Ни свободы, ни хлеба

|
Версия для печатиВерсия для печати
 Фото: Belta.by

Сориентированная Лукашенко на кооперацию с Россией белорусская экономика зашла в тупик.

Нынешние выборы в Беларуси, которые впервые за время ее независимости сопровождались действительно масштабными протестами, которые проходили на фоне значительного ухудшения экономической ситуации в стране. Оно выявилось еще в начале года: уже в январе ВВП просел на 1,8%, обрабатывающая промышленность потеряла 5%, отмечает издание "Тиждень". Причем самый глубокий спад наблюдался в нефтепереработке и химии, которые страдали от очередных конфликтов с Россией об объемах и уровне преференций на энергоносители в условиях спада мировых цен на них и ухудшения финансовых показателей в самой РФ. Крупные и средние предприятия Беларуси уже за I квартал подверглись суммарным убыткам в эквиваленте $2,6 млрд. В марте произошло существенное обесценение национальной валюты.

Поскольку в стране, в отличие от большинства других государств, не вводились ограничения из-за коронавируса, то весной резкого ухудшения экономической ситуации не произошло. А показатели в мае-июне были даже несколько лучше, чем в начале года. Однако из-за сокращения спроса на основном для Беларуси российском рынке и мирового спада цен на нефть и газ восстановление оказалось невозможным. Всего за I полугодие валютные резервы уменьшились на 6,4%, ВВП страны сократился на 1,7%, промышленное производство - на 3,1%, а экспорт товаров - на 19,4%. По состоянию на 1 июля государственный долг вырос на 17,5% по сравнению с началом года. Причем его львиную долю составляет внешний - $18 млрд, - который вырос более чем на $1 млрд.

Снижение цен на энергоносители на мировом рынке ухудшило, а то и нивелировало выгоды от льготных российских цен на энергоносители. В втором квартале 2020 года цена газа для Беларуси впервые за последние десятилетия оказалась даже выше средней стоимости импорта голубого топлива украинскими компаниями ($127 и $118 за 1 тыс. м3 соответственно). Но и в I квартале его цена для белорусской экономики уже не обеспечивала существенных преимуществ по сравнению с соседними странами, которые покупали топливо на рыночных условиях. Например, Украине его импорт обходился в среднем лишь в $157 за 1 тыс. м3 (при белорусских $127), а в некоторых европейских странах газ продавался еще дешевле. Это лишило энергетически неэффективную экономику Беларуси основного конкурентного преимущества, на которое годами делал ставку Лукашенко, идя на уступки России и даже отдав ей полный контроль над ГТС в конце 2011-го.

 

Ситуация в банковско-финансовой сфере страны довольно сложная. Чтобы оживить экономику и поддержать национальный бизнес, Нацбанк в июле снизил ставку рефинансирования до 7,75% годовых, однако она остается даже выше, чем в Украине (6%). При этом уровень долларизации белорусской экономики со времен гиперинфляции остается чрезвычайно высоким. К примеру, депозиты населения в иностранной валюте составляют 72,7% от общего объема. А на кризисные тенденции в этом году вкладчики отреагировали значительно более нервно, чем в Украине. Только за второй квартал 2020 года валютные депозиты уменьшились на 14% даже в пересчете на белорусский рубль, несмотря на то, что последний, в свою очередь, значительно обесценился.

Вынужденная неполная занятость в стране, даже по официальным данным, в последнее время возросла вчетверо. Ухудшение экономической ситуации стало одной из ключевых причин недовольства ситуацией в стране работников даже государственных предприятий, которые впервые за много лет осмелились на демонстративное выступление. Недаром мировые СМИ облетели новости о том, что в Беларуси состоялись забастовки на ряде предприятий, даже несмотря на запугивание со стороны администрации. Звучали заявления и о общенациональной забастовке.

В стране все отчетливее проявляется кризис российскоориентированной модели развития. Ведь с середины 1990-х белорусская экономика развивалась за счет инициированного Лукашенко паразитирования на российской. А она, в свою очередь, питалась с активной распродажи национальных богатств, прежде всего энергетических. Однако пребывание в составе Таможенного союза и сохранение многих преференций в торговле с РФ не дало ожидаемых преимуществ даже по сравнению с Украиной, которая направлялась другим путем.

На эту тему: Вступление в ТС хоронит промышленность Беларуси

Если проанализировать, как изменились экономические показатели Беларуси и Украины с 2011 года (с тех пор первая стала членом Таможенного союза и активизировала интеграцию в рамках Евразийского Союза, а Украина отказалась это делать), то оказывается, что ожидаемых преимуществ Минск так и не получил. В конце 2011-го страна также окончательно сдала Газпрому собственную ГТС. Зато Украина отстояла свою ГТС, отказалась от импорта российского газа и одновременно снизила его потребление - в отличие от все еще чрезмерно зависимой от этих энергоресурсов Беларуси.

 

На эту тему: «Хапун»

Поэтому, несмотря на попытки паразитировать на российском рынке и преференциальных условиях получения энергоносителей, стагнация в белорусской экономике - и особенно в промышленности - продолжается почти десятилетие (по сравнению с 2011 годом ВВП на одного жителя страны вырос всего на 4,9%). В то же время Украина нарастила производство (прирост ВВП на одного жителя без оккупированных территорий составляет 7,1%), и это несмотря на почти полное сворачивание торговли с Россией и переход на рыночные цены энергоносителей. Причем в 2018-2019 годах рост экономики Беларуси все ощутимее отставал от украинского.

Ошибочность выбранной два десятилетия назад роли российского сателлита начало осознавать даже руководство страны, однако кардинально изменить курс невозможно. В ноябре 2019 года Лукашенко заявил, что «отрицательный торговый баланс у нас с Россией в $9 млрд. И где мне взять эти деньги? Покрываем на других рынках ... Нам каждый год подсовывают новые условия. Как следствие, мы постоянно что-то в экономике теряем, теряем и теряем. Извините, на кой черт кому нужен такой союз?!»

Однако проблема не только в этом. Модель кооперации с Россией полностью исчерпала себя. С 2011 года, когда был создан Таможенный союз с РФ, экспорт Беларуси не только не вырос, а даже уменьшился. В Россию поставки белорусских товаров выросли меньше, чем в Украину, хотя наши страны и не принадлежат к одному таможенному или экономическому образованию.

Динамика роста доходов населения Беларуси за последнее десятилетие тоже значительно отстает от украинской. Если в Украине с начала 2011 года и до начала 2020-го средние зарплаты (в пересчете на евро) выросли на 90%, то в Беларуси - на 40% (см. «Средняя зарплата в Беларуси и Украине»). Ее внешняя задолженность последнее время росла быстрее, чем в Украине, а на одного жителя ныне она уже выше.

Лукашенко задекларировал цель: перевести страну на формулу экспорта по принципу «треть-треть-треть» - это когда по ровной части поставок придется на Россию (с другими членами Евразийского Союза), Европейский Союз и остальные страны мира. Давно декларирует он и защиту внутреннего рынка от импорта (в том числе и российского). Однако в реалиях союза с РФ эти процессы происходят совсем иначе. Ведь взлелеянный за последние десятилетия уровень экономической зависимости от России настолько существенный, что воплотить эти идеи Лукашенко весьма сложно.

 

Более того, доля РФ в экспорте белорусских товаров даже возросла (с 35% в 2011 году до более 40% в 2019-м). А особенностью продаж в ЕС, и вообще за пределы Евразийского союза, является то, что преобладают товары, которые при нормальных условиях (не преференциальных со стороны РФ) страна не сможет производить по конкурентоспособным ценам. Так, наибольшие доходы от экспорта Беларусь получает благодаря нефти и нефтепродуктам: именно они обеспечили львиную долю сбыта в Евросоюз.

Планы по диверсификации источников поставок нефти на белорусские НПЗ оказались пока лишь инструментом в игре с Россией за получение выгодных условий. Первый танкер с американскими углеводородами для нефтеперерабатывающих заводов страны прибыл в порт Клайпеды 5 июня, однако львиная доля сырца и далее поступает из РФ.

В середине 1990-х зависимость Беларуси и Украины от российского рынка были примерно сопоставимы. Однако если последняя в процессе болезненной диверсификации экономики пока фактически полностью избавилась от зависимости от российского рынка сбыта и переориентировала поставки энергоресурсов, то Беларусь все крепче привязывала себя к экономике РФ в обмен на продление сомнительных иллюзий экономической стабильности и сохранения своей доли в российской нефтегазовой ренте. Теперь Минск оказался в ловушке.

