-річний Володимир Киянов зустрічає в іномарці з тонованим склом. Салон оббитий камуфляжною тканиною.

– Сотрудники ОБСЕ катаются только в тылу, где нет опасности. Расспрашивают людей и с их рассказов пишут отчеты. Объективности в них мало, – розповідає Володимир. З 2014 року вивозить жителів Донбасу з-під обстрілів.

– Первой обратилась девушка из Артемовска (тепер Бахмут. – Країна). Попросила поехать в Мироновку (село в Бахмутському районі, за 30 км від райцентру. – Країна) за ее ребенком и родителями. В селе Луганском попали под обстрел из "Градов". Машину подбрасывало. В бардачке лежала Библия. Девушка схватила ее и начала читать. А потом закрыла и сказала: "Поехали нахер отсюда". Развернулись. Остановились за магазином. После каждого выброса из "Градов" их перезаряжают 15–20 минут. В перерыве мы полетели дальше. Забрали родственников девушки из подвала девятиэтажки. Обратно возвращались другой дорогой. После этого мой номер начали давать другим. Ненависть к обстрелам глушит страх.

Дорогою стоїмо в заторі 10 хв.

– Вперше з 2012 року бачу затор у Краматорську, – каже Давід Пластер. – Для мене це місто – пункт, у якому часто затримувався перед поїздкою на лінію фронту. На допомогу українській армії віддав 150 тисяч доларів. Доправляв ліки й медичні матеріали. Часто ночував у спальному мішку за кілька кілометрів від передової. Пам'ятаю, як 2014-го сиділи в місцевому ресторані, де було повно журналістів і працівників ОБСЄ. Всі говорили про війну. Сьогодні у Краматорську рідко згадують про неї. Місто не дуже змінилося. Лишилося багато зруйнованих споруд. Але частину почали відбудовувати.

Люди в невеликих містах і селах на Донбасі, як і раніше, розмовляють українською. Доброзичливі до іноземців.

Джоел Васерман просить водія повезти до Слов'янська. Хоче побачити площу, з якої починалася російська окупація. 12 квітня 2014 року міську раду та відділення поліції захопила група бойовиків, які називали себе "народне ополчення Донбасу". Над будівлями підняли російські прапори, місто проголосили частиною "Донецької народної республіки". Українська влада розпочала антитерористичну операцію. Через три місяці місто звільнили. У боях загинули 70 українських захисників.

– Я приїхав в Україну через війну на Донбасі, – каже Васерман. – 2014 року навчався в університеті у США. Спостерігав за тим, що відбувалося в Україні. Серце щеміло, коли бачив, як ця частина світу у ХХІ столітті повертається в пекло війни. 2018-го це привело мене до Києва. Недавно вирішив, що настав час відвідати регіон, події в якому змусили поїхати сюди.

У Слов'янську проїжджаємо повз зруйновані обстрілами будинки. Більшість написів у місті російською.

– Когда в Славянск вошли несколько танков и бахнули по военной части, из города выехала треть населения. Половина вернулась. Остальные живут в безопасной части Украины, за рубежом или в России, – каже Володимир.

Зупиняємося біля двох житлових будинків, від яких лишилися тільки стіни й шматки покрівлі. Метрів за 30 стоїть напівзруйнований клуб. Поряд відновлюють психіатричну лікарню, у стіні якої видно дірку від танкового пострілу. Повз проходять двоє чоловіків: один у формі ЗСУ, другий – у робочому одязі. За ними ще один із возиком збирає залишки металу й недопалки.

У волонтерському центрі ”Тризуб Дентал” в селі Карлівка за 15 кілометрів від Донецька стоматологи безкоштовно лікують військових і місцевих жителів. За п’ять років надали допомогу понад 35 тисячам бійців

У волонтерському центрі ”Тризуб Дентал” в селі Карлівка за 15 кілометрів від Донецька стоматологи безкоштовно лікують військових і місцевих жителів. За п’ять років надали допомогу понад 35 тисячам бійців

– Это – местный бомж, боится сам ходить, чтобы на мину не попасть. Поэтому тащится за нами, – говорить той, що у формі, місцевий 33-річний Олег Васильєв. – В моем доме телевидение не показывает. Отопления у всего района до сих пор нет. Только электрокотлы поставили. На первом этаже дома, от которого только стены остались, был детский сад и магазин. Когда город начали бомбить, мы сидели там в подвале вместе с 17 людьми. Мешками с песком закрывались – боялись газовой атаки. Были там и грудные дети. Более суток не выходили. Два дома сгорели. Мои соседи с детьми остались только с документами на руках. Разъехались и живут по общежитиям. На всей территории, где мы сейчас стоим, были растяжки.

Васерман просить дозволу сфотографувати чоловіка. Той відмовляється. Не хоче, бо у військовій формі:

– Вы не смотрите, что я в украинской форме. Это ничего не значит. Форма осталась от брата. А я лучше за ДНР пойду воевать, – каже Васильєв. – Украинская армия дала нам только руины. Компенсация – 34 листа фанеры, чтобы пол перестелить, и несколько мешков шпаклевки. Когда бомбили, ополченцы предупреждали нас, что надо прятаться. Ребята были хорошие. Единственное, что они плохого сделали – когда из танков стреляли, перебили провода. Ополченцы стояли за нашими домами. Выезжали из-за клуба, делали 40 залпов и снова прятались. Ответ от украинских военных получали уже мы.

Несколько месяцев назад на красном "Ланосе" приехали "укропы" и с моей соседкой тетей Лидой разговаривают. Спрашивали, как мы здесь чувствовали себя в 2014 году. Говорили, что целенаправленно бомбили по детскому саду, чтобы выбить ополченцев. Я здесь живу и знаю, что на самом деле их там не было. Один снайпер сидел на крыше и то недолго.

Украинская армия устраивала газовые атаки. Ополченцы из клуба приносили нам противогазы. У них хорошо работала разведка. Предупреждали о газовой или фосфорной атаке (фейкові повідомлення про використання українською армією фосфорних бомб, хімічної зброї поширювали російські ЗМІ. – Країна). Приносили и тушенку, и крупы. С одним из них подружился. Он приехал, чтобы отомстить за жену. Погибла, когда поехала за покупками в Луганск. Автобус подорвался на мине украинских военных.

Олег показує свій гараж. Крізь дірки від пострілів на залізних воротах всередину проникають промені світла. На поличках виставлені припорошені пилом кулі й міни. Васильєв зібрав їх на своєму подвір'ї. Дарує кулю 32-го калібру.

– Берите, что хотите. Я каждый день нахожу их здесь. Натыкался на бронежилеты и базуки. С МЧСниками часто искали неразорвавшиеся мины на футбольном поле. По полной "Газели" вывозили. Но их до сих пор много осталось. У МЧС есть приказ от СБУ: если глубже 30 сантиметров лежит мина, то выкапывать не надо. Страшно здесь ходить.

В гараже соседа дяди Гены вынесли железные ворота, когда начали мародерствовать. Несколько балконов разобрали на балки. Когда я выезжал отсюда, успел только бензопилу, собаку и бывшую жену забрать. Вернулся и увидел, что в моем доме кто-то жил. Залезали через окно. Открываю холодильник, а там – две луковицы и тухлый окорочок. На матрасе лежала куча тряпок.

Наступного дня вирушаємо у волонтерський центр "Тризуб Дентал" у Карлівці, за 15 км від Донецька. Давід Пластер хоче побачитися з волонтером 54-річним Ігорем Ященком, з яким познайомився 2016-го.

– На пропускних пунктах краще казати, що ви – перекладач, а не журналіст, – радить Володимир Киянов.

– Мы везем помощь друзьям-военным, – каже на українському КПП на виїзді з Костянтинівки. Там просять показати паспорти і пропускають.

У волонтерському центрі Ігор Ященко обіймає Давіда Пластера. У сусідньому кабінеті чути звук стоматологічної установки. В коридорі кілька військових чекають черги до лікаря.

– Постачав стоматологічне обладнання в Україну, – розповідає Ігор Ященко. – 2014-го почав волонтерити. Коли приходили замовлення на ліки, виявилося, військовим потрібно багато препаратів від зубного болю. Ми відправляли. А потім зрозуміли, що треба зуби лікувати, а не притупляти біль. Обладнанням забезпечили кілька госпіталів і стоматологів, які служать у ЗСУ. Та виявилося, що військова стоматологія писана за зразками 1980-х. Тоді діяв принцип: немає зуба – немає проблеми. Допомога дантиста потрібна 95 відсоткам військових. Із них 60 процентів потребують негайного втручання. Медики-волонтери працюють із 8:00 до останнього пацієнта. Військові лікарі так не хочуть.

"Тризуб Дентал" побудований на місці колишнього дачного будинку. На подвір'ї стоять два пересувні стоматологічні кабінети. Біля них черга – місцеві привели дітей.

– Переважно лікуємо військових, але проводимо безкоштовні дні й для дітей, – каже. – За п'ять років наш проект з однієї машини й трьох стоматологів доріс до п'яти пересувних кабінетів та мобільно-діагностичного комплексу. Допомогли понад 35 тисячам бійців. Працювати з ними приїздили більш як 200 лікарів.

Ікона з Ісусом Христом у вишиванці висить у міжконфесійній церкві, яку 15 грудня 2019 року відкрили в Карлівці Донецької області. Її побудували за волонтерські кошти

Ікона з Ісусом Христом у вишиванці висить у міжконфесійній церкві, яку 15 грудня 2019 року відкрили в Карлівці Донецької області. Її побудували за волонтерські кошти

На другому поверсі будинку розташовані кімнати для стоматологів і військових. У кабінеті Ященка – радіорубка.

На цю тему: Три історії героїв, які народилися й загинули на Донеччині

– Спочатку тут не було чути жодного українського слова. Вороги забили весь ефір музикою та однаковими новинами, – каже він. – Виставляли українських військових хунтою, карателями й "бандерами", поширювали фейки про розіп'ятих хлопчиків.

У ЗМІ почув про військовослужбовця Максима, який запустив радіо, щоби протистояти інформаційній війні. Його розшукати не вдалося. Вирішили створити своє радіо. Поставили за будинком вишку. Музику транслювали з комп'ютера. Перші ефіри були з командирами підрозділів "Правого сектора". Російська пропаганда залякує ними, малює кровожерливими дияволами. А в нашій програмі "Живемо на війні" вони декламували вірші, розповідали про національну ідею, пояснювали, чому пішли воювати. Коли нас почали глушити, ми зрозуміли, що попали в точку. Починали з двох сіл. Зараз маємо потужний передавач. Нас чують на половині окупованих територій.

Метрів за 30 від волонтерського центру двоє працівників закінчують прибирати територію біля церкви зі світлого дерева. Двері оздоблені слов'янськими солярними символами. На іконах зображений Ісус Христос у вишиванці. 57-річна Галина Солонько зі Львова вішає на образи вишитий рушник. Вона стоматолог. Щоб приїхати на Донбас, узяла відпустку.

– Мати просила цей рушник – нашу сімейну реліквію – передати саме до цієї церкви, – говорить. – Вона позаконфесійна, збудована на волонтерські кошти. Місцевий капелан уже давав у цій церкві шлюб. Завтра вперше хреститимуть дитину.

Один із військових у черзі до стоматолога пропонує поїхати у штаб добровольчого українського корпусу "Правий сектор" в Авдіївці, за 6 км від Донецька. Він саме збирається туди з побратимами. Їдемо слідом за ними хвилин 30.

Авдіївку проросійські бойовики захопили у квітні 2014-го. У липні місто звільнили військовослужбовці 93-ї бригади з бійцями "Правого сектора". Після того, як 21 січня 2015-го бойовики захопили Донецький аеропорт, почалися обстріли передмістя і промзони на південних околицях Авдіївки. ДУК спільно зі ЗСУ обороняв аеропорт і прилегле селище Піски. У квітні 2015-го добровольців відвели з лінії фронту.

Штаб побудований на території колишньої птахофабрики. Військові звели баню, тренувальний майданчик та переобладнали казарму. У ній на ліжках сидять кілька десятків солдатів. Слухають лекцію 33-річного Артема Конопкіна з громадянського права. Між ліжками бігає цуценя хаскі Юта.

– Слава Україні! – вітається командир 23-річний Дмитро "Да Вінчі" Коцюбайло. Має довгу чорну бороду. Говорить літературною мовою. – Усе не так, як каже наш президент. Домовитися із сєпарами нереально.

Перед прийняттям будь-якого закону йде інформаційне вкидання – щоб побачити реакцію людей. Начальник управління цивільно-військового співробітництва ЗСУ Олексій Ноздрачов сказав, що їм легше інтегруватися з бойовиками, ніж із націоналістами й ветеранами. Так говорять, бо хочуть протягнути особливий статус окупованих районів Донбасу. Щоб відволікти суспільство, починають справи проти військових і волонтерів. Їх дискредитують.

Чоловіки старшого віку просять у "Да Вінчі" дозволу на перекур. Звертаються до нього "друже".