На эту тему: На встречу с Чаушеску? Стоит ли сравнивать Беларусь с Польшей и Румынией 80-х

Но самое главное, что стагнация и отсутствие перспектив в нынешней ситуации в самой российской экономике, а также рост стремлений руководства РФ ограничить преференции для белорусской экономики (по крайней мере, до полного отказа ее от суверенитета) обрекают ее на полный упадок. И выход из этой ловушки для Беларуси - только через болезненный, даже шоковый, но безальтернативный выход из российскоориентированной модели развития.

Александр Крамар,  опубликовано в издании Тиждень


На эту тему:

 

 

 

 

Поет Василь Герасим'юк віддав Шевченківську премію у кредитну спілку, яка збанкрутувала

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

“Друг Микола Дзурак був актором масовки у фільмі "Анничка" (стрічка 1968 року кінорежисера Бориса Івченка). Миколайчук грав поліцая. Повернувся на базу, де ночували актори, не знявши костюма. Зайшов у пивну в образі поліцая і з порога кинув: "Комуністи є?" Всі мовчали.

Аж раптом опецькуватий кельнер по-підлабузницькому всміхнувся: "Ще є!"”

– Зустрічаємось у сквері Олеся Гончара, – каже телефоном поет 63-річний Василь Герасим'юк. – Трохи шумно, але будемо починати, – усміхається, зустрівшися. Голуби пролітають над його головою, і хвиля вітру розвіває волосся.

- Коли ми домовлялися про розмову, ви згадали слова Екклезіаста "Час і випадок понад усе". Що важливіше – час чи випадок?

- Це поєднані речі. Час нам дається для проживання й розвитку. Випадок – якоїсь корекції наших дій згори. Бо ми недосконалі. Але маємо свободу вибору – хоч це і свобода грішити.

 

Василь ГЕРАСИМ’ЮК, 63 роки, поет. Народився 18 серпня 1956-го в Караганді в Казахстані, куди його родину виселили за участь в Українській повстанській армії. Згодом сім’я повернулася в село Прокурава Косівського району на Івано-Франківщині. Батько працював водієм вантажівки і лісорубом, мати була кравчинею і вишивальницею. Закінчив філологічний факультет Київського університету імені Тараса Шевченка. 14 років працював редактором у видавництвах ”Молодь” і ”Дніпро”. З 1992-го по 2010 рік – ведучий програм літературно-мистецької редакції Українського радіо. З 1995-го – відповідальний редактор журналу ”Світо-вид”. Був головою журі Міжнародного конкурсу молодих літераторів ”Гранослов”. 2003 року отримав Шевченківську премію за поетичну збірку ”Поет у повітрі”. Автор 15 збірок поезії. Готує книжку ”Нерв Моґура”. Веде літературно-мистецькі програми на телеканалі ”Культура”. Із наддніпрянських пісень подобається ”Ой чиє то жито, чиї то покоси”, а з лемківських – ”Вінко червонеє”. Одна з останніх книжок, що вразила, – роман ”Годорі” Отара Чиладзе. Дружина Галина – математик. Донька 28-річна Олена – поетка, парамедик батальйону ”Госпітальєри”

Василь ГЕРАСИМ’ЮК, 63 роки, поет. Народився 18 серпня 1956-го в Караганді в Казахстані, куди його родину виселили за участь в Українській повстанській армії. Згодом сім’я повернулася в село Прокурава Косівського району на Івано-Франківщині. Батько працював водієм вантажівки і лісорубом, мати була кравчинею і вишивальницею. Закінчив філологічний факультет Київського університету імені Тараса Шевченка. 14 років працював редактором у видавництвах ”Молодь” і ”Дніпро”. З 1992-го по 2010 рік – ведучий програм літературно-мистецької редакції Українського радіо. З 1995-го – відповідальний редактор журналу ”Світо-вид”. Був головою журі Міжнародного конкурсу молодих літераторів ”Гранослов”. 2003 року отримав Шевченківську премію за поетичну збірку ”Поет у повітрі”. Автор 15 збірок поезії. Готує книжку ”Нерв Моґура”. Веде літературно-мистецькі програми на телеканалі ”Культура”. Із наддніпрянських пісень подобається ”Ой чиє то жито, чиї то покоси”, а з лемківських – ”Вінко червонеє”. Одна з останніх книжок, що вразила, – роман ”Годорі” Отара Чиладзе. Дружина Галина – математик. Донька 28-річна Олена – поетка, парамедик батальйону ”Госпітальєри”

- "Наші долі криві, як дорога на Пістинь", писав поет Іван Андрусяк. Це прикарпатське село неподалік вашої Прокурави. Дороги туди так само криві?

- Дорога на Прокураву не крива. Там каньйон і гори по обидва боки. Але долі від того не рівніші. Після Прокурави іде Космач – село із 32 присілків. Бандерівська столиця й одна зі столиць Гуцульщини. Село, де загинув ватаг опришків Олекса Довбуш. Мав тут любаску Дзвінку. Її чоловік його вбив.

Кажуть, Довбуш давав гроші на церкву Святої Параскеви. Стояла навпроти хати Дзвінчуків. У ній відспівували вояків Української повстанської армії. Церква була під недремним оком спецслужб. 1983 року її спалили. І от – час і випадок. Я тоді був у Космачі. З друзями встигли зазнимкуватися біля пам'ятного знака, де загинув Довбуш, але не біля церкви, що дотлівала.

Вірш про це совєцькі цензори не пропустили. Не можна було аж так відкрито про народного месника, з "негероїчними" деталями. Надрукували аж у перестройку.

На цю тему: Сміх під цензурою: партійний контроль за змістом журналу «Перець»

- Ваше місце сили в Карпатах? Де пишеться найкраще?

- Це гора Ґрегіт у Карпатах. А де і як пишеться, нікому не кажу. Від Києва в мене залишився тільки Дніпро. Космач – це вертикаль, а Дніпро – горизонталь. Моя система координат.

- Коли переїхали до Києва?

- 1973 року якраз після другої посадки дисидентів. Тоді казали, що це перевернутий 1937-й. Все було ефемерне. Бутафорське, неживе. Ідеологія була брехнею. Тому я опирався на справжнє: на хату, яку батьки побудували, як повернулися з Караганди. На осколки міфів, кахлю, різьбу, в які я вірив.

Початок ХХІ століття я назвав торжеством генетики. Дивився на знімки легінів-повстанців 1940 років і питав: де ті люди? Їх не було. Залишилися ті, які зуміли вижити будь-якою ціною. Я їх добре знав, як пізніше їхніх дітей і внуків. Генетично в нас було закладено багато, але і втрачено чимало.

- До чого може нас привести "торжество генетики" сьогодні?

- Важко сказати. Махатма Ганді попереджав, що еліта, вихована поневолювачами, далека від моральних норм.

У середині 1990-х для інтелігенції було створено кредитну спілку "Турбота", яку очолила дружина академіка Миколи Жулинського Галина. Під його авторитет багато митців і вчених понесли туди гроші. Я вклав свою Шевченківську премію. Спілка проіснувала 10 років. Потім сказали, що світова фінансова криза "з'їла" всі вклади (2013 року Галину Жулинську, дружину колишнього віцепрем'єра, ексголови Шевченківського комітету Миколи Жулинського, засудили на п'ять років за привласнення грошей кредитної спілки "Турбота". З відтермінуванням на три роки. За офіційними даними, спілка мала вкладів на 25 млн грн, за неофіційними – $50 млн. – Країна). Великі суми, відомі прізвища – ніхто нічого не повернув.

Мій земляк із Карпат запитав, чи Жулинські вже віддали мені кошти. Коли довідався, що ні, сказав: "У нас поруч із такими в церкві не стали б". А київська інтелігенція цього не помічає: моральний авторитет академіка – непохитний.

- Що найбільше вплинуло на ваші твори?

- У мене були три етапи: перший – керамічний. Це гуцульська кахля. Зокрема, авторства Олекси Бахметюка (український майстер декоративного розпису на кахлях. – Країна). Сюжет: їде бричка, а на ній голова більша від коней. Шандарі, пави, леви, перестриби в часі. Подібних істот я помітив і в килимах гуцульської майстрині Параски Танасійчук. Відштовхнувся від кахлі. Це був мій модернізм у поезії.

Другий період – суха різьба. Тут шукав свій хребет, каркас. Роздуми, які не потребують фантазій, а тільки чіткі формули. То був мій "кубізм".

Третій етап триває зараз. Це скрипка і цимбали. Пишу книжку "Нерв Моґура". Це прізвисько відомого на всі гори скрипаля Василя Грималюка з Верховинського району на Івано-Франківщині. Гуцули склали коломийку: "Як заграє в скрипку Моґур, чудуються люди, що не скоро другий Моґур у цих горах буде".