– Я бачив, як багато підрозділів приходили та йшли з фронту протягом 2014–2016 років, але "Правий сектор" завжди був тут, – каже Давід Пластер. – "Да Вінчі" веде своїх солдатів на фронт і проводить вишкіл з підготовки до захисту України.

У перерві між лекціями військові запрошують повечеряти з ними. Пригощають супом із м'ясом, тортом і кавою. За столом говорять про арешти волонтерів.

– Колись заїжджав до командира роти. На позиції стояв червоний пожежний щит. Було видно сєпарську позицію, бо листя вже опало. Спитав: "Це жарт?" Командир відповів, що до них із перевіркою приїздив генерал штабу. Сказав, так має бути по уставу. Армію знищують такими методами, – каже "Да Вінчі".

Виїздимо зі штабу близько 18:00, коли у військових знову починаються лекції. Дорогою американці говорять про політику.

– Непроста ситуація. На Донбасі є люди, які не хочуть брати участі у війні, але є й такі, що бажають витіснити окупантів. Але бояться, що їхні жертви будуть марні, – каже Васерман. – Основне, бути корисними для тих, хто цього потребує.

Наступного ранку у Слов'янську на головній площі біля новорічної ялинки двоє чоловіків курять на лавці. Один, у подертій синій куртці, розмовляє з легким молдовським акцентом. 53-річний Олександр Іванов працює двірником. Був свідком спроби окупувати Слов'янськ 2014-го.

– На другий поверх будинку, що поряд із моїм, влучили два снаряди. Думав, що і моя хата розвалиться, – розповідає. – Я пішов по хліб. Вертаюся, а жінка каже: "Ти куди? У нас війна почалася". Ночували в підвалах. Ходив на роботу, щоб прибирати скло, яке вилітало з розвалених будинків. Носив людям воду з фонтана, щоб могли хоча б у туалеті змити. Тоді навіть роддом бомбили. Людей із машин витягали, грабували, відбирали автівки. Погрожували автоматами. Заходили у квартири й виносили гроші та коштовності. Не розумів, де наші, де чужі, бо форма у всіх була схожа. Я пішов у воєнкомат і просив дати зброю, щоб захищати свою сім'ю. Відповіли: "Не положено".

Приїздила Юлія Тимошенко до нас. Мало народу до неї приходило. Вона у в'язниці краще жила, ніж ми тут. На кожному кроці валялися шприци від наркотиків. Коли стало геть погано, приїжджали соціальні служби. Роздавали картоплю, капусту, моркву, ліки, цигарки. Більше року світла не було. Їжу готували на вогнищах. Жили, як цигани в таборах. На площі заряджали мобільні телефони, бо там електрика була. Потім почали потрохи ремонтувати будинки.

Із місцевих ніхто не хотів, щоб тут була Росія. Тільки кілька бабок з іконами вітали окупантів, бо думали, що СРСР повертається.

Чоловіки показують Джоелю Васерману дорогу до зруйнованого пологового будинку, метрів за 300 від центральної площі. Будівля закрита на реконструкцію. Поряд лежать купи сміття.

– Міста на Донбасі виглядають, як і решта України, – говорить Васерман. – Скрізь погані дороги, величезні поля, занедбані колгоспні будівлі. Люди займаються щоденними справами. З вікна автомобіля це не здається небезпечним чи екзотичним. За винятком місць, які постраждали від війни. Коли буваю в таких, намагаюся оцінити значущість землі, на якій стою. Місцеві не виглядають вдячними за своє життя. Та й не повинні. Історія не просила в них дозволу зробити цю землю особливою.

Ірина Шевченко,  опубліковано в журналі "Країна"


 

На цю тему:

 

 

 

 

 

 

"Эти сынки смотрят на нас сверху вниз". Тайный дневник фронтовика

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Алексей Маринат на фронте

Как и многие фронтовики, вернувшиеся в СССР после победы над Гитлером, Алексей Маринат надеялся на то, что жизнь станет более человечной. Однако Сталин и не помышлял о смягчении режима. Студентов в Кишиневском университете готовили к новой войне, теперь уже с бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции.

"Мы живем в мире, где на каждом углу торгуют правами человека, воруют честь и достоинство друг у друга, кричат, что любят закон, а на каждом шагу ищут дорожки увильнуть от закона, издеваются над государством и законом, торгуют законом, где только попадается случай, продают закон за мелкую сумму ради выгоды своего положения. Представители Закона! У вас форма внешняя представляет Закон, и то бывает редко. У вас ничтожное содержание. Вы отбываете долг вашего существования на этой Земле. Жалкие организмы! Противные существа! Проклинаю вас!"

Такую запись сделал в своем дневнике в 1946 году студент Кишиневского университета Алексей Маринат. Ему только исполнилось 22 года, но на его долю уже выпало немало испытаний. С шестнадцати лет он участвовал в партизанском движении, в 1944-м попал на фронт, освобождал от немецких войск Братиславу и Будапешт и был награжден орденом Красной Звезды.

На эту тему: Виктор Некрасов: он первым написал правду о 37-м годе и Великой Отечественной

Как и многие фронтовики, вернувшиеся в СССР после победы над Гитлером, Алексей Маринат надеялся на то, что жизнь станет более человечной. Однако Сталин и не помышлял о смягчении режима. Студентов в Кишиневском университете готовили к новой войне, теперь уже с бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции.

Алексей Маринат (крайний справа) с офицерами на фронте, 1944. Рядом с ним – лейтенант Румовский, о котором А. Маринат написал рассказ "Зона Зет"

Алексей Маринат (крайний справа) с офицерами на фронте, 1944. Рядом с ним – лейтенант Румовский, о котором А. Маринат написал рассказ "Зона Зет"

"По-моему, война будет молниеносной, страшно разрушительной, и выиграет тот, кто первый ее начнет, – размышляет Алексей Маринат в дневнике. – Весь мир, а в этом мире два блока – коммунистов и антикоммунистов – стоят один перед другим, готовые вступать в смертельные схватки. И чего только этим людям не хватает? Земли, воды, железа?"

Утром 27 мая 1947 года 23-летний Алексей Маринат сделал последнюю запись в тетради дневника, озаглавленной "Я и мир". Алексей не знал, что студенты, которых он считал своими друзьями, выкрали его дневники, перефотографировали и отдали пленки в МГБ. Алексей Маринат был арестован и приговорен к 10 годам лагерей. На комсомольском собрании в университете объявили, что у него найдена рация и он работал на английскую разведку.

"Там была целая группа студентов, которые участвовали в этом сговоре. Он встретился с этими людьми уже после освобождения, они просили прощения, говорили, что их заставили", – рассказывает Андрей Алексеевич Маринат. Сейчас вместе с командой проекта "Прожито" он готовит публикацию уцелевших дневников своего отца.