Але за Моґуром-музикантом є історія Моґура-людини. У моєму селі жила жінка, яка мала доньку на виданні та хлопця Михайла, який мав потяг до музики. Мати розуміла, що син помре, якщо не буде скрипалем. Покликала Моґура: "Можеш навчити його грати"? "А що заплатиш?" – запитав. "Іди в комору й бери, що хочеш". Моґур побачив на одній жердці віно (придане. – Країна) сестри Михайла. "Давай", – сказав. "Бери", – відповіла жінка. Невідомо, чи взяв він. Та люди пам'ятають тільки драматичну відповідь матері.

- Що сталося з учнем?

- Михайло Петрів став хорошим музикантом. Кажуть, грав на весіллі Дмитра Павличка.

- Бути письменником – це тягар чи нагорода?

- Це випадок. Після нападу Батия на Київ минуло понад пів століття, як вигнанець із Флоренції Данте написав "Божественну комедію" народною італійською мовою. Поява першого твору нової української літератури – "Енеїди" – збіглася в часі з Великою французькою революцією. А англійці вже два століття мали свого Шекспіра.

- Існує стереотип, що митець краще творить під допінгом. Алкоголь вам допомагає писати?

- Я випивав. Та жодного вірша під алкоголем не написав. Це не джерело натхнення.

- Ви казали, що не любите свого покоління. Чому?

- Для мене близькі всі, з ким єднала молодість. Але разом із юністю дехто попрощався зі своїми моральними ідеалами.

- Що не дало вам стати совєцьким поетом?

- Не знаю. Можливо, родовий код. Дід по матері Василь Якібчук був командиром Української повстанської армії. За це багато років відбув у таборах. У сибірській тюрмі сидів разом із кардиналом Української греко-католицької церкви Йосипом Сліпим. А дід по батькові був стрільцем УПА.

- Ви пробували себе в ролі кіносценариста. Спілкувалися з Іваном Миколайчуком. Вірите в українське кіно?

- Після Миколайчука – ні. Зараз є талановиті хлопці й дівчата. Але їм бракує сучасного Миколайчука – як доданої вартості.

Друг Микола Дзурак був актором масовки у фільмі "Анничка" (стрічка 1968 року кінорежисера Бориса Івченка. – Країна). Миколайчук грав поліцая. Повернувся на базу, де ночували актори, не знявши костюма. Зайшов у пивну в образі поліцая і з порога кинув: "Комуністи є?" Всі мовчали. Аж раптом опецькуватий кельнер по-підлабузницькому всміхнувся: "Ще є!" Кажуть, за цю витівку Миколайчука проробляло партійне начальство. Втім, історія повторилась і в Яремчі, в ресторані "Гуцульщина". Туди приїхали туристи-емігранти. Побачивши "поліцая", отетеріли. Думали, може, "веселі часи" повернулися. Потім Миколайчук питав їх: "Ну що, відповідає антураж ролі?" "Ще й як", – казали.

 

- Як відпочиваєте?

- Люблю блукати в карпатському лісі. На далеких стежках часто стрічають односельці. Питають, чого й куди я йду. Завжди відповідаю: "По гриби". Коли таке чують взимку чи ранньої весни, ввічливо додають: "Вже немає грибів, Василю". Іноді кажу: "Та невже?" Найбільше люблю ліс у серпні. Цей місяць найпронизливіший. Веселе літо вже пройшло, а тут – щемке прощання.

- Які сни вам сняться?

- Віщих не бачив. Поезії, бувало, снилися дивовижні. Але, просинаючись, не пам'ятав ні слова.

- Рано прокидаєтеся?

- Встаю о п'ятій ранку, як Павло Тичина. Тоді є енергія. Готую каву дружині. А вона мені за кілька годин – сніданок. Моя улюблена страва – вареники з вурдою (солодким сиром. – Країна).

- Із дружиною давно разом?

- Галина – моє студентське кохання, до якого повернувся через кілька десятиліть. Вже 20 років разом. Познайомилися в Києві, на вулиці Прорізній. Галя родом із Бродів на Львівщині. Там воював у Першу світову мій дід Іван Герасим'юк – січовий стрілець. Дружина – мій співрозмовник і критик, мій перший слухач.

Донька теж пише вірші. Вона – людина без жодної імітації, справжня поетеса. Без шкіри.

На цю тему: Писатель Юрий Мушкетик: «История нашу власть ничему не учит. Ни-че-му!»

Написав збірку про УПА.

- Моє знайомство з Василем Герасим'юком відбулося двічі, – каже поет Іван Андрусяк, 51 рік. – Уперше – коли я був у восьмому класі. Купив у Косові його першу книжку "Смереки". Пішов пішки додому у свій Вербовець, а це кілометрів 8. Дорогою сів під берегом, почав читати. Не встав, доки не перегорнув останньої сторінки: ось вона, виявляється, яка – справж­ня поезія.

Вдруге познайомився на початку 1990-х, коли працював у Косівській районній комісії з питань поновлення прав реабілітованих. Сиджу в кабінеті, і тут тихий стук у двері. Відчиняються – в мене мало щелепа не випадає: заходить Василь Герасим'юк. Він уже тоді написав збірку "Діти трепети" – книжку, що відкрила правду про УПА. Для мене був небожителем. Запитав про реабілітацію своїх батьків.

Василя Герасим'юка вважаю одним із найпотужніших українських поетів. Його книжки в мене на найзручнішій полиці – тільки рукою сягни.

Павло Щириця, фото: Тарас Подолян; , опубліковано в журналі КРАЇНА


На цю тему:

 

 

 

Без сна нет жизни: почему отсутствие сна убивает

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Corey Brickley for Quanta Magazine

В мире животных слишком продолжительная депривация сна может привести к смерти — но ученые так до сих пор и не выяснили почему. Согласно недавно опубликованным исследованиям, ответ на этот вопрос таится в неожиданном органе.  

В лабиринтах пробирок в ярко освещенной теплой комнате в Гарвардской медицинской школе не смыкают глаз сотни плодовых мушек. Вот уже несколько дней ни одной из них не удавалось заснуть: постоянные вибрации, сотрясающие помещение не дают им покоя, вынуждают жаться к колпачкам пробирок в поиске передышки. Не так далеко от них в своих собственных пробирках живут другие лишенные сна мухи — спокойные насекомые, обреченные на существование в условиях вечного дня. Генетический изъян в определенных нейронах мозга заставляет их бодрствовать на протяжении всей своей недолгой жизни.

На эту тему: Что заставляет нас спать

Мухи, существующие в постоянной тряске, и их подвергшиеся генной инженерии товарки умирают очень быстро — продолжительность жизни у мухи с измененными генами вполовину короче, чем у высыпающихся особей из контрольной группы. Спустя несколько дней вынужденной бессонницы количество мух в популяции уменьшается, а затем падает до нуля. Пробирки пустеют. Остается лишь яркий свет. 

Все мы знаем, что сон необходим, чтобы оставаться в хорошей форме. Однако продолжительная депривация сна может повлечь за собой более серьезные и неотвратимые последствия: лишенные сна животные умирают. Тем не менее ученым, как ни удивительно, трудно объяснить, почему именно бессонница приводит к летальному исходу.

Считается, что сон — это прежде всего неврологическое явление; тем не менее, когда животные, вынужденные слишком долго бодрствовать, умирают, в их организме обнаруживается озадачивающе разнообразный набор различных проблем, напрямую не относящихся к нервной системе. Продолжительный недостаток сна как у людей, так и у лабораторных животных провоцирует проблемы со здоровьем, которые могут проявиться далеко не сразу: заболевания сердечно-сосудистой системы, высокое кровяное давление, ожирение и диабет. Но причиной смерти животных, полностью лишенных сна в течение нескольких дней или даже недель, становятся не эти болезни, а что-то другое.

Так чем же так важен сон, что отказ от него может привести к летальному исходу? Может ли ответ на этот вопрос стать ключом к пониманию того, зачем нам вообще нужно спать? Под бледным светом инкубаторов с лишенными сна мушками разгадать эту тайну пытается Драгана Рогулья из Гарвардской медицинской школы. 

Очередным зимним утром Рогулья наклоняется к планшету в своей лаборатории — короткие темные волосы обрамляют ее похожее на эльфийское лицо — и бегло сверяется со статистикой, чтобы разъяснить некоторые из своих выводов. Рогулья — нейро- и эволюционный биолог по образованию, однако она не верит, что важнейшие последствия депривации сна возникают в головном мозге. «Проблемы могут зарождаться где угодно», — утверждает она, поясняя, что в большинстве случаев трудности выглядят совсем не так, как мы ожидаем.

Доцент нейробиологии в Медицинской школе Гарвардского университета Драгана Рогулья предполагает, что основополагающие последствия депривации сна берут свое начало за пределами мозга. «Проблемы могут зарождаться где угодно». Фото: Анна Оливелла

В пользу ее предположений говорит ряд научных работ. В своей публикации в журнале Cell Рогулья и ее коллеги показывают, что после смерти, наступившей вследствие депривации сна, посмертные мутации у мух наблюдаются не в мозгу, а в кишечнике. На микроснимках голубоватые лабиринты микроскопических внутренностей мухи внезапно окрашиваются в цвет фуксии, отражая настораживающие скопления молекул, разрушающих ДНК и вызывающих повреждения клеток. Эти молекулы появляются в организме мухи вскоре после начала депривации сна, задолго до первых тревожных звоночков; если снова дать мухе поспать, розоватая дымка вскоре исчезнет со снимков. Что удивительно, если давать мухам антиоксиданты, призванные нейтрализовать действие этих молекул, можно перестать беспокоиться о том, удастся им поспать или нет. Мухи из этой группы проживут столько же, сколько и их высыпающиеся сородичи. 

Согласно результатам эксперимента, одна из основополагающих функций сна — за которой, возможно, скрывается вереница других эффектов — регулировать окислительные процессы, в ходе которых электроны сталкиваются с молекулами, вмешиваясь во все происходящие в организме процессы, включая дыхание и метаболизм. Как утверждают ученые, сон — это не только предмет научного интереса нейробиологов, но и процесс, связанный с пронизывающей весь животный мир биохимией.

На эту тему: Границы сознания

Смертоноснее голода 

Первые исследования полной депривации сна проводились с почти маниакальной жестокостью. В 1894 году в Риме русский биохимик Мария Михайловна Манасеина выступила перед Международным медицинским конгрессом с докладом об экспериментах, проведенных на десяти щенках. Манасеина и ее лаборанты не давали собакам спать, заставляя их сутки напролет пребывать в постоянном движении. В течение пяти дней все щенки умерли. Похоже, депривация сна убивала собак намного быстрее, чем голод. «Полное отсутствие сна более смертоносно для животных, нежели полное отсутствие еды», — отмечала Манасеина. 

Как показало вскрытие, у щенков были повреждены многие ткани — в особенности в мозге, где они были испещрены гематомами, повреждениями кровеносных сосудов и прочими дефектами. Поэтому, как утверждала Манасеина, сон — это не просто бесполезная привычка, а базовая необходимость для здоровья мозга.

Ученые продолжали проводить эксперименты по депривации сна. В 1898 году итальянский исследователь Ламберто Дадди опубликовал подробные рисунки мозга собак, которых на протяжении долгого времени лишали сна. Ученый отметил очевидные дегенеративные изменения в мозге, похожие на те, что происходили с мозгом собак, подвергавшихся другим стрессорам. Приблизительно в то же время схожие эксперименты проводил физиолог Цезарь Агостини: он держал собак в клетках, под завязку набитых колокольчиками, которые начинали оглушительно звенеть каждый раз, когда животное пыталось прилечь или заснуть. Похожие исследования проводили и ученые в Японии: в их опытах пол клетки был утыкан острыми гвоздями. 

Помимо последовательной жестокости, у всех подобных исследований было общее слабое место: они не контролировались должным образом. Собаки умирали, их внутренние ткани накапливали аномалии — но как доказать, что это действительно происходило из-за нехватки сна? А может все из-за того, что бесконечное движение и стимуляция губительны сами по себе? Казалось, ученым никогда не удастся разделить последствия вынужденного бодрствования и постоянного движения. 

Вращающаяся клетка

Исследователям понадобилось несколько десятилетий, чтобы вновь взяться за этот вопрос. В 1980-е годы Алан Рехтшаффен, специалист по проблемам сна из Университета Чикаго, известный благодаря своим прорывным исследованиям нарколепсии, начал продумывать эксперименты, которые смогли бы помочь отделить последствия сверхстимуляции от последствий бессонницы. Рехтшаффен разработал клетку для крыс в форме карусели, подвешенной над водой. Перегородка проходила точно по центру платформы, благодаря чему на вращающейся карусели могли в одинаковых условиях одновременно находиться две крысы. Исследователи поместили в это приспособление двух лабораторных крыс, одну из которых планировалось постоянно держать в состоянии бодрствования. Когда эта крыса пыталась заснуть, ученые начинали крутить карусель, будя обеих подопытных, которые иной раз падали прямо в воду.

Новаторство конструкции карусели заключалось в том, что, хотя обе крысы одинаково часто оказывались в воде, «контрольная» крыса все-таки могла ненадолго прикорнуть, в то время как другая испытуемая была вынуждена постоянно находиться в движении. Крысе из контрольной группы удавалось проводить во сне около 70% от своей нормы — таким образом, она испытывала лишь незначительную депривацию сна. Ее не столь везучему сородичу доставалось меньше 9% от нормы — практически постоянное бодрствование.

На эту тему: Значат ли что-нибудь сны?

Обе группы крыс беспокоили с одинаковой частотой. Обе испытывали стресс от попадания в воду и необходимости карабкаться обратно. Однако только у крыс, полностью лишенных сна, начинало резко ухудшаться физическое состояние. Их мех становился растрепанным и неухоженным, его цвет менялся с белого до грязно-желтого. На коже появлялись проплешины. Они стремительно худели. В среднем спустя 15 дней с начала эксперимента они умирали. Рехтшаффен продемонстрировал, что именно депривация сна становилась летальным фактором. 

Для аспирантов, помогавших проводить эти эксперименты, дни тянулись бесконечно долго. «Лаборатория находилась в жилом доме, так что мы ночевали неподалеку от комнаты, где проходило исследование», — рассказывала Руфь Бенка, профессор психиатрии из Калифорнийского университета, на протяжении нескольких лет работавшая у Рехтшаффена. «Спальни исследователей находились рядом с комнатами, где содержались лишенные сна животные, чтобы ученые могли круглосуточно следить за ходом исследования». 

Однако сложность работы не ограничивалась логистикой. «Мы занимались очень жестокими экспериментами, жестокими с психологической точки зрения, с точки зрения того, что приходилось испытывать животным, — объясняет один из аспирантов Рехтшаффена, Пол Шоу, сейчас — преподаватель нейробиологии из Вашингтонского университета. — В последнюю неделю эксперимента мы находились в очень подавленном состоянии». Когда крысам оставалась буквально пара дней до смерти, согласно протоколу проведения эксперимента, ученым надлежало позволить им поспать и проанализировать их электроэнцефалограмму. Как вспоминает Шоу, когда на мониторе резко появлялись признаки жизни, означавшие, что животное впало в долгожданное забытье, он испытывал огромное облегчение.

«Я до сих пор живо помню эти моменты, — говорит он о расшифровках электроэнцефалограмм. — Я мог бы повесить эти снимки в рамку куда-нибудь на стену, и каждый раз, глядя на них, испытывал бы прилив радости». В то же время это был действительно захватывающий эксперимент. «Необходимо было верить в результат, чтобы как-то примириться с происходящим. По-другому ничего бы не вышло», — объясняет Шоу. Он присоединился к исследованию после того, как начинавшие эксперимент аспиранты получили научные степени и покинули лабораторию, но наслушался от них достаточно восторженных историй. «Никто не хотел защищать диссертацию», — вспоминает Шоу, поскольку, сумей студенты остаться в университете подольше, «как они думали, они бы смогли открыть основную функцию сна». 

Неясные причины смерти 

Успешные эксперименты Рехтшаффена должны были раз и навсегда помочь ученым понять, как депривация сна может приводить к смерти подопытного, что, в свою очередь, могло привести к еще большим открытиям относительно того, почему же сон настолько важен для жизнедеятельности. Однако когда ученые проводили вскрытие участвовавших в эксперименте животных, результаты лишь сильнее путали карты. Между крысами контрольной и экспериментальной групп не было устойчивых различий. Кроме того, у исследователей не получалось четко определить причину смерти. У крыс, подвергавшихся депривации сна, наблюдалась потеря веса и увеличение надпочечников — однако на этом аномалии заканчивались. «Нам не удалось установить анатомическую причину смерти», — говорилось в заключениях о смерти

При анализе поведения животных удалось обнаружить кое-что поинтереснее. «Животные, подвергавшиеся [хронической] депривации сна в контролируемых лабораторных условиях, начинали есть в два-три раза больше, чем до эксперимента — при этом они устойчиво теряли вес, — вспоминает Кэрол Эверсон, профессор медицины и нейробиологии из Медицинского колледжа Университета Висконсина, также входившая в число студентов Рехтшаффена. — Мы проводили всевозможные исследования их метаболизма, чтобы попытаться обнаружить возможные нарушения». 