Видно, что бериевский следователь внимательно читал дневник студента. Некоторые фразы, которые он счел крамольными, подчеркнуты красным карандашом. Выделены абзацы, в которых Алексей Маринат вспоминает раскулачивание и Голодомор. Зажиточный дом его семьи был разорен, мать умерла.

Если бы мой отец с самого начала своей самостоятельной жизни жил бы спокойно и получал бы полагаемое за его труд – сейчас я был бы сыном помещика или князя. Сколько раз разрушали ему очаг, ту маленькую кучу добра, которую он своим упорным и настойчивым трудом собирал, зарабатывая каждый год понемногу, в месяц по копейке… Все рухнуло. Все провалилось. Все пропало. Все, что было собрано днями, ночами, месяцами, годами, своим потом, трудом, все, что накопилось из недоедания, рухнуло и исчезло в один час. Хозяином стал тот, который пропивал свои последние штаны, бродяга дороги пыльной стал хозяином чужого добра – но нехозяину не быть хозяином. Богатый дом разрушался, никто за ним не ухаживал и не доглядывал, богатый сад разломали в один сезон, и всё стало пустым и неузнаваемым…

Когда Алексей Маринат писал эти строки, его отец находился в лагере. Романа Марината арестовывали трижды, в 1937-м – советские власти, затем – румынские, а в 1944 году, когда в Тирасполь вошла Красная армия, его выпустили из румынской тюрьмы и вскоре снова арестовали, приговорили к 15 годам лагерей за сотрудничество с румынами и отправили на Дальний Восток.

Страница из дневника с пометками следователя МГБ

Страница из дневника с пометками следователя МГБ

"В 1933 году – голодовки. Какие муки, лишенья, несчастья пережили мы в этом году. Пришлось кушать и траву, и всякую дрянь, которую свиньи не едят..." – вспоминает в своем дневнике студент Алексей Маринат. Многие страницы посвящены послевоенному голоду и унижениям, с которыми столкнулись вчерашние фронтовики в мирной жизни.

Хлеб 600 граммов в день. Если я хочу утром наполнить свой желудок чем-нибудь, чтоб он меня днем не мучил – тут уже не думаешь делать удовольствие своим глазам, носу (обонянию), рту (вкусу) и наконец желудку, а просто нужно набить желудок, чтоб он не беспокоил сознание до обеда, – то нужно вставать в 5 часов утра (когда нормально подается электрическая энергия), сварить какую-нибудь крупу в жидком виде и утром позавтракать. И это еще хорошо, что есть у нас кое-какая крупа, это еще праздник у нас, а вот бывают ведь дни, когда кушаешь один раз в день, и вечером мы думаем – зачем кушать, ведь нужно ложиться спать, – сон побеждает желудок, и только во сне часто снится порядочный стол, за которым сидишь и жадно жрешь какой-нибудь кусок украинского сала иль вкусно приготовленную пищу, и тогда хочется спать, спать и не просыпаться.

Один студент, местный – сын священника жалуется на то, что он очень бедно живет, а именно: отец ему ежемесячно высылает только по 500 рублей и несколько продуктов посылок, предоставляя ему возможность есть лишь только из одних посылок.

Вероятно, что этот студент мало знаком с нашей жизнью, с жизнью тех, кто вправе претендовать на лучшую жизнь, жизнью тех, кто проливал свою кровь за спасение отечества, за землю свою, кто потерял половину своего здоровья на фронте, с жизнью тех, над головами которых жадно протягивала руки смерть, отбирая последние нормальности человека, ослабляя и разум, и чувство, и терпение.

Вот мы сегодня! По сравнению с сынками попов, министров и инспекторов. Эти сынки сегодня смотрят на нас сверху вниз. Он думает, что на нем блестит пальто, а у меня рваная фронтовая шинель – значит, он больше прав имеет на жизнь (хотя это в некоторой степени и находит в массах признание).

Алексей Маринат – кавалер ордена Красной звезды, 1945

Алексей Маринат – кавалер ордена Красной звезды, 1945

Он пишет о трупах умерших на кишиневских улицах, о толпе, которая преследует человека, укравшего на рынке кусочек хлеба, о своем однокурснике, жадно облизывающем бумагу, в которой было завернуто повидло. "Именно из-за этих описаний голода и социального неравенства, когда партийные боссы ходили с довольными рожами, а народ бедствовал, моего отца и арестовали", – уверен Андрей Маринат.

После ареста Алексей Маринат продолжает писать. Сохранились его рассказы о допросах, драке политзаключенных с уголовниками в пересыльной тюрьме. За попытку передать письмо своей сестре на волю Алексей Маринат попал в карцер, после чего его перевели в Тайшет, в колонию 48.

Он жил в одном бараке с будущим кинорежиссёром Михаилом Каликом, осужденным во время антисемитской кампании в 1951 году по обвинению в "еврейском буржуазном национализме" и "террористических намерениях", и с декламатором и композитором – Лейбу Левиным, которого в 1942 году обвинили в работе на румынскую разведку. О Левине Маринат написал рассказ – "Эль Зораб и деликатный вопрос". В рассказе "Беглецы" он рассказывает о знакомстве с переводчиком Яковом Голдманом и с Вячеславом Рихтером, которого, по-видимому, держали в ГУЛАГе, чтобы иметь рычаг давления на его брата, пианиста Святослава Рихтера. В женской зоне Озерлага отбывала наказание знаменитая исполнительница русских народных песен Лидия Русланова, которую арестовали в 1948 году вместе с мужем, генерал-майором Владимиром Крюковым, соратником Георгия Жукова.

Среди заключенных было много иностранцев, в том числе высшие офицеры японской армии и австрийский барон Шнайдер. Рассказ Алексея Марината "Место рождения – Бельгийская ССР" посвящен судьбе Альберта Газенбрукса.

Первая фотография Алексея Марината после освобождения из лагеря, 1954

Первая фотография Алексея Марината после освобождения из лагеря, 1954

"Альберт Газенбрук родился в Брюсселе в 1918 году. Окончил два факультета – философский и журналистику. В 1946 году, сразу после войны, газета послала его в Польшу. Там он проявил профессиональный интерес к бандеровскому движению и неосмотрительно отправился на место событий, желая лично разобраться в происходящем. И тут – надо же! – угодил в облаву, которую войска МВД провели на границе Украины и Польши. "Кто такой? Журналист? Ага, шпион!" Дали десять лет". В формуляре у Газенбрука было написано: "Место рождения – Бельгийская ССР", и каждый день на перекличке ему приходилось рапортовать: "Родился в Бельгийской ССР, статья 58-6, начало заключения – 1946-й, конец заключения – 1956-й!"