Тем не менее исследователи сна были убеждены, что ответы на вопрос об основополагающих функциях сна будут найдены в мозге. Джон Аллан Хобсон — перспективный исследователь сна из Медицинской школы Гарварда — даже опубликовал в журнале Nature статью под заголовком «Сон мозга, волей мозга и для мозга» (аллюзия на известную фразу президента США А.Линкольна «Власть народа, волей народа и для народа» — прим. Newочём). По воспоминаниям Шоу, «Это выражало дух всего сообщества исследователей сна того времени».

Значительная часть исследования проблем сна по-прежнему посвящена изучению мозга и таких явлений, как нарушение когнитивных способностей. Нехватка сна действительно влияет на человеческий метаболизм — ученым удалось установить взаимосвязи между качеством сна и диабетом, а также метаболическим синдромом — однако исследователи проблем здравоохранения часто оказываются единственными людьми, которых интересуют подобные закономерности. Те, кто стремится постигнуть основополагающую роль сна в нашей жизни, в поиске ответов очень редко обращаются к метаболизму или прочим химическим процессам. 

Реактивные формы кислорода

Приоритет работы Рогульи — изучение нейронов, участвующих в процессах регуляции сна. Однако тот факт, что депривация сна влияет на кровообращение, пищеварение, иммунную систему и обмен веществ, заставил ее задуматься о том, являются ли эти мутации прямыми последствиями неврологических сбоев или же происходят независимо от них. «Похоже, в происходящем следует винить не только мозг», — признает она. 

Рогулья знакома с экспериментами Рехтшаффена и знает, что у него были свои последователи. Как только ученым удалось установить, что полное отсутствие сна может привести к летальному исходу, частота использования контролируемой депривации как метода экспериментальной работы существенно снизилась. Но в последующие несколько десятилетий основными подопытными в области изучения сна стали плодовые мушки: их генетические особенности хорошо изучены, ими легко управлять, содержание в лаборатории обходится недорого. Многие открытия в сфере исследования сна были сделаны именно благодаря мухам, после чего находки проверялись и подтверждались на млекопитающих. Учитывая возросшую популярность мух как подопытных, исследования полной депривации сна снова заинтересовали Рогулью.

Когда в 2016 году в лабораторию Рогульи пришла аспирантка Александра Ваккаро, женщины разработали план исследований. Прежде всего, они получили из партнерской лаборатории генетически модифицированных плодовых мушек со встроенными в определенные нейроны каналами, чувствительными к перемене температуры. При показателях выше +28 °C каналы открывались и оставались в открытом положении, за счет чего нейроны были постоянно активны, поддерживая мух в состоянии бодрствования. С закрытыми каналами продолжительность жизни испытуемых составляла стандартные для них 110 дней. При открытых каналах уже спустя 10 дней мухи начинали умирать от полной депривации сна, а к концу 20-дневного периода вымирала вся экспериментальная популяция. 

 

Нет сна — нет жизни: почему отсутствие сна убивает 2

Infographics для Quanta Magazine

На эту тему: Мы живем в компьютерной симуляции? Не знаю. Не исключено

В ходе экспериментов Ваккаро удалось выявить ряд интересных закономерностей. Если на 10-ый день исследования она закрывала каналы и позволяла мухам заснуть, они восстанавливались и проживали столько же, сколько мухи из контрольной группы. Однако если спустя 5 или 10 дней после этого она снова лишала их сна, они умирали. Какие бы повреждения ни накапливались в течение первоначальной депривации сна, очевидно, что восстановиться полностью им не удавалось. Мухам потребовалось 15 полных дней сна, чтобы повторная депривация не привела к летальному исходу. 

При вскрытии на различных стадиях депривации сна Ваккаро не обнаружила на внутренних тканях никаких серьезных повреждений — за одним очень ярким исключением. В кишечниках обнаружилась зашкаливающая концентрация реактивных форм кислорода (РФК) — молекул с атомом кислорода, имеющих на внешней орбите свободный электрон. Определенное количество РФК выделяется за счет естественных процессов дыхания, метаболизма и иммунной защиты: иногда для выполнения специфических функций, иногда — как побочные вещества. 

Если РФК не уничтожаются антиоксидантными ферментами, они становятся чрезвычайно опасными, поскольку несбалансированный кислород отрывает электроны от ДНК, белков и жиров. И правда, после того как спустя неделю депривации сна в организме у мух появились РФК, у подопытных возросли маркеры окислительного повреждения — верный знак того, что клетки находятся в критическом состоянии.

Уровень РФК достигал максимума на 10-ый день депривации. Когда мухам снова давали возможность спать, им требовалось около 15 дней на относительную стабилизацию показателей РФК — столько же времени им требовалось, чтобы организм стал готов к повторной депривации. 

 

Нет сна — нет жизни: почему отсутствие сна убивает 3

Александра Ваккаро, аспирант из лаборатории Рогульи, установила, что мухи могут восстановиться после депривации сна и сохранить стандартную для их вида продолжительность жизни, однако на протяжении некоторого времени чрезвычайно остро реагируют на повторную депривацию. Фото из личного архива

Рогулья и Ваккаро не ожидали получить такой отчетливый результат всего через несколько месяцев после начала работы. Он был настолько очевиден, что сразу вызывал скепсис. Когда Рогулья показала предварительные результаты на собрании ученых, занимающихся вопросами биохимии в Исследовательском центре Пью, бурная реакция аудитории обескуражила ее. «Не может все быть так просто», — отметила она, предпочитая не торопиться с выводами. 

Ваккаро, Рогулья и аспирант Йозеф Каплан Дор на протяжении трех лет исследовали обнаруженную ими связь между окислительными процессами и бессонницей. Они начали действовать более традиционными методами — каждые две секунды трясли трубки с мухами — и проверяли, существует ли взаимосвязь между показателями РФК и уровнем депривации сна. Такая корреляция действительно существовала. Исследователи также обратились к мухам с мутациями, за счет которых увеличивалось время их сна или бодрствования: в кишечнике лишенных сна мух также были обнаружены РФК. А в кишечнике генетически устойчивых к недостатку сна мух РФК обнаружить не удалось. 

Наиболее странный и захватывающий этап эксперимента наступил тогда, когда исследователи решили, что, если мух убивали именно вызванные РФК окислительные процессы, то, возможно, мухам следует начать давать антиоксиданты. Поначалу это предложение звучало как какой-то хипстерский эксперимент с питанием, однако Ваккаро нашла антиоксиданты, способные воздействовать на организм мух, и начала давать их экспериментальной группе. К удивлению ученых, продолжительность жизни мух, подвергшихся полной депривации сна, вернулась к нормальным показателям. То же произошло, когда они повысили уровни антиоксидантных ферментов в кишечнике мух (но не когда они произвели аналогичную процедуру с нервной системой мух). 

«Не могу представить ничего более захватывающего, что могло бы произойти со мной в науке, — признается Рогулья, вспоминая о том лете. — Вся моя семья, вся лаборатория — после того, как мы начали давать мухам антиоксиданты, мы все стали собираться вместе по утрам, чтобы поизумляться: „Они живы! И они не просто живы, они отлично выглядят“». 

Ваккаро и технический ассистент лаборатории Кейши Намбара совместно с коллегами из лаборатории Майкла Гринберга в Гарварде провели параллельную версию эксперимента, но уже с лабораторными мышами. Они поддерживали мышей в бодрствующем состоянии в течение пяти дней в клетке с вращающейся планкой, несильно подталкивавшей животных, чтобы заставить их двигаться. По истечении этого срока в кишечнике мышей было зафиксировано характерное для РФК свечение. 

Проблема с кишечником

По мнению Шоу, новая статья команды Рогульи крайне интересна. «Невероятно интересно наблюдать, как они используют весь потенциал генетики. Мы оставили эту затею с [механической] депривацией сна у мух, поскольку речь шла о длительных, мучительных экспериментах, которые сложно контролировать на предмет уровня стресса. Поскольку в исследовании команды Рогульи задействованы и генетические, и механические способы вызвать депривацию, им удалось избежать ряда проблем. Фантастика, просто фантастика… Я был очень впечатлен, — признается Шоу. — Отличный уровень контроля над исследованием». 