"В 1954 году отца нашел в колонии 48, в Озерлаге, фронтовой товарищ Росляков, работавший в системе МВД. Отец передал с ним письмо главному редактору газеты "Правда" Шепилову. "Я пишу вам из подземелья. Если вы еще отвечаете за слово "правда", прочтите, пожалуйста, мое письмо".

Это письмо попало к генеральному прокурору, и уже через две-три недели отец был освобождён из лагеря, очень быстро и без досмотра, поэтому он мог взять с собой много разных тетрадей, даже накладную с печатями Озерлага", – рассказывает Андрей Маринат. В 2019 году он отыскал в архиве своего отца папку с материалами из Озерлага – материалы любительских спектаклей, рисунки заключенных и документы. Этой находке посвящен документальный фильм, подготовленный Молдавской редакцией Радио Свободная Европа.

Алексей Маринат выпустил несколько книг прозы, стал известным журналистом и продолжал вести дневник. Тетради, конфискованные в 1947 году, оставались в КГБ, и Алексей Маринат настаивал, чтобы их вернули. В 60-е годы, когда он работал в редакции газеты "Молодежь Молдавии", его вызвали в КГБ. Чекист, встретившийся с ним, позволил ему забрать две тетради, а третью, под названием "Черная изнанка", с воспоминаниями о Голодоморе, отказался отдавать и предложил сжечь, чтобы она не попала за границу. Алексей Маринат согласился, тетрадь была уничтожена на его глазах, но позднее он восстановил часть записей по памяти. Опубликованы эти записки были уже в независимой Молдове: книга документальной прозы "Я и мир" трижды переиздавалась, последнее издание вышло в издательстве Cartier в 2017 году.

Дневники и лагерная проза Алексея Марината. На русский язык переведены только 10 рассказов

Дневники и лагерная проза Алексея Марината. На русский язык переведены только 10 рассказов

Андрей Маринат говорит, что многие годы в его семье лагерная тема была табу, отец никогда с ним об этом не говорил. Всё открылось лишь во время перестройки, когда стали публиковаться лагерные рассказы Алексея Марината. "Я тогда только закончил университет и был всем этим ошарашен, и друзья мои были удивлены. Отец тогда много печатался в молдавской "Литературной газете" и был в первых рядах движения национального возрождения", – говорит сын писателя.

В 1989-м лагерные рассказы Алексея Марината были переведены на русский язык и вышел документальный фильм Николая Гибу "Политзаключенный Р-886", Алексея Марината снимали в заброшенном здании тюрьмы, где его допрашивали в 1947 году. Его стали называть "бессарабским Солженицыным".

Алексей Маринат с внучкой. Кишинёв, мемориал павшим солдатам, 1987

Алексей Маринат с внучкой. Кишинёв, мемориал павшим солдатам, 1987

На пленуме правления Союза писателей Молдавии 30 октября 1987 года Алексей Маринат задавал рискованные вопросы. Он говорил о русификации молдавских деревень, закрытии национальных школ, насильственном переводе языка с латиницы на кириллицу, Голодоморе.

В моем селе от бывших молдавских школ не осталось даже названия. Отход от молдавского языка всячески поощряется. Таким образом, молдавский язык там перестал существовать как таковой. А если умер язык, значит... Тут можно задать и обратный вопрос: а почему на территории Молдавии, в украинских селах, нет украинских школ? Почему в 30-е годы в моем молдавском селе была еврейская школа, а сейчас на всей территории Молдавии нет ни одной еврейской школы, нет еврейского театра?

Едешь по южным районам Бессарабии, исторически во все времена принадлежавшим Молдавии, – кроме нашего времени! – и вместо бывших молдавских названий, которые складывались веками, читаешь: "Беленькое", "Свободненькое", "Отрадное", "Роскошное"... Это похоже на то, как в 32–33 годах во время страшной голодовки, когда люди мерли как мухи, в селе Бутор Григориопольского района колхоз назывался "Веселые ребята".

И еще один вопрос: о латинском алфавите. В моем селе да и во всей Молдавской Автономной республике до войны существовал латинский алфавит. Он очень хорошо подходил молдавскому языку, даже тому примитивному, на котором мы тогда говорили и писали. Думаю, мы упускаем шанс выйти на более широкую арену и благотворно влиять на соседние с нами страны Балканского региона. А нам уже есть чем показать себя и в науке, и в искусстве.

Публичные выступления на запретные до той поры темы возмутили консерваторов. Андрей Маринат рассказывает:

"16 декабря 1988 года было ещё одно выступление на встрече с первым секретарем ЦК компартии Молдавии в здании ЦК. Тоже по поводу латинской графики. После этого выступления против моего отца возбудили уголовное дело. Прокуратура обратилась в военный трибунал Одесского военного округа, чтобы посчитать недействительным решение от 15.11.1954 года об освобождении Марината из лагеря. В Одессе очень сильно удивились, даже не стали рассматривать дело. Уже во время независимости Молдовы дело закрыли".

Справка об отмене приговора (1994), подписанная Николаем Тимофти, будущим президентом Республики Молдова

Справка об отмене приговора (1994), подписанная Николаем Тимофти, будущим президентом Республики Молдова

На эту тему: Виктор Некрасов. Оборона Бабьего Яра

В 1972 году Алексей Маринат написал в дневнике:

"Кажется, прошел все, что может пройти в жизни человек. Все испытания. Остался без матери с ранних лет, познал тяжелый труд с самых ранних пор, узнал цену кусочку черного хлеба, самого чёрствого, который, может быть, уже не хлебом называется. Горе, безотцовщину и радость во сне, и радость мечты, никогда не осуществимой. Все, что дано было человеку, было дано и мне. Но мне было дано по-особому. И горе познать, и радость предвкушать. Я радость предвкушал по малой порции, но с большим восторгом. Как и мёд, когда приходилось его кушать. Она была дана мне очень редко и малыми долями. А восторгу от нее было много. Я по-особому любил восход солнца, по-особому дождь, и пургу тоже. И бывать мне пришлось с людьми тоже в разных ситуациях, с разных сторон пришлось видеть человека. Я был в подполье во времена фашистского нашествия, я был и на фронте, был в заключении во времена сталинского деспотизма. Вышел потом на свободу после семи с половиной лет, осознал ее. Взялся за перо, за работу, за труд, самый тяжёлый в жизни и вместе с тем самый радостный – потому, наверное, что для него был создан".

Благодарим Центр "Прожито" при Европейском университете в Санкт-Петербурге, предоставивший доступ к расшифровке дневников Алексея Марината

Дмитрий Волчек,  опубликовано в издании Радио Свобода


В тему:

 

 

 

 

Путин и заговор мерзавцев: размышления бывшего офицера КГБ

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

В новой книге "Заговор негодяев" Владимир Попов рассказывает о том, как советские писатели и спортсмены сотрудничали с КГБ, о слежке за Владимиром Высоцким, неудачной операции по вербовке Марии Розановой, сложных отношениях Евгения Евтушенко и КГБ.

Одна из главных тем – история прихода к власти Владимира Путина и других выходцев из советских спецслужб. Автор книги рассказал, как "заговор негодяев" из КГБ привел к власти нынешнего президента России.

В декабре  началась публикация глав из книги бывшего подполковника госбезопасности Владимира Попова "Заговор негодяев". Попов служил в КГБ СССР с 1972-го по 1991 год, работал в Пятом управлении, в отделах, которые курировали выезжающих за границу, творческие союзы и международное спортивное сотрудничество. В 1995 году он эмигрировал в Канаду. В 2009 году вышла книга "КГБ играет в шахматы", написанная Владимиром Поповым, историком Юрием Фельштинским и знаменитыми шахматистами, эмигрировавшими из СССР, – Борисом Гулько и Виктором Корчным.

В новой книге "Заговор негодяев" Владимир Попов рассказывает о том, как советские писатели и спортсмены сотрудничали с КГБ, о слежке за Владимиром Высоцким, неудачной операции по вербовке Марии Розановой, сложных отношениях Евгения Евтушенко и КГБ. Одна из главных тем книги – история прихода к власти Владимира Путина и других выходцев из советских спецслужб.

На эту тему: Как чекисты получили контроль над Россией: план Андропова-Путина

Владимир Попов рассказал Радио Свобода о том, как "заговор негодяев" из КГБ привел к власти нынешнего президента России.

– В книге "КГБ играет в шахматы" я нашел упоминание о нашей радиостанции. Вы рассказываете о том, как КГБ перехватил телефонный звонок сотрудника Радио Свобода Юрия Дулерайна из Нью-Йорка своему коллеге Юрию Змию, работавшему в Мюнхене. В этом разговоре Дулерайн упомянул о встрече на Олимпийских играх в Лейк-Плэсиде с двумя советскими журналистами, которые критично отзывались о советской действительности, и вам поручили их найти…

– Да, все эти разговоры перехватывались, и мне приходилось этим заниматься. Ведь то, что советский журналист посетил комнату в пресс-центре Олимпийских игр, в которой находился корреспондент радиостанции "Свобода", было свидетельством политической неблагонадежности. А эти два советских журналиста там находились, и у нас был не только радиоперехват, но и агентурное подтверждение. Один из журналистов, который был моим агентом, приехал и написал об этом отчет, а потом пришел радиоперехват.

– А как прослушивали международные телефонные разговоры?

– Плавали так называемые гидрографические суда, а на самом деле занимались перехватом. Эта система называлась "Арктика", и все перехваченные разговоры собирались в бюллетень и публиковались. Всё перехватывается! Когда я говорю об этом, я думаю и о своей собственной безопасности. Ведь то, что я рассказываю о деятельности КГБ, неприятно и для нынешних спецслужб. Литвиненко об этом забыл, крайне неосмотрительно себя вел, что и стало причиной его гибели.

Владимир Попов

Владимир Попов

– В интервью норвежским журналистам три года назад вы говорили, что хотите "занять место Литвиненко и рассказать, как КГБ действовал в Советском Союзе, и как ФСБ, преемница КГБ, действует сегодня". У вас сохранилось это желание?

– Да, после гибели Литвиненко я сам обратился к его соавтору, Юрию Фельштинскому, глубоко мною уважаемому человеку, и предложил ему материалы, которые у меня были. И часть этих материалов вошла в книгу "Корпорация: Россия и КГБ во времена президента Путина". Но в то время мои мама и сестра были живы, жили в Москве, и я не хотел, чтобы упоминалось мое имя. Потом мы вместе с Фельштинским и гроссмейстером Виктором Корчным подготовили книгу "КГБ играет в шахматы", и там стоит мое имя. Во время проведения шахматных турниров я обрабатывал все шифровки, которые шли из резидентуры, и знал всю закулисную борьбу. И название книги я придумал, потому что вместо того, чтобы заниматься серьезными делами, мы действительно играли в шахматы. Например, было установлено наружное наблюдение за шахматистом Борисом Гулько, которого не выпускали в Израиль.

Наружка бывает двух типов. В той, которая ходила за сотрудниками иностранных посольств, работали кадровые разведчики, и там люди были достаточно квалифицированные. Наружка, которую обеспечивало наше Пятое управление, в основном занималась слежкой за обычными людьми и работала зачастую непрофессионально. Человек, за которым они начинали следить, быстро это замечал и начинал, как говорили в наружке, "ходить головой назад". И вот так следили за бедным Гулько и собственной глупостью сделали из него диссидента. Я прямо в своем подразделении говорил, что Гулько нужно при жизни поставить памятник из золота.

Ведь день работы бригады наружки – это 5000 рублей по тем временам, стоимость "жигулей". Только один день! А за ним она ходила постоянно. А чтобы обеспечить слуховой контроль за ним, ему выделили квартиру, о чем он, конечно, не подозревал. Но, так как дом был совершенно новый, он не был телефонизирован, нужно было еще кабели проводить. Поэтому в соседнем доме оборудовали конспиративную квартиру, перекинули с крыши здания, в котором жил Гулько, на другое здание так называемую воздушку, и там круглосуточно работали женщины, сотрудницы 12-го отдела, который осуществлял слуховой контроль, и они фиксировали всё, что в его квартире происходило. В общем, колоссальные средства тратились ни на что. Поэтому я и назвал книгу "КГБ играет в шахматы".

Борис Гулько

Борис Гулько

– Ваша новая книга называется "Заговор негодяев". Кто эти негодяи?

– Это уже третий вариант рукописи, но заголовок с самого начала был такой. В 1967 году Юрий Андропов был назначен председателем Комитета государственной безопасности и сразу же привлек к негласному сотрудничеству генерал-майора Евгения Петровича Питовранова, человека по-своему выдающегося, и стал с ним советоваться.

Генерал Евгений Петрович Питовранов (1915–1999)

Начал работу в НКВД в 1938 году. В 1943 году получил звание комиссара госбезопасности. Возглавлял министерство государственной безопасности Узбекской ССР. В 1946 назначен начальником Второго главного управления МГБ СССР (управление контрразведки). С декабря 1950 года — заместитель министра государственной безопасности СССР.