Однако команде по-прежнему предстоит выяснить, что же на самом деле означают результаты их исследования. Они предполагают, что сон играет важнейшую роль в процессе регулирования окислительных процессов в организме, в особенности в кишечнике, и, скорее всего, имеет ряд долгосрочных последствий для всех органов. Как пишут в своей последней статье Рогулья и Ваккаро: «Возможность предотвратить смерть каким-то одним универсальным способом означала бы, что у постепенного отказа почти всех основных органов есть некая общая причина». В случае с мухами из эксперимента такой причиной были антиоксиданты. 

 

Нет сна — нет жизни: почему отсутствие сна убивает 4

Infographics для Quanta Magazine

На эту тему: Старение вспять и будущее человечества. Прогноз от влиятельнейшего генетика нашего времени

Результаты исследования согласуются с большим количеством предшествующих экспериментов, доказывающих связь между окислительными процессами и нехваткой сна — в частности, с экспериментами Эверсон, заинтересовавшейся метаболизмом в период работы в лаборатории Рехтшаффена. Эверсон удалось достаточно рано установить, что, хотя в роли регулятора процессов сна и выступает мозг, они не ограничиваются нервной системой. На примере с подвергавшимися депривации крысами она наблюдала признаки иммунологических нарушений и появление бактерий в тканях, которые должны оставаться стерильными. Затем, в 2016 году, она и ее коллеги сообщили, что им удалось обнаружить окисление в тканях в печени, легких и тонкого кишечника крыс из экспериментальной группы. По словам Эверсон, маркеры воспалительных процессов часто обнаруживаются в тканях животных, переживших депривацию сна, однако ученым практически никогда не удавалось установить их источник. Если где-то в организме выходят из-под контроля окислительные процессы, вызываемые ими клеточные повреждения могут стать причиной резкого роста РФК. 

Эверсон также обнаружила, что кишки подвергавшихся депривации сна крыс истончались, в результате чего бактерии попадали в кровоток. Однако Рогулья и ее коллеги, работавшие с плодовыми мушками, не встречались с подобными случаями. В ходе их экспериментов уровни РФК повышались только в кишечнике. И, хотя лишенные сна мухи иногда начинали потреблять больше пищи, чем обычно, это никак не влияло на уровень РФК в их кишечнике. 

Ученым пока не удалось установить, как все эти детали, связанные с окислительными процессами в организмах крыс и мух, могут сложиться в единую картину. Как отмечает исследователь проблем сна из Имперского колледжа Лондона Джорджио Джилестро, хотя в результате экспериментов удалось понять, что мух убивают именно РФК, это не обязательно означает, что они же приводят к летальному исходу у крыс. Небольшой эксперимент, в котором принимали участие страдающие депривацией сна люди, показал, что их кишечная флора значительно изменилась после вынужденной бессонницы — интригующее, но, возможно, немного преждевременное открытие, укрепляющее теорию о возможной связи между сном и кишечником. 

Возможно, самая важная проблема заключается в том, что никто не знает, откуда в организме появляются РФК и что вызывает резкий рост их концентрации в кишечнике. Какие процессы — метаболические или какие-то другие — вызывают их появление? Можно ли назвать депривацию сна основной причиной переизбытка РФК? Или нехватка сна вмешивается в естественные процессы, в обычных условиях нейтрализующие РФК? И почему вообще РФК могут быть связаны со сном? Рогулья планирует провести серию экспериментов, чтобы исследовать хотя бы некоторые аспекты этих вопросов.

На эту тему: Почему до ужаса пугают отверстия?

За всеми этими экспериментами кроется потрясающий, удивительный потенциал влияния, которое может оказывать на наше тело сон. Тот факт, что процессы обучения, обмен веществ, память и огромное множество прочих функций и систем тем или иным образом зависят от сна, повышает интерес к такому естественному событию, как появление РФК. Однако даже если РФК действительно является причиной смертоносности вынужденной бессонницы, мы не обладаем достаточным количеством доказательств того, что, например, когнитивные эффекты сна проистекают из того же источника. И даже если антиоксиданты могут воспрепятствовать преждевременной смерти мух, вполне возможно, что они никак не влияют на другие функции сна — или, даже если они все-таки оказывают какое-то влияние, у него могут быть другие причины. 

Никогда не спящие мухи и их светящиеся кишечники напоминают нам, что сон — это явление, влияющее на весь организм, а не просто функция, исполняемая сознанием и мозгом. Смерть плодовых мушек может подсказать нам ответы на вопросы о том, почему депривация сна приводит к летальному исходу и как сон объединяет различные системы нашего организма. Шоу, например, было бы интересно увидеть, что будет происходить дальше в лаборатории Рогульи. «Это чрезвычайно важная проблема, — отмечает он, — и им удалось найти способ ее изучить». 

По материалам Quanta Magazine

Автор: Вероник Гринвуд

Переводила: Софья Фальковская

Опубликовано в издании  Newочём.io


На эту тему:

 

 

 

 

 

 

 

Опасность с севера

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Сергей Елкин / DW

Украинские политики - о последствиях протестов для Беларуси и Украины.

 В издании  Тиждень спросили украинских политиков о последствиях протестов в соседней стране для Беларуси и Украины.

Роман Бессмертный, посол Украины в Беларуси с февраля 2010-го по июнь 2011-го:

Есть несколько вариантов того, как завершатся протесты. И, соответственно, несколько вариантов действий украинского правительства. Первый вариант, который я рассматриваю как наиболее вероятный - победа оппозиции. Чтобы быть готовыми работать с властью новой Беларуси, Украине уже сейчас надо  приложить усилия.

Такие действия будут гарантировать, что в случае победы новой Беларуси там удастся сдержать российскую агрессию. Я рассматриваю вариант, что как только откроется возможность победы протестов, там появятся не только российская бронетехника и солдаты (которые уже есть), но и другие войска. Второй вариант - если туда заходит Россия и Беларусь становится частью РФ.

Такой вариант возможен. Многие считают его наиболее вероятным, но его вероятность зависит и от действий Украины. Если мы будем вялыми и беспомощными, как сейчас, то такой вариант станет вероятным. Украина, Литва и Польша должны совершить ряд серьезных шагов для обезопашивания от еще одной точки соседства с Россией. Если такое произойдет, то Украине следует готовиться к близкой войне. Она и так стучит в наши двери, но вероятность возрастет. Ведь жертва, которая падает к ногам победителя, лишь стимулирует захватчика.

На эту тему: Война неизбежна. Но Украина не имеет ни тактики, ни стратегии

Третий вариант: Лукашенко каким-то чудом сохраняет статус. Это значит, что у нас начнется колоссальный экономический кризис. Ведь Украина более чем на половину зависит от Беларуси в поставках светлых горюче-смазочных материалов. Очевидно, что затянувшийся политический кризис, противостояние на улицах и забастовки наносят экономике удар, поэтому возникнут перебои с поставками.

Сейчас я рекомендовал бы нашему правительству думать не о подаче воды в Крым, а о предотвращении такой беды. О диверсификации рынка ГСМ. Четвертый вариант: если проснутся соседи Беларуси и Европа и предложат переходное правительство. Такой вариант также возможен. Его разновидности могут возникнуть и в первых трех, о которых я говорил. Украина тоже могла бы предложить свои услуги в такой ситуации.

Для субъективизации Украине нужно действовать и принимать участие в решении внутреннего кризиса в Беларуси (пока он не перерос в интервенцию, но это вот-вот произойдет). Необходимо немедленно скоординировать действия с Польшей и Литвой. Инициировать рассмотрение вопроса о ситуации в Беларуси на Совбезе ООН. Инициировать созыв и рассмотрение на ОБСЕ. Через поляков и литовцев прокачать вопрос на всех уровнях в ЕС. Надо возвращать из отпуска и Совет ЕС, и Совет глав правительств и так далее. Рассмотреть вопрос в Совете Европы. Необходимо восстановить и категорически увеличить санкции против руководства Беларуси. Они приостановлены, частично ограничены и тому подобное.

Этими шагами и декларациями надо помочь Беларуси. Ситуация там заходит в тупик. Это означает, что возникнут проблемы во многих направлениях. Надо начать диалог с политическими силами относительно переговоров о переходе власти от Лукашенко к новому правительству, предложив идею переходного правительства. Такие шаги остановят агрессивность Путина. И это будет решаться в ближайшие несколько дней. Если этого не делать, то зайдут не только российские солдаты, но и танки. 

Александр Мережко, народный депутат, председатель Комитета по вопросам внешней политики и межпарламентского сотрудничества, «Слуга народа»:

Последствия событий в Беларуси для Украины зависят от сценария, по которому они будут развиваться. Их несколько: и оптимистические, и пессимистические. Если, скажем, реализуется оптимистический сценарий, связанный с эволюционным и мирным переходом к либеральной демократии путем диалога, тогда, конечно, последствия для Украины будут позитивными.