29 октября 1951 года был арестован по обвинению в участии в так называемом«сионистском заговоре». Был подвергнут допросам и истязаниям в МГБ, но признательных показаний не дал. В тюрьме Питовранов создал план реорганизации разведывательно-контрразведывательной работы, адресованный лично Сталину. Он предложил широко использовать в борьбе с «еврейскими националистами» метод провокаций и создать по всей стране мнимые антисоветские сионистские организации. Ещё до смерти Сталина обвинения с Питовранова были сняты, и он возглавил Управление по разведке за границей ГРУ МГБ СССР. В 1962–1966 годах был начальником Высшей школы КГБ СССР. В феврале 1966 года вышел в действующий резерв КГБ и был избран заместителем председателя Президиума Торгово-промышленной палаты СССР и возглавлял ее до 1988 года.

Андропов встречался с Питоврановым исключительно на конспиративных квартирах и прислушивался к его советам. У Питовранова было два ближайших ученика – Филипп Бобков и Борис Иванов. Питовранов вырастил Иванова до первого заместителя начальника Первого главного управления. Думаю, что именно благодаря Питовранову Бобков стал начальником Пятого управления КГБ.

По наущению Питовранова была создана "Фирма", как он сам ее называл. В системе Первого Главного управления (внешней разведки) существовало управление С, нелегальная разведка, в нем был отдел В, после измены его сотрудника Лялина переименованный в 8-й отдел. В 8-м отделе была создана структура, которая занималась деятельностью, неподконтрольной руководству Первого Главного управления и комитета в целом. Вся документация шла непосредственно Андропову; никто, кроме Андропова, этого не видел. В основном Питовранов собирал компрометирующие материалы на Брежнева, членов его семьи и ближайшее окружение для того, чтобы показать Андропову, что в стране хозяина нет.

Во времена Хрущева, опасаясь повторения репрессий в отношении партийно-советского аппарата, ЦК принял постановление, по которому органам государственной безопасности запрещалось концентрировать материалы о представителях партийно-советской номенклатуры. Но чекисты устали от партийного влияния. Так называемая "Фирма" Питовранова концентрировала материалы не просто на партийно-советскую номенклатуру, а на генерального секретаря и его ближайшее окружение, включая сына.

Юрий Брежнев, занимавший должность первого заместителя министра внешней торговли, получал дорогостоящие подарки от представителей различных фирм, подписывая договоры, которые в какой-то степени наносили экономический ущерб стране, и при этом обогащался. Но рядом с Андроповым было два соглядатая от Брежнева – Цинёв и Цвигун. Однажды документы от группы Питовранова, адресованные Андропову, случайно попали в руки Цинёву. Он приказал немедленно их уничтожить. Но эти материалы, несмотря на указание Цинёва, уничтожены не были.

– То есть уже в ту пору родилась и тайно продвигалась идея постепенно оттеснить от власти партийных чиновников и заменить их на людей из КГБ? И этот "заговор негодяев" в конце концов увенчался успехом с приходом Путина к власти?

– Совершенно верно. Питовранов, Иванов, Бобков именно так и действовали. По указанию Бобкова в ЦК были внедрены сотрудники, которые занимались выводом валютных средств партии за границу, рассеивали эти деньги таким образом, чтобы они не были аффилированы с Коммунистической партией, но продолжали действовать в ее интересах. Средства аккумулировались этой группой. Борис Семенович Иванов, бывший разведчик, оперировал миллиардами долларов. Куда шли эти средства? Об этом я рассказываю в своей книге. В частности, в Российско-американский университет, который возглавлял Алексей Подберезкин.

Там же трудился Дмитрий Рогозин, нынешний глава Роскосмоса. Они были выходцами из Комитета международных молодежных организаций, оба – агенты КГБ. Поначалу совсем не Путин ими рассматривался в качестве президента, он выскочил как черт из табакерки. Для московских чекистов Путин был чужаком, который их оттеснил. Но я пишу в своей книге, что путинизм не исчезнет, он останется. У меня есть эпиграф из Эдгара Морена: "Сталин не умер, он растворился в будущем". По сути дела, вся путинская политика – это продолжение сталинской политики: укрепление армии и флота, попытка доминирования в мире. Более того, Путин ставит себя наравне со Сталиным. Совсем недавно, когда ему задали вопрос о возможности возврата Японии части Курильских островов, он заявил: "Папаша всё забрал, и дело с концом". Это о Сталине. То есть он ровня с ним!

На эту тему: Кто и как «пасет» олигархов в бывших республиках СССР

– И вы считаете генерала Питовранова предтечей, своего рода идеологом захвата чекистами власти?

– Вы совершенно верно определили. Идеолог и предтеча, именно так.

– Если сравнивать тот КГБ, в котором вы работали, и ФСБ, что общего и что теперь по-другому?

– Во времена Советского Союза для сотрудников этой организации главным была карьера. Для разведчиков – возможность выезда за границу. Этим и жили. А теперь они получили в полное управление страну, беззастенчиво ее грабят, крышуют бизнесы. Это кардинальное различие. Прежний Комитет был подконтрольным ЦК КПСС. В какой мере – это другой вопрос, но тем не менее. А над этими контроля нет никакого.

– Еще одно отличие от брежневских времен – это масштаб спецопераций за границей, в том числе убийств. Судя по всему, покушения были не только на Скрипалей и Литвиненко, много еще случаев, о которых мы не подозреваем.

– В последние годы довольно широко заявило о себе Главное разведывательное управление, чего раньше не было. Предполагаю, что прежде всего это стремление Шойгу позиционировать себя возможным преемником. Он весьма популярен в российском обществе. ГРУ заявляет о себе во многих странах именно такими акциями – жестокими, абсолютно неправомерными. А структура находится под руководством Шойгу.

– А вот в том, что касается участия спецслужб в спортивных мероприятиях, ничего не изменилось. Вы рассказываете в своей книге об офицере КГБ Борисе Пакине, который был аккредитован в качестве допингового инспектора на Олимпийских играх в Москве и заменял положительные тесты чистыми образцами мочи, собранными у спортсменов до начала Игр. Сейчас ФСБ делает то же самое, только теперь всё это стало известным благодаря Родченкову и другим информаторам.

– Да, совершенно верно, был внедрен сотрудник в антидопинговую комиссию при этих соревнованиях, все по той же схеме осуществлялось.

– Интересно, что многие герои вашей книги оказались связаны с группой Владимира Гусинского "Мост". Вы пишете, что Гусинский был агентом КГБ под псевдонимом Денис, и потом он взял на работу сотрудников КГБ. Филипп Бобков был у него руководителем Аналитического управления. Но потом телеканал НТВ вошел в конфликт с Путиным, и Путин бизнес Гусинского прикончил.

– Именно потому, что, как я уже говорил, Путин был чужаком. Широко распространено мнение, что Бобков пошел к Гусинскому на какую-то должность. Нет, эту структуру Бобков под себя и создал – это был мини-КГБ. По такой же аналогии Коржаков потом создал Управление охраны президента, тоже как мини-КГБ.

– Группа "Мост" была мини-КГБ?

– Да. Именно поэтому Бобков привлек многих сотрудников Пятого управления. Они занимались серьезной аналитикой, собирали компрометирующий материал на политических деятелей того периода. По инициативе Бобкова Гусинский и вступил в конфронтацию с Путиным, в итоге потерял свой бизнес и вынужден был бежать из страны.

Владимир Путин и Филипп Бобков, 2012 год

Владимир Путин и Филипп Бобков, 2012 год

– То есть две группировки из КГБ конфликтовали за сферы влияния?

– Совершенно верно. Опять повторю, что Путин возник как неожиданная фигура, вовсе не он планировался на эту должность, он волею случая там оказался. Они делали ставку на Лужкова.

– Еще одна тема вашей книги – интеллигенция и ее отношения со спецслужбами. Вы рассказываете о том, как заметные фигуры, такие как Евтушенко, вынужденно или добровольно шли на сотрудничество…

– Или вынужденно под каким-то нажимом, или исходя из того, что без проявления лояльности к органам государственной безопасности нет возможности занять положение в обществе. Если нелоялен, тебя не будут печатать, не будет возможности карьерного роста.

– Вы упоминаете в числе сотрудников КГБ Юлиана Семенова. Люди из его окружения считают, что он не умер от болезни, а был отравлен, поскольку слишком много знал.

– Я не исключаю этого. Он был действительно близок к Андропову, и Андропов ему симпатизировал.

– В какой момент вы невзлюбили комитет?

– Вызревание внутреннего протеста шло годами, не в одночасье. Дело в том, что я не стремился в эту организацию. Было такое в Комитете выражение: с улицы и от сохи. С улицы – это те, кто пришел не из Высшей школы КГБ, а из гражданских вузов, а от сохи – у кого не было влиятельных родственников. Вот я был от сохи и с улицы. Я учился на вечернем факультете Всесоюзного заочного юридического института, сейчас это Юридическая академия. Рядом, на Красной Пресне располагался Институт государства и права, и у меня была мечта получить высшее образование и работать в этом институте.

Хотя теперь я не понимаю, какое государство и право могли быть в Советском Союзе. По завершении третьего курса я получил письмо: "Для решения вопроса о получении места работы по выбранной вами профессии просим позвонить по такому-то телефону". Позвонил, меня пригласили в приемную на Кузнецкий мост. Человек по фамилии Александров, по кличке Рашпиль, говорит: "Мы знаем: вы отслужили в группе советских войск в Германии, три года являетесь старостой группы, хорошо учитесь. Мы вам предлагаем работу в нашей организации". Я сказал: "Я три года отслужил в советской армии солдатиком, мне этого хватило. Я вовсе не планирую 25 лет посвятить военной службе".

Недаром его прозвали Рашпиль, он мне на это так мягенько-мягенько говорит: "Вы должны четко понимать, что, давая отказ нашей организации, вы проявляете политическую нелояльность. У нас в связи с этим возникает резонный вопрос, есть ли смысл дать вам возможность получить образование, а тем более работать в области правоохранительных органов?" Я намек понял. Думаю: ладно, пойду, посмотрю. Вот это была моя ошибка. Первоначально я работал в секретариате 10-го отдела КГБ, в его структуру входил и следственный изолятор в Лефортово. Я и еще несколько сотрудников разносили секретную почту по всем подразделениям Центрального аппарата Комитета, сдавали почту на фельдсвязь на Малой Лубянке.

Потом зачислили меня во Второе отделение 10-го отдела, которое занималось спецпроверкой выездов советских граждан за границу. Там было два подразделения: одно занималось частными выездами, а второе – теми, кто командировался государственными и общественными организациями за границу. Я, получив звание младшего лейтенанта, отработал еще год. Потом мне предложили перейти в Пятое управление. А я, разнося документы по разным подразделениям, приходил в Пятое управление, видел там полочки: ТАСС, АПН, другие материалы, и понимал, какой массив интереснейшей информации поступает.

Это была моя мечта! Так я оказался в Пятом управлении. Там же работал Евгений Федорович Иванов, возглавивший потом в "Мост-банке" аналитическую группу. Наше подразделение, Первый отдел, занималось творческой интеллигенцией. Телевидение, научные институты, все литераторы, Союз писателей СССР, Институт мировой литературы, "Литературная газета", Литературный институт и так далее. Для меня открылась совсем другая сторона советской действительности.

Все это у меня вызывало неприятие. После двух лет работы я написал рапорт: "Прошу уволить меня, так как не вижу себя в этой структуре". Увольнение любого сотрудника – это скандальная история. Меня просто отговорили. А год спустя задвинули в условно называемый спортивный отдел. Он был создан в 1977 году с учетом подготовки московской Олимпиады. В нем я и служил. И за 19 лет в стенах этой организации я не встретил ни одного чекиста с "холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками". И отсюда негативизм.

На этк тему: «Дело Щербаня»: откуда богатство у нынешних «королей» Донбасса

– Вот уже 20 лет страна находится под властью чекистов с президентом-чекистом. Вы говорили недавно, что ожидаете распада страны и уверены, что никакого толка от этой власти не будет?

– Не будет. У меня, как и у многих, в период перестройки были надежды, но в 1993 году я понял, что ничего не изменится. Я тогда своим друзьям и близким говорил, что у власти будет Комитет, и на меня смотрели как на сумасшедшего. В 1993 году я сказал, что я в этой стране жить не хочу. У власти будут мои коллеги, и я не хочу, чтобы моя семья жила при таком режиме. И я уехал.

– А как у вас возникла уверенность, что КГБ придет к власти?

– Отчасти интуитивно, но ведь интуиция – сестра опыта. У меня был свой бизнес, на площади Маяковского был офис, ко мне заходили бывшие коллеги и со скрежетом говорили о том, что происходит. Ненавидели Ельцина, все его преобразования. А я был на стороне Ельцина, поскольку, если бы не Ельцин в 1991 году, страна снова бы стала тем же кондовым Советским Союзом. Я видел этот негативизм, видел, как инфильтрируются мои бывшие коллеги в различные структуры, и было совершенно очевидно, что власть окажется у них. Сомнений у меня не было никаких.

Дмитрий Волчек,  опубликовано в издании Радио Свобода


На эту тему:

 

 

 

 

 

 

Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com