Украина заинтересована в том, чтобы ее соседи были либеральными демократиями, где уважают права человека и с которыми можно развивать тесные и взаимовыгодные экономические отношения. Если же события будут развиваться по пессимистическому сценарию, то есть если в Беларуси, например, начнется хаос, которым воспользуется Россия для вторжения и фактической аннексии, тогда, конечно, и для Украины последствия будут плохими.

Думаю, не стоит выдавать желаемое за действительное, целесообразнее рассматривать события в Беларуси прагматично и с точки зрения наших национальных интересов. А они заключаются в том, чтобы Беларусь не потеряла свою независимость, а нам удалось сохранить наилучшие отношения с народом Беларуси независимо от того, кто там находится у власти. 

Ярослав Юрчишин, народный депутат, «Голос»:

Эти протесты приведут к значительно более высокому уровню демократизации Беларуси. Однако я не берусь судить, в краткосрочной или долгосрочной перспективе. Общество должно иметь запрос на подотчетность власти, чего нет в Беларуси. Даже если, скорее всего, Лукашенко останется, то он не сможет быть таким же, как прежде.

К тому же если посмотреть на динамику развития белорусского общества, то в долгосрочной перспективе заметны процессы демократизации и большее влияние западных стран. В конце концов, на этих выборах Лукашенко впервые рассказывал о боевиках не с Запада или Украины, а из России.

Это приведет к тому, что Беларусь, как и Украина, все больше возвращаться в круг европейских народов и западных ценностей. Для Украины это однозначный позитив. Ведь еще один наш сосед и потенциальный союзник будет представлять близкую для Украины ценностную геополитическую среду. Этот путь будет сложным. Возможно, он продлится годы. Хотя 2020-й многим удивляет, поэтому возможно, что это произойдет и быстрее. 

Яна Зинкевич, народный депутат, «Европейская солидарность». Активная участница Революции достоинства, военный медик:

Я думаю, это хорошо, что сейчас оппозиционные кандидаты отошли и конкретного лидера протеста нет. Зная об их определенной лояльности к России. Конечно, это совсем не в пользу Украины. Если говорить о происходящих событиях и том, что делает АМАП (белорусское подразделение милиции особого назначения. - ред.), то Беларусь может повторить украинскую историю. Силовикам очень важно не идти на разгон людей.

Сейчас в том числе кандидат Тихановская призывает людей не митинговать. Однако я не поддерживаю такую идею. Потому что столько времени не иметь возможности демократического выбора и права на протест, пережить столько арестов кандидатов в президенты на разных выборах - и наконец начать что-то с этим делать.

Поэтому радуюсь за наших братьев-белорусов. Они поддерживали нас в первые годы войны и поддерживают до сих пор. Конечно, не все. Но я хочу пожелать им силы и прочности. И ни в коем случае не сдаваться. Да, может быть трудно, могут быть раненые и погибшие, но в условиях диктатуры редко бывает иначе.

По официальной позиции Украины, то отмечу, что она должна быть «да» или «нет». Сейчас президент фактически воздержался от ответа, поддерживает ли он Лукашенко или нет. Поддерживает ли он протестующих? Фактически получается, что у нас «просто надо перестать стрелять», и белорусам надо «просто перестать митинговать». Так не бывает и так не делается. Поэтому позиция Зеленского в этом вопросе меня вообще не устраивает. 

Инна Совсун, народный депутат, «Голос»:

Для Беларуси нынешние протесты являются свидетельством того, что общество устало жить в состоянии политической стагнации. Это желание перемен. Люди просто так не выходят на улицы и не противостоят вооруженным стражам порядка.

Люди в отчаянии. И это очень похоже на то, что мы чувствовали во время Майдана 2013-2014-го. Я не возьмусь прогнозировать, завершатся ли протесты сменой руководства страны. Могу только выразить пожелание: мы хотели бы, чтобы наши соседи имели справедливое, честное и избранное на прозрачных выборах руководство. Это было бы правильно прежде всего для народа Беларуси, но также и для нас.

Чем больше будет сжиматься круг демократических стран вокруг России, тем менее комфортно будет Путину. Он очень негативно на такое реагирует: начинает истерить или и вводить войска. Потому что это то, чего он больше всего боится. Что то же самое начнется в России. Поэтому чем некомфортнее Путину, тем лучше для Украины.

По нашей официальной позиции, то, конечно, нам нужно уважать выборы в другой стране. Мы не имеем права вмешиваться и указывать, кто победил. Однако мы точно должны вмешиваться и защищать людей, которые вышли на акции. Точно должны громко заявлять, что никто не имеет права давить на людей и бить их на улицах, нарушать право на мирный протест и выражение позиции. Мы должны быть центром демократических ценностей в регионе и защищать людей, которые просто вышли выразить позицию. Поэтому прежде всего позиция Украины должна была быть направлена на защиту этих людей. 

Алексей Гончаренко, народный депутат, член постоянной делегации в Парламентской ассамблее Совета Европы, «Европейская солидарность»:

Для Беларуси протесты станут точкой бифуркации. Лукашенко в любом случае не сможет сохранить статус-кво. Ему придется либо пойти на кровавое подавление, или согласиться на требования протестующих. Первый вариант будет означать полную изоляцию режима Лукашенко в демократическом мире. Следовательно, окончательное зажатие в тисках Кремля.

Второй запустит систему сменяемости власти, то есть демократизацию страны. Украине сейчас необходимо оказать максимальную поддержку белорусам в их борьбе за право на справедливое волеизъявление. Для нас ни один из вариантов развития событий не является хорошим, кроме демократизации Беларуси и ее возвращения на путь европейской интеграции.

В таком случае мы получим союзника и партнера по Балто-Черноморской стратегии. А иначе будем иметь тысячу километров северной границы под контролем Кремля, то есть фактически попадем в окружение. Этого нельзя допустить ни в коем случае. 

Евгения Кравчук, народный депутат, заместитель председателя Комитета по вопросам гуманитарной и информационной политики, «Слуга народа»:

С вопросом протестов в Беларуси надо быть очень осторожными. Ведь именно сейчас решается будущий путь этой страны. Уже очевидно, что протесты изменили Беларусь - и государство, и общество. Так, как раньше, больше уже не будет, как бы ни завершилась эта политическая буря. Придется искать новый формат государственной жизни.

Важно, чтобы он был определен не в тупике противостояния и тем более не через насилие. Нужен диалог. А вот о последствиях протестов для Украины, то об этом можно сказать очень коротко. Беларусь является нашим соседом и партнером - так было и так будет. Мы будем помогать друг другу защищать свой суверенитет и свою жизнь. Другого варианта просто нет ни для Беларуси (при любом развитии событий), ни для нас.

На эту тему: Россия готова наступать. Сценарий грядущей войны

В чем сейчас может заключаться помощь Беларуси от Украины? Мы можем действовать только в рамках дипломатических правил. Президент недавно в очередной раз подчеркнул: Украина отстаивает свой суверенитет с оружием в руках, поэтому не будет посягать на суверенитет любой другой страны. Мы слишком ценим свое, чтобы вмешиваться в чужое. Посмотрим, как будут разворачиваться события. Есть форматы, в которых мы сможем помочь, например предложить услуги посредников. Но говорить о них еще рано.

Андрей Голуб,  опубликовано в издании  Тиждень


На эту тему:

Суд как угроза Государству

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

ОАСК суд должен быть ликвидирован. Иначе свое последнее слово скажут украинцы, которым уже и так за год надоело, что Зеленский лишь разбрасывается обещаниями и своей бутафорской неэффективной властью сохраняет в стране статус-кво коррупции.

На днях в лентах политических новостей вновь появился Окружной административный суд города Киева (ОАСК). И это не удивительно — указанный суд постоянно оказывается в различных скандалах как минимум со времен управления государством Петром Порошенко, отмечает издание ZN.UA. В то время переговорщиком от пятого президента Украины был сверхвлиятельный народный депутат Александр Грановский. Именно его засняли журналисты-расследователи в одном из фешенебельных столичных ресторанов за столом с главой ОАСК Павлом Вовком. Со временем последний даже пересказывал коллегам разговоры с Грановским, словно радуясь факту признания им «судейской политической проституции». В конце концов, это не произвело эффект «взрыва ядерной бомбы» в общественно-политической сфере, ведь судьи ОАСК являются самыми скандальными персонами в области правосудия.

На эту тему: НАБУ оголосило банду Вовка з ОАСК у розшук (ФОТО покидьків)

Иногда создается впечатление, что судьи именно этого учреждения не только скандально известные, но и самые неприкасаемые. Можно пофантазировать, что выше их находится разве что только президент Украины и его ближайшее окружение. Раньше — Порошенко. Сегодня — Зеленский. При этом каждый из этих двоих словно пытается осторожно держать судей «при себе». Но какая может быть ценность в судьях, которые с легкостью продаются оппонентам после очередных выборов? Никакой. Президентам кажется, что они держат в руке скальпель. На самом деле это попытка удержать голыми руками гадюку.

Змею, которая тебя обязательно укусит, если ослабишь хватку пальцев, удерживающих ее за голову. И, что удивительно, имея все возможности, президенты Украины не реализуют элементарное решение — ликвидировать ОАСК. Соответствующее решение могло быть воплощено в конце декабря 2017 года, когда Высший совет правосудия согласовал указ президента о ликвидации ОАСК и Киевского окружного административного суда путем создания одного учреждения.

Но через несколько дней ОАСК «случайно» исчез из списка судов, которые должны были ликвидировать. И это в то время, когда указанный суд не был настолько дискредитирован своими же действиями и словами, которые мы услышали из рассекреченных прокурорами материалов Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) в рамках уголовных производств против судей ОАСК. Последние пытались влиять на решения государственных органов, фактически вмешиваясь в работу других ветвей власти. Кроме этого, они даже хотели получить доступ к трафику мобильного телефона журналистки, которая в своем расследовании показала шикарное празднование дня рождения одного из руководителей суда в столичном ресторане.

На эту тему: Продажна Вища рада правосуддя вимагає до суддів поваги і стала на бік покидьків з ОАСК

Но это было при предыдущем президенте Петре Порошенко, сегодня же ситуация еще красноречивее. Год назад НАБУ обнародовало аудиоматериалы из уголовного производства, где снова фигурируют судьи ОАСК. Простого гражданина фрагменты разговоров могли бы шокировать. Но юристы, которые судятся в ОАСК, и активисты, следящие за процессом, только убедились в своей правоте. Этот суд должен быть ликвидирован. Но скандал как возник, так и исчез. Ведь «Вовчьи судьи» (Павел Вовк является председателем ОАСК. — А.Л.) не очень-то испугались. Проскочили с легкостью тогдашнюю политико-правовую турбулентность.

Ровно через год — летом 2020-го — детективы НАБУ во второй раз обнародуют материалы. Вновь при участии судей ОАСК. В этот раз добавляя к ним семь подозрений — главе суда Павлу Вовку и еще шести судьям. Но странным образом все сразу заболели или ушли в отпуск. Как следствие, сообщения о подозрениях остались на рабочих местах «служителей Фемиды». Все это время генпрокурор Венедиктова хранила молчание, не обращаясь в Высший совет правосудия по поводу вышеупомянутых судей ОАСК.

И через несколько недель руководитель аппарата ОАСК вернул сообщения о подозрениях в Офис генпрокурора, считая их не врученными и вообще намекая на незаконность соответствующих действий представителей НАБУ. Представители Бюро, в свою очередь, недолго думали и объявили в розыск всех семерых «служителей Фемиды» (Павла Вовка, Владимира Келеберду, Игоря Качура, Николая Сироша, Игоря Погрибниченко, Алексея Огурцова, Сергея Остапца). Но это не конец, ведь у перечисленной компании «служителей Фемиды» существовала еще одна линия «защиты». Попробую коротко объяснить ее суть.

На эту тему: Керівництво Офісу Генпрокурора зриває операцію НАБУ щодо ОАСК (АУДІО)

4 августа 2020 года Печерский районный суд города Киева обязал генпрокурора забрать у НАБУ дело в отношении судей ОАСК. С соответствующей жалобой в Печерский суд обратился адвокат подозреваемого в этом деле Евгения Аблова, занимающего должность заместителя председателя ОАСК Павла Вовка. И судья Печерского суда — Сергей Вовк — удовлетворил просьбу, хотя это решение вообще не относится к компетенции этого суда. Как следствие, Сергей Вовк обязал изменить подследственность дела в отношении судей ОАСК и передать дело из НАБУ, например, в руки сотрудников Национальной полиции (читайте — Авакова. — А.Л.).

И тут же, пока Апелляционная палата Высшего антикоррупционного суда не успела отменить решение Печерского районного суда города Киева, вышеупомянутый Евгений Аблов подает апелляцию на решение, которым удовлетворили его же требования. Простому читателю это ничего не говорит, но это — типичный юридический трюк. Таким образом решением обычной, а не «антикоррупционной» апелляции хотят зацементировать позицию, выраженную судьей Печерского районного суда.

Эта схема стара как мир. Но, как заметил представитель «Центра противодействия коррупции» Виталий Шабунин, и здесь они «спалились». Во время заседания судья Киевской апелляции спросил у прокурора, не будет ли он просить вообще закрыть производство? Намекнув таким образом, что это — самое быстрое решение. Но закрывать производство нельзя, ведь это будет означать, что в Высший антикоррупционный суд в апелляционном порядке обращаться будет запрещено. И, как следствие, незаконное решение Печерского суда отменить не смогут.

На эту тему: Експертиза підтвердила, що на записах НАБУ говорить саме глава ОАСК Вовк, - Маселко

Не намерен перегружать читателя деталями попыток захвата государственной власти вышеупомянутыми судьями, потому что и так слишком сложная для понимания конструкция описана выше. Сейчас речь пойдет о другом. Существуют два измерения, фактически угрожающие нормальному функционированию органов государственной власти. Первое — политическая импотентность предыдущего руководства государства, которое «терпело» таких судей. Как тогда, так и сегодня существуют все правовые основания для ликвидации ОАСК. Этого же (и это впервые) требуют профильные общественные организации.

Более того, фактически сегодня вышеупомянутые «служители Фемиды» пытаются выторговать свою дальнейшую судьбу путем принятия к рассмотрению иска об отмене регистрации провластной партии. Это вообще выходит за рамки понимания даже нашего немного вывернутого ума, разбирающегося в общественно-политических раскладах. Вдумайтесь, судьи «садят в растяжку» президентскую команду, поскольку над ними нависла угроза быть расформированными. И где-то в этот же период офис президента дает беззубый ответ на запрос журналистов об ОАСК и ходе расследования.

По мнению руководителей с Банковой, они никоим образом не могут вмешиваться в работу органов правопорядка и суда. Джордж Оруэлл с Олдосом Хаксли просто позавидовали бы такому сценарию, ведь их антиутопии филигранно перекликаются с соответствующим положением дел в политико-правовой структуре нашего государства.

Второе измерение касается другого — судьи специализированного административного суда, наделенного возможностью рассматривать все иски против центральных органов публичной власти, фактически пытались посягать на государственную власть, создавая опасные прецеденты для дисбаланса ветвей власти в стране, где и так разделения властей по факту не наблюдалось.

Иными словами, судьи ОАСК с легкостью действовали в стиле раннего Януковича (начало каденции в 2010 году. — А.Л.), решением Конституционного суда фактически получившего дополнительные полномочия, которыми народ при избрании его не наделял. Вылились эти события при участии президента-беглеца в Евромайдан, аннексию Крыма и разжигание войны в Донбассе. Кстати, судья-спикер ОАСК Богдан Санин запрещал мирные собрания во время Революции Достоинства. Поэтому, возможно, «Вовчьи судьи» действуют совершенно естественным для себя образом.

На эту тему: Слідство НАБУ щодо суддів ОАСК заблоковано, тому що Зеленському потрібен на виборах кишеньковий суддя Вовк - ЗМІ

Даже в случае ликвидации ОАСК следует проанализировать все варианты создания нового учреждения, судьи которого не смогут даже глянуть в сторону практик Павла Вовка и его соратников. Сегодня они в розыске. Президент молчит, словно воды в рот набрал. Генпрокурор вообще подыгрывает недостойным представителям судебной ветви власти. Возможно, ближайшее окружение Зеленского — Андрей Ермак или Сергей Шефир — еще не смогло определить для себя сторону, которую следует занять. Хотя отголоски позиции слышно, если не затыкать уши. В конце концов, это их политическое решение, за которое потом придется нести ответственность.

И президентское слово должно стать последним — этот суд должен быть ликвидирован. Иначе свое последнее слово скажут украинцы, которым уже и так за год надоело, что Зеленский лишь разбрасывается обещаниями и своей бутафорской неэффективной властью сохраняет в стране статус-кво коррупции.

Александр Леменов, главный эксперт StateWatch; ZN.UA


На эту тему:

 

 

 

 

Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